Месть жреца-некроманта (гл. 1-3)

Аннотация:

Небольшая римская эскадра, оторвавшаяся от основного флота попадает в неисследованные воды южного океана. Далее следует высадка на тропическом острове, с целью пополнить запасы воды и продовольствия. Остров оказался заселен людьми, родственными древним египтянам. Поначалу островитяне согласились помочь пришельцам, но когда римляне принялись чинить насилие, местные жители взялись за оружие. Сражение показало полное бессилие островитян перед закаленными в боях, отлично обученными и вооруженными римлянами. И тогда местный жрец прибегает к колдовству. Он пробуждает древнего демона, спавшего в подземных катакомбах заброшенного храма. Демон этот - владыка мертвых и его армия растёт и увеличивается с каждой минутой.

ГЛАВА 1

Слабый золотисто-розовый отблеск на горизонте, наконец, возвестил о начале нового дня. Ночная мгла постепенно отступала и могущественная Никта(1) , следуя порядку, установленному с начала времен, уходила, а в свои права вступал Светлый Аполлон, чья колесница, запряженная четверкой огнедышащих коней, двигаясь с востока, с каждым мгновением становясь все ближе и ближе.

Но если у богов были свои дела, порой непостижимые для понимания смертных, то у Тита Абруция Севериана старшего трибуна 3-его легиона Киренаика(2) были собственные заботы, вполне для него понятные. За последние сутки, он спал всего несколько часов, и теперь накопившаяся усталость, усугубленная постоянной тревогой и переживаниями, давала о себе знать. По настоянию своего верного раба Афибана, сопровождающего его всегда и везде, Севериан прилёг на узкую жесткую койку и проспал, как убитый почти до рассвета.

Разбудило его смутное, неясное и вместе с тем острое чувство тревоги. Тит резко поднялся с койки, и в то же мгновение пробудился Афибан, спавший на низком топчане возле входа в каюту, словно сторожевой пёс. Он - этот смуглый нумидиец, уже поседевший, но все еще очень крепкий и ловкий в движениях, действительно был навроде сторожевого пса – верный, преданный и беспощадный к врагам своего хозяина, готовый, если придётся отдать за господина и жизнь. Афибан, также верно служил ещё отцу Тита и был рядом с нынешним трибуном, едва ли ни с самого его рождения. И сейчас, когда Тит Севериан давно возмужал, когда ему было уже за тридцать, Афибан по-прежнему, всюду сопровождал его.

- Господин? – нумидиец вопрошающе взглянул на Тита Севериана, приподнявшись на одном локте.

- Спи, Афибан, - произнёс молодой трибун тихо и успокаивающе. – Я на палубу, посмотрю, что там.

Одевать доспехи и шлем Тит Севериан не стал, поскольку в этом сейчас необходимости не было. В полном вооружении на корабле были, лишь солдаты, заступающие на караул. Поверх темно-коричневой кожаной туники, он накинул короткий плащ из грубой галльской шерсти и вышел на палубу. По обеим сторонам от входа застыли по стойке смирно двое караульных. Они приветствовали трибуна, каждый, прижав левую руку к пластинам нагрудного панциря и наклонив копья вперед и под углом.

Тит Севериан поднялся на деревянный помост, возведенный прямо на палубе гексеры(3) и глянул в сторону горизонта. Потом, взгляд его, полный сосредоточенности и некоторого беспокойства, которое он тщательно старался скрыть от подчиненных, скользнул по сторонам. Отсюда, с высоты помоста он видел все корабли своей маленькой флотилии. Четыре триремы(4) и две быстроходные актуарии(5) . Правильнее было бы сказать - все оставшиеся корабли. Еще вчера их было восемь, а позавчера двенадцать…

Что и говорить, этот поход, должно быть, стал неугоден самим богам. Цезарь Октавиан, божественный Август, приказал снарядить флот и собрать армию для военной экспедиции в Счастливую Аравию, дабы пригнуть под римское господство дерзких сабейцев, хадрамаутов и химъяритов(6) . Рим, уже давно нуждался в выходе через Эритрейское море(7) к далекой богатой Индии. Да и сама Счастливая Аравия, была для Империи лакомым куском, который не должен был достаться Парфии и без того, закрывшей Риму путь на Восток. Об этом не уставали вести обсуждения в Сенате, говорить в термах, на торговых площадях и на Форуме. Римские торговцы спали и видели открытые караванные дороги через Междуречье и Иран, через Пальмиру и Сабею(8) к далеким странам индусов и серов(9) , откуда беспрепятственно, без посредников парфян, персов и арабов потекут в Империю невиданные богатства: шелка, пряности, золото и жемчуг, драгоценные камни и рабы. Но если, караванные пути через Междуречье и Иран закрывала могущественная Парфия, война с которой была бы долгой и мучительной, и требовала более длительной и более тщательной подготовки, то покорение сабейцев и хадрамаутов, представлялось римлянам делом значительно более простым. Победа над ними, уже, открывала

свободный путь в Индию, либо через Эритрейское море, либо через страну сабейцев, а потом через Персидский залив.

Организация похода была возложена на префекта Египта Гая Эллия Галла. Но все пошло не так, с самого начала.

Первая ошибка Галла состояла в том, что он всецело доверился Силлею - брату набатейского царя. Тот, обещал помочь римлянам добраться безопасным путём до Сабеи и предоставить кавалерию. Напрасно командиры отрядов, и всё окружение префекта, в том числе и Тит Севериан уговаривали его не доверять хитрому арабу. Им, набатеям(10) , не было никакой выгоды лишиться посредничества в торговле между Римом и восточными народами. Лишь страх перед Империей, нависающей над Петрой(11) , как занесенный для удара меч, вынуждал набатеев стать союзниками римлян.

Вторая ошибка префекта Галла заключалась в том, что он потратил слишком много времени и средств на постройку 70-ти военных и более ста транспортных кораблей. Этот флот в предстоящей кампании был совершенно не нужен. Корнелий Адвент - легат одного из двух, привлеченных к походу легионов, предлагал обойтись лишь сухопутными силами, пересечь Синай, тем же путём, что идут торговые караваны и после, следуя на юг через Аравию Каменистую добраться до Сабеи. Но Эллий Галл отверг этот план, поверив Силлею, что такой путь будет во стократ труднее и поход надо начинать, предварительно собравшись в Левке Коме .

Туда в этот набатейский порт отправились транспортные суда, нагруженные войсками. Флот прибыл в Левке Коме(12) потеряв много кораблей. Всяческие трудности и лишения, были постоянными спутниками римлян. Среди солдат свирепствовала цинга и лихорадка. Прошли осень, зима и наконец, весной, удалось выступить. По суше на юг двигались легионы и союзная набатейская конница. А вдоль западного берега Аравии шел военный флот из 70-ти кораблей. В их задачу входило блокировать все встречные порты арабов и высадить войска у них в тылу, в Адане(13) или ещё дальше в области сахалитов(14) . Путь на юг был тяжёл. Воины шли по безводной, каменистой пустыне, преодолевали бездорожье, страдали от нехватки воды и продовольствия.

Титу Севериану были выделены 16 кораблей и приказано двигаться, как можно дальше на юг, пересечь в юго-восточном направлении Эритрейское море, миновать пролив, а затем выйдя в Авдитский залив напасть на Адану. В случае успеха, он должен был оставить в захваченной Адане небольшой гарнизон и следовать со своими кораблями дальше вдоль южного побережья Аравии, разведывать удобные бухты для флота и места для высадки войск.

Поставленная задача не казалась такой уж сложной. У арабов не было сильного флота, который мог бы соперничать с римской эскадрой, да и на суше не ожидалось серьезного сопротивления. Но тут, вмешались боги, и противиться их воле, их гневу никто не мог. Римская армия не могла ничего противопоставить стихии.

Когда флотилия Севериана вышла в Эритрейское море налетела ужасная буря. Два корабля, сразу же разбило о береговые скалы, остальные отнесло далеко в открытое море. Сначала кормчие не волновались. Многим из них, были знакомы здешние воды. Да и ночью по звездам они всегда могли определить верный путь. Но боги в своем гневе, были неумолимы. В проливе корабли Тита Севериана вновь попали в шторм. Суда разбросало в стороны. Когда буря кончилась над морем повис непроницаемый туман, что было весьма необычно для здешних мест. По прошествии часа поднялся сильнейший ветер и начал гнать корабли на юг. Ни мореходное искусство корабельных команд, ни усилия гребцов, из которых выжимали последние силы, не смогли победить ярость ветра и силу волн.

