Один сентябрьский день

Бледное сентябрьское солнце тускло озаряло поселок, играя бликами на начинающих желтеть листьях берез и лип, краснеющих кленов и осин. Климат теперь, после того, как крупные дымящие заводы остановились и по дорогам перестали ездить автомобили, стал становиться резко-континентальный, уже в сентябре случались иногда серьезные заморозки, когда даже валил снежок и лужи замерзали, но на другой день они сменялись двадцатиградусным теплом, постоянно дули сильные, меняющие направление ветры. Дышать сегодня было легко и отрадно, воздух был полон ароматов скошенной травы, заготовленного сена и яблок, а взору открывался чудеснейший вид. Те, кто выжил в катаклизме, теперь проживали компактными группами по 30-50 человек на расстоянии нескольких километров друг от друга, группируясь главным образом вокруг бывших садоводческих товариществ, военных баз, складов и детских лагерей.

Аккуратный двухэтажный домик семьи Кристины располагался на просторном участке, кроме жилища территорию занимали опрятный огород и сад. За годы бедствий семья не потеряла человеческий облик, как многие вокруг, проводя дни в труде, а иногда даже выделяя минутку на чтение или какие-нибудь игры, например шахматы, игра на старом рояле или разговоры о былых временах. Возродились литературные чтения, как в девятнадцатом веке, когда долгими вечерами вся семья собиралась вместе и по очереди читали вслух какое-нибудь классическое произведение. В огороде дружно росли огурцы, помидоры, черная и красная смородина, черноплодная рябина. Когда-то родители пытались подселить к овощам топинамбур, развести подсолнухи, дыни и даже абрикосы, но ничего из этого не прижилось на скудных лесных почвах, а теперь тем более было не до экзотики. . В огороженном садике хозяйничали в основном яблони. Они приносили плоды только в четные годы, потому что были посажены в нечетном.

Росли и капуста с картошкой, хотя качество плодов было низкое, но достаточное для того, чтобы не умереть с голода. Кристина, двадцатилетняя девушка, как обычно встала рано, около шести утра. Сегодня она была одна дома с младшим братом Иваном, которого все за непутевость называли Иванушкой, а поручений старшие дали ей весьма много, и часть из них представляли собой сложные и рискованные дела. Ее пятидесятилетний отец стал в последнее время очень раздражительным и мог легко поднять руку на женщину, в том числе и на Кристину, и на ее маму, за невыполнение поручений. Его можно было понять-здоровье уже сдавало, были проблемы с почками и печенью, хороших лекарств было давно уже не достать, а работать приходилось от зари до зари. Он приучал всех к беспрекословному подчинению и внимательности. Когда-то он был лидером и излучал спокойствие и уверенность, но последние два года серьезно сдал. Хотя все были ему благодарны, именно его усилиями был обеспечен тот фундамент, благодаря которому семья выживала. За два года до коллапса он нанял бригаду, которая поменяла в доме пол и стены, основательно утеплив их, переложила крышу и выстроила огромный погреб.

Кристина была умной и внимательной девчонкой, у нее был прирожденный талант воспитателя, который был как раз кстати-ведь ее брат по контрасту был непутевым и не понимал всю серьезность положения. Он любил носиться по перелеску, разоряя муравейники и птичьи гнезда, дрался с соседскими ребятами.

Те школьные времена, когда Кристина могла позволить себе проваляться в выходные до часа, а то и двух дня, безвозвратно минули и давно покрылись пеленой времени. Да и граница между выходными и буднями днями теперь была весьма условная, по сути ее практически и не было. Работать теперь приходилось всем сразу и много, взрослые вынуждены были нагружать детей и молодежь различными обязанностями, таковы были теперь условия выживания. Наиболее крепкие и сильные парни и мужики занимались строительством, утеплением жилищ, охотой и обороной от многочисленных банд, в то время как детям обычно поручали собирательство и заготовку грибов и ягод, ухаживание за грядками, прополку, полив, иногда уход за коровами, гусями, кормежку других хозяйственных животных и аналогичные не очень сложные действия.

