Дом на краю ледника. Глава 24. Бункер.

Глава 24. Бункер.

Зверь несся прямо на меня в облаке снега. Он не прыгал через сугробы, а скорее расталкивал ногами снег перед собой. Сил у монстра явно хватало.

За мгновение до того, как противник настиг меня, я вдруг понял, почему сегодня не выстрелил в волка. Взгляд его умных серых глаз был точь-в-точь как у моего волка из нижнего мира. Я вспомнил то, что уже начал забывать в суете проходящих дней — его танец.

Руки ковроподобного монстра уже раздвинулись, чтобы заключить меня в железные объятия.

Неожиданно даже для самого себя, легко - одним движением, я ушел от них в сторону.

Странное существо изменило направление атаки, но мне снова удалось вывернуться, немного присев и уйдя в право.

Со стороны, должно быть мы напоминали юлу — так быстро все происходило. Финт влево, ложный замах, резкий шаг назад, поворот. Снежное танго с таинственным незнакомцем.

Автомат где-то далеко выброшен в снег. Даже нож и тот остался в куртке. Когда монстр схватил меня за левую руку, я с силой ударил его правой.

Страх отступил. Осталась только холодная ярость. Тело действовало быстрее, чем я успевал об этом подумать.

Мы упали на снег, но мне удалось уйти от удушающего захвата. Оказавшись сверху я сам принялся усиленно душить монстра. Не смотря на то, что у него не было явно выраженной шеи…

Перчатки скользили по сальной шерсти. Выгнувшись, тварь чуть не сбросила меня с себя, но лишь глубже увязла в сугробе, под тяжестью моего тела.

Вскоре, его рывки стали ослабевать и все больше напоминали конвульсии. Жизни в нем оставалось немного. Впрочем, мои силы тоже были на исходе.

Шум позади себя я услышал, но уже не имел возможности повернуться.

- Отпусти его. - Произнес мне Шаман прямо на ухо, - Отпусти его... Все кончено... - Все кончено , Денис!

Он заставил меня разжать хватку и поднял на ноги. Кровь отлила от головы и перед глазами у меня потемнело.

Сквозь пелену я все же увидел, как существо тоже поднялось и медленно, пьяной походкой побежало в сторону леса.

Шаман не стрелял.

- Что это? - едва найдя в себе силы, прохрипел я. - Что это было?

Неприятное чувство в желудке вновь вернулось, а голова закружилась.

Шаман стряхивал с меня снег, удерживая от падения.

- Сейчас это не важно. Тебе сильно досталось. - Он натянул на меня свой полушубок и только тогда я осознал, что смертельно замерз и почти не чувствую тела. - Но надо идти, Денис. Как можно быстрее идти. И не останавливаться.

Он принес мои лыжи и помог мне закрепить валенки в креплениях.

Невыносимо захотелось спать. Лечь прямо здесь, в сугроб, и отдохнуть хоть пятнадцать минут.

Но Шаман гнал и гнал меня вперед, к дому.

Телу не давали спать, но сознание словно накрыла полупрозрачная пелена.

Я отстранено наблюдал за тем, что происходит.

Вот мы пришли в дом. Шаман повел меня в баню (удивительно, но она уже была натоплена!), хлестал веником и обильно поливал ледяной водой.

Я не уловил момента, когда окончательно заснул. Просто в следующий момент ощутил себя лежащим в спальном мешке, и почувствовал трясущую меня руку.

- Вставай, солдат. - Огромная лапища, принадлежала, конечно, Медведю. - Надо собираться. Через час выходим.

- Что? Куда? - не понимая, что происходит, спросил я.

- Пора в поход, - улыбнулся командир. - Засиделись в лесу. Мы с Мохычем идем в Первомайский. Шаману на солнцестояние нужно к Черному камню, это недалеко, поэтому всем по пути.

- А куда потом? - не понимая окончательной цели путешествия, переспросил я.

- Посмотрим. - Улыбнулся Медведь. - Туда, куда прикажут. Вставай давай, все уже ждут на кухне.

Одеваясь, я позавидовал военным. Хорошо все-таки жить по приказу и по уставу. Или хотя бы иметь дом, куда можно вернуться. У меня же не было ни первого, ни второго и было совершенно не ясно, куда и зачем жить.