Ещё три дня на море неистовствовала буря. И вот, наконец, прошлой ночью она стихла. Из 16 кораблей, что были под командованием Тита Севериана осталось только семь. Из пяти тысяч, человек, что были под его началом с начала похода, в живых осталось, лишь 1600. К счастью, его флагман - шестирядная гексера под названием «Гнев Нептуна» уцелела. А вот, где теперь другие корабли – неизвестно. Может, затонули, или их унесло куда-то в другую сторону?

Где они сами оказались, тоже было непонятно. Кормчие разводили руками. Мол, из-за проклятого тумана не видно звезд. Когда же туман на рассвете начал рассеиваться, звезды уже исчезли и теперь, нужно было ждать следующей ночи, или ориентироваться по Солнцу.

Как бы та ни было, ни один из римлян еще не забирался так далеко в южный океан. Кормчие были лишь уверены, что их отнесло куда-то далеко к югу от счастливой Аравии и даже за Кривой Рог.

Рассветало. Море простиралось вокруг спокойной безмятежной гладью. Солдаты-либурнарии(15) дремали, привалившись к бортам судна, кто укрывшись плащом сверху, кто завернувшись в него, или разложив плащ, как постель. Матросы суетились вокруг сложенных на палубе мачт. Сперва, они готовились установить грот-мачту в предназначенный ей центральный модий .

К Титу Севериану, стоящему на помосте поднялись Фабий Пеллон, выполняющий на корабле обязанности келевста(17) и гексеерарх(18) Ливий Рут. Первый был невысокий коренастый мужчина, моряк, просоленный морской водой, крепкий и выносливый. Второй – высокий, могучий и отважный, как Геркулес, тоже опытный морской волк. Оба, приветствовали трибуна, вытянув руку вперед и немного вверх и произнеся традиционное «Аве».

- Солдаты шепчутся, что мы сейчас так далеко на юге, что близок край Ойкумены, - сообщил трибуну последние новости Ливий Рут. – Я успокоил людей, но кто знает, какая обстановка на других кораблях?

- Глупцы! Трусливые бабы! – запыхтел Фабий Пеллон. – Никто не знает где край Ойкумены и есть ли он вообще. От оконечности Кривого рога нас отделяет всего-то три-четыря дня пути. Готов биться об заклад, что эти воды арабы на своих самбуках(19) исплавали вдоль и поперёк! А наши солдаты трясутся и болтают о каком-то конце земных пределов.

- Ты полагаешь, Фабий, что мы не настолько далеко в открытом море и потому для беспокойства нет повода? - спросил трибун.

- Я думаю, что край Ойкумены лежит намного южнее, - твёрдо ответил келевст. – Если же мы начнём двигаться на запад, то достигнем побережья, известного как страна Кехт. Эти земли давно уже известны. Потом, плывя на север вдоль побережья, обогнув Кривой Рог мы вернёмся к берегам Аравии.

- Что ж, так и сделаем, - произнес трибун, глядя в сторону горизонта, над которым все сильнее разгоралось пламя коней Аполлона. – Вот только запасы воды и провизии у нас на исходе. И это серьёзный повод для беспокойства. Нам нужно поскорее добраться до побережья, иначе…

Он не договорил, так как внезапно с башни для стрелков, сооруженной на палубе, раздался крик наблюдателя.

- Земля по левому борту! Земля!

Моряк, вытянув руку, указывал куда-то вдаль.

Трибун и его подчиненные разом глянули в том направлении. Но ничего не увидели. Помост, на котором они стояли, был в два раза ниже башни. Тогда, Тит Севериан сам поднялся на башню и оттуда со смотровой площадки, ограждённой парапетом с бойницами, увидел далеко впереди на юго-востоке темнеющую полоску берега. Вскоре, с мачты одной из трирем, тоже заметили сушу и над морской гладью повторно разнеслось:

- Земля! Земля!

Спустившись, трибун спросил подчиненных:

- Что это могут быть за берега? Ведь это не Аравия и не стана Куш. Первая от нас далеко. А Куш совсем в другом направлении.

Эта земля мне не знакома, – сказал Ливий Рут. – Я знаю все берега до Кривого Рога и даже чуть южнее, но что это за страна, не могу сказать.

- Нас, поначалу несло на юг, потом отклоняло к востоку и после Кривого Рога ветер снова гнал корабли на юг, - задумчиво проговорил Фабий Пеллон. – Скорее всего, эти земли никому не известны.

- Ну, а как же арабы в своих самбуках, исплававших тут все вдоль и поперёк? – усмехнувшись заметил Тит Севериан.

- Ни на одной известной карте, в том числе арабских, этих земель нет, - пристыженный Фабий Пеллон побагровел. – Возможно, я ошибся и мы, все-таки оказались немного южнее, куда даже арабы не заплывают. Но всё равно, как бы там ни было, повернув на восток, мы достигнем страны Куш, - упрямо добавил келевст.

На кораблях, между тем все всполошились. Солдаты облепили борта, чтобы увидеть неведомые берега. Все понимали, как важно осуществить высадку на сушу, чтобы все могли передохнуть, а главное пополнить запасы воды и провианта.

- Мы должны узнать, что это за земля, – сказал Тит Севериан. – Передайте на все корабли, чтобы держали курс в том направлении.

С каждой минутой суда маленькой флотилии приближались к неведомым берегам. К счастью ветер был попутный и достаточно было одних парусов, чтобы быстро продвигаться вперёд. Гребцам требовался отдых, поскольку за прошедшие дни, они были страшно измучены. Некоторые из рабов, не выдержав нагрузок и побоев надсмотрщиков - скончались. Тела несчастных выбросили в море и теперь, оставшихся гребцов следовало поберечь, если римляне хотели вернуться в знакомые им воды к хорошо известным им берегам.

Море вокруг было удивительно красивым. Прозрачная вода с бирюзовым оттенком, искрилась под лучами солнца, которые, словно копья пронзали расползающиеся тучи и сменяющие их белые облачка.

Ростры кораблей рассекали волны, покрытые пенными барашками. Вокруг флотилии резвились дельфины. Они стремительно мчались, рассекая спинными плавниками поверхность моря, потом высоко подпрыгивали и ныряли обратно, поднимая фонтаны искрящихся, золотисто-изумрудных брызг. Солдаты, собравшись у бортов, смеялись и радовались, как дети, глядя, как резвятся морские обитатели - дети Нептуна.

Впереди, уже хорошо были видны длинные песчаные пляжи – мили и мили белого песка. За этой узкой, но длинной полоской пляжа, вверх уступами и террасами поднимались невысокие, но крутые горы, густо покрытые джунглями. Яркая, сочная зелень лесов поражала. Никто, во всей флотилии, ни солдаты, ни даже бывалые моряки ещё ни разу не видели столь красивых и живописных берегов, такого разнообразия цветов, деревьев и кустарников, таких красивейших лагун, что появились прямо по курсу и таких прозрачных вод с изумительным, изумрудным оттенком, через которые можно было любоваться небывалым подводным царством с его невообразимым количеством и разнообразием обитателей.

Глядя на белые пляжи и заросшие джунглями неведомые берега, Тит Севериан тихо произнёс:

- Что ждёт нас там? Удача или…

- Положимся на милость богов, - также тихо ответил Ливий Рут. – Да не оставит нас Фортуна.

(1)Никта – древнегреческая богиня, олицетворяющая ночь

(2)Третий легион Киренаика располагался в Египте после оккупации страны при Октавиане Августе

(3)Гексера – огромное военно-транспортное судно римлян с 6 рядами весел предназначенное для перевозки пехоты и метательных машин

(4)Трирема – римское военное судно основного класса с 3 рядами весел.

(5)Актуария – небольшое быстроходное судно обычно используемое для разведки или торжественного выезда полководца перед флотом

(6)Сабейцы, хадрамауты, химъяриты – арабские племена, населявшие южную часть Аравийского п-ва

(7)Эритрейское море – совр. Красное море

(8)Сабея – столица сабейцев на территории совр. Йемена

(9) Серы - так римляне называли китайцев

(10)Набатеи – группа семитских племен, образовавших царство на территории совр. Иордании и северо-западной Аравии. Через эту территорию пролегали важнейшие караванные пути.