Коллапс случился, кажется, лет десять назад, когда Кристина была в пятом классе, а может и еще раньше, хотя после того, как время произошло разделение на «жизнь до и жизнь после», психологическое время у людей пошло совсем не как календарное, прошлую жизнь все помнили уже смутно, отбросив воспоминания о ней как ненужные и даже вредные-каждый день вносил новые заботы и опасности. Началось все с обычного экономического кризиса, сначала все друг друга успокаивали-мол, мы еще и не то в своей жизни видели, и не такие потрясения испытывали. Всякие путчи, перевороты и смена правительств, гиперинфляция и безработица прочно запечатлелись в умах старшего поколения. Но когда ближайший к дому, где жила семья Кристины, магазин, начали грабить, а их и соседей квартиры атаковать, когда стали пропадать даже предметы первой необходимости, за солью и спичками выстроили длинные очереди, а по вечерам все чаще слышалась стрельба-стало ясно, что дело плохо. Что разговоры о локальном «конце света» это не фантазии кликуш, а реальность. Начали взрываться заводы, забастовщики разбирали железные дороги. Те, кто был поумнее, пока еще водились деньги, заранее купили себе участки земли, технику и одежду, запасли консервы.

Мать Кристины сначала смеялась над этими приготовлениями, но отец был непреклонен, и регулярно что-нибудь прикупал на черный день: то термобелье, то палатку, то набор небьющейся посуды, то водонепроницаемые спики. Он был экономистом по образованию, и прекрасно видел предвестники надвигающихся грозных событий. В итоге при первых признаках отключения отопления и электричества, семья Кристины сначала съехала на ближнюю дачу, а потом и еще дальше-за 200 километров от города. Первое время работало с перебоями еще радио, сообщавшее очередную порцию новостей об убийствах, беспорядках и эпидемиях, голоде, начавшихся в городе, потом оно замолкло навсегда, давно уже не выходили газеты. Городские жители, заблаговременно не покинувшие город, сначала выпилили все скверы и сады, разграбили магазины, а потом начались уличные бои друг с другом. Из тех, кто не смог выехать по забитым поломанными автомобилями дорогам, не смог в первые три года выжить почти никто. Такова была жестокая правда. Единственным источником информации стали слухи рассказы немногих смельчаков, рисковавших вернуться в город. Если верить им, город почти пустынным, постоянного населения не было, на самых окраинах орудовали остатки банд, уничтожая последние оставшиеся запасы, но далеко от города они уже не отлучались. Связь между городскими и сельскими жителями была полностью потеряна.

Дни мелькали за днями, недели за неделями, в заботах и трудах. Вся жизнь кипела вокруг небольшого числа событий, изредка разнообразилась свадьбами и скромными праздниками, остальное было сплошной рутиной. Относительная передышка в делах была как раз сейчас, в конце августа-начале сентября, когда заканчивался сбор урожая. Да и то дел было невпроворот-просто едва поменьше, чем в другие периоды. Например, прошлой ночью через забор участка, где жила Кристина с семьей, перелезли два оборванных мужика и попытались вскрыть отцовский гараж, который теперь использовался как сарай для хранения иснтрументов. К счастью, младший брат Кристины спал чутко, и именно он поднял тревогу. Отец быстро зарядил ружье и выскочил во двор. Мужики резво перелезли обратно, и скрылись. В тот же день отец поставил капкан на воров-мера жестокая, но в таких условиях оправданная. Еще совсем недавно был случай, когда несколько пацанов-отморозков, слонявшихся без дела по поселению, пытались проникнуть в дом к старику, бывшему когда-то в прошлой жизни уважаемым профессором, и поживиться чем-нибудь, например, украсть у него книги для растопки печей. Книги вообще очень ценились, были, как и зерно, соль и аналогичные продукты, очень ходовым товаром-и для чтения (после того, как интернета и телевизоров не стало), а какие похуже-для растопки. Отморозки проникли на участок профессора и, орудуя топорами, стали надвигаться на него. Жизнь его висела на волоске. К счастью, профессор оставался еще в этом новом мире довольно уважаемым человеком, люди обращались к нему за разными советами, и хотя как работник он был уже никакой, но как теоретик отменный. И услышав его крики, сбежались соседи и отогнали хулиганов.