Вещи уже были собраны. Я проспал больше двенадцати часов, что пошло мне на пользу — никаких последствий вчерашней борьбы, за исключением нескольких синяков на теле, не ощущалось.

Мы вышли на легке, взяв лишь оружие и немного припасов.

- Есть у меня сосед, - рассказал Шаман за завтраком, - Недалеко. К вечеру дойдем. Он может помочь с транспортом.

Шли мы быстрее обычного. Шаман задавал темп, а Медведь был замыкающим. Это давало ощущение спокойствия и надежности, так что через несколько километров я перестал подозрительно оглядываться по сторонам и вслушиваться в каждый шорох.

Держать высокий темп было тяжело.

- Постарайся идти, как можно более ритмично. - Посоветовал мне Шаман на первом привале. - Выбрось из головы все мысли и не совершай лишних движений. Чукчи так охотятся на оленей — охотник бежит за животным до тех пор, пока тот не упадет за мертво от усталости. Ритмичное движение отнимает гораздо меньше сил. Даже зверь на такое не способен. Он пугается, начинает метаться из стороны в сторону и устает. Если тебе будут мешать посторонние мысли — сконцентрируй внимание на своих ладонях.

Попытавшись последовать его совету, я действительно почувствовал, что теперь не обременяю группу. Идти стало легче.

Каждый час мы делали привал — десять минут. Времени разводить костер не было, поэтому довольствовались перекусами — горсть орехов, да остатки конфет.

- Ты говорил, что полностью одолел свой страх, и теперь ничего не боишься. - На одном из привалов я сидел рядом с Шаманом, спрятавшись от ветра за упавшим деревом. - Удалось мне этого добиться вчера? Я ведь все-таки смог обернуться, преодолев охвативший меня ужас.

Шаман рассмеялся, похлопав меня по плечу.

- В экстремальных ситуациях легко действовать безупречно. Это тебе и Медведь подтвердить может. - Он кивнул в сторону командира. - В повседневной жизни намного сложнее. На войне, например, часто гибнут не в бою, а в перерывах между боями. Расслабившись, становятся жертвой снайпера, нарываются на мину или травятся паленой водкой.

- Ну война, это сама по себе экстремальная ситуация. - Не согласился я. - Повседневной жизнью ее не назовешь.

- Война идет всегда. - Усмехнулся Шаман. - В нынешней ситуации это тем более понятно.

- Но в обычной жизни еще хуже. - Продолжал он. - Страх управляет тобой, не давая свернуть ни на одну незнакомую дорожку. И в итоге, к сорока годам ты проживаешь не сорок жизней, а одну и ту же жизнь — сорок раз подряд. Этот страх преодолеть гораздо сложнее, чем боязнь высоты, страх перед чудовищами или другие фобии. Но когда ты преодолеешь его — ты больше не будешь бояться ничего на свете.

Спустились сумерки. От усталости, сил хватало лишь на то, чтобы смотреть на лыжню под ногами. Оставалось лишь надеяться, что спецназовцы и Шаман не теряют бдительности и внимательно наблюдают за происходящем в погружающемся в темноту лесом.

Аня держалась хорошо. Впрочем, ей не приходилось тащить рюкзак.

Очень вовремя, впереди показались дома. Окажись деревня километром дальше, я предпочел бы уснуть в сугробе, чем тащиться до нее, из последних сил.

Спецназовцы подождали, пока мы подтянемся.

- Не похоже, что здесь есть люди, - Медведь скептически смотрел на Шамана, - По домам видно, что их покинули не один год назад. Походу, деревня давно вымерла.

Шаман по-доброму улыбнулся. Его обветренные губы, словно каналы, разрезали глубокие трещины. Но в глазах не было ни тени усталости.

- Этой деревни даже на карте нет. Еще с восьмидесятых никто не живет.

- А где же твой друг? - спросил, насторожившись, Мохыч.

- Он как раз искал такую, и я помог ему в этом. Идемте! - Он посмотрел на меня. - Уже совсем рядом, Денис.

Действительно, дом, к которому мы подошли оказался недалеко, собственно на окраине этой безымянной деревни.

Заколоченные досками окна, покосившаяся крыша, упавший пролет забора — он ничем не отличался от соседних домов.

- Подождите здесь. - Приказал Шаман, скрывшись за калиткой.