(11)Петра – столица набатеев

(12)Левке Коме – торговый город набатейцев в северо-западной Аравии, совр. Янбо

(13)Адана (Аден) – важнейший портовый город в южной Аравии

(14)Сахалиты – племенной союз арабов на побережье Юго-восточной Аравии

(15)Либурнарии – древнеримские морские пехотинцы

(16)Модий – здесь отверстие в палубе для мачты

(17)Келевст – командир матросов и гребцов на судне

(18)Гексеерарх – осуществлял общее командование гексерой и в частности морскими пехотинцами

(19)Самбуки – легкие, быстроходные суда жителей Аравии с треугольным косым парусом

ГЛАВА 2

Чем ближе подходили корабли к берегу, тем пристальнее Тит Севериан всматривался в нагромождение береговых скал. Ему показалось, что некоторые из каменных глыб имеют слишком уж правильную форму и симметричное расположение относительно друг друга. На общем фоне скального массива, стеной поднимавшимся над пляжем, группа этих глыб, числом около десятка, располагалась примерно посередине. У подошедшего Ливия Рута трибун спросил, что тот думает по этому поводу.

- Похоже, это какие-то постройки, - ответил тот задумчиво. – Вырублены прямо в скалах.

- Если это действительно так, то на острове могут быть люди, - произнёс Тит Севериан.

- Или были когда-то, - добавил гексеерарх. – Постройки, скорее всего очень древние.

Трибун приказал остановиться в двух милях от небольшого песчаного островка, расположенного при входе в залив и в полумиле от основной части суши. Не смотря на пустынные пляжи, он не хотел рисковать и приближаться к незнакомому берегу предварительно, не проведя разведку. Не смотря на то, что нигде не было замечено ни одного человека, древние заброшенные здания в скалах указывали, что люди здесь, все-таки когда-то были.

- Сбавить ход! Сигнал другим кораблям, – приказал Севериан. - Собраться всем триерархам(1) и командирам актуарий.

Посредством световых сигналов приказ командира флотилии был передан по всем кораблям. Вскоре с актуарий и трирем были спущены на воду лодки . Меньше чем через четверть часа в каюте Севериана собрались командиры трирем: Эмилий Фронтин, Марк Сабин, Росций Крисп и Леонат Лаг. С актуарий прибыли Цессий Фаст и Валерий Тибурион. Присутствовали, также два географа из Александрии Паллант и Кермий. Коллегия Естествознания при Мусейоне отправила их в эту экспедицию, чтобы они побольше разузнали о землях, морях и странах, лежащих далеко к югу от Египта, дабы пополнить этими знаниями Великую Александрийскую Библиотеку. Относительно загадочных построек в скалах, трибун уже переговорил с географами. Оба ученых были убеждены, что постройки по их архитектурному стилю очень напоминают те, что возводились египтянами в древнюю эпоху первых фараонов.

- Аве! – восклицал каждый, входящий в помещение каюты и в приветствии вскидывал руку.

По большому счету, трибун их всех хорошо знал . С Эмилием Фронтином и Росцием Криспом он начал служить еще в Сирии. Это были опытные, испытанные воины, закаленные суровой солдатской жизнью ветераны.

Младший трибун Марк Сабин был молод, горяч и часто не сдержан. Происходил он из древнего и знатного патрицианского рода. Его прадед, дед и отец были сенаторами. И было, странно, почему представитель столь почтенной фамилии не отслужил сначала в легионах, где-нибудь на Рейне, а сразу был направлен во флот. Начав служебную карьеру в легионе, позже, он смог бы стать чиновником и политиком и со временем, скорее всего, попал бы в Сенат.

По отношению к другим, Марк Сабин держался надменно и отстраненно, ни раз проявляя в общении высокомерие, поскольку все остальные командиры кораблей за исключением разве что Фронтина, происходили из плебеев. Тит Севериан вел свое происхождение из провинциальной аристократии, но Марк Сабин, родившийся и выросший в Риме, похоже, и его не считал ровней себе. Говорить это открыто старшему трибуну он не решался, но Севериан, всё равно чувствовал его отношение.

Командир четвертой триремы Леонат Лаг был македонцем, родом их Фессалоник, добившийся римского гражданства долгими годами упорного труда и верной службы. Это был человек огромного роста и могучего телосложения, в одинаковой степени отважный и рассудительный. Его верность Риму не вызывала сомнений. Сказать по правде, Севериан, будь на то его воля, уже давно даровал бы такому достойному человеку гражданство.

Командиры актуарий Цессий Фаст и Валерий Тибурион, тоже были опытными и ни раз проверенными людьми и в скором времени, именно их услуги, прежде всего, понадобятся флотилии.

- Итак, я собрал вас здесь, чтобы обсудить наше положение – начал Севериан. – Мы оказались в неизвестных водах и судя по всему вдали от знакомых нам берегов. Перед нами неизведанная земля. Фабий Пеллон утверждает, что это остров и я, зная его огромный опыт моряка, склонен ему верить. Нигде на берегу, наши наблюдатели, людей не заметили, но это вовсе не означает, что остров необитаем. Вон там, – он указал в направлении береговых скал, - имеются какие-то древние заброшенные постройки. Наши уважаемые географы убеждены, что это египетская архитектура и постройки весьма древние. Возможно, какая-то экспедиция египтян была направлена сюда и их потомки, вполне еще могут жит где-то на острове. Наша задача починить корабли, запастись водой и провиантом. Но прежде, нужно провести разведку.

Трибун посмотрел на командиров актуарий.

- Цессий, Валерий, вам понятна задача?

Оба утвердительно кивнули.

- Тогда, пусть один из вас движется вдоль северного побережья острова, другой вдоль южного. Плывите в течении четырёх часов. Если встретитесь раньше, будет ясно, что перед нами действительно остров. Если не встретитесь, значит перед нами континент или остров, куда больших размеров, чем мы предполагаем. Как бы там ни было, если вы через 4 часа не встретитесь – возвращайтесь.

Командиры актуарий коротко кивнули и быстро вышли. Вслед за ними, прихватив свои принадлежности: пергаментные свитки, краски, измерительные приборы, дощечки, покрытые воском и острые стила для письма и рисования, отправились александрийцы Паллант и Кермий.

Первый взялся сопровождать Цессия Фаста, второй отправлялся с Валерием Тибурионом. В задачу географов входило, как можно тщательнее и скрупулезнее нарисовать линию побережья, вдоль которого будут следовать актуарии, чтобы потом составить карту. Это требовалось не только в научно-познавательных целях, но также и в военно-стратегических, поэтому, отправляя александрийцев с разведывательными кораблями, Севериан рассчитывал на учёных мужей не меньше, чем на либурнариев своей флотилии во время боя.

- Все остальные возвращайтесь на свои корабли, – приказал Севериан триерархам. – Сабин, Росций, вышлите лодки в залив, пусть проверят, где там мели и есть ли подводные скалы. Начнём высадку людей, корабли пока оставим на воде. Если Цессий и Валерий не найдут более удобного места для стоянки, встанем здесь в этом заливе. Корабли вытащим на берег только после возвращения наших разведчиков.

В скором времени лодки увезли триерархов на их корабли, а быстроходные актуарии двинулись в указанных для них направлениях. Цессий Фаст, как и было условлено, взял на себя северное побережье, Валерий Тибурион - южное.

Первая актуария, пользуясь попутным ветром, быстро достигла выступающей далеко в море песчаной косы в форме вороньего клюва. Судно обогнуло её и далее вдоль правого борта потянулась длинная береговая линия, где не было ни удобных бухт ни мест для высадки. Джунгли здесь так близко подходили к морю, что ветви деревьев и кустов, зачастую нависали над самой водой. Отражение лесного массива в воде, придавало прилегающей к берегу акватории удивительно красивый изумрудно-золотистый оттенок, плавно переходящий дальше от берега в обычную для моря голубизну.

Прошел почти час. Линия побережья начала изгибаться к северу, но скоро выяснилось, что это был очередной мыс, широкий и весьма далеко выступающий в море. Обогнув его, актуария несколько минут двигалась строго на юг, следуя, береговой линии, но потом побережье, снова, плавно потянулось в восточном направлении.