Еда в последние годы была скудной и однообразной. На зиму сушили яблоки, заготавливали грибы и варенья, капусту, охотились на рябчиков, тетеревов, реже удавалось добыть кабана или другого крупного зверя, летом питались в основном плодами огорода. Сегодня на завтрак была лишь старая проросшая картошка, от которой у многих пучило живот, и немного творога. «Фу-у! Какая противная картошка»!-невольно протянула Кристина, но выбора не было, вопрос стоял о выживании. Наскоро подкрепившись кое-как, она отправилась пропалывать грядки, удаляя с капусты зеленых, толстых гусениц, собрала последние кабачки, огурцы и помидоры, приготовляя их для засолки, полила из шланга тыквы, репу, редис и брюкву-их собирали позже, в конце сентября-октябре. Следующим поручением было сходить в ближайший лес за грибами. Сейчас это было уже не так опасно-еще лет восемь назад в радиусе 100-200 километров от города сновали многочисленные банды. Пока еще был бензин, они приезжали на автомобилях и грабили окрестных граждан, останавливали порядочных водителей, сливали у них топливо, угоняли транспорт, позже стали приезжать на велосипедах, но постепенно все реже и реже. Естественный отбор в жестких условиях делал свое дело, да и жители научились обороняться. Те, кто не мог ничего делать сам и жил только грабежом, жили недолго.

Кристина стала собираться. Вся одежда давно была поношенная, но сейчас было не до красоты, соображения при выборе одежды были лишь чисто практическими. Хорошая прочная одежда была теперь на вес золота, а модные вещи, когда-то восхищавшие всех, стали ненужным хламом. Кристина натянула теплые шерстяные рейтузы, поверх них надела старые полинялые тугие джинсы на пару размеров меньше, чем ей было нужно, но главным их достоинством была исключительная прочность и сохранение тепла, толстые видавшие виды кроссовки и куртку защитного цвета, захватила корзины и нож, компас и небольшую аптечку, и отправилась в путь, оставив младшего брата дома и строго наказав никому не открывать и сидеть тихо, заставив его намазаться защитным кремом от комаров, которые теперь активизировались, и как никогда раньше переносили ужасные болячки. «Сиди смирно, почитай лучше»-сказала она брату, дав ему потрепанную старую книжку со стихами Маршака.

Лес начинался буквально в 50 метрах от дома. Преобладали в нем старые осины, березы и встречались дубы. Идти было трудно, то и дело Кристине приходилось нагибаться, ползти на четвереньках и проваливаться по колено в грязь. Ветви били и лицо, норовя расцарапать щеки. Дороги когда-то поддерживали в неплохом состоянии военные, но уже 10 лет как они деградировали и зарастали. Девушке уже начинали попадаться лисички, подберезовики и волнушки, половина корзина была уже полной. Начинала созревать клюква.

В лесу обитали волки, лисы и даже рыси-за чуть более чем десяток лет они еще не совсем разучились бояться людей, но постепенно природа начинала отвоевывать то, что забирал у нее человек. Звери начинали подбираться ближе к жилью, но пока случаи нападения со стороны крупных хищников были единичными. Прошлой зимой оголодавшая рысь прыгнула с дерево на спину соседу Кристины, когда тот шел охотиться на тетеревов, но ослабленный хищник не смог толком ничего сделать и был убит ударом ножа. Зато настоящим бичом стали бродячие псы. За последние годы в окрестностях расплодились бродячие собаки, частично брошенные людьми и одичавшие, частично давно обитавшие в этих краях. Частью они уже начинали мутировать, скрещиваясь с волками и утрачивая первоначальный облик, но они нападали не на всех людей, женщин и детей обычно не трогали. Загрызали иногда они только мужиков- охотников, ненавидя их как прямых своих конкурентов в борьбе за пищу, узнавая их еще издали по запаху пороха и железа. Однажды совсем недалеко от своего дома Кристина обнаружили объеденные человеческие останки, зрелище было не из приятных, а в другой раз-выеденную до костей шкуру убитого собаками кабана. Истребляли они и местную фауну, резко сократив поголовье белок, зайцев и ежей, нападая даже на оленей.

Когда Кристина вышла на опушку, она сразу же услышала отдаленный вой и приближающиеся со стороны местных свалок шорохи. Скоро позади на вершине небольшого холма показалось несколько собак. Девушка ускорила шаг, но стая приближалась. Уйти от нее было уже нереально, до дома было далеко. В принципе у нее был нож, но о том, чтобы пустить его в ход против целой стаи, нечего было и думать.

