Смерть стоит того...

Он всегда думал о том, что такое смерть. Всегда размышлял, что происходит, когда ты умираешь, и бренное тело срастается с землею.

Он видел ее каждый день - умирающих мужчин, женщин, детей, да и чудовищ... Что происходит с ними, когда их жизнь заканчивается? Видят ли они себя мертвыми, паря над телом, как это иногда получалось у него во сне, когда он непонятно каким образом воспарял в пространстве и смотрел на себя спящего. Или же видят тоннель, который ведет неведомо куда, как говорят, в жизнь более лучшую, более человечную и более счастливую, где не надо сражаться каждый день и бороться за кусок пищи, более-менее целую вещицу или оружие.

Или все же превращаются в растение или животное. Как это? Реинкарнация, кажется.

Какой путь избирает себе душа, когда умирает тело? В реинкарнацию, конечно, верить не хотелось. Неужели, когда он умрет, то станет какой-нибудь тварью и будет потом убивать людей, тех, кем он был когда-то. Может, он не хочет быть тварью. Может ему хочется верить, что душа его вечна и будет всегда жить в другом пространстве и времени. Или может, будет скитаться вечно по Земле, не способная смириться со следами своих мирских дел, или вознесется ввысь, в пространство, где сольется с миллионами себе подобных душ, образуя единую - Высший Разум?

Он много размышлял последнее время над этим. Чем старше становился и чем больше смертей видел, тем больше думал об этом. И все чаще замечал, как ему не хочется возвращаться из сна, где он был, как бы, не связан с телом, а смотрел на него со стороны. Совершенно не хочется.

Странные сны стали посещать его не так давно. Около полугода, с тех пор, как он повстречался с Призраком. Довольно опасное существо, тоже недавно открытое людьми, выбирающимися на поверхность. Странные мутанты, чуть ниже среднего роста человека, с небольшим мохнатым телом и длинными трехсуставными конечностями, с всего одним занимающим пол туловища мутно-зеркальным глазом. Они были слишком быстры, чтобы хоть как-то можно было уследить за ними. Встретившемуся с ними взглядом сталкеру казалось, или это происходило на самом деле, что его движения замедлялись, и он просто не мог успеть за этим существом. Единственным более-менее нормальным способом расправиться с этой тварью было нападение со стороны, когда существо было занято охотой на кого-нибудь и не замечало тебя.

Так вот однажды Игорю и "посчастливилось" стать таким своеобразным "живцом", на которого отвлекся Призрак. В течение, наверное, минуты существо обработало его своими конечностями по полной, если можно так выразиться, программе, оставив на теле несколько длинных и глубоких ран. Благо недалеко проходила группа Знахаря, да и вход в метро был близко. Пока тварь занималась Игорем, они подстрелили ее, и спасли сталкеру жизнь, вовремя оказав тому первую помощь и быстро спустив его в Метро.

С тех пор, в бреду, он оказывался вне своего тела и пораженно смотрел, как над ним колдуют врачи. А после его выздоровления, эта особенность сохранилась, но приходила она уже во снах. Не так часто, как раньше, но это все же случалось.

Вот и сейчас он оказался вне своего тела. Странно. В походах на поверхность такого с ним еще не происходило. Ни разу.

Он глядел сверху на себя и спящего рядом друга. В комнате, где они решили сделать привал, царил полумрак. За глухо заваленными всяким хламом окнами был день, и лучи, кое-где пробивающиеся сквозь щели, еле-еле освещали тесное пространство комнаты, в которой они нашли приют.

Усталость взяла свое, и они всего несколько километров не дошли до своей станции и решили сделать привал в старенькой девятиэтажке. Комнату нашли не сразу. Лишь по обходу нескольких подъездов, им попалась более-менее чистая квартирка, без всяких остаточных следов местной фауны. Они расположились в дальней комнате и забаррикадировали окна и двери. Сон быстро сморил их.

