Станция невозвращения. (Проект Метро 2033). Глава 5. Поезд по временам.

… Сознание вернулось вместе с болью – яркий свет пробивался даже через плотно закрытые веки и резал глаза.

Орловский застонал и прикрыл глаза рукой.

«Где я?» - прошла одинокая мысль.

Воспоминания о последних моментах схватки всплыли из подсознания, заставив непроизвольно вздрогнуть – темнота, выстрелы, стая ужасных мутировавших зверей, жуткий оскал вставшего на дыбы хищника и чудовищный удар, отправивший его в небытие…

Небытие?!

Алесей Владимирович захрипел, судорожно рванув ворот .

Защитный костюм на груди превратился в спекшуюся от засохшей крови массу – острые как бритва, когти хищника располосовали его от плеча до пояса, не оставив не единого шанса.

Но, тем не менее, он был жив.

Содрав с себя не нужную теперь химзащиту, Алексей Владимирович, рванул пропитавшуюся кровью рубашку так, что отлетели пуговицы.

- Да как же такое может быть… - пробормотал он, не веря собственным глазам.

Реальность все больше скатывалась за грань абсурда.

От ужасной раны не осталось и следа.

Орловский нервно сглотнул, чувствуя себя полным идиотом.

Он находился на платформе станции. Яркий свет галогеновых светильников, спрятавшихся за карнизами стен, заливал все вокруг ярким белым светом, от которого резало глаза.

Отделанная мрамором светлых тонов, станция выглядела абсолютно новой и нетронутой, будто тут только вчера закончила работу бригада строителей. Даже воздух был тонок и сух и не нес в себе никаких запахов. Будто и не было двух десятилетий после ядерного кошмара…

На стене, за путями, протянулась крупная надпись: «Полянка».

- Вот и прибыли… - выдохнул Орловский, и ту же, спохватившись добавил - Павел!

Абсолютно сбитый с толку собственным чудесным спасением, он совершенно забыл о своем спутнике!

Шорохов полулежал около одной из колонн, привалившись в ней спиной.

- Паша! – профессор подбежал к нему.

Лицо Павла, в бурых разводах засохшей крови, было бледным, из уголка полуоткрытого рта стекала тонкая ниточка слюны. Защитный костюм был порван и покрыт коркой спекшейся крови.

- Павел!- Орловский не на шутку испугался, склонившись над неподающим признаков жизни телом.

« Не стоит сейчас беспокоить его».

Орловский шарахнулся в сторону и завертел головой, осматриваясь - платформа по-прежнему была тиха и пустынна.

- Кто здесь?- громко позвал он, прежде чем понял, что голос прозвучал в его голове.

Ответа не последовало, лишь легкий ветерок, взявшийся непонятно откуда, вдруг коснулся его лица. Профессору показалось, что это сама тьма, плескавшаяся в глубине туннеля, говорит с ним.

Легкий озноб страха непроизвольно пробежал по телу – невольно вспомнились рассказы Павла об этой загадочной станции.

«Жизни твоего друга сейчас ничего не угрожает», - вновь раздался в мозгу ровный безликий голос.

- Кто говорит со мной?! – Орловский почти выкрикнул эту фразу - голос прокатился по пустой сверкающей станции гулким эхом.

«У меня нет имени. Или наоборот – их слишком много. В разные времена люди называли меня по-разному. Это имеет сейчас какое-то значение?»

Профессор не нашел что ответить – лишь постарался собрать в кулак все самообладание, на которое только был способен.

- Что тебе нужно?- наконец, выдавил из себя он.

«Мне? Но разве не вы оба так стремились сюда?»

Действительно, вопрос получился дурацким. Орловский потер ладонью лоб, словно бы это могло помочь ему в беседе с неведомым бестелесным существом.

- Это ты нас спасла…спасло?

«Да. Еще никто из людей не желал так сильно попасть сюда».

Профессор не нашелся что ответить. Да, его замысел удался и вот они здесь.

Что дальше?

Ответа на этот простой вопрос он не знал. Задавал его и Павел накануне вечером и то, что казалось простым и понятным там, в тесной каморке на Боровицкой, теперь ставило в тупик.

Пауза затянулась.

Невидимый собеседник словно бы ждал ответа.

Тишина, расплескавшаяся на пустой станции, теперь казалась профессору звенящей и давящей.

«Вы не должны были погибнуть. Это было бы неправильно. А ты -особенно. Ты – случайность в этом мире».

- Еще бы… – усмехнулся Орловский краешком губ. – Почему это случилось?

Ответ пришел незамедлительно, будто невидимое существо ждало его.

«Волей неких обстоятельств ты попал в другую временную петлю.»

«Собственно, это ничего не объясняет», - подумал Алексей Владимирович, и вслух добавил:

- Разве такое возможно?

«В пространстве существует множество миров на одной временной оси. Они различаются лишь скоростью течения времени. Миры во многом схожи, но для каждого своя история. Ты попал в один из них»

- Досадное недоразумение невидимого создателя?- сам не ожидая, произнес Орловский достаточно язвительно.

«Называй это как угодно – от внешней оболочки никогда не меняется внутренняя суть»- незримому собеседнику, видимо, был неведом сарказм. В прочем, как и иные человеческие проявления чувств.

«Эту ошибку возможно исправить»- произнес мысленный голос по-прежнему беспристрастно.