В это же время Валерий Тибурион обогнул большой залив, где остановилась флотилия и затем свернул за короткий остроносый мыс, обозначавший южную границу залива. Некоторое время актуария Тибуриона следовала в юго-восточном направлении вдоль берега, затем береговая линия резко повернула на юг, а затем, через четверть часа, снова на юго-восток. Теперь береговая линия шла более-менее прямо на довольно большое расстояние. Полоса пляжа закончилась, здесь джунгли подступали к самой воде. Так, вдоль побережья Тибурион следовал чуть больше часа. Затем, линия берега начала изгибаться резко к северо-востоку. Вскоре, актуария достигла устья небольшой речки впадающей в море. Устье это в форме узкого, длинного залива глубоко врезалось в сушу и было весьма заболоченным. Проникнуть в залив не представлялось возможным, разве что на небольшой лодке.

Тибурион приказал плыть дальше в восточном направлении. За устьем реки, вновь потянулись песчаные пляжи, но берег здесь был неудобен для стоянки из-за мелководья и отсутствия удобных, защищенных бухт.

Вдоль этого берега актуария двигалась еще около часа. Затем, линия побережья начала поворачивать к северо-востоку. Валерий Тибурион приказал обогнуть небольшой мыс и его судно начало двигаться в северном направлении, пока не достигло небольшого залива, куда впадала еще одна река. Место показалось Тибуриону подходящим для стоянки, но вскоре выяснилось, что в заливе много подводных скал, так что корабли флотилии и особенно огромная гексера, здесь не смогли бы укрыться. Все, находящиеся на корабле и в особенности матросы, испытали чувство досады. Такая уютная и удобная на вид бухта, оказалась совершенно не пригодной.

Внезапно, среди нагромождения скал, верхушки которых тут и там торчали над поверхностью воды, наблюдатель с мачты заметил, маленькие лодки-долбленки. Полуголые люди, сидевшие в них, ловко маневрируя, быстро гнали свои юркие судёнышки к берегу. Они так быстро скрылись, что никто не успел толком рассмотреть этих людей. Заметили лишь, что они светлокожие с коротко подстриженными волосами и из одежды на них, лишь кожаные передники. Как бы там ни было, теперь было совершенно очевидно, что эта земля обитаема.

Оставив залив позади, Валерий Тибурион направил актуарию дальше. В запасе у него был еще один час из четырех ему отведенных.

Вскоре его кораблю пришлось огибать очередной мыс на этот раз не только широкий, но и довольно далеко выдающийся в море. Когда актуария достигла оконечности этого мыса далеко впереди, был замечен прямоугольный парус. Судно идущее на встречу двигалось с севера и также, как актуария Тибуриона следовало вдоль береговой линии, не заходя далеко в открытое море. Валерий Тибурион готов был поспорить, что это корабль Цессия Фаста. Так, оно вскоре и оказалось. Обе актуарии поравнялись напротив мыса. Цессий прибыл на актуарию коллеги в сопровождении географа Палланта. Тот привёз дощечку, на которую занёс контуры виденных им берегов. Теперь, совместно с Кермием, они должны были составить из фрагментов единую карту и для начала перенести её на большой выделанный кусок кожи. Для этого требовалось некоторое время и трибуны оставили географов на палубе, где к их услугам был стол, над которым матросы натянули большой полотняный тент.

Сами командиры актуарий расположились в маленькой кормовой пристройке-каюте, где сидя на табуретах, неспешно потягивали вино из медных кубков и обсуждали то, что им довелось увидеть. Прежде всего, Тибурион сообщил, что чуть меньше часа назад в одной из бухт были замечены люди в лодках.

- Мы, тоже видели рыбачьи лодки, - кивнул Цессий Фаст, нисколько не удивлённый этим сообщением. Около десятка или с дюжину. К северу отсюда есть мелководный залив, там то мы их и заметили.

- А вообще, наш Фабий Пилон оказался прав, – сказал Тибурион. – Это остров. Что ещё удалось увидеть?

- К северу от этого мыса и севернее того залива, где мы видели лодки, есть река. Но стоянка там неудобная, много подводных скал, а само устье по берегам сильно заросло кустарником. Туда могли бы ещё проскочить наши актуарии, если хорошенько изучить фарватер, но триремы и гексера, там точно не пройдут.

- На юге, тоже есть реки, но в устье первой невозможно войти из-за огромного болота, - сказал Тибурион. Вторая же, впадает в прекрасный залив, но там слишком много подводных скал и мелей.

- Получается, что место, где сейчас наша флотилия, наиболее удобное, - подытожил Цессий Фаст. – Что ж, нужно возвращаться и обо всём доложить. К вечеру наши закончат высадку.

Допив вино, Цессий вернулся на свой корабль. Актуарии направились вместе, следуя одна за другой вдоль южного побережья по тому пути, каким следовал Валерий Тибурион. Из четырех отведенных им часов, они уложились в три с половиной.

Обратный путь прошёл благополучно. Актуарии прибыли к месту стоянки флотилии к концу пятого часа дня. Цессий Фаст и Валерий Тибурион поднялись на борт гексеры с докладом. И перед трибуном была выложена готовая карта с обозначением контуров острова, его береговой линии, всех встреченных на пути бухт, заливов и мысов, пляжей, мелей и лагун.

- Итак, у нас тут остров, – сказал Тит Севериан, рассматривая очертания береговой линии и прочие обозначения. - Есть три реки, впадающие в море и довольно глубокие заливы, но стоянка в любом из них затруднена по той или иной причине. Да, это усложняет нашу задачу по сбору воды. Ничего не поделаешь, придётся устроить стоянку в этом заливе. Гессеру оставим на воде вот здесь, - он указал на обозначение маленького песчаного островка в заливе. – Глубина там достаточная, даже при отливах. Все остальные корабли – на берег. Расположим их вот здесь, между двумя лагунами. И там же, нужно устроить небольшой лагерь для солдат, которые будут сторожить суда. Нужно ещё осмотреть постройки в скалах. Я думаю, в них можно разместить большинство наших людей и гребцов.

Помолчав немного и взглянув на обоих младших трибунов, Тит Севериан произнес:

- Теперь, о людях, которых вы видели. Кто это такие? И как много их может быть на этом острове?

- Как и говорили наши географы, это, скорее всего потомки когда-то прибывших сюда египтян, - сказал Цессий Фаст. – Но никаких кораблей мы у них не заметили, как и пристаней на берегу. Думаю, их общество пришло в упадок, на это указывают их примитивные лодки и оружие. Дикари эти, почти совсем голые. И они очень испугались, когда увидели наши корабли. Не думаю, что жителей на острове слишком много. Скорее всего, есть несколько деревушек и две-три тысячи человек. Вряд ли они для нас опасны.

- И все-таки, нам следует соблюдать осторожность, - покачал головой Севериан. – Вглубь острова нужно отправить разведчиков, охрану везде поставить усиленную. Будем исходить из того, что мы оказались на вражеской территории.

(1) триерарх - командир триремы, осуществляющий общее руководство судном

ГЛАВА 3

Высадка на побережье проходила успешно. Сначала, с помощью лодок со всех кораблей флотилии на берег была переправлена большая часть людей. Из 1600 человек, оставшихся под командованием трибуна Тита Севериана на песчаные пляжи сошли полторы тысячи, включая всех гребцов и либурнариев. На кораблях временно остались лишь келевсты со своими командами. Затем, корабли были зацеплены канатами и совместными усилиями гребцов и солдат вытащены на берег. На плаву осталась лишь огромная гексера. С ее кормы, носа и обоих бортов были сброшены якоря и когда строфии (1) натянулись, судно приняло надежное положение в двухстах локтях от берега.

Далее, были убраны мачты, паруса и вся иная оснастка, а также, внутрь втянули весла, уложив их между скамьями гребцов.

Севериан прибыл на берег вместе со своими помощниками и триерархами кораблей. Пока на берегу между двумя лагунами сооружался временный лагерь, трибун решил осмотреть заброшенные здания в скалах. В сопровождении двух десятков солдат, командиры римской флотилии направились в сторону зелёной стены джунглей. Впрочем, здесь, между морем и скалами, лес тянулся узкой полосой, так что вскоре, отряд вплотную приблизился к скалам. Одна из разведывательных групп под командованием центуриона Гая Фимбрия, была отправлена в восточном направлении.

