Дом на краю ледника. Глава 23. Кошмар.

Глава 23. Кошмар.

Меня разбудил громкий стук за окном. Словно кто-то ударил палкой по подоконнику.

Наверное, луна уже зашла, потому что в комнате стало совсем темно. Вздрогнув, я попытался сесть, но сделать это не получилось. Испугавшись, попытался поднять правую руку — она не послушалась, хотя в ней отчетливо чувствуется тепло и неприятные покалывания. Ощущения в остальном теле похожи — словно я умудрился отлежать все сразу.

Стук за окном повторился. Только в этот раз он больше напоминал хруст ломающейся сухой ветки. Слышен он был отчетливо, но судя по ровному дыханию моих соседей — разбудил только меня.

Какое-то время было тихо. Я уже начал думать, что это трещат под тяжестью снега деревья, или ветер сломал ветку сосны. Однако вновь донесшиеся из-за окна звуки обдали меня леденящим холодом. Отчетливо слышались чьи-то тяжелые шаги и скрип снега.

Снежные люди там... Всего в нескольких шагах. А я не в силах даже крикнуть, чтобы разбудить друзей.

Чувство беспомощности овладело мной. Я почувствовал, как покрылась холодящим потом кожа на лбу. Неприятные мурашки пробежали по спине, отдаваясь слабостью в районе живота, будто тебя вот-вот стошнит.

Смелым быть легко, когда в руках заряженный «Калашников», а рядом — верные друзья. Когда же тебе не подчиняются даже собственные руки, а звук шагов с каждой минутой все ближе — тогда ужас заставляет шевелиться даже волосы на затылке.

Кошмар продолжался бесконечно долго. Даже когда звуки за окном стихли, паралич не отпускал меня. Вглядываясь в темноту, я лежал подобно трупу, пока сон не взял верх надо мною.

Проснулся я позже всех. Солнце уже приветливо светило в окно. В комнате никого не было, но из соседней раздавалось громыхание баса Медведя и нежные колокольчики девичьего смеха — Аню что-то веселило.

Переодевшись и поприветствовав друзей, я вышел во двор в уборную. Но первым делом, дважды обошел вокруг дома в поисках следов ночных гостей.

На небе не было ни облачка, снег лежал ровным чистым ковром, но никаких следов вблизи окон я не обнаружил. Более того — ни сломанной ветки, ни рухнувшего дерева — ничего.

Никто из ребят, ни Шаман, ни Аня, ни спецназовцы, не выдавали ни тени беспокойства. Обычные утренние разговоры, дела по хозяйству, завтрак и чай. Не желая прослыть паникером, я не стал рассказывать о ночном происшествии. Тем более, чем дольше продолжался день, тем больше оно отдалялось в памяти, словно утренний туман, таящий от лучей солнечного света.

Но если от кошмара можно сбежать в реальность, проснувшись, то ночью мне удалось сделать обратное — спрятаться от реальности, заснув.

Мы с Шаманом, снова ходили проверять капканы — в этот раз вернувшись не с пустыми руками — на ужин попался заяц.

Лыжный переход вымотал меня — болезнь хоть и отступила, но чтобы восстановить силы нужно время. Я понимал, что все ждут этого. Дни пролетали быстро — я спал почти до обеда, завтракал, шел проверять капканы с Шаманом, причем каждый день мы устанавливали их все дальше и дальше, отдыхал, ужинал и ложился спать, раньше всех.

Все это вполне бы напоминало санаторий, если бы не постоянный страх, который я испытывал отходя ко сну.

Днем, среди повседневных забот и шуток друзей, он был не заметен. Но стоило мне остаться одному в темноте, как его щупальца выползали из темных лабиринтов сознания и со всех сторон обступали меня.

В детстве, еще до школы, несколько лет я страдал от жутких ночных кошмаров. Иногда мне снилось, что я падаю с большой высоты и я просыпался судорожно хватая одеяло, а то и действительно падая с кровати. Но чаще всего сон был таким: за мной гналось ужасающее чудовище, на которого я даже не в силах был взглянуть, но всегда знал, что оно сзади — преследует меня. И я бежал, бежал, что было сил, пробираясь через хлеставшие по лицу ветки кустарников, путающуюся в ногах траву. Но чудовище всегда догоняло меня, после чего я долго падал в бесконечную темноту, не в силах проснуться. Когда сон все же заканчивался, я оказывался весь покрыт липким потом и едва дышал от напряжения, после чего весь день ходил усталый и разбитый.

Этой ночью детский кошмар вернулся. Я проснулся от собственного крика.

Подняться мне помешала чья-то рука, нежно, но сильно надавившая на грудь и вынудившая меня расслабленно откинуться на постель.

Знакомый голос едва слышно прошептал на самое ухо:

- Ты в безопасности, это был всего лишь сон.

