Так будет. Часть 8

Предыдущая часть.

С Федосеевыми мы дружили семьями. Часто вместе проводили вечера, выезжали на шашлыки, дети наши замечательно ладили. Андрей был меня немного помладше, но несмотря на это мы хорошо находили общий язык. Сейчас, стоя передо мной, он выглядел жутковато. Разбитый нос и губа, с коркой запекшейся крови, синяк под глазом, испачканное грязью лицо, разорванная в двух местах куртка, разные ботинки на ногах, без шнурков. Протянув ему руку, я даже сразу не был уверен, что это он.

-Андрюха, ты как сюда попал?

-Долгая история. А ты?

-Да тоже, не короткая. Твои где?

-В Тарловке. Мы уже недели три там, у матери, тусуемся.

-Понятно. Собери оружие у этих, проверь, сколько патронов и сложи в кабину грузовика, сейчас выезжать будем. Потом поговорим.

Достав сигарету, протянул Андрею, прикурил. Подойдя к грузовикам, заглянул в кузова. Мужики, таскающие мешки, опасливо поглядывали в мою сторону. В первой фуре, кузов был загружен, почти полностью. Решив, что тянуть время нет резона, крикнул мужикам, что бы спускались вниз. Столпившись на дебаркадере, грязные, оборванные с опущенными к земле глазами, люди были испуганы и ожидали самого худшего для себя. Раньше их можно было принять за бомжей, но сейчас в такую ситуацию мог попасть каждый.

-Мужики, берите, кто, что может унести с собой и давайте по домам. И вообще если есть возможность, да если и нет, валите из города. А сейчас все бегом на склад, наверх и сидим там 20 минут - громко проговорил, насколько хватило голоса, в сторону толпы. Передернул затвор автомата, придав ускорение зашевелившейся массе людей.

-Андрей заводи эту фуру, я закрою кузов.

Закрывая тяжелые створки, услышал, как на повышенных тонах заурчал двигатель.

Запрыгнув в кабину, сдвинув в сторону уложенные на сидение стволы, дал отмашку Андрею трогаться. Рывками, привыкая к управлению тяжелой машины, Андрей вывел фуру и, набирая скорость, направил ее в сторону «первой дороги». Взглянув на свои руки, я увидел на кистях бурые пятна, отчего в голове молниеносно пролетела картина пятнадцати минутной давности, отчего к горлу подступил тошнотный комок. Я еле успел открыть окно, что бы ни испачкать себя и салон машины. Закрыв окно, потянулся рукой вытереть рот, но на полпути, опять увидев запекшуюся кровь, убрал руку и тяжело вздохнул.

-Куда едем? - спросил Андрей, уже вырулив на дорогу.

-Давай в Сидоровку, только не останавливайся нигде.

Я полез за сидение, надеясь найти хоть немного воды, чтобы вымыть руки. В бардачке нашел начатую бутылку с минералкой, немного отхлебнув, протянул Андрею. Тот приложился к ней как будто не пил несколько дней. Вернув мне баллон, проговорил:

-Вот теперь жить можно. Рассказывай, как поживаете?

-А то ты не видел? - ответил я и, зажав между ногами баллон, стал мыть руки, сливая воду прямо на коврик под ногами.

-Да уж месиво. Довели? - улыбнувшись, посмотрел в мою сторону Андрей.

Я, домыв руки, остатками воды смочил лицо, и стал вытираться, найденной под сидением тряпкой.

-Подонки  - тоже улыбнувшись, ответил я. На душе стало легко. Все страхи остались позади. Теперь хотелось поскорее разыскать своих.

-Мы три недели назад, или около этого - начал рассказывать Андрей - уехали к матери в Тарловку. Там хоть у нее запасы кое, какие были. Иринка матери помогала, я с Никиткой на рыбалку ходил. Народу у нас там мало живет, сам знаешь, так что спокойно. А тут три дня назад решил в город сходить. К соседу сын из города приехал и говорит, что магазины бомбить начали. Вот я и решил рвануть, думаю, может и мне что перепадет. Жрачка на исходе. Через реку по льду перешел, рано утром. И офигел. Магазины уже разбомбили, народ тащит все что попадется. Я в один сунулся, так там меня так оприходовали, ели ноги унес. Набрал в сумку всякой херни, что попадалось под руку, и стал спускаться к реке, я там, в сугробе лыжи спрятал. А тут автобус, впереди «Газель», остановились, и давай в салон тащить. Я быковать начал, из «Газели» урод, какой- то в красном пуховике вылезает и мне «калашом», вон тем, как промеж глаз зарядит. Очнулся, глаза открывая, в камере. Кругом мужиков битком, не протолкнешься. Расспросил, что да как, оказывается, вперся. Вот сегодня, первый день батрачить погнали. Думал, грузиться закончим, спрячусь и свалю, по-тихому, а тут ты, как черт из табакерки.