- Где же путь наверх? – задрав голову, пробормотал Эмилий Фронтин.

- Предлагаю разделиться и иди вдоль скалы в разные стороны, - сказал Севериан. – Я уверен, где-то должна быть дорога.

Отряд разделился, и каждая группа направилась в свою сторону. Поиски не продлились долго. Через несколько минут, группа идущая вдоль скалы вправо обнаружила узкую горную тропу, едва различимую, среди травы, кустов и невысоких деревьев с развесистыми кронами, которые весьма густо покрывали скалы от подножья и почти до самой вершины.

Тропа, петляя среди валунов, привела на первую скальную террасу, нависающую над джунглями на высоте полусотни метров. Здесь размещалось три самых больших здания. Первое напоминало храм с двухскатной каменной крышей и широким центральным входом, по сторонам которого возвышались две мощные колоны. К центральному входу, темному квадрату – вела широкая лестница из шести ступеней, вырубленная прямо в скале, как впрочем, и всё здание.

По обоим сторонам от центральных ворот, в которые без труда могла бы въехать квадрига, располагались более узкие входы, перекрытые толстыми бронзовыми решетками. Один из солдат сопровождения подёргал их и убедился, что они весьма крепкие, несмотря на покрывающую их рыжевато-зеленоватую ржавчину.

Римляне направились к центральному входу и вдруг замерли на верхней ступеньке в нерешительности. Тёмный квадрат пещеры источал нечто зловещее и гнетущее одновременно, словно оттуда исходила невидимая аура смерти и страдания. Ощущение было таким сильным, что Тит Севериан, идущий одним из первых отшатнулся. Солдат, шедший справа от него, тоже поддался назад и схватился за свой оберег, висевший на шнурке на шее поверх нагрудного панциря. Впрочем, трибун быстро взял себя в руки. Не следовало при подчиненных показывать свой страх и волнение. Скорее всего, в тех странных ощущениях, что он испытал, повинен всего лишь сильный холод, исходящий из здания. В конце концов, это всё-таки пещера и возможно даже сквозная, выходящая другим ходом на противоположную сторону скалы.

- Факелы сюда! – приказал Севериан.

Когда их принесли, он взял один и решительно шагнул вперёд. Двое солдат, отвечавшие за безопасность трибуна, тут же обогнав командира и сомкнув скуттумы (2) , первыми вошли в ворота.

Едва войдя внутрь, римляне натолкнулись на огромную двустворчатую решетку, закрывавшую ранее центральный вход. Разломанная и погнутая, она лежала на полу. А вокруг в беспорядке валялись скелеты или просто смешанные груды костей.

Судя по их количеству, тут погибло не меньше трёх сотен человек. И снова вернулось это давящее ощущение некой опасности, гнетущего чувства, словно они оказались на пороге владений мрачного Аида. Наверное, именно так и выглядит вход в Подземное царство: темнота, холод, зловещая тишина вокруг и горы костей. Даже, закалённые солдаты чувствовали здесь сильное беспокойство и тревогу, чего уж говорить о двух географах Палланте и Кермии, с ужасом взиравших на скелеты.

Осмотр показал, что на костях и черепах были повреждения от рубящих и колющих ударов. Многие кости, как конечностей, так и других частей тела, были переломаны, или же раздроблены страшными ударами, а на некоторых были замечены странные следы оставленные, как будто бы зубами.

- Похоже, количество нападавших значительно превышало число защитников, - сказал Ливий Рут, указывая на расположение скелетов, образующих возле входа два ряда, направленных черепами друг к другу. – Защитники держались недолго. Их быстро смяли. А вот здесь, - он указал на перемешанные кучи костей, - уже не понятно. Но думаю, строй тех, кто защищался, сломался окончательно и их перебили по одному. Правда, и они отняли немало жизней.

Вскоре, были замечены две странности: скелеты, явно принадлежавшие нападавшим, носили отметины от всевозможных ударов, и на черепах и на конечностях и на рёбрах, в то время как останки защитников покрывали лишь те самые отметины, так напоминавшие следы зубов. Вторая странность заключалась в том, что среди скелетов и куч костей, количество которых указывало на то, что сражалось здесь не меньше трёх сотен человек, находилось совсем мало оружия: пять-шесть топоров, с десяток мечей и кинжалов. И, похоже, вооружены ими были только защитники.

- Те, кто нападал, дрались голыми руками, - сделал вывод Ливий Рут. – Кто же это мог быть? Рабы?

- И не один из них не отступил, - добавил Эмилий Фронтин. – Взгляните на черепа. Все они, похоже, пробиты спереди.

Картина сражения рисовалась такая: группа нападающих числом более двухсот человек не имея никакого оружия, напала на три десятка людей, вооруженных топорами, мечами и кинжалами. Не считаясь с потерями, напавшие фанатично лезли и лезли вперёд, хотя их яростно рубили и кололи. Но, в конце концов, они одолели всех защитников. Вот только как? Похоже, никто из напавших не потрудился подобрать оружия, выпавшего из рук ранее погибших защитников. Оно так и осталось на полу возле их тел. Напавшие же, продолжали драться голыми руками. Безумие какое-то. Как же тогда они убивали защитников? Может, душили? Можно конечно допустить, что во время боя несколько человек были задушены, но не могло же так быть, чтобы всю группу защищавшихся прикончили одним и тем же способом. И эти странные следы на костях…

- Людоеды, - произнёс Эмилий Фронтин, высказывая вслух мысль, тревожившую всех остальных.

- Мерзкие выродки! – вскричал Марк Сабин, скривившись от отвращения. – Пусть только попадутся мне.

- Трупы могли сожрать какие-нибудь животные, - покачал головой Тит Севериан. – Сомневаюсь, чтобы людоеды, так яростно стали бы грызть кости. Скорее всего, они разделали бы трупы и жарили бы куски на костре. Здесь же, явно поработали какие-то звери. Вот только, я не могу объяснить, почему они пожирали лишь защитников.

- Животных могли натравить, - высказал предположение Ливий Рут.

- Да, скорее всего так и было, - кивнул Эмилий Фронтин. – Но что это были за животные? Следы не похожи на те, что оставляют зубы собак или волков.

- Мало ли какие твари здесь обитают, - пожал плечами Севериан. – Что тут случилось, мы, вряд ли узнаем. Идёмте, продолжим осмотр.

Оставив позади входное помещение, римляне вошли в широкий прямой коридор, который вскоре привел их в следующий зал – в форме длинного вытянутого по горизонтали прямоугольника. Здесь, в центре находился сильно вытянутый прямоугольный бассейн, как бы повторяющий форму помещения. Но воды в нем не было. Над бассейном в каменном потолке имелось узкое вытянутое отверстие. Справа и слева от этого зала проходили коридоры, начинавшиеся и заканчивавшиеся бронзовыми дверцами-решётками, чуть выше обычного человеческого роста, но не достигающие потолка. Возле этих решёток было ещё несколько скелетов и, судя по их расположению, люди, когда были живы, от кого-то убегали, но были настигнуты и убиты. Вот только как – непонятно. Их черепа не пострадали, кости, тоже оказались целы, хотя и носили те же отметины, что и кости оборонявшихся людей в первом зале. Возможно, их ранили в живот или в грудь и они истекли кровью. Но все-таки это было странно, что череп ни одного из защитников не пострадал.

Зал с бассейном заканчивался огромной кованой решеткой от пола до потолка. Два человека с трудом сдвинули её вправо, освобождая вход в очередной коридор. Вёл он, как боковые коридоры в огромный полукруглый зал, посреди которого был высокий каменный постамент и вокруг него с четырёх сторон шли узкие резервуары, имитирующие ров.

Из этого помещения выводили шесть коридоров, каждый из которых заканчивался тупиком в виде глухой каменной плиты, сдвинуть которую не смогла бы и сотня человек. Что там за этими плитами было неизвестно, может какие-то ещё туннели и помещения, а может скала. Выхода на противоположную сторону нигде не нашли. Холодное дуновение в здании и сквозняк возникали, лишь благодаря узким отверстиям в потолке.