Рядом со мной сидела Аня.

Благодарно взглянув на нее, я откинул голову на подушку. Сердце бешено стучало в груди, но дыхание быстро восстановилось, и страх ушел.

Аня снова нагнулась ко мне и прошептала:

- Пойдем на кухню, только тихо, все спят.

В темноте, на ощупь, мы пробрались на кухню и зажгли свечи. Налив в самовар воды из ведра, Аня развела огонь.

- Расскажи, что ты видел, Денис - попросила она, - Это поможет тебе.

Я рассказал, про то, что слышал ночью несколько дней назад, и про сегодняшний ночной кошмар. Сон про чудовище был точь в точь таким же, какой преследовал меня в детстве.

- Ты никогда не задумывался, почему убегаешь и не можешь повернуться лицом к тому, что тебя пугает? - спросила Аня. Ее глаза блестели при свете свечей, отражая пляшущий огненный свет.

- Я всегда обнаруживаю себя уже убегающим и никогда не помню того, что заставило меня начать убегать. Страх во сне полностью парализует меня, и я никак не могу обернуться.

- Странно, - улыбнулась Аня, - Я ведь видела — сталкиваясь лицом к лицу со снежными людьми, ты не боялся.

Я едва удержался, чтобы не расхохотаться — не хотелось будить спящих в комнате товарищей.

- Да я боялся так, что сердце пряталось где-то в пятках!

Аня покачала головой, прядь волос упала на ее лицо, заставив склонить голову на бок.

- Тем не менее, ты сражался, как настоящий мужчина. Страх не мешал тебе. Почему же во сне ты не можешь преодолеть его?

- Я не знаю, что делать, чтобы победить страх. - произнес я.

- Попробуй не отступать. - Предложила Аня. - Даже обнаружив себя убегающим и не способным обернуться, остановись.

Если бы это было так просто...

Я вдохнул аромат заваренных трав. Явно прослеживающаяся горечь пустырника сделала свое дело — сердце больше не грозило вырваться из груди, напряжение спало.

Совет был хорош. Вспомнить бы еще о нем во сне, в давящих объятиях ужаса, когда в пульсирующем сознании бьется лишь одна мысль — выжить...

Аня стянула свой свитер, оставшись в черной водолазке, и протянула его мне.

- Одень, вместо своего, на ночь. - Предложила она. - И не снимай весь завтрашний день.

- Зачем? - Удивился я. - Мне в моем кашемировом совсем не холодно. Стоил он в свое время не мало.

Прищурив глаза, Аня чуть слышно рассмеялась.

- В изделии промышленности нет силы. А этот свитер, — она провела длинными пальцами по пряже, - связала мне моя бабушка. Поверь, в нем тебя не будут мучить кошмары, и он придаст сил, когда они понадобятся.

Из-за ее улыбки, было непонятно, всерьез ли она сама верила в это, или шутила. Не став спорить, хоть и не сильно полагаясь на возможность какой-либо помощи от предмета гардероба, я переодел свитера. Несмотря на неподходящий размер, носить бабушкин подарок можно и мне — он приятно облегал тело и даже сквозь футболку покалывал кожу, вызывая приятные мурашки.

Ткань все еще хранила тепло Аниного тела. Словно обнимая меня, волшебный свитер успокаивал и клонил ко сну.

Кошмары, этой ночью, больше не посещали меня.

Утром, после завтрака, Аня попросила меня помочь ей во дворе. Мы вышли из дома и она подвела меня к окну нашей комнаты.

- Той ночью, ты слышал стуки, исходящие откуда-то отсюда? - спросила она.

- Да, - подтвердил я, - но утром никаких следов на снегу не было.

- Взгляни! - Она подняла глаза к крыше дома.

Одна из балок, державших брезент, которым была покрыта крыша, ощутимо дрожала при порывах ветра, негромко стуча по соседней.

- Тебя испугал ветер, - без тени насмешки произнесла Аня.

Я расхохотавшись сел на снег. Аня ушла, оставив меня просветленным.

Лишь через несколько минут, окончательно замерзнув, я пошел вслед за ней. В доме меня уже ждал Шаман — нужно снова идти проверять капканы.

На привале, в качестве шутки, я рассказал ему историю о напугавшей меня своим стуком балке.

- Надо будет летом починить, - улыбнулся он. - Но ты уверен, что это стучала именно балка?

- А что же это еще могло быть? - Удивился вопросу я.

- Тебе видней. Я сплю крепко. - Усмехнулся Шаман. - Однако большинству людей свойственно объяснять необычные случаи в своей жизни какими-нибудь банальностями. Такими людьми движет страх. Страх перед неизвестным — он сильнее чего бы то ни было.

Никому, кроме Ани, о своих ночных кошмарах я не рассказывал. Но Шаман, похоже, видел меня насквозь. Из-за этого при общении с ним возникал некий дискомфорт. Не особо хотелось откровенничать с тем, кто способен заглянуть тебе в самую суть.