Орловский повернул голову, словно пытаясь отыскать взглядом невидимого собеседника.

«Сейчас придет поезд. Он отвезет тебя в твой мир».

То, зачем он так рвался на Полянку.

Но Орловский, почему-то, не ощутил радости.

- Постой… - произнес он.- А как же Павел?

Орловский посмотрел на неподвижное тело друга. Профессор чувствовал определенную степень вины – ведь это он решил устроить этот поход и даже не попытался отговорить Шорохова. И в результате Павел сейчас лежал, ок-ровавленный и грязный, не подавая признаков жизни.

«А что тебе Павел? У него другой путь, это его мир», - холодно возразило существо.

- Нет! – выкрикнул профессор.

Звук его голоса разорвал застоявшуюся тишину сверкающей чистотой станции, заметался между колонн и стен, и затих где-то в туннеле.

Орловский сам не ожидал от себя подобного. Слова сами собой сорвались с губ. В глубине души образовалось и стало крепнуть небывалое чувство. Если он сейчас просто исчезнет так же внезапно, как и появился, оставив Павла лежать на платформе, то всю оставшуюся жизнь подспудное ощущение того, что он поступил как подлец и предатель, будет мучить его.

- Нет, - вновь уже тихо повторил он.- Я никуда не поеду без Павла.

«Это невозможно. У него другой путь»

- Тогда сделай для него что-нибудь! – вновь выкрикнул Орловский.- Ты же можешь!

«Почему ты так заботишься о нем?»

- Он достоин лучшей судьбы.

«Почему?»

Алексей Владимирович развел руками. Он не находил слов – как передать неведомому бестелесному существу градацию человеческих ценностей и чувств?

«Вы, люди, странные создания. Сначала вы отстраиваете свой мир, покоряете природу, мните себя чуть ли не богами, кичитесь своим разумом, но потом в одну минуту уничтожаете все содеянное, ввергаете сами себя в бездну регресса и хаоса и начинаете драться за глоток чистой воды и кусок пищи. Где логика? Ведь ты больше всего хотел вырваться из этого кошмара И сейчас отказываешься от этого? Почему?»

Орловский молчал – слов просто не было.

«Здесь побывало много людей. Их разум был затоплен злостью и страхом. Те, кого касалось мое сознание, воспринимали это как сумасшествие и бежали отсюда. Но не все – малая часть людей вступала в контакт. Но они желали или власти или богатства. И больше ничего! И НИКТО НИКОГДА НЕ ПРОСИЛ СДЕЛАТЬ ЧТО-ТО ДЛЯ ДРУГИХ!»

- Не надо судить о всем человечестве по нескольким людям!- опять выкрикнул Орловский.- Да, среди нас достаточно подлецов и трусов, но не надо записывать туда всех подряд!

Он выскочил на середину платформы – ярость клокотала в нем. Взгляд заметался по стройным рядам мраморных колон, словно выискивая невидимого собеседника.

- Тебе ли не знать это! Да, люди уничтожили планету, устроив ядерный кошмар, но и они же уже двадцать лет борются за существование! И не сдаются! И наступит день, когда они покинуть недра подземки, что возродить мир из пепла! Или ты, всезнающее и всемогущее, не способно понять это?!

Голос метался между колонн и стен многократным эхом.

- Вот такие люди, как Павел, и возродят мир. Потому что сохранили частицу души, даже живя в этом кошмаре. Потому что способны бескорыстно помочь другим.

Молчание в ответ.

Неведомое бестелесное существо словно исчезло, растворилось в окружающей пустоте.

- Ну, что же ты молчишь?! – бросил Орловский с вызовом.

Легкий сквозняк коснулся его лица, и профессор вдруг ощутил какой-то легкий укол в мозгу.

«Ты говоришь искренне»,- прошелестел безликий голос. – «Ты действительно веришь в это».

Орловский промолчал, тяжело дыша – гневная тирада почему-то отняла все силы.

«Я сделаю, как ты просишь»,- возвестил голос после паузы.- Я дам ему то, о чем он мечтает больше всего».

- Я должен убедиться в этом.

«Тебе придется поверить на слово. Садись в поезд».

Из глубины туннеля донеслось нарастающее басовитое гудение, и из темноты вынырнул сверкающий новенький метропоезд. Кабина машиниста была пуста, вагоны заливал яркий свет.

«Садись».

С шипением открылись двери.

Орловский шагнул внутрь.

Пахло искусственной кожей и краской; на длинных сидениях и поручнях - ни царапины.

Алексей Владимирович обернулся и посмотрел на тело Павла, лежавшее на противоположном конце платформы.

Паша! – невольно вырвалось у него. Внезапно горький комок подкатил к горлу. – Пашка, прощай…

Плавно закрылись двери, и поезд, набирая скорость, растворился в туннельной тьме.

( продолжение следует).

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 23
Комментарии

Опять +9. По завершении серии ставлю +10, как и обещал :)

Вот что, Киборг, предлагаю взаимопомощь. У тебя все с русским языком очень в порядке - мы можем друг другу тексты вычитывать. "Пеши есчо" :) mailto:kv-astakhov@mail.ru

________________________________________________________________

Гуманизм - наша профессия. Никто не должен страдать бессмысленно, ибо это садизм.

kv-astakhov, благодарю за отзыв! Буду рад помочь.

Быстрый вход