Сколько они проспали, Игорь не знал, но, судя по проснувшемуся Олегу, довольно таки долго. Его друг встал и подошел к окну, выглянув сквозь щель. Нескольких секунд ему хватило, чтобы оценить обстановку, и он вернулся к Игорю и захлопал его по плечу, стараясь разбудить.

Игорь никогда не смог бы передать того ощущения внезапного перехода, которое возникает по возвращении назад в тело. Словно легкий глоток свежего воздуха, и вот она - реальность. Усталость и дискомфорт, тяжесть в голове и мышцах, груз в легких и расфокусировка зрения. Словно это не его тело. Чужое. Как и мир вокруг.

- Гош, - быстро проговорил Олег, - пора. Уже вечер. Надо идти.

- А? - Переспросил тот, стараясь понять, о чем тот. - А! Ясно!

Игорь вскочил и начал одевать скинутый вчера рюкзак. Закончив, он быстрым придирчивым взглядом окинул свое и Олега снаряжение и тихо проговорил:

- Фильтр смени. - Потом еще и добавил: - Будь внимательней, не новичок все же. Еще. Выйдем, сразу направо. Забудь про санки. За ними возвращаться - себе дороже. Слишком много там снорковых следов. Не знаю даже, как мы их вчера не встретили. Понесем все на руках. Не очень уж и тяжело, да и до станции всего километр остался. Думаю, дойдем быстро. Ну? Двинули?

Олег кивнул, сняв автомат с предохранителя. Они вместе подхватили небольшой мешок, лежавший в углу, и вышли из комнаты.

Холодало. Снег начал хрустеть резче и громче. Ночь приближалась неумолимо. Скрытое почти постоянно солнце, еле заметным из-за туч пятном спускалось к горизонту. Насыщенные ионами тучи периодически озарялись бледно-голубыми молниями, оставляя в глазах, скрытых не только противогазными линзами, но зелеными бутылочными донышками, неприятную резь и световые пятна. Друзья старались не смотреть наверх, но свет все равно доставал их глаза.

Выйдя из подъезда, они свернули направо, потом, завернув за угол дома и осмотревшись, пошли по краю улицы. Разрушенные дома, кое-где покрытые давнишней и уже въевшейся копотью и какой-то непонятной ярко-рыжей растительностью, не боявшейся холодов, мрачно пялили на путников кое-где сохранившиеся глазницы пустых и темных окон. Игорь внимательно осматривал каждое окно, стараясь понять, какое из них могло нести угрозу.

Через два длинных разрушенных дома они повернули налево. И уже, было, расслабленно вздохнули, зная, что в конце этого пятисот метрового проулка находится их родная станция Метро, как Игорь плавным движением руки остановил товарища, с тревогой вглядываясь вперед.

- Что... - Начал было Олег, но Игорь поднял руку, показывая, чтобы тот замолчал.

- Тише, иначе Червь услышит нас.

- Червь? - Обеспокоенно переспросил менее опытный товарищ, он нередко слышал о них, но никогда еще не встречал. - Где?

- Вон. - Игорь указал вперед. - Видишь впереди, метрах в десяти отсюда, под снегом что-то лежит? Словно гигантская ромашка с лепестками, раскинутыми в стороны? - Олег кивнул. Эти "лепестки" размером практически с человека, расходящиеся от центра в виде лучей и прикрытые снегом, были еле заметны в сгущающихся сумерках. Хотя, признался себе тот, если бы не Игорь, то он вряд ли заметил бы раскинувшуюся под снегом "ромашку" от края до края переулка, и прошел бы по ней.

- Вот. Это открытая пасть Червя, - а "лепестки" - это его клыки. Припорошенная снегом, она является хорошей ловушкой, и Червь может около недели ждать, пока жертва не ступит в нее. Тогда клыки сомкнутся, пасть между ними поглотит добычу, а сам Червь переберется на другое место, так как это "засветит".

- Значит, Игорь, он здесь недавно?

- Ну да. Вчера, скорее всего, прикопал.