Но все же, не удержавшись, я задал не дававший покоя вопрос:

- А есть способ избавиться от этого страха? Ты, например, боишься чего-нибудь?

Солнце блеснуло отражением в стали термоса. Шаман разлил по кружкам остатки чая и протянул мне перекус — сушеные грибы, по вкусу напоминающие картофельные чипсы.

- Страх не имеет надо мной никакой власти. - Медленно проговорил он.

- Как тебе удалось избавиться от него? - спросил я. - Разве это возможно?

Шаман не ответил, предложив обсудить это, когда мы вернемся в дом. Я уже хорошо знал местность вокруг, поэтому после привала мы разделились, чтобы быстрее покончить с делом.

Мне досталось проверить дальний капкан у реки, к западу от дома.

Лыжи хорошо катят. В морозы идти гораздо тяжелее, сейчас же — всего минус пятнадцать. Я чувствовал, что силы вернулись ко мне и усмехнулся этим мыслям. Пожалуй, Денис образца декабря 2012-го мне и в подметки не годился! Он мог только с горки на лыжах кататься, поднимаясь исключительно на подъемнике. А что такое в любые морозы прокладывать по целине лыжню, да еще когда плечи оттягивает столитровый рюкзак, либо он же тащиться за тобой на веревке — он даже представить не мог.

Недавно выпитый чай придавал сил. Есть не хотелось — грибы, которыми сегодня угощал Шаман, были очень сытными. По его словам, даже в многодневном походе, можно совсем не разжигать костра, если заранее приготовить подобное блюдо.

Капкан оказался пуст. Уложив его в рюкзак, я уже хотел отправиться в обратный путь, как вдруг краем глаза заметил, как что-то мелькнуло между деревьями неподалеку.

Сняв с плеча автомат, передернул затвор. Любая дичь была бы у нас на столе как нельзя кстати. От консервов всех давно тошнило, на почве чего даже иногда возникали мелкие ссоры.

- Ты должен стать охотником, - говорил мне Шаман во время нашей прошлой прогулки. - Время, когда человек сам мог выбирать себе профессию прошло. Если хочешь выжить, ты должен стать хорошим охотником.

На привалах и вечером в доме, он много рассказывал мне об охоте и сейчас наступал момент практического занятия. Или даже сдачи экзамена.

Стараясь гнать зверя к реке, я начал преследование. Глубокий снег давал лыжнику преимущество, поэтому вскоре я увидел спину зверя — это был волк. Сомнительное украшение стола, но возможно сгодиться его шкура. Судя по виду, он был не молод, но все же совершил ошибку, уходя к реке в сторону равнины. Возможно сугробы там меньше, чем в лесу — ветер сдувает снег, и он думал там оторваться от погони.

Охотник, прежде всего, должен уметь использовать свои преимущества перед добычей.

Подойдя к берегу я сбросил рюкзак и одним движением слегка размял плечи. Волк был в тридцати шагах от меня, пытаясь уйти по покрытому снегом льду. Увидев, что я остановился, он замедлил шаг и развернулся.

Моим преимуществом было оружие. Открытое пространство — все что нужно, чтобы его использовать.

Я увидел его в перекрестии прицела. Замерзший палец лежит на курке. В плечо давит приклад. Одно движение пальца — и снег обагриться кровью. Но почему-то я не нахожу в себе сил спустить курок.

Глупый волк, не желая пользоваться моим ступором, не убегает, продолжая смотреть на меня.

Наконец опустив ружье, я махнул ему рукой. Медленно развернувшись, он неторопливо пошел к противоположному берегу.

Порыв ветра поднятым снегом хлестнул меня по лицу. Погода портилась.

До дома оставалось полчаса неспешной ходьбы, когда в десяти метрах справа от себя я услышал отчетливый хруст сломанной ветки и резко оборвавшийся скрип шагов.

Волосы на затылке неприятно зашевелились. Я остановился и пригляделся, переборов желание тут же взять в руки ружье — может быть показалось. Деревья отбрасывали друг на друга причудливые тени, но вроде бы никого не было рядом.

Стараясь не шуметь и внимательно сканируя пространство вокруг, я побрел дальше. Неприятное чувство тошноты поднялось откуда-то из желудка. Поскорее бы дойти до дома...

Снова шаги! Уже сзади. Я резко обернулся, одновременно снимая через левое плечо «сайгу». Но опять - звук шагов также внезапно оборвался, как и начался. На снегу не было никаких следов, кроме моих лыж.

Внезапно, мне в голову пришла страшная мысль. В ту ночь, когда меня испугал стук за окном — кроме треска, были слышны еще и шаги. Стучать могла и балка на крыше. Но что может подделать скрип сдавливаемого подошвой снега?

