Книги

Эпоха выживания. Мародёрские хроники.

Всё началось с падения крупного метеорита. Сам по себе он бы не смог причинить глобального вреда, но по какому-то невероятному совпадению он угодил прямо в разлом земной коры недалеко от Йеллоустоуна, чем спровоцировал извержение этого супервулкана - за которым последовала пепельная ночь и всепланетная вулканическая зима на несколько лет.

Эпоха выживания

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 12

Дети Августа

Ознакомительный кусочек нового тома постядерного цикла "Черный День".

Часть 1. Между Волгой и Доном

Если кто голову человека, которую его враг посадил на кол,

осмелится снять без позволения судьи или того, кто ее посадил на кол,

присуждается к уплате 15 солидов.

из "Салической правды"Салическая правда" ("Салический закон") - памятник обычного права салических франков, время ее записи и редактирования - VI-IX века.

Вечером всех уцелевших согнали на площадь. Это даже не площадь, а гладкая земляная площадка, когда-то давно засыпанная гравием и разровненная бульдозерами. С тех пор пять десятков лет ее утаптывали ноги жителей города. Тут проводились торги и стояли ряды прилавков и палаток. Здесь же казнили преступников и делали важные объявления авторитетные люди. Здесь же продавали в пользование человеческий товар - и на одну ночь, и навсегда. С этим тут было просто.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 9

Z значит Захария

Z значит Захария.

Не могу пройти мимо этой книги, которая была написана ещё в 70-х годах. Роберт К. О'Брайен, детский писатель, написал повесть в жанре постапокалипсиса.

Вот издательская аннотация.

Шестнадцатилетняя Энн Бёрден живёт совершенно одна. Ядерная война унесла всех её близких. Мира, такого, каким она его знала, больше не существует. Целый год она живёт в замкнутой долине и считает себя единственным человеком на Земле. Но однажды она видит поднимающийся в отдалении столб дыма. Кто-то выжил и идёт к ней в долину. Кто этот человек? Чего он хочет? Можно ли ему доверять? Вскоре Энн убеждается, что есть вещи пострашнее, чем остаться последним человеком на планете...

* * *

Скажу честно, книга меня чем-то зацепила. И да, давно не читал ничего в таком стиле. Сейчас не станем обсуждать различные ляпы и несуразности, так как речь не об этом.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.8 / голосов: 11

"Конец всей этой мерзости" - Стивен Кинг

Вы когда-нибудь задумывались, чем пчёлы отличаются от ос? Ну да, пчёлы более округлые, у них есть волоски, пчёлы делают мёд, и у пчёл более низкое и басовитое жужжание. Да.

Но представители этих двух видов отличаются друг от друга ещё и тем, что пчела никогда вас не укусит без острой на то необходимости. Вы не трогаете её, она не трогает вас. А вот об осах этого сказать нельзя. Конечно, оса тоже вряд ли ужалит вас на пустом месте, но она может жалить вас столько раз, сколько ей хочется. Даже израсходовав весь свой яд. А вот пчела способна ужалить всего один раз, потому что вместе с жалом она буквально выворачивает сама себя наизнанку и умирает.

«Люди такие же, как осы», - утверждал Роберт Форной, талантливый учёный из рассказа Стивена Кинга «Конец всей этой мерзости» - «У нас гладкие жала».

Ваша оценка: None Средний балл: 7.7 / голосов: 15

"Мобильник" - Стивен Кинг

В мой первый сборник рассказов вошла масса более или менее страшных историй. И за то время, пока я их писала, до меня дошла одна простая истина: если ты хочешь напугать читателя, сделай страшным то, с чем он сталкивается ежедневно.

За примерами далеко ходить не надо, сами знаете.

Например, в кинофильме «Звонок» опасность исходит от некой проклятой видеокассеты. Просмотревший несвязные кадры, записанные на неё, человек умирает при странных обстоятельствах через семь дней.

Историй про «смертельные файлы» и дома с привидениями тоже предостаточно.

Хочешь испугать – сделай страшным то, что есть практически у каждого.

Мобильник, например.

Ну какой современный человек сейчас может обойтись него?

Клайтон Ридделл, молодой и перспективный художник, автор графического романа, видит, как мир буквально за несколько минут сходит с ума. В буквальном смысле этого слова.

Вот вы.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 17

Кысь - Т. Толстая

Наверное, многие читали книги о всевозможных вариантах конца света. Про наводнения, сдвиги литосферных плит, мировые войны, пандемии, техногенные катастрофы и прочие страсти несусветные.

Сегодня я дочитала роман Т. Толстой со странным названием “Кысь”.

Там рассказывается не о самой Глобальной Катастрофе, в кругах людей, увлечённых тематикой постапокалипсиса называемой просто БП или же Большой Песец, а о том, что произойдёт после неё. Лет этак через сто или двести.

Сюжет “Кыси” - это настоящий кошмар любого книгочея, как и книга “451 градус по Фаренгейту”.

В городе Фёдор-Кузьмичске, который нам ныне известен как Москва, после Взрыва чего только не приключилось. И “перерожденцы”, и санитары, и Последствия - то полтора лица у кого, то нога третья, то хвост - и “прежние”, живущие и не стареющие вот уже три сотни лет, и всё вспоминающие непонятное своё прошлое, а тут ещё и Кысь.

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 24

"Один" - Михаил Кликин.

"Мать моя женщина, отец мужчина! Да ведь русский хоррор скорее жив, чем мертв! Да-да, вы не ослышались, я сказал именно русский, и именно хоррор! Но давайте по-порядку.

Михаил Кликин в ужасах не новичок. Вспомнить, хотя бы, его прекрасный атмосферный деревенский ужастик "Наш упырь". Но в крупной форме у Кликина ужасов ранее не встречалось. И вот, внезапно - зомби хоррор. Зверь в наших книжных редкий, а уж чтобы собственный, на родном материале, так и вовсе исчезающий. По крайней мере, сходу вспомнить кого-то, кроме Виктора Точинова, с его "Родительским днем", не получается. Не вписывать же сюда, прости Господи, Андрея Круза, с его постапокалиптическими сурвивалистическими боевичками из мира "Земли мертвых"?

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 15