Кристина лихорадочно воспоминала правила поведения с собаками, изученные еще когда-то в младшей школе на уроках ОБЖ: «Замереть на месте, не двигаться, дать себя обнюхать, и авось они не тронут». Она остановилась и постаралась как можно громче и четче сказать им: – «Фу! Фу-у, собачки! У меня ничего нет, я вас не трону! Пошли вон. Фу! Фу, кому говорю»!. Скомандовав это, она замерла на месте, протянув руки по швам и опустив глаза, чтобы не провоцировать их агрессию. Собаки остановились на краю опушки, подняв кверху морды и интенсивно втягивая носами воздух со стороны Кристины. Наиболее крупная собака, вероятно, вожак, вышла вперед и направилась прямо к девчонке. Пес подошел вплотную и шумно обнюхал Кристину целиком: ее ботинки, ноги, руки и попу, запоминая ее запах, после чего, продолжая недовольно ворчать, но уже не собираясь нападать, вернулся к стае. Затем еще две-три крупные собаки из стаи приблизились, аналогично обошли Кристину, тщательно понюхав ее со всех сторон, и, признав ее не угрожающей их интересам и утратив к ней внимание, вся стая побежала своей дорогой. «Фу-у-х!»-облегченно выдохнула девчонка, прижавшись спиной к дереву, коленки долгое время еще были как ватные. Но надо было идти дальше, к таким приключениям и неожиданностям она достаточно привыкла.

Едва собаки исчезли, как показалась новая опасность. После того, как перестала работать эпидемиологическая станция, в округе резко расплодилась мошка. Эти мерзкие насекомые облепляли человека и выгрызали небольшие кусочки кожи, иногда это могло обернуться летальным исходом. Вылетали они в конце августа и были активны до холодов. Жители обычно спасались от этого, обмазываясь дегтем. Когда Кристина проходила мимо болотца, стая мошки поднялась в воздух. –Кыш, кыш!-замахала руками девчонка, плотно кутаясь в куртку и закрывая лицо. Надо было срочно выбираться на открытое место. К счастью, лес уже кончался, Кристина вновь выбралась на дорогу. Мошка отстала, она не смогла прокусить теплую куртку и плотные джинсы девушки. Но и на этом приключения не окончились. Где-то вверху выстукивал победный марш дятел. Внезапно раздались приближающиеся звуки, похожие на какие-то замогильные стоны. Это из леса вылетали несколько сов-бородатых неясытей. После катаклизма птицы тоже стали более агрессивными, стали пытаться теснить людей со своей территории. Ходили ужасные рассказы о детях, заклеванных насмерть стаями ворон.

Кристина почувствовала резкий удар клюва в висок. Ей повезло-на пару сантиметров дальше, и она осталась бы без глаза. Неясыть с дикими криками кружилась над головой и пыталась продолжать атаку, прогоняя человека. Но девушка опять плотно прикрылась курткой и ускорила шаг. Куртка ее была слишком плотная, и птица не смогла ее пробить, путаясь в ней клювом. Печальные стоны сов отдалялись, замирая вдалеке, и снова лес окутала тишина. Приключений на сегодня было предостаточно. Да и грибов девчонка набрала целую корзину, даже перевыполнив план. Она вернулась домой, и обнаружила, что Иванушка опять умудрился набедокурить. Без нее он прыгал с крыльца скатывался по перилам дома и в конце концов напоролся на доску с торчащим из нее старым ржавым гвоздем. Кристина всплеснула руками: «Дурачок! Ты хотя бы понимаешь, что может начаться заражение крови?!» Она быстро сориентировалась нашла йод и обработала ранку. Вскоре вернулись родители. Часть грибов засушили, а часть первосортных грибов сразу обмыли и сделали картофельные котлеты с грибами. Семья сытно поела.

Вечером Кристина лежала, стараясь придвинуться как можно ближе к печке. Уютно потрескивали поленья. Сколько еще таких дней будет, пока жизнь не нормализуется и не вернется в обычное русло? Ответа на этот вопрос не знал никто. А сейчас было всего несколько часов, когда можно было выспаться и отдохнуть, а завтра с раннего утра вновь начнутся новые подвиги, ежедневная борьба за выживание, которая чем дальше, тем становилась сложнее. Человек больше не был царем природа, и природа сама отныне каждый день пробовала его на прочность.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.2 / голосов: 13
Комментарии

Критику принимаете?

В сентябре косят траву? Хм...

"стал становиться " - не совсем правильное выражение.

Есть творог, значит есть скотина. И в сентябре старая картошка? Странно. В это время года старую давно скормят скоту, а сами едят молодую.

Через десять лет после коллапса крем от комаров? Более вероятен отвар полыни или пижма. Ранки тоже обеззараживать будут не йодом, а настойкой берёзовых почек на самогоне.

Ну и поведение собак, на мой взгляд, очень странное. Вот если бы они загнали героиню на дерево и продержали пару-тройку часов, было бы естественнее.

Читается легко, я лично прочитал с удовольствием, но ещё есть куда совершенствоваться. Автору практики не хватает.

