Блог пользователя kv-astakhov

Рассказ / Кровь и долг (Пока есть надежда - 27)

Без прошлого нет будущего

Кэтрин Кин, советская разведчица, связник Макса Отто фон Штирлица

И бедствия, и радости свои,

и тайны, те, что вечностью сокрыты,

и память всех, оставшихся в живых,

и память всех ушедших, всех убитых

в себе мы носим: помнить - значит быть.

Забвеньем рвётся будущего нить.

... - Я всегда ставил женскую интуицию на несколько уровней выше мужской, Хелена Александровна. Сами понимаете - женщина должна защитить ребёнка, которого она вынашивает, мы же, аки варвары, кои гвозди микроскопами забивают, эти природные начала нещадно эксплуатируем при огневом контакте. Именно по этой причине я не держу в моём подчинении женщин-снайперов. Я не могу дать им подготовку, соответствующую их росту как специалистов - уровень не мой.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 8

Рассказ / Секретный эксперимент, продолжение (Пока есть надежда - 26)

Последние гитарные аккорды затихали уже в жёлтой увядающей листве, окутавшей парк в вечерних сумерках, когда в кармане лёгкой разгрузки Беклемишева пискнул коммуникатор. Двумя пальцами вытянув прибор, Григорий обнаружил в левом верхнем углу экранчика буквы "ТК" с замком. Привет от комбата Чичагова.

Покинув уютное кафе и найдя между Калужским шоссе и Донской хорошо сохранившийся от Катастрофы уютный дворик, где удобно было и засечь "хвост", и, при необходимости, оторваться, Беклемишев извлек из рюкзака такон и аккуратно принял сообщение - простой и короткий код для варианта действий. Пятнадцать.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 5

Рассказ / Секретный эксперимент, продолжение (Пока есть надежда - 25)

... У хана Улу-Мухаммеда было скверно на душе, стыдно было смотреть в глаза сыну Махмуту, искажённые страданием от ран, когда он заглядывал в походный паланкин. В первом и втором туменах потеряна почти половина, из них не меньше трёх тысяч только убитыми. Генуэзцев больше нет, трети кешикты - тоже. А сколько из уцелевших тех, кто никогда больше не сможет сесть на боевого коня, не возьмёт лук и меч, кто станет обузой ханству и своим семьям? Сотни рук и ног порезаны, раздроблены, оторваны этими жуткими взрывающимися ядрами и металлическим дробом. Никто, никто из его воинов не взошёл на мост, не прорвался за деревянную стену перед городом! Зато в поле перед крепостью моста - вал из тел людей и лошадей, у брода от убитых песка не видно ... Интересно, его люди вообще убили хотя бы сотню урусов ?..

Ваша оценка: None Средний балл: 7.4 / голосов: 9

Рассказ / Секретный эксперимент, продолжение (Пока есть надежда - 24)

Прошёл час или чуть больше - никто не считал. Переговоров не было. Их и не могло быть - каждая сторона заранее знала свой ответ, ещё весной произнесённый посланниками. Некоторые из них, самые чванные, поплатились тогда головой, другие, более скромные - честью, прокатившись верхом лицом к хвосту коня. Впрочем, для вельмож этого жестокого века, поголовно умевших сидеть в седле, потеря чести на этом и кончалась - верхом остались все, а толстые халаты, шлемы и кольчуги защитили телеса от гнилых овощей, которыми бросалась толпа по дороге. Кочан капусты - не пудовый шестопёр и не пушечное ядро, пережить можно.

Напряжённое ожидание битвы висело в воздухе. Час назад Жан приказал открыто поднимать навесы над куртинами. Передовые дозоры ордынцев, промелькнув под стенами предмостной крепости и посмотрев на тяжкий труд плотников, развернулись к своим по твёрдой земле между глубоко распаханными озимыми.

- Они строятся для карусели [158], воевода. Ждём.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 1

Рассказ / Секретный эксперимент, продолжение (Пока есть надежда - 23)

Наша работа начнётся, когда хан придёт в гости к нам.

Яков с Матвеем, молча кивнув, рванули верхом на поиски воеводы - один к Боровицким вратам, другой - к Чешковым [154], держась за оградами, прикрывавшими посад и проходы к барбакану. С таким отчимом, проведшим их через не первую уже передрягу, был реальный шанс дожить на этой войне до завтра, а то и подольше, а значит - его приказания лучше исполнять, не тягая кота за хвост. Жиль вздохнул, радуясь их молодому запалу, не подпорченному тяжкими воспоминаниями ...

- Сын мой Илья, здравствуй во делах своих воеводских - подкрался сзади отец Николай.

- Здравствуй, отче. - Жиль поклонился стоя, целуя священнику руку. Отец Николай, поставленный на служение в Старом Симонове самим епископом Ионой, другом Великого князя Василия, был одним из немногих людей, кто знал его прошлое, пусть большей частью и с его, Жиля, собственных слов, понимал его и мог догадываться, что сейчас творится у него в душе. А на душе, собственно говоря, кошки скребли и царапались. - Скажи, бывает так, что человек приносит другим несчастья, когда сам того не желает?

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 9

Рассказ / Секретный эксперимент, продолжение (Пока есть надежда - 22)

... В подклети Большого дворца было тесно, как и везде в крепости, готовой к осаде. Но тут теснота усугублялась сладковатым запахом крови и измученного человеческого тела. Дьяк в дорогих итальянских очках, с пером за ухом, задумчиво смотрел на человека, висевшего перед ним на дыбе в самом жалком виде.

- Вот смотрю я на тебя, Никодим, и страх о душе твоей мя пронизает. Был ты человек вольный, всё имел - дом, жену с приданым, руки не косые, двор в артели у Троицких врат, - а стал тать, бусурманский холуй, и Великому князю клятвопреступник и вор. Да ещё место выбрал, чтобы на Мустафу Мехметыча неповинного, сотника двадцать лет служилого, твоё злодейство свалить, то есть стал ко всему этому на душегубство покусившийся и княжьего тиуна подлый обманщик ... Говори, змей подколодный, что хану отписал, а то м*** да пятки до корочки поджарю! - заорал дьяк, бухнув очки и писчий прибор на бумаги. Палач только молча ухмыльнулся в чёрную цыганскую бороду, разогревая щипцы.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 11

Рассказ / Секретный эксперимент, продолжение (Пока есть надежда - 21)

Утро вторника, начало июля, Великое княжество Московское, полтора километра к юго-западу от Кремля, меньше чем за четыре века до описываемых событий

Холодный утренний туман тихо отступал к воде от поймы Заречья, гонимый ветром и солнцем. Ещё ёжились часовые на куртине [149], напялив треухи вместо шишаков и бацинетов, прикрыв ковриками от ночной влаги запалы пушек и зарядные сундуки; на западном берегу, за мостом, хрипло орали первые петухи. Обмякший от сырости стяг над откосом стрельницы свисал вдоль древка, подобно тряпке, почти не подавая признаков жизни. Со стороны Калужского шляха донёсся перестук копыт возвращающегося передового дозора.

Жан поднял голову.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.5 / голосов: 13