Вдохнув ртом ледяной воздух, я внимательно осмотрел окружающий лес. Ощущение оружия в руках, не дало страху овладеть мной, но все же на душе поселилась тревога.

Впрочем, остановит ли картечь того, кто не оставляет следов?

Перед глазами пронеслась давно не дающая мне покоя картина: пустой дом Олега. Выломанная вместе с петлями дверь, лежащие на полу ружья и пулемет, разбросанные вещи. Но при этом — ни капли ничьей крови, ни одной гильзы, ни следов выстрелов. Хотя выломать железную дверь за секунду, вряд ли под силу даже снежным людям. Тем более беззвучно. Время, чтобы оказать сопротивление, все равно должно было оставаться. Ведь Олег всегда спал чуть ли не в обнимку с «Сайгой»!

Я еще раз затравленно обернулся. Неприятное чувство, что за мной кто-то наблюдает, усиливалось ощущением незащищенной спины. Эх, был бы рядом Медведь, Мохыч или Шаман!

Осторожно, оглядываясь и прислушиваясь, я начал двигаться дальше.

Снежные люди раньше так не действовали. Во всех наших «встречах» они сразу же атаковали. И ведь тогда я был не один. Так осторожничать с каким-то одиночкой явно не в их стиле. Впрочем, кто знает их замыслы?

Разведчики на войне, в тылу врага, тоже действуют тихо. Потому, что их задача — взять «языка», а не уничтожать солдат противника.

И дернул меня черт, пойти сегодня одному... Впрочем, не черт. Разделиться предложил Шаман. Где была его хваленая интуиция?

Громко каркнула ворона. Звук заставил меня вздрогнуть. Я обернулся — она сидела на верхушке сосны. Возможно та самая, игравшая с майонезной банкой.

Значит до дома не так уж далеко... Выстрел там точно услышат.

Подняв ствол автомата вверх, я спустил курок.

Послышался сухой щелчок, но ожидаемого грохота выстрела не произошло.

- Вот черт, как не вовремя! - выругался я вслух, чтобы успокоится.

Патрон в стволе заклинило. Видимо, готовясь выстрелить в волка, я слишком резко передернул затвор.

Освободив ноги, я сел на колени, прямо на лыжи. Устранить клин, было делом нескольких минут.

Мне удалось сделать это — патрон наконец-то вылетел из ствола и упал в снег.

Сильный удар обрушился на меня сзади. Я выпустил из рук автомат и упал лицом в снег.

Чьи-то руки обхватили меня, сжимая в удушающих объятиях и не давая повернуться.

Снег обжог холодом мое лицо. Мышцы отчаянно напряглись в попытке освободиться от захвата. Нескольких высвобожденных сантиметров хватило, чтобы извернувшись, я оказался на боку.

Напавшее на меня существо не было снежным человеком. Подобная тварь была бы уместнее в ночных кошмарах, чем в зимнем лесу посредине России.

У меня резко помутнело в желудке и вырвало прямо на снег. Напавшая на меня тварь, не разжимая объятий, поднялась на ноги и снова упала на землю, словно в попытке раздавить меня собственным весом.

Ее волосатые руки и тело, были словно намазаны маслом или какой-то слизью, блестящей на солнце. По форме тело напоминало скатанный пестрый ковер, из разноцветных, причудливым образом соединенных между собой лоскутков.

После падения моя правая рука почувствовала свободу. С силой вырвав ее из захвата, я со всей силы ударил в лицо монстра.

Хватка тут же ослабла и я, вскочив на ноги, словно сайгак поскакал по сугробам прочь от этого места.

Сзади раздался страшный свист, словно за мной в погоню бросился десяток городовых.

Бежать по глубокому снегу непросто. Страх предавал мне сил, но все равно, шагов через тридцать, валенок застрял в сугробе и я упал лицом в сугроб.

Мгновенно поднявшись, я снова хотел побежать. Но мелькнувшая в голове мысль, заставила меня остановиться.

Ночной кошмар повторялся точь-в-точь! Однако вокруг — настоящий лес, кожу холодит ледяной снег, солнце бьет прямо в глаза, ослепляя. Все настоящее и это не сон!

Только сейчас я заметил, что моя куртка осталась в лапах монстра, так и не разжавшего своей хватки.

Но мне даже жарко, сердце готово выпрыгнуть из груди от быстрого бега.

Я бросил взгляд на свитер — Аня дала мне его вчера вечером. Теплый. Особенно тепло ощущалось в районе живота. Оно придало мне решимости.

Я обернулся.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 35
Комментарии

Я первая!

Автору - привет из владика!:) дел - куча, до понедельника

Ольга соскучилась...

Про "патрон в стволе заклинило" - честно говоря не реалистично :( Может будет другая версия ? Просто осечка ?

Быстрый вход