- И что...

- Что делать? Думаю, придется вернуться и пойти следующим переулком. Здесь не пройти. Развалины по бокам слишком плотные и неприступные.

- Пойдем, - вздохнул Олег, разворачиваясь на месте и застывая от неожиданности. - Игорь?!

- Что? - Тот повернулся и оторопел. Снорк. Все-таки один их нашел! Тихо. Главное тихо. Белоснежная мохнатая тварь, размером с бегемота и с клыками-бивнями, пока их не заметила. Она вышла на перекресток, привлеченная ярко-алым месивом в его центре. Друзья прижались к стене здания, боясь пошевелиться.

Снорк - это опасное, как бронепоезд существо. Его шкуру не пробьет простой калаш, или осколки гранаты. Здесь нужно оружие посерьезней, побольше калибром. К сожалению, у сталкеров такового с собой не имелось, а единственный путь к спасению преграждал Червь. Им оставалось только надеяться, что Снорк не заметит их, привлеченный, по всей видимости, разорванной тушей какого-то недавно убитого здесь существа.

Снорк приблизился к останкам и начал медленно жевать оторванные от них куски.

- Мля! - Шепотом чертыхнулся Игорь. - Как я раньше на эту тушу внимания не обратил?

- Близость к дому лишает бдительности, - пожал плечами друг. - Че делаем?

- Если он нас заметит, то бежим к Червю! - Олег испуганно обернулся. - Не пугайся. Во-первых, на каждое существо найдется существо побольше. Если их свести, то можно отвлечь ненужное внимание от себя. Во-вторых, не так страшен черт, как его малюют. Червя все же можно обойти по краю. Только делать это надо быстро. Очень быстро. Так что, если Снорк нас заметит, то бежим к Червю и по правому краю быстро обегаем его, прижимаясь к стене дома. Там находятся, так сказать его "губы". Если его занесло снегом достаточно сильно, то он может нас и не почувствовать.

- Понятно, - вымолвил Олег и повернулся обратно, продолжив наблюдение за ужинающим зверем.

Минут двадцать они так и стояли, пока чудовище насыщалось. Наконец, дождались. Снорк, обхватив своими могучими зубами довольно объемный кусок туши, медленно прошествовал дальше по улице.

- Ну вот, - облегченно вздохнул Олег. - Наконец-то. Я уж думал, что он здесь спать уляжется. - Потом добавил: - Ну, все! Спасены!

Не говори: "Гоп", пока не перепрыгнешь. Странная, но верная примета в этом суровом мире. Он не прощает слишком самоуверенных типов. И этот случай не стал исключением.

Стена, к которой они все это время слишком тесно прижимались, вдруг, начала опасно крениться. Они еле успели отскочить, как она с жутким грохотом обвалилась, обдав друзей каменной крошкой и снегом. Они замерли в замешательстве, не веря очевидному.

Со стороны улицы раздалось такое не желательное сейчас рычание. Игорь только и успел сказать, что пора уносить ноги, как из-за поворота выскочил заинтересованный звуком падающих камней Снорк. Видно, что он торопился, так как на снежном покрове его занесло, и он чуть не проскочил переулок мимо. Еще раз, грозно рыкнув, он выправил траекторию и устремился по направлению к сталкерам.

Те уже были почти у Червя, стараясь держаться правой стороны. Расстояние между ними и Снорком сокращалось гораздо быстрее, чем того хотелось, поэтому они ускорили шаги и уже были между стеной и Червем, когда зверь прыгнул...

Игорь изо всех сил толкнул Олега вперед. Тот, споткнувшись, полетел дальше, распластавшись с мешком на снегу, метрах в двух от Червя. Тем не менее, он быстро поднялся и посмотрел назад.