Я в изнеможении сел прямо на снег. Рядом опустились Мохыч и Аня. Лишь Медведь остался стоять на ногах.

- Если здесь будем ночевать, - командир кивнул на заброшенный дом, - Придется всем в один спальник лезть, иначе не согреться.

- Шаман знает, что делает. - Произнесла Аня.

- Надеюсь, - кивнул Медведь, - но пока мы весь день шли в противоположную от Первомайского сторону и что-то не похоже, что в этих развалинах можно найти ночлег и транспорт.

Стих ветер. Смолк шум леса, сопровождавший нас весь день. Отозвалась звоном барабанных перепонок наступившая тишина сумерек. Захотелось улечься на снег.

Смертельная усталость притупила все чувства. Тело не чувствовало холод, прошла даже, весь день достававшая меня, боль в левом плече. Ни страха, ни беспокойства за свое будущее, я уже не способен был испытать.

Медведь держал в руках автомат. Рука машинально поглаживала цевьё.

Я внезапно словно увидел — он боится.

Нет, это не тот обычный трусливый страх, который испытывает человек, не привыкший смотреть в лицо смерти. Огромный воин уже давно победил его. Но все же - он больше всего на свете - не любил такие вот моменты неопределенности.

С радостью бы сейчас он бросился отбивать атаку снежных, или вызволять Шамана хоть из самой преисподней. Окунуться в самое пекло боя — вот его способ одолеть страх.

Однако сейчас, когда не в кого было стрелять, Медведь беспокоился.

Сгущающиеся в сумерках тени полуразрушенных домов напомнили ему ночь, на окраине Сержень-Юрта.

Утром в селе должна была пройти зачистка, а их отряд выставили в засаду — боевики могли попытаться уйти в горы.

Свинцовая тяжесть облаков, почти опустившихся на склоны гор, делала осенние сумерки еще более мрачными, чем накануне, во время их выступления с базы. Чтобы отделаться от нехорошего предчувствия Андрей — Медведем его тогда еще никто не звал, одну за другой курил, бывшие в большом дефиците, сигареты.

Сухой хлопок раздался со стороны села. Андрей инстинктивно сразу же вжал голову в землю. Через секунду, звуки выстрелов раздавались уже повсюду.

- Мочи их! - Пашин крик, раздавшийся в тишине, между грохотом очередей, заставил Андрея прийти в себя и вступить в бой.

Грязь, выбитая из земли, пущенными «чехами» пулями, попала в глаза.

Положив автомат, он, моргая, стал тереть их рукой. И в этот момент, позади них раздался взрыв.

- Отходим, они с миномета фигачат! - Прокричал Паша.

Озираясь в поисках автомата, Андрей помедлил. Эта задержка, стоила его товарищу жизни.

- Давай, пошли! - Дернул его за рукав Павел.

Тут же раздался второй взрыв — совсем рядом. На мгновенье стало совсем тихо. А затем, звенящая тишина разразилась в ушах непрекращающимся гулом. Андрей видел перед собой лишь оторванную руку, еще недавно живого товарища, но не мог пошевелиться, оглушенный, заваленный землей, лишь чудом избежавший смерти.

Свет лишь немногих звезд пробивался, через покрытое тучами, чернильно-темное небо.

Я отвел голову от глаз Медведя. Промелькнувшее передо мной видение, как живое, еще стояло перед глазами. Чтобы прийти в себя, потребовалось сделать несколько глубоких вдохов.

- Денис, тебе плохо? - обеспокоенно спросила Аня.

Я помотал головой.

- Просто устал.

Скрипнула дверь.

Из-за двери высунулся Шаман.

- Заходите!

Мужики помогли мне встать и забрали мои лыжи.

За деревянной дверью хибары оказался длинный темный коридор, за ним поворот и уходящая вниз лестница. У нее нас встретил угрюмый лысый мужик.

- Здорово! - Сиплым голосом буркнул он, протягивая руку. - Серега.

Я представился. Его рука показалась мне ледяной, хотя с улицы пришли мы.

Еще одна дверь — на сей раз толстенная, какие бывают только в банковских хранилищах, стальная. А за ней — снова лестница, уже более крутая, которая привела нас, наконец, в подземелье.