Слушая Андрея, я осматривал ружья. Два ружья забраковав, выкинул в окно, остальные положил за сиденья. В рожке автомата было пять патронов, понятно почему, оружие использовали как бейсбольную биту. В некоторых ружьях вообще не было патронов. Толпе мужиков, грузивших фуру, не составило бы труда перебить своих конвоиров, но видно животный страх оружия, сидит глубоко в человеке и избавиться от него может не каждый.

Я в свою очередь пересказал вкратце свою историю, не забывая посматривать по сторонам, в надежде увидеть своих. Уже подъезжая к дому Ирины с Толиком, сказал Андрею, что бы он оставил машину на дороге не заезжая во двор, так как потом будет сложно развернуться. Показав ему как пользоваться с оружием, пошел во двор. С каждым шагом приговаривая про себя, «лишь были там, лишь бы были там». Выходя из-за угла дома, за которым начинал просматриваться дом, затаил дыхание, всем своим существом желая, что бы исполнилось мое желание. Глубоко выдохнул, увидев стоящий посреди двора джип, на котором ехала Оксана. Ускорив шаг, подошел к машине и, заглянув внутрь, подергал за ручки. Двери были закрыты. В салоне также были навалены мешки с крупами. На задней дверце имелись пробоины от пуль и дроби. Бегом, поднявшись на второй этаж, постучал в дверь, сначала тихо и осторожно, а потом настойчиво и нетерпеливо. «Кто?» - услышал за дверью слабый голос, по которому не смог определить принадлежность.

-Свои, открывайте - с еще большим нетерпением, почти переходя на крик, ответил я. Защелкал замок и затем, осторожно приоткрылась дверь, пропуская меня в комнату. На пороге стояла Ирина.

-Где Оксана? - первый вопрос был мой, когда я взглянул в лицо тетке.

-В комнате - тихим голосом проговорила она, пропуская меня.

Забежав в спальню, увидел лежащую на кровати Оксану, которая лежала на боку в позе эмбриона. Остановившись на пороге комнаты, я боялся двигаться дальше. Глядя на спину своей жены, я пытался различить дыхание тела, но стук собственного сердца не позволял этого сделать. Осторожно присев на кровать, положил руку на лоб Оксане, он был горячий. Переведя взгляд на тетку, стоящую в дверях спросил:

-Что произошло. Где Валера?

-Они приехали около часа назад. У Валеры пуля в руке. Оксанка в истерике. Мы ей дали успокоительное и она уснула. Валера руку перебинтовал и забрал Толика, поехал с ним в гараж, что бы машину выгрузить, а потом тебя должен был ехать искать. Но уже час прошел, а их нет. Он должен был Толика домой завести - вытирая слезы, шепотом рассказала Ирина.

-У Оксанки температура. У тебя есть какие-нибудь жаропонижающие.

-Сейчас посмотрю - пошла в другую комнату, закрыв за собой дверь.

-Оксана, просыпайся, надо вставать - осторожно потеребил я ее за плечо.

Она медленно перевернулась на спину и открыла глаза. Глядя на меня, взгляд был помутневший, но через несколько секунд стало понятно, что она все понимает. Обнявшись, мы сидели на кровати, пока не пришла Ирина, держа в руках стакан воды и таблетку.

-Надо выпить, у тебя температура - протянул Оксане лекарство.

Послушно выпив, она попыталась, что то сказать, но не смогла, показав на горло.

-Понял, лежи. Скоро поедим - погладил по волосам и поцеловал Оксану.

-Ирина ты все вещи собрала? - уводя в другую комнату, под локоть, тетку спросил у нее.

-Вроде все. А как мы без Толика поедим? - посмотрев мне в глаза, плачущим взглядом спросила Ирина.

-Он с Валеркой, с ним не пропадет. А нам из города надо уезжать. Еще пару часов и будет поздно. Ночью мы не вырвемся. Сейчас быстро одевайся и будь готова. И хватит плакать, все будет хорошо - притянув тетку к себе, обнял ее. Прижавшись ко мне, она глубоко всхлипывала.

Забрав у Оксаны ключи, спустился к машине, которую перегнал к фуре, в которой сидел Андрей. Пока меня не было, он привел себя в порядок. Умыл лицо, смыв кровь и нашел шнурки для ботинок, заменив их проволокой. Вместе мы перекидали из салона джипа мешки с провизией в фуру. Пока занимались этим делом из-за угла дома, таща за собой санки, на которые были нагружены сломанные доски, вышел старенький дедок. Который осторожно, буквально стараясь не дышать, прошел мимо нас, силясь разобрать, что же мы грузим. И даже отойдя на приличное расстояние, не смотря под ноги, пялился в нашу сторону, за что поплатился, споткнувшись о замерзший кусок льда. Растянувшись на земле, на него наехали груженный санки, из которых развалились в разные стороны доски. Даже на расстоянии было слышно, как чертыхается дедок, вставая и собирая обратно свой груз.