В то время, как трибун Севериан осматривал здание-храм, триерархи Росций Крисп и Леонат Лаг проверяли здание, расположенное по соседству. Оно было двухэтажным в форме сильно вытянутого прямоугольника. Центральный вход располагался на торце и был закрыт массивной решёткой. Правда в самой решётке имелась дверца, открыть которую не составило труда.

Не смотря на то, что здание имело всего два этажа, верхний находился весьма высоко над землей. Единственное окно располагалось прямо над входом на высоте тридцати локтей. Реши кто-нибудь выпрыгнуть из него, такой поступок закончилось бы для смельчака печальным исходом. Первый этаж этого здания представлял собой чередующиеся коридоры и прямоугольные залы, числом в пять штук, причём каждый последующий зал был больше предыдущего, а коридор в него ведущий - длиннее.

В самом последнем зале имелся бассейн и над ним маленькое круглое отверстие в потолке. Никаких боковых помещений не было, если не считать узкого коридорчика между вторым и третьим залом, который выводил к широкой спиралевидной лестнице, ведущей на второй этаж. Сама лестница была каменная, а вот перила деревянные, но беспощадное время, почти полностью разрушило их, так что остались лишь полуистлевшие остовы, при малейшем прикосновении к которым, они грозили рассыпаться в прах. Второй этаж имел три полусферических зала, переходящих друг в друга посредством длинных изгибающихся коридоров.

О результатах разведки Росций Крисп и Леонат Лаг доложили трибуну.

- Разместите в том здании гребцов, и выставьте усиленный караул, - немного подумав, приказал Севериан. - А здесь, все останки убрать и сжечь. Сюда мы сложим часть нашего груза и имущество.

Выйдя из здания, все облегчённо вздохнули, словно, что-то невидимое, давившее на них вдруг свалилось с груди.

Вскоре, разведчики центуриона Гая Фимбрия сообщили, что в ста шагах от тропинки, ведущей к зданиям в скале обнаружен широкий разлом и там начинается тропа, ведущая вглубь острова. Вторая группа разведчиков отыскала тропинку, ведущую выше, на следующую террасу, где также находились заброшенные здания. К счастью, они оказались пусты. Никаких скелетов и костей. И не было того тягостного ощущения, той ауры смерти, которую все так явственно ощутили в храме.

- Мы разместимся здесь, – сказал Севериан. – Тут не так холодно, есть крыша над головой и обзор прекрасный. В соседних зданиях можно разместить наших людей. На берегу строим два лагеря - первый небольшой для присмотра за кораблями и второй для двух центурий солдат. Их задача охранять подходы к горным тропам и патрулировать берег. Так, теперь насчёт разведки. Марк Сабин поручаю это тебе. Бери своих людей и двигайся к тому разлому в скалах, про который Фимбрий говорил. В случае, какой либо опасности, сразу отступай назад. Постарайся разыскать место, где было бы удобно пополнить запасы воды. И отыщи поселение местных жителей. Но не приближайся к ним. Просто наблюдай, что они делают, как ведут себя. И определи сколько их.

Сабин кивнул и тут же поспешил вниз по тропе, где в числе других на берегу были моряки и либурнарии его триремы.

По приказу командира они выстроились в длинную колонну, полностью облачились в доспехи и вооружились. Сабин занял место вначале колонны, рядом с ним был и келевст его триремы Марк Петрий.

Здание которое трибун определил для размещения галерных рабов было двухэтажным и вполне могло вместить несколько сотен человек как на первом так и на втором этаже. С рабов сняли цепи, а затем под присмотром солдат и надсмотрщиков их погнали к большой лагуне помыться. Спины и плечи многих гребцов были покрыты, как старыми, уже зарубцевавшимися шрамами, так и новыми рубцами. Эти следы от плетей говорили о старательности надсмотрщиков, а иногда и об их чрезмерном усердии.

Сейчас, несчастные откровенно радовались солнцу и морю и той мнимой свободе, которая у них появилась. За возможность смыть с себя многодневную грязь и пот, многие готовы были отдать полжизни.

Были среди рабов несколько особенно грязных, заросших волосами и особо исполосованных плетьми. Они вышли из трюмов, щурясь от яркого света. Трое из них Диос, Одакс и Бакий были фракийцами, четвертый - огромный нубиец Марумба.

Фракийцы попали в рабство чуть больше года назад и люто ненавидели римлян, которые называли их разбойниками, они же утверждали, что являются борцами за свободу своей родины. Марумба был захвачен в плен кочевниками-гарамантами, во время их обычного набега на поселения нубийцев. Те продали его в рабство римлянам. Марумба по причине своего непокорного нрава сменил нескольких хозяев и в конце концов, последний из них, потеряв терпение, продал его в галерные рабы.

Зайдя в прозрачную воду, кто по колено, кто по пояс, люди смеялись, плескались в воде, стирали свою одежду по большому счёту лохмотья и показывали друг другу на разноцветных, диковинных рыб.

Через несколько минут огромный надсмотрщик Главкий, родом из Сирии проревел:

- Хватит мутить и поганить воду, скоты! Живо на берег! Шевелись!

Подкрепляя его слова, просвистел бич, и кто-то из замешкавшихся рабов вскрикнул от боли.

- Когда-нибудь, я прикончу этого ублюдка, – прошептал Одакс.

- Охотно помогу тебе, - также тихо произнёс Марумба.

- Но сначала надо разобраться с этим псом Амакисом, - процедил сквозь зубы Бакий.

Все разом повернулись в ту сторону, куда смотрел их товарищ. Шагах в двадцати от них, зайдя в воду по пояс мылся невысокий, но крепкий парень. Из всех гребцов, пожалуй, он выглядел самым ухоженным, а на его теле не было ни следа от плети надсмотрщика. Его имя было Амакис. Родом он был из Эфеса(3) , а в рабство попал, как он сам утверждал за долги. Его многие ненавидели, полагая, что Амакис продался надсмотрщикам и передаёт им все, о чём говорят между собой рабы. Поэтому он подстрижен, выбрит, всегда сыт и на теле его нет следов побоев.

- Да, этого ублюдка пора кончить, - сказал Диос. – Но сделать это надо так, чтобы всё выглядело, как несчастный случай и никого в его смерти не смогли бы обвинить.

От лагуны рабов погнали обратно к кораблям. Они начали сгружать бочки для сбора воды и имущество солдат. Затем, на песок были вытащены спальные тюфяки, из которых вытряхнули старую солому, кишащую паразитами. Теперь, рабы могли набить их свежими листьями.

До вечера на берегу кипела работа: разбивались палатки, строилось ограждение вокруг лагеря из стволов пальм. Группу рабов в сотню человек погнали вверх по тропе к заброшенному храму. Они должны были избавиться от разбросанных там скелетов и груд костей. После, в храм были внесены различные вещи, а личное имущество командиров и трибунов подняли выше и разместили в главном здании на второй террасе.

Затем, всех рабов, чуть больше тысячи человек надсмотрщики погнали на первую террасу. Люди тащили свои тюфяки и в больших плетеных корзинах немого выделенной для них пищи из корабельных запасов. Рабов начали загонять в двухэтажное здание в форме вытянутого прямоугольника. Ни дать, ни взять огромный барак, только сложенный из огромных монолитных плит. Шестьсот пятьдесят человек разместили внизу, остальные четыре сотни были загнаны на второй этаж. Выхода оттуда не было, если не считать лестницы, ведущей вниз и большого окна, расположенного так высоко над землей, что всякий, решившийся бы выпрыгнуть из него, переломал бы себе ноги. Единственный выход из здания закрыли тяжелой бронзовой решеткой и выставили стражу.

Охая и причитая, рабы разбрелись по помещениям и этажам. Здесь внизу, как впрочем, и на верху было достаточно места, чтобы разместиться всем.

- Жрать и спать! – проревел Главкий и для острастки хлестнул кнутом по стене. По помещению под сводами потолка прокатилось долгое, пугающее эхо.

Ужин рабов состоял из вяленой рыбы и черствого черного хлеба. Запивали всё это тепловатой и не совсем свежей водой, оставшейся от корабельных запасов. После, кто улегся спать, кто начал бродить по зданию, с любопытством всё рассматривая, а кто-то собрался в самой удаленной зале первого этажа. Это была группа из двух десятков рабов и среди них трое фракийцев и нубиец Марумба.