Серега ухмыльнулся, щурясь, от яркой лампочки. Налитые кровью глаза, блеснули.

- Добро пожаловать в мое убежище. Здесь, - он кивнул на вешалки на стене, - можно раздеться. Внутри тепло, не бойтесь.

Ожидания увидеть темный сырой бетонный подвал не оправдались. Убежище лысого Сереги было светлым - высокие, под три метра, потолки освещались яркими светодиодными лампочками. Стены - крашеный белой краской бетон, - не создавали уюта, но придавали ощущения чистоты и даже стерильности как в процедурном кабинете больницы.

- Свет-то откуда? – Спросил Медведь, имея ввиду электричество.

- Аккумуляторы, - буркнул Серега. – Днем включаю генератор, для подзарядки. От него же тепло.

- Слышь, а откуда в деревне такое? Секретное убежище ЦК КПСС что ли было? – озираясь по сторонам спросил Мохыч.

- Какое, нахрен, ЦК, – рассмеялся Сергей, - Сам все построил, на свои деньги. Благо Шаман вовремя предупредил, время на это было.

Он остановился и показал рукой на четыре двухъярусных кровати, стоявшие в одной из комнат.

- Спать можете здесь. Думали всей бригадой здесь отсидеться, но пацанам видимо не судьба.

Мы с Аней машинально переглянулись. Видимо ее посетила та же мысль, что и меня. Лысый хозяин – по виду, типичный уголовник, либо лицо с криминальным прошлым. Да еще глаза, красные, будто он неделю не спал, либо пил без продыху. Я заметил, как Аня внутренне собралась – всю расслабленность, появившуюся после захлапывания за нами надежной сейф-двери, словно ветром сдуло.

Отогревшись, я почувствовал, как меня тянет в сон. Но еще больше хотелось есть.

Любезный хозяин предложил ужин, извинившись, что не был готов к встрече.

Консервированная фасоль с говяжьей тушенкой «Главпродукт». То ли хозяин сильно ошибся, делая запасы, то ли хотел скормить нам неликвид. Еще у Олега отведав какую-то консерву «Главпродукта», я потом два дня не слезал с туалета.

Сои в тушенке было явно больше, чем мяса, однако голод она утоляла. К разговорам я почти не прислушивался — сил хватало, только подносить ложку ко рту.

Добравшись до кровати — мгновенно провалился во тьму.

Абсолютная тишина и тьма не отступили, даже тогда, когда спала сонная пелена.

Открыв глаза, я не увидел ничего, кроме глухой, безнадежной темноты. Неприятно заурчал живот, то ли в следствии подступающего страха, то ли из-за вчерашнего ужина. Напряженно вслушавшись в тишину, я понял, что в комнате не один. Судя по доносящимся звуком дыхания — рядом спали товарищи. Просто кто-то выключил свет.

Рюкзак был под кроватью. И найти в нем фонарик… На это в походе, требуется времени меньше, чем моднице пудреницу в сумке.

Спать не хотелось. Освещая дорогу, я пошел умываться.

Из зеркала туалета на меня смотрело неприятное, заросшее щетиной, обветренное лицо, с красными пятнами, выдающими недавние обморожения. Грязные волосы, почти закрывали глаза, так что их приходилось часто отбрасывать в сторону.

Я усмехнулся своим вчерашним мыслям о хозяине Убежища. По виду он - интеллигент по сравнению со мной, словно только что вернувшимся из сибирских лагерей.

Умыв лицо, я снова бросил взгляд в зеркало и вздрогнул, почти подпрыгнул от неожиданности. Рядом со мной стоял сверкающий лысиной Сергей с бритвой в руках.

Заметив, что испугал меня, он по-доброму рассмеялся и похлопал меня по плечу.

- Здорово, Денис! Наслушался вчера о твоих подвигах!

- Доброе утро! Наверное ребята, как всегда, - преувеличивали.

- Если хочешь побриться - у меня крем есть.

Я с радостью согласился, и осторожно, боясь порезаться, сбрил все со своих щек и подбородка.

Через десять минут в зеркало глядело совсем другое лицо. В нем узнавался я прежний. Впрочем, прическа оставляла желать лучшего.

Сергей встретил меня на выходе и остался доволен моим преображением

- Молодца! - Похлопал он меня по плечу. - А шевелюру, не хочешь побрить, как у меня, а?