СПС за комментарий. Да, неточности есть, возможно, поторопилась немного. Я помню, когда жила на даче в детстве еще, мы часто ели всю осень эту проросшую картошку. ) А по поводу собак-в Москве их тоже полно в лесопарках, но меня по-настоящему не кусали. Я обычно останавливаюсь, пофукаю на них, или наоборот, ласково поговорить пытаюсь, они полают, понюхают, но не трогают если не истерить. Думаю, почти с любым животным прокатит. Без причины не нападают, только если страшно голодны.

Нападают к примеру если ты на их охот теретории. Да и за десять лет собаки врятли будут скрещиваться с волками скорее волки их будут загрызать так как большинство собак нынешних уступают волкам во всем. И с датами как нибудь чуть чуть точнее можно а то сейчас 20 лет а десять лет назад была в пятом классе? Да и помоему такое сложно забыть так как перемены в жизни были очень существены.

Кстати насчет творога я так думаю что ничего не мешает торговать между поселениями.

_________________________________________________________________

Война восхитительна только тому, кто не испытал ее.

В принципе гибриды собак с волками на заброшенных территориях уже и сейчас не редкость. У таких животных лучше выносливость, чем у обычных собак, они более прижимистые, у них лучше зрение и обоняние. Вот, например: Волкособ едва не разорвал рабочих http://argumenti.ru/talks/n356/201937

По поводу дат-в пятом классе я была, когда мне было 10 лет, правда, я с 6 лет по сути в школу пошла. 10+ 10 получается 20 лет. Но я думаю, что первый же год, если случится такое, будет настолько сложным, что "прошла жизнь" будет очень быстро забываться. Но, повторю, с критикой я согласна, это типа первая проба пера была просто, в следующий раз постараюсь потщательнее продумать детали. )

А есть офицальные доказательства что это был гибрид?

_________________________________________________________________

Война восхитительна только тому, кто не испытал ее.

Более прижимистые собаки??????!!!!!!!!!!

ПРИЖИ́МИСТЫЙ, прижимистая, прижимистое; прижимист, прижимиста, прижимисто (разг.). Скупой, жадный до денег, склонный в денежных делах или практических расчетах притеснить кого-нибудь. Прижимистый человек. Прижимисто (нареч.) торговаться. (из словаря Ушакова)

прижимистый, -ая, -ое; -ист (разг.). скупой, неуступчивый в денежныхделах, жадный. п. хозяин. ii сущ. прижимистость, -и, ж. (из словаря Ожегова)

- Барбос, дай лапу!

- (рычание) Нет! Гав! Не дам! Жаба давит!

Найди лучший словарь. Прижимистый - более устоичивый, крепко стоит, или как то так.

Более лучший словарь найти? ОЛОЛО! В Иваново!

Koketka, орфографических словарей великое множество. И ты будешь удивленна - насколько в некоторых разнятся обьяснения значений некоторых слов.

Толковых, мил человек, толковых.

Перепутал:)

"valia" пишет:
Кстати насчет творога я так думаю что ничего не мешает торговать между поселениями.

Логично. Тогда получается, что героиня из очень бедной, даже по меркам постапокалипсиса, семьи (или поселения, если хозяйство общинное).

Всмысле я про то что что может они не имеют коровы , а содержат других животных.

А сейчас корова это очень дешево? Незнал.

_________________________________________________________________

Война восхитительна только тому, кто не испытал ее.

"valia" пишет:
А сейчас корова это очень дешево? Незнал.

Сейчас можно неплохо жить и без коровы, так что её отсутствие - не признак бедности. А в ситуации, когда основной источник еды - огород, без коровы тяжко. А старую картошку и другие животные запросто съедят.

Как вариант, семья держит пару коз.

+

Конечно +, девочка старалась, а Ivan основные замечания сделал. Ассоциация-Один день Ивана Денисовича.

Мне откровенно понравилось!

Скрещивание между собакой и волком - это не мутация, это гибридизация. По данным о нападениях волков на людей, чаще всего от этого страдают дети, потом женщины, на взрослых мужчин волки нападают крайне редко. Животные не ненавидят, их поведение подчинено законам эволюции, поэтому дикие собаки скорее нападут на ребёнка или женщину, чем на вооруженного мужчину, тем более если они вдруг научатся ассоциировать-узнавать порох-оружие. Лес полон хищников, значит и травоядных, собачатина и сегодня во многих культурах считается деликатесом. У людей ружья, капканы, хозяйство вообще не сильно пострадало, тем не менее они предпочитают питаться старой картошкой и посылать в лес за грибами "красных шапочек" (гг трижды чуть не погибла из-за корзинки грибов). Этот мирок обречён...