В то время Игорь, ухватившись обеими руками за торчащий из снега изогнутый фонарный столб, старался стряхнуть, извернувшись, с одежды зацепившуюся за нее когтями лапу Снорка. Тот, в свою очередь, не обращая внимания на клык Червя, застрявший в его животе и тянувший зверя в огромную и ненасытную утробу, пытался подтянуть поближе жертву. Но Снорку это давалось с трудом, так как клык Червя тянул намного сильнее, да еще и не давал ему свободы, чтобы накрыть человека второй лапой.

Олег бросился другу на помощь, но не смог достать до его рук, опасаясь подойти ближе, да и Игорь заорал дурным голосом:

- Стой там, где стоишь! И вообще, вали отсюда!

Разверзнувшееся зево чудовища медленно, но неумолимо приближалось, затащив уже в пасть заднюю часть Снорка. Чудовище зарычало от боли, одной лапой подтягивая Игоря, другой судорожно роя снег, пытаясь вырваться из пасти. Тот с огромным трудом пытался удержаться за скользкий шест, сжимая до боли зубы и стараясь не разжать сцепленных рук. Слух резал явный звук рвущейся одежды.

Олег, тем временем, дрожащими руками направил автомат на Снорка и нажал курок. Лишь когда весь рожок ушел в зверя, Олег понял, что ничего так и не изменилось. Чудовище, тянущее полумертвую тушу другого чудовища, все также тащит и его друга внутрь.

Терпеть не было уж сил. Игорь, закричав от боли, в неимоверном последнем усилии дернул руками со всевозможной злобой и желанием жить, на которые был способен...

И, о чудо, вырвался из цепких объятий смерти, покатившись кубарем по снегу прямо под ноги своему другу. Он медленно поднялся и отряхнулся от снега, стоя спиной к Червю, уверенный, что агония Снорка, сопровождаемая предсмертным ревом не продлится долго. Потом посмотрел на друга.

Нет! Это невероятно! Всего в нескольких метрах от него одно чудовище пожирает другое, а он, как дурак, вылупился на них и смотрит!

- Олег! - Закричал Игорь, размахивая перед носом друга руками. - Че смотришь? Бежать надо! Бежать!

Ноль внимания. Нет, ну это ж надо! Олег упрямо смотрел мимо него, словно не замечая чудесного спасения Игоря, и на его лице отражался ужас. Блин! Что за обормот?

- Олег! Е-мое! - Игорь в раздражении толкнул друга в плечо, но что-то пошло не так... Что-то непонятное произошло. Тогда Игорь еще раз ткнул товарища, только уже кулаком и прямо в грудь. Тот как будто не почувствовал.

Игорь в ужасе отпрянул. Кулаки не достигали Олега! Нет. Достигали! Только как бы проходили мимо, или... Сквозь него! Это что? Прикол такой, да?

Он еще раз помахал руками прямо перед лицом Олега, потом несколько раз ткнул его снова, но никакого результата это не дало. Тот все так же стоял и смотрел в сторону Червя, который пожирал Снорка. Да что это такое?

Игорь обернулся и с недобрым предчувствием застыл, вглядываясь в практически закрывшуюся пасть монстра. Там, среди сомкнутых клыков и мешанины бело-алой шерсти Снорка, торчала человеческая рука в теплой перчатке, а чуть дальше и человеческая нога в знакомом до боли ботинке...

Не может быть! У Игоря похолодело все внутри. Хотя в каком уже "нутри"? Не было уже никакого нутра. Как не было уже и самого Игоря. Ему, вдруг, все стало ясно. И он ничего с этим не мог уже поделать.

В своем невероятном желании спастись, вырваться из лап зверя, он, сам не заметил как, выскочил из своего тела, даже не заметив этого. Как во сне, или как во время кризиса, вызванного тяжелым ранением. Но верилось в это с трудом.

Вот он же! Вот он стоит перед Олегом! Да! Который его не видит! А теперь объясни, почему?

Тем временем чудовище, полностью поглотив свою добычу, начало зарываться в грунт, исчезая под толстым слоем бетона и земли, смешанных со снегом.