Он заговорщически погладил свою лысину.

В сомнениях, я протянул ему бритву.

- Да не бойся, у меня на аккумуляторах есть, безопасная, «Жилет». Мигом тебя «под ноль» заделаю!

А может и правда? Подумал я. А то вши еще заведутся. И махнул рукой.

- Давай!

Мы пошли в комнату Сергея, она находилась в самом конце убежища, рядом со складом.

В отличии от остальных помещений, где царил армейский порядок, здесь был полный бардак.

Одежда, носки, валялись по полу. На стенах кое-как приклеены обрывки газет, какие-то журнальные вырезки, страницы книг, с обведенным маркером текстом. Такие же бумажки в большом количестве валялись на полу. Рядом лежали пока еще целые книги, журналы, газеты, обрывки фольги, упаковки каких-то таблеток.

Я не понимающе посмотрел на Сергея. Он тут же, отвел, свои красные от набухших сосудов, глаза.

- Не обращай внимание.

Он поставил табурет в центр комнаты и ногами откинул мусор.

- Садись! - Мне пришлось подчиниться. - Это хорошо, что вы с Шаманом приехали. Вовремя!

Он закутал меня в простыню, как в парикмахерской. Низко заурчала машинка.

- Давно вы тут один? - спросил я, строя догадки, столь бедственного положения в комнате.

Сергей засмеялся.

- С начала декабря зимую. Но ты не думай, одиночество меня не тяготит.

- Получается, что вы знали, когда все начнется? - спросил я, удивленно.

- Не, - он снова рассмеялся. Волосы полетели мне в глаза, и я вынужденно закрыл их. - Так, решил убежище проверить. А тут, как раз и началось. Удачно получилось. Хотя вот, для моих корешей — не очень, получается. Ни один сюда из города не добрался, хотя все знали, куда валить.

- А как узнал, что началось?

- Дак радио у меня есть. Почти весь мир слушать могу, жаль языков не знаю. На русском-то сейчас мало что услышишь. Но сначала много говорили. Еще в январе я понял, что возвращаться некуда...

Машинка, словно большая кошка, заурчала рядом с ухом. Падающие волосы щекотали шею.

- Симпатичная девушка с вами, - сказал Сергей, меня насадку. - Твоя жена?

- Нет. - Я отчего-то смутился вопросу.

- Мммм.... - неопределенно пробурчал он. - Очень хорошенькая!

Взяв пульверизатор, он чем-то опрыскал мне голову. Прямо, как в парикмахерской.

- Готово! Иди, смотрись в зеркало!

В коридоре я нос-к-носу столкнулся с Мохычем. Он ошарашено взглянул на меня, а увидев, выходящего вслед, лысого Сергея, понимающе рассмеялся.

Тот же ошарашенный взгляд, достался мне и от остальной компании, медленно подтягивающейся из спальни на кухню.

За завтраком, впрочем, главным героем был Сергей.

Не смотря на то, что глаза его по-прежнему были красноватыми, вел себя он гораздо приветливее, чем вчера вечером. На столе, в качестве десерта, появились даже консервированные ананасы. Запасы в бункере позволяли без проблем прожить здесь пару-тройку лет. По совету Шамана, Сергей готовился без проблем пережить здесь ядерную зиму, пока на поверхности все не войдет в норму. Впрочем, одной зимой, хоть и не ядерной, проблемы на верху не заканчивались.

- Кто-нибудь говорит по-английски? - поинтересовался Сергей, когда мы прикончили свой плотный завтрак.

- Я говорю, немного. - Произнесла Аня.

- Отлично! - Он приторно улыбнулся ей, обнажив зубы. - Пойдемте в радиорубку, уже пару недель, как кто-то истерит на длинных волнах. Как я понял — говорят по английски.

Все вместе, мы прошли в дальний конец коридора. Преграждавшая вход в помещение дверь, внушала уважение. Сергей навалился всем телом, чтобы открыть ее. Металл не меньше десяти миллиметров, прикинул я.

Комната внутри напоминала центр управления полетами. Четыре больших монитора чернели выключенными экранами. На панели мигали какие-то датчики и приборы.

- Это сердце бункера. - Сергей развалился в кресле у пульта и щелкнул тумблером, включая радиостанцию. - Сейчас вспомню, где это было.