- Вот, что я вам скажу друзья, – горячо шептал Одакс, – у нас не будет лучшего шанса, чем сейчас. Мы здесь задержимся не меньше чем на десять дней. Нужно ждать удобного случая. Мы будем работать без цепей, а значит, будем свободны. Следите за мной. Когда наступит удобное время я подам сигнал. От вас я жду помощи и поддержки. Никаких колебаний и сомнений, или мы навечно останемся гнить на седельных досках.

- Тихо, замолкаем, - вдруг шепнул Диос и едва заметно кивнул головой в сторону.

Там, в коридоре с самым непринужденным видом прохаживался Амакис. Он смотрел, то на потолок, то ощупывал стены, изображая некую заинтересованность всем этим. Но всякий кто понаблюдал бы за ним, понял бы, что эфесец притворяется и делает вид, что кроме здешних стен ему ничего другое не интересно.

- Вонючий пёс, - прошипел Марумба, делая попытку встать, но крепкая рука Диоса удержала его. – Не сейчас, друг. Не сейчас.

(1) Строфии - здесь морские канаты

(2) Скуттум - большой прямоугольный щит римского легионера

(3) Эфес - большой торговый город на западном побережье Малой Азии.

продолжение следует

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 27
Комментарии

Админы, но ведь согласно новому веянию такие вот "произведения" у нас популярностью не пользуются! Или двойные стандарты, as usual?

Простите, а что не так с моим "произведением?

Насколько я знаю, у римлян не было океанского флота

Последние исследования и находки в Индийском океане показывают, что римляне не боялись широких водных просторов. Но, специализированного океанского флота у них действительно не было. Но римляне и не планировали плыть в океан. Вышло случайно из-за бури. Сам же флот при военной экспедиции в Аравию Каменистую реально был. Первая глава во многом основана на исторических фактах.

"Последние исследования и находки в Индийском океане"??? Мальчик, возьми учебник по истории Древнего мира, 6 классс, открой карту Римской империи и найди там ее границы. Индийский океан лежал в тысячах км от оной.

Или ты начитался британских ученых?

Уважаемая, почитайте специализированную литературу. Не ограничевайтесь школьным учебником. Наличие границ государства вовсе не означает что люди его населявшие за пределы этих границ не выходили. Римляне вели обширную торговлю на востоке и в Африке. Им были хорошо изветны берега Восточной Африки. А южные берега Аравии омываются Индийским океаном. Торговые морские пути проходили как раз там. За контроль над ними и начали борьбу при Октавиане Августе. Да, всё это изложено в первой главе.

Прежде чем садиться писать, я хорошо изучил весь необходимый материал. И кстати нет никаких оснований не доверять британским ученым.

Да, кстати... Сей высер не имеет отношения к тематике БП.

Может тематика и отлична, но зачем же высер??? Очень неплохой текст, да и человек предварительно изучил предмет, о котором пишет, голову поднапряг. Зачем обижать тов. Клеона?

Не верь, не бойся, не проси.

"Koketka" пишет:
Да, кстати... Сей высер не имеет отношения к тематике БП.

ضوء نهاية يحدث بالضرورة

لماذا انتقلت أنت وهذا واضح لذلك ف

сей тоже...

هل تعتقد حقا أن أحدا لا يعرف كيفية استخدام الترجمة الإلكترونية؟ كنت أحمق. ثانيا، ما أنت؟

وسأكون سعيدا لأنك إذا كنت لا مشوش والإساءة إلى الناس - هو مصيرهم

ومع ذلك، وقليلا من الدماغ لديك.

ضوء نهاية يحدث بالضرورة

لماذا انتقلت أنت وهذا واضح لذلك ف

да, и где хоть одно "третье" имя?

имя-кличка-фамилия.

Уважаемый Клеон, если бы я ставил оценку, то это было бы 8. -1 за некоторую нудноватость. Еще - 1 за некоторые фактические огрехи:

а) рабов на римских (античных вообще) галерах не было! Это уже 17-18 тюремные галеры франции имели в качестве гребцов спецконтингент, прикованный цепями. Не согласитесь обосную в личку.

б) гребные суда того времени имели крайне низкую автономность и наврядли могли быть на воде более двух суток.

в) гексеры и септеры из-за большого размера были менее прочными и скорее всего утонули бы первыми.

г) Не понятно как гребными судами, да еще и 70 можно блокировать несколько портов? По 10 - 15 кораблей на порт - жидко. Как онии вообще будут держать блокаду если на ночь необходимо вытаскивать их на берег? Причем враждебный?

д)Плаванье в открытой воде также сомнительно, так как команда корабля очень велика и на такую ораву не напасешься воды и еды.

е) У вас туман над водой почему - то не разгоняется сильным ветром.

ё) Когда корабль попадает шторм не нужно напрягать гребцов. Надо убрать такелаж и стать на якорь.

Так что читайте и пишите больше.

Не верь, не бойся, не проси.

Спасибо за прочтение и замечания. Теперь отвечу также по пунктам.

а) рабы и осужденные преступники на военных кораблях римлян были. А на торговых онерариях - нет, т.к. они вообще были не гребные, за исключением рулевых весел. Прежде чем писать я изучил массу литературы по античным флотам. В последнее время появилось мнение у ряда историков, что гребцы на кораблях были не рабы в свободные наемники. Но это спорно. Зачем тогда лавки гребцов были снабжены цепями и были должности надсмотрщиков-гортаторов?

б) корабли античности вопреки сложившемуся мнению были приспособлены и к коротким и к дальним плаваниям. Например идущие из Брундизия в Александрию преодолевали расстояние за 10-12 иногда 14 дней по открытой воде. Скорость судов варьировалась от 8 км/ч до 18. А торговые экспедиции римлян в Индию? Товарооборот в год составлял огромные суммы. Это лишь подтверждают развитость морского дела в Античности. Средневековье и рядом не валялось.

в) гексеры как раз были очень прочными. Они ведь перевозили и десант и палубную артиллерию. Древние при их развитости в механике, математике и прочих науках строили удивительно крепкие корабли. Стали бы эти огромные суда применять везде и всюду ввиду их неэффективности? В битве при Экноме у римлян были гексеры - адмиральские корабли. При осаде Лилибея в Первую Пуническую римляне вели морскую блокаду и суда все время были на воде. Македонский тоже блокировал Тир с моря флотом и плавучими крепостями с которых и стены брались штурмом. В войнах Диадохов сплошь и рядом в морских битвах и блокадах - огромные плавучие крепости неделями и месяцами стоящие в море. Древние были не глупее современных людей и прекрасно разбирались в возможностях и эффективности своих судов.

г)Не знаю как римляне собирались блокировать порты Аравии с 70-тью кораблями. Это не мои домыслы. Такой флот был построен по приказу префекта Египта. И в принципе это была ошибка - тоже исторический факт, признаваемый после провала военной экспедиции самими римлянами. Всё что изложено в первой главе взято из исторических хроник. Можете сами погуглить или в справочниках почитать про экспедицию в Каменистую Аравию.

д) ну рацион при дальнем плавании подбирали соответствующий, к тому же римские солдаты были не взыскательны: сухари, финики, немного вяленого мяса и рыбы. Много ли надо солдату? Вот почему они так обрадовались свиньям на острове! Вот, вода, да - была очень ценна. Ну и опять таки по сюжету мои римляне вовсе не по своей воле оказались в Южном океане. Планировалось то, как раз недалеко от берегов Аравии плавать. Перечитайте первую главу.

е) если у меня туман над водой, так стало быть не было и ветра, а был штиль в тот момент. Ну это место подправлю все же.

ё) Гребцов попытались использовать, чтобы противостоять сильному ветру. Бури на тот момент не было. А на якорь вставать в открытом море во время резкого ветра и тем более бури при отсутствии в пределах видимости берегов... Едва ли это верно. Якорные канаты оборвёт.

Насчет нудноватости. Ну это всегда субъективно. А так, "Месть" это моё первое произведение в жанре ужасов и попытка соединить историю и хоррор. На ошибках учимся, копим опыт. Так что за огрехи прошу простить. Ляпы будем исправлять, если это и вправду ляпы.

Ещё раз спасибо за прочтение. Сам я пишу и читаю очень много. У меня есть большие романы в жанре фантастики и истории на Прозе ру. и там я под именем Алекс Прохоров.