Дальше смотреть уже не было никакого смысла. Игорь снова повернулся к другу, который уже поднял мешок, что они тащили вместе, и взвалил его себе на спину. Потом он медленно повернулся и резво зашагал в сторону станции, совсем о нем не вспомнив, что опять же доказывало его теорию. Но верить, как и раньше не хотелось...

- Олег! Олег, это я! Подожди! - Но тот так ни разу не обернулся, достигнув уже входа в Метро, где и скрылся с их совместной и ценной добычей.

Игорю оставалось лишь стоять и злиться. Злиться на Олега, за то, что бросил его тут, злиться на себя, что так неудачно "выпрыгнул" из тела, и злится на Снорка, что так не вовремя появился.

- Зачем ты это делаешь? - раздался сзади голос. Необычный. Словно ток, прошедшийся по всему телу. Словно молния, обрушившаяся внезапно и неожиданно.

Игорь резко повернулся. Перед ним стоял человек. Неправдоподобный какой-то. Еле заметные полупрозрачные контуры, слегка размытый вид, словно смотришь, но не различаешь черты. И видны сквозь него разрушенные здания, находящиеся позади...

- А ты-то кто? - Игорю еще и привидений не хватало!

Он даже нисколько не удивился, что перед ним явилось нечто - настолько сильно было потрясение. Знаете ли, летать во сне это все же несколько другое, чем взять и умереть, просто "вытащив" себя из тела.

- Не я, - ответил призрак, - а мы! Мы и, одновременно, ты!

- Кто это мы? - Не унимался Игорь. Ему надоели загадки. А призрак лишь развел руками, обводя все вокруг. Теперь лишь Игорь заметил, как везде одна за другой начали проявляться тени. Десятки теней. Сотни. Тысячи. Им не было числа. Они появлялись на снегу, развалинах, канавах. И все смотрели на него. Молчаливо. Ожидающе.

- Мы! - Наконец, сказал первый "пришелец", очевидно имея в виду всех вокруг. - Все, мы. И ты в том числе.

- Я? Почему я?

- А чем ты лучше? - Удивился призрак. - Вернее, хуже? Чем ты не заслужил другой "жизни"? Почему ты думаешь, что не достоин? Почему так держишься за земную жизнь? Ведь там нет ничего.

Игорь не знал, что ответить. А ведь, действительно, чего? На этот вопрос он почему-то уже не знал ответа. Казалось, еще минуту назад он мог сказать еще, что держит его на этой земле. Долг, дружба, любовь... Но нет. Эти слова он уже не помнил. Память, казалось, осталась вместе с мозгом в теле...

- Пойдем, Игорь, - призрак подошел к нему, обхватил за плечи и потянул за собой. - Пойдем с нами. Жизнь еще не кончилась. Все только начинается... Посмотри вокруг.

Игорь повернул голову, и неожиданно оторопел. Странным образом пейзаж вокруг начал меняться, будто все возвращалось сейчас к своему первоначальному состоянию. Стены собирались обратно из крошки и кирпича. Окна восстанавливались из давно истлевшей крошки. Даже фонарный столб, изогнутый и ржавый, испрямлялся и порывался краской прямо на глазах. Потом вспыхнул свет. В фонаре, кое-где в окнах. Снег таял, освобождая "собирающийся" обратно асфальт, тучи расходились, открывая взору необъятные просторы ночного неба. И звезды... Звезды сияли вверху словно маленькие пылинки, из которых когда-то создавалась жизнь.

- Смерть стоит того... - Прошептал Игорь, соглашаясь с призраком.

И призрачные фигуры начали таять в сгущающейся тьме наступающей ночи. И вместе с ними Игорь, забыв обо всем прошедшем, исчезал из этой жизни, чтобы начать новую.

Резкий порыв ветра лишь взметнул снежинки, засыпая окровавленное место недавней трагедии, стирая следы и память...

А Олег доставил на станцию так необходимые в это дикое время медикаменты!

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 23
Комментарии

++

+++

Быстрый вход