Один из мониторов ожил. Компьютер начал сканировать эфир. Частота замерла и из динамиков послышался звук морзянки.

- Какая-то радиостанция, в автоматическом режиме долбит SOS, уже третий месяц. - обернулся Сергей. - Англичане были где-то подальше.

Еще несколько раз сканер останавливался, но в шумах далеких разговорах было ничего не разобрать.

Вдруг в динамиках зазвучал искаженный помехами голос:

- На Грибоедова два черных дома, ….. горит …. отходим … двое трехсотых.

Временами голос пропадал в бульканьях и треске помех, но часть разговора распознать было можно.

Сергей вновь нажал кнопку сканирования эфира.

- Это не здесь, - объяснил он.

Медведь тут же тронул его за плечо.

- Верни назад.

Радио вернулось на прежнюю частоту. Голос, не смотря на искажения, показался чем-то знакомым.

- Это Хан. - Произнесла Аня.

Медведь кивнул.

- Можно им что-нибудь говорить? - спросил он Сергея.

- Не, - помотал головой он, - У них мощности усилителя не хватит, частоты портативных радиостанций.

Голос в динамиках продолжал хрипеть. Кто-то отвечал Хану.

- Наверное с Заводом разговаривают, - догадался Мохыч.

Внезапно шум оборвался и погас свет. Впрочем, через какую-то долю секунды загорелись красные фонари в углах комнаты.

Сергей встал со стула, и подошел к левому пульту.

- Генератор заглох, - объяснил он, - Сейчас заново заведу. Китайское говно барахлит иногда.

Он щелкнул тумблером. Затем еще раз. Ничего не менялось.

- Где генератор? - спросил Медведь.

- За домом, замаскирован под баню. Придется выйти посмотреть. Пойду посмотрю.

Сергей отправился к дверям.

- Я с тобой, - предложил свою помощь я, - немного в технике разбираюсь.

Одевшись, я машинально закинул за плечи автомат. Глядя на это Сергей рассмеялся.

- А еще говорят я параноик! Тут за сто километров — ни одной живой души.

Я лишь пожал плечами. Без автомата выходить на улицу было не комфортно. Тем более, что Сергей в своем бункере только по-наслышке знал о снежных и прочих смертельных сюрпризах.

Непонятное предчувствие охватило меня, когда за нами щелкнула замком внешняя дверь бункера.

Коридор верхнего дома встретил нас неприветливо — темнота, холод и абсолютная тишина.

- Может бензин у генератора кончился? - Спросил я.

- Не, - Сергей помотал головой. - Много еще осталось, на несколько месяцев хватит.

- А раньше он ломался?

- Первый раз.

Он начал открывать входную дверь дома. Подчиняясь внезапному желанию, я одним прыжком преодолел разделяющее нас расстояние, и схватил за ручку двери. Из-за нее к нам уже врывался дневной свет. А вместе с ним, какой-то блеск из окна соседнего дома резанул по глазам. Солнечный зайчик.

Изо всех сил, я потянул дверь на себя.

- Ты чего это?? - Возмутился Сергей.

И тут, что-то громко бухнуло в дверь почти напротив моего лица. Щепки полетели в сторону.

- Ложись! - Приказал я.

Тут же, со стороны улицы раздались хлопки и дверь задрожала под ударами пуль.

Ползком, мы добрались до двери в бункер.

Когда она захлопнулась, Сергей, лихорадочно повернул в замке ключ и один за другим запер четыре засова.

- Как ты узнал? - Он ошарашенно смотрел на меня.

- Предчувствие. - Хмыкнул я. - Дверь долго выдержит?

- Снаружи ее вскрыть не возможно. - Уверил Сергей. - Идем на командный пункт, посмотрим, что там снаружи происходит.

Камеры запитаны от резервной системы, поэтому то, что наверху повредили генератор, нам не помешало.

Вооруженные люди в белых маскхалатах, уже открыто суетились около дома.

Их было много. Как минимум — человек двадцать.

- Удивительно, столько гостей в нашей глухой деревне. - Странно, но Сергея забавляла ситуация.

Два человека, освещая коридор мощными фонарями, подошли к дверям в бункер.

ИК-камера давала лишь черно-белое изображение, поэтому было сложно разобрать их лица. На них, в отличии от остальных, был камуфляж. Впрочем, на нем не было никаких знаков различия.