"хозяйство вообще не сильно пострадало, тем не менее они предпочитают питаться старой картошкой и посылать в лес за грибами "красных шапочек""

Я в детстве еще застала прабабушку, кстати, и мы с ней жили с месяц примерно в деревне как-то в Курской области. Она рассказывала, как было в начале 20 века. В лес посылали за грибами и ягодами именно детей и подростков, поскольку у взрослых банально настолько много было работы, и настолько тяжелой, что этим заниматься было некогда, такая работа считалась все равно более легкая. Взрослые вставали в 4 утра зачастую. Еще детей посылали иногда хворост мелкий наломать у реки, принести березовых или сосновых веток, и.т.д. Прабабушка гнала коров сначала, и потом еще куча работы. Говорит, что бывали иногда случаи, что и загрызали волки детей, но что же делать, условия жизни очень суровыми были. Прабабушка сама как-то с компанией девчонок волка видела, когда за хворостом пошла, но он бежал далеко вдоль берега реки. Одиночный такой, видимо, старый уже, огромный серый зверь с большим хвостом. Тем не менее они потом оттуда убегали со всех ног, даже когда он скрылся. )

Я в это охотно верю. Именно на тот период времени имеется много материалов по нападениям волков на людей (чаще всего на детей), нужно отметить, что на детей нападали чаще не потому, что дети чаще бывали в лесу - это не так, а потому что в ребёнке волк видит лёгкую добычу и может напасть даже на группу детей. По совокупности схожих причин участились случаи нападений в период после Второй Мировой и опять же чаще всего пострадали дети. Случаев нападения волков на группу взрослых людей практически не зафиксировано (недавний фильм "Схватка" - нереальная залепуха!). Но и все эти нападения - в масштабе крайне редкое явление, шансы того, что Вас загрызут волки - примерно такие, как Ваша гибель от нападения, скажем, акулы, то есть, почти никакие. А Ваша ГГ в рядовом походе за грибами трижды подвергается смертельной опасности, её возвращение скорее чудо, чем правило. И опять же повторюсь, если лес кишит хищниками, то и добычи там должно быть на порядки больше, то есть жизнь бьёт ключом, а люди у Вас перебиваются с картошки на рябину, не логично как-то.

Касательно собак- ну не знаю, я как-то еще смотрела цикл передач BBC: жизнь без людей. Там говорилось, что домашние песики, конечно, вымрут быстро после апокалипсиса. Но наиболее крупные породы типа овчарок могут долго выживать и будут вероятно, объединяться с волками. А в данном случае волкособы просто будут конкурировать с людьми напрямую за питание. И главными врагами для них будут мужчины-охотники. На них они будут нападать не с целью охоты, а чтобы убивать конкурентов, имхо. А на женщин и детей какой смысл нападать в такой ситуации. Не думаю, что такая бессмысленная кровожадность будет типичной.

Простите, но Вы абсолютно не правы. Поймите, животные не кровожадны, животные не умеют делать сложных логических умопостроений, вроде:"Вот мы сейчас пожертвуем несколькими особями, убьём немножко людей, а потом заживём на широкую ногу!". Всё это нелепые фантазии на тему наличия у животных разума, чувств и тому подобного... Волчица не защищает щенков ценою жизни и у уж тем более не мстит охотникам, лебеди не кончают жизнь самоубийством после гибели одного из партнёров, хищники сбиваются в стаи потому, что так легче охотится и чем проще убить добычу, тем лучше. Ни жестокости, ни кровожадности, ни злобы - только целесообразность!

1. Редис собирают в конце мая-начале июня.

2. Примерно в это же время вылетает мошка, и "лютует" примерно 2-3 недели.

3. В сентябре свежие огурцы и помидоры могут быть или в магазине, или в теплице, но уж никак не на грядке. А вот кабачки - наоборот, могут расти до морозов.

4. Зеленые гусеницы на капусте бывают в июне-июле, после они "превращаются" в бабочек-капустниц.

...

В общем рассказ интересный, легко читается, но "ляпы" присутствуют. 8 баллов!

В пункте "3" небольшое преувеличение. Огурцы и помидоры на грядке могут быть до первых заморозков, в некоторых случаях до середины сентября (у меня в этом году).

Быстрый вход