//а) рабы и осужденные преступники на военных кораблях римлян были. А на торговых онерариях - нет, т.к. они вообще были не гребные, за исключением рулевых весел. Прежде чем писать я изучил массу литературы по античным флотам.// Можно ссылочку на массу литературы, где даны ссылки на источники подтверждающие наличие рабов. Но только чтоб по делу.

//В последнее время появилось мнение у ряда историков, что гребцы на кораблях были не рабы в свободные наемники. Но это спорно.// Дык Клеон, Ганс Дельбрюк к примеру это явно не в последнее время! Он кстати скрупулезно проработал источники и обнаружил одно упоминание рабов на античных судах, причем из контекста следует, что граждане вместо себя отправляли на службу "гирканийских рабов" - какие - то особо вредные людишки судя по всему. НО это чистой воды институт заместительства. Если есть указания на античную литературу, что в самом деле гребли осужденные товарищи в цепях было бы интересно ознакомиться.

Тут возможна такая ситуация, когда при нехватке людских ресурсов покупают рабов и предлагают им вольную по окончании кампании, но это не тоже самое что на галерах гребли невольники.

//Зачем тогда лавки гребцов были снабжены цепями и были должности надсмотрщиков-гортаторов? // А вы где настоящие лавки с цепями видели? Насколько я знаю до нас не дошло судов той эпохи кроме олимпии.

А с гортатором вы вообще меня без ножа режете! Итак словарь: ГОРТАТОР

(ист.) — начальник гребцов на боевых судах Древней Греции. Обязанности Г. заключались в том, чтобы следить за правильностью гребли и побуждать гребцов к дружной работе веслами; местом Г. на ходу был возвышенный продольный помост посередине судна, по которому он постоянно прохаживался взад и вперед. При нем постоянно находился музыкант, который по указанию Г. звуками давал темп гребли.

Самойлов К. И. Морской словарь. - М.-Л.: Государственное Военно-морское Издательство НКВМФ Союза ССР, 1941

Ни каких рабов!

// А торговые экспедиции римлян в Индию? Товарооборот в год составлял огромные суммы. Это лишь подтверждают развитость морского дела в Античности. Средневековье и рядом не валялось. // А почему вы решили, что римляне в Индию шли на судах? Где вы вообще об этом читали?

Про развитость морского дела вообще странно слышать. Может вы просто не так выразились?

На античных судах обшивка делалась встык, а не в накрой в итоге прочность судов была низка; шпангоуты крепились к обшивке, в то время как начиная со средних веков и далее корабли строили набирая обшивку на них, парусное вооружение было примитивным и можно было ходить по ветру причем на небольших углах, поэтому нужны были большие команды гребцов, компаса не было, и т. д. и т. п

//гексеры как раз были очень прочными. Они ведь перевозили и десант и палубную артиллерию. Древние при их развитости в механике, математике и прочих науках строили удивительно крепкие корабли. Стали бы эти огромные суда применять везде и всюду ввиду их неэффективности?// Да с чего вы это взяли, что они были прочными. Вы путаете теплое с мягким! Гексеры, септеры, эннеры и прочие использовались только в спокойном море, их бы потопил даже самый легкий шторм. Это суда не мореходны, они просто платформы. Одно дело морская блокада бухты недалеко от берега и совсем другое плавание в открытом море, где случаются шторма.

//Такой флот был построен по приказу префекта Египта.// Вопрос только в целях, для которых формировали этот флот, наврядли для блокады нескольких портов сразу. Ну это мне так кажется.

//ну рацион при дальнем плавании подбирали соответствующий, к тому же римские солдаты были не взыскательны: сухари, финики, немного вяленого мяса и рыбы. Много ли надо солдату?// (Вы случайно не начпрод в российской части???) Как бы не так! Рацион у солдат был довольно приличен (отсылка к Конолли, Дельбрюку, Яну Ле Боэку). Особенно во время лагерных стоянок (сыр, ветчина, хлеб, бобы, лук, оливки, масло, уксус, баранина, дичь, рыба, фрукты и овощи) А гребцов чего кормить нафиг не надо?

//Ну и опять таки по сюжету мои римляне вовсе не по своей воле оказались в Южном океане. Планировалось то, как раз недалеко от берегов Аравии плавать.// Дык понятно, что форсмажор получился. Я о другом, а именно о том, что дальние плавания на гребных судах малоосуществимы ибо жратвы и воды на такую ораву не напасешся.

//

Не верь, не бойся, не проси.

Ух... Сколько понаписано то. Давать ссылки на источники это долго. Я лучше ещё одну книгу напишу.

И все же. Вот набрал в поисковике "галера". Статья из Википедии. Там много всего написано. Вырываю из контекста кусок про прочность античных судов и развитость кораблестроения в ту эпоху:

"Реконструировать эту технологию помогли описания Витрувия, а также находки древних кораблей, таких, как римских судов с озера Неми. Только после этого стало понятно, насколько сильно античное судостроение отличалось от средневекового, и насколько совершенные конструкции кораблей оно было способно выдавать. Сегодня греко-римские боевые галеры (в первую очередь, триремы) часто называют наиболее эффективными среди всех исторических гребных судов: их скорость достигала 9 узлов, то есть, лишь немного меньше, чем у современных гоночных гребных лодок. Правда, необходимо отметить, что это были корабли-спринтеры, способные развивать очень неплохие скорости лишь на короткой дистанции, в бою. В походе же обычно «работал» только один ярус вёсел, чаще всего средний, так как нижний находился слишком близко к воде и через прорези для вёсел корабль могло заливать; в «походном режиме» их обычно закупоривали.

Относительно конструкции античных кораблей в целом, иногда упоминается, что европейское судостроение подошло к близкому уровню лишь в XVIII веке."

Гексеры, энеры и т.д при блокаде использовали только в спокойном море? Какая же это блокада? А если месяца два блокада идет? И скажем дней десять из этого срока шторма? куда гексеры то девали тогда? На сушу отволакивали а потом опять в море? Неэффективно это. Древние это понимали и строили так, чтобы судно могло стоять месяцами на воде в любую погоду.

Конечно я не видел сам скамей и цепей. Но последние находили исследователи и разумеется определили для чего и для кого эти цепи. Из какой эпохи эти цепи. В статье сказано также, что лишь изредка римляне использовали рабов на военных судах. Ну ладно. Будем считать, что у меня как раз такой случай. Это из той же серии: кто построил египетские пирамиды. Советские историки говорят - рабы. Западные кричат - нет не могли рабы этого сделать! Слишком уж хорошо все сделано для рабов. Сам термин гортатор у меня, кстати не упоминается. Есть келейст. Но это греческий вариант. Просто он мне больше понравился по звучанию.

То, что в океане все бы потонули и гексера первой. Ладно, давайте потопим все корабли. И о чем тогда рассказ будет? В конце концов и зомби никаких не бывает. Что ж о них писать. Сказки ведь.

О запасах пищи на кораблях. Это флот а не сухопутный легион, где они и то и это кушали. Всегда и везде рацион моряков отличался от армейских в силу специфики. Опять таки, я нигде не писал, что у них много было запасов. Да, мало было конечно в расчете на кампанию в прибрежных аравийских водах и скорой высадке в арабских селениях. Так что, наверное все они подъели. Но человек без еды может почти месяц жить. Они же столько не мотались по морю. Ну а воду экономили, как могли. Дожди может были. Или про дожди написать надо и как воду в бочки на палубах собирали? Добавим, в чем проблема?

А вообще как автору мне конечно же приятно, что мой текст получился не проходным, а вызвал споры и обсуждения, так или иначе задел читателей "за живое."

Клеон, не в порядке спора, но так несколько мыслей.

1. Ссылаться на Вику это фи. Бог создал Знание, Дьявол - Википедию. Статья размещенная там - херь.

Вот http://www.xlegio.ru/navy/ancient-ships/roman-navy...

http://www.xlegio.ru/throwing-machines/antiquity/m...

2. Корабли с озера Неми - плавучие дворцы. Их мореходность - нулевая, их не выпускали в море, они так и дрейфовали в озере.

короче проштудируйте мож чего ценного найдете.

Не верь, не бойся, не проси.

Да странички-ссылки знакомы. Бывал я здесь. Действительно много ценного материала. Пригодиться когда за исторический роман возьмусь.

Быстрый вход