На пульте загорелась красная лампочка, и внутри что-то запищало.

- Нашли коммутатор, - прокомментировал Сергей. - Будем с ними говорить?

- Давай! - буркнул Медведь.

Чуть слышно зашипели динамики.

- Кто вы такие? - отчеканил Медведь в микрофон.

- Майор ХХХ, я полковник ГРУ Снежин. - Раздалось в колонках. - Нам приказано получить у вас посох, для его скорейшей доставки в центр. Как поняли?

Медведь оперся на стол, сдерживая ярость.

- Какого черта, полковник, вы открыли огонь на поражение??

- Ребята погорячились, майор. - Голос в динамиках явно пытался упирать на свое старшинство. - Выносите посох и выходите, поговорим.

- На счет посоха, у меня иной приказ, полковник. - Отрезал Медведь. - Пусть ваши люди отойдут от дома. Вас одного, без оружия, мы готовы пропустить к себе для переговоров.

- Вы не поняли, майор. Посох нужен мне срочно. Я отменяю все прошлые приказы на счет него. Даю вам 10 минут. У меня есть полномочия на применение силы. Если за это время не вынесите посох, мы заберем его силой.

Полковник и его компаньон, развернулись, и вышли из дома. В коридор вошли несколько бойцов, с какими-то ящиками.

- Нельзя отдавать им посох. - Произнес Шаман.

Медведь кивнул.

- Сергей, они могут сломать дверь?

Хозяин бункера рассмеялся.

- Это невозможно. Сейфовый замок и за месяц не вскрыть. А болгаркой резать двадцатимиллиметровую сталь устанут. Да и инструментов у них не видно. К тому же есть вторая дверь внизу.

- А на сколько нам хватит электричества и воздуха? - Спросила Аня.

- Аккумуляторов, если использовать только аварийное освещение и вентиляцию — дня на два.

- Им наши ресурсы неизвестны. - Произнес, подумав, Медведь. - Посмотрим, что они предпримут.

Прошло чуть больше десяти минут. Никто не вступал с нами в дальнейшие переговоры. Даже бойцы, оставив перед дверью какие-то коробки, покинули дом.

Вдруг пол подо мной ощутимо дрогнул. Свет моргнул, а с потолка что-то посыпалось нам на головы.

- Какого черта??? - Сергей вскочил со стула.

«Нет сигнала» - загорелось на всех наружных камерах. Камера же, установленная на лестнице вниз, перед второй дверью, показывала лишь клубы дыма.

- Взорвали дверь, гады — прохрипел Мохыч.

- Из бункера есть другие выходы? - Спросил я.

- Да, - всю уверенность Сергея, как ветром сдуло. - Через тоннель под улицей можно пробраться в подвал соседнего дома. Там у меня гараж. Машины, снегоходы.

- Три минуты на сборы! - Приказал Медведь.

Рюкзаки были готовы. Оставалось только забрать оружие и одеться.

Пыль, поднятая взрывом, улеглась.

Камера уже показывала, как над второй дверью колдуют спецназовцы, обкладывая ее взрывчаткой.

- Показывай ход. - Медведь ткнул дулом автомата в монитор. - Вторая дверь долго не продержится.

- Сейчас, - Сергей нажимал какие-то кнопки. - Это задержит их на какое-то время.

С потолка, над дверью брызнули струи, тотчас же превращаясь в облака газа. Четверо бойцов, устанавливающих взрывчатку, вскочили на ноги, схватившись за лица.

- Слезоточивый газ, - зло рассмеялся Сергей. Он нажал на еще какую-то кнопку, и коридор заволокло густым дымом. - И дымовые шашки. Пока не выветрится, туда будет не зайти. А эти ребята будут плакать минимум полчаса.

Все заулыбались, напряжение немного спало.

- Еще наверху их ждет небольшой сюрприз, - Серега подмигнул нашему командиру и посмотрел на часы. - Через полчаса дымовая завеса прикроет наш отход.

Он с сожалением выключил монитор.

- Ладно, идемте.

Тоннель оказался трубой, около метра в диаметре. Несколько минут пришлось ползти по нему на четвереньках. Огромный Медведь вынужден был и вовсе передвигаться по-пластунски.

Полуразвалившийся с виду сарай соседского дома оказался лишь декорацией, за которой скрывался углубленный в землю гараж.

Четыре машины Тайота Лендкруйзер, УАЗик и две «Нивы», к сожалению, сейчас ничем не могли пригодится. А вот о трех снегоходах, несколько дней назад, - мы могли лишь мечтать! Пока Шаман с Медведем пошли осмотреться, мы распаковали их из-под брезента и заправили баки бензином.

Лицо вернувшегося командира выдавало охватившее его напряжение.

- Плохи дела. - Сообщил он. - У них вертушка. Ми-8. Стоит в сотне метров к северу. Там же палатка — видимо они еще ночью нас поджидали. Человек пятнадцать расположились у нашего дома, еще неизвестно сколько — у вертолета. Все вооружены.

Порывшись в рюкзаке, он извлек оттуда блокнот с ручкой и стал набрасывать в нем схематичный план.

- Смотрите, - приказал он. - Я постараюсь нейтрализовать вертолет вот здесь. Как только раздадутся взрывы — вы все на снегоходах подъедете сюда. Здесь полуразвалившаяся кирпичная стена — хорошее украытие. У вас будет минута — две. Прикроете меня огнем. - Медведь посмотрел на Мохыча. - Ты на снегоходе встретишь меня здесь. Затем — сваливаем. Первым пойдет снегоход Шамана с Сергеем, они знают местность.

- Через пятнадцать минут начнется феерверк у дома, - напомнил Сергей.

- Отлично, - улыбнулся Медведь, вынимая из рюкзака две гранаты. - Это должно их запутать. Будьте готовы выступить к этому времени.

- У тебя гранат не осталось? - спросил командир Мохыча.

Тот отрицательно покачал головой.

- Жаль, это последние. - Медведь передернул затвор автомата и выскользнул на улицу, не оглядываясь и не ожидая наших напутственных слов.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 45
Комментарии

Нормально, но про Сержень-Юрт нужно убрать.

После долгого перерыва задержек больше не ожидается?)хорошо,9

Продолжения, к сожалению, не будет.

С уважением, dib.

"dib" пишет:
Продолжения, к сожалению, не будет.

Почему ? :(

Я "ринулся в бой", не имея опыта в написании больших произведений, и сделал ряд ошибок:

1. Плохо проработал сюжет в самом начале.

2. Не сумел достаточно интересно выразить идею, которую хотел заложить в произведение (не хватило опыта и таланта).

3. Не рассчитал свои силы, не думая, как много займет времени писательство.

С уважением, dib.

о нет... чувак! ну как же так.....

Я так жадно и с нетерпением прочитал всё практически за один вечер, потом с таким нетерпением ждал продолжения, периодически заходил сюда, даже когда не было инета нормального, с телефона и откуда мог, каждый раз надеясь на хоть ещё одну маленькую главу....

Супер же всё было! Давай! У тебя получится!!! есть уже и фанаты!

Привет! Спасибо за отзыв.

Будет еще минимум две главы. Они выйдут до 21 декабря 2012 года :)

С уважением, dib.

The promise isn't kept. I wait for continuation. Kill you a thunder! (ancient Scottish curse)

__________________________________________________________________

"Люди - страшные существа. Иммунная система Земли пытается нас уничтожить. Я считаю, что она поступает верно."(С)Курт Воннегут

Апокалипсис - это сейчас.

Спасибо за это произведение, мне очень понравилось. Когда прочитал коммент от 09.11.2012 сильно расстроился, но сегодняшнее сообщение порадовало, буду с нетерпением ждать финала. Да, и еще. Все у тебя здорово получается, поверь мне )

ждёмс.... ждёмс.....

и нету и нету.... ((

очень жду продолжения! Читается на одном дыхании!!!

dib, люди ждут что же дальше будет с ГГ. Рассказ нужно закончить!

Спасибо. Попробую. Хоть и конца света не случилось :)

Одно "но" - будет переработана и первая часть романа )

С уважением, dib.

Зашел спустя 2 года на сайт. Видимо автор окончательно забросил рассказ. Или же нет?

Забросил, к сожалению.

С уважением, dib.

Забросил, к сожалению.

С уважением, dib.

Понятно. Очень жаль(

Быстрый вход