-Вот народ любопытный. Подошел бы да спросил - хватая последний мешок и закидывая его в фуру, сказал Андрей, наблюдая за дедом.

-А ты бы ему мешок по доброте своей душевной и отвалил бы. Да? - переводя дыхание, спросил я, глядя снизу вверх, на стоящего в фуре Андрея.

-А почему нет? Народу помогать надо, если есть такая возможность - смотря в сторону деда, ответил Андрей.

-Андрей, я тоже некоторое время назад, так же думал, и поверь мне, ни к чему хорошему, это не привело.

-Нет, все-таки надо ему помочь - схватив мешок с крупой и скинув его на землю, Андрей спрыгнул с кузова. И не успел я его остановить, схватил мешок и быстрым шагом направился к дедку, который все еще собирал развалившиеся доски.

-Андрей, стой - крикнул я в сторону удаляющегося Андрея. Понимая, что бесполезно, махнул рукой, и не глядя в его сторону, стал закрывать створки кузова. Закончив с ними, посмотрел в сторону ушедшего с гуманитарной помощью, Андрея. Было видно, как подойдя к дедку, Андрей спустил с плеча мешок на землю, стал, что то говорить ему. До того похоже плохо доходило происходящее. Уставившись на Андрея, дедок стоял, держа в руках обломок палки, и даже мне было видно изумленное старческое лицо. Андрею, похоже, надоело объяснять деду, что он не ангел, спустившийся с небес, с мешком провизии, во благо спасения души раба божьего, махнув рукой, пошел обратно к машине. Дедок немного постояв, глядя в спину удаляющегося, невесть откуда взявшегося благодетеля, поняв, какая халява привалила, быстро сбросил остаток досок с санок и, загрузив мешок, быстрым, почти спринтерским бегом удалился, скрывшись за углом дома.

-Ну что? На душе стало хорошо? Миротворец, блин - похлопав по плечу Андрея - в наше время о себе надо думать, да о близких своих. Всем не поможешь.

-Нет, ты не прав. Есть возможность, помоги.

-Ага, еще скажи щеку подставь. Ладно, время покажет. Я пошел за своими. Сейчас выезжаем. Я с Оксанкой и теткой на джипе, ты фуру погонишь. Я впереди поеду. Из города вырвемся, повернем в сторону Тарловки. Там ты пересядешь на джип и сгоняешь за своими, ну а потом в деревню. Оксанка еще, что то затемпературила, лекарств бы, где по дороге раздобыть.

Поднявшись в квартиру, отметил количество сумок приготовленных к выносу. Оксана уже была на ногах, споря с теткой, которая пыталась упаковать очередное платье в сумку. Поняв проблему, не желания расстаться с нажитым, я, молча, взял верхнюю сумку и, расстегнув ее, высыпал все содержимое на пол. На полу оказались две шубы плотно свернутые и сложенные в пакет, куча еще, какой то одежды. Пресекая сопротивление Ирины, проделал то же самое с остальными сумками.

-Оксана, помоги, пожалуйста, заново собраться Ирине. Ирина, где у тебя бумага и ручки, лучше маркер пожирнее - спокойно сказал я. Услышав обращение к себе, Ирина оторвалась от своих шмоток, посмотрела на меня.

-Зачем?

-За мясом! - начиная понимать, что могу сейчас сорваться, пытаясь успокоить назревающий у меня внутри ядерный взрыв, как можно спокойней, проговорил - Ирина давай договоримся, что бы тебе ни сказали, прыгай на одной ноге, ложись лицом в грязь или гавно, замри или просто молчи, все ты делаешь, бесприкасловно и не обсуждая. От этого, прежде всего, зависит твоя жизнь. Хочешь еще пожить, принимай правила тех людей, которые хотят тебе помочь. Все, начнем это прямо с этой минуты.

Ирина не ожидала от меня такого тона и таких слов в свой адрес, смотрела на меня, не моргая, держа в руках пакет с шубой.

-Дай мне бумагу и ручку - так же спокойно и медленно повторил я, обращаясь к ней.

-А Толик? - спросила она.

-Найдется твой Толик, не переживай. Неси бумагу - забирая у нее пакет из рук, ответил я.

Ирина медленно как робот пошла в другую комнату.

-Ты что? - изумленно посмотрев на меня, спросила Оксана.

-Еще немного и у нее истерика бы началась - помогая складывать вещи в сумки, ответил.

Ирина принесла несколько листов А4 и фломастер. Я сев за стол, написал на нескольких листах одну и ту же записку. «Валера. Я захватил фуру с продуктами. Мы выезжаем в деревню. По дороге заедим в Тарловку, заберем Федосеевых. С нами Андрей. Оксана, Ирина со мной. ... ... ... год,  15 часов 45 минут».

Взяв пластырь, прилепил один листок с внутренней стороны, на входную дверь и еще один в спальне на зеркало.

-У Толика ключ от двери был с собой? - спросил Ирину, беря сумки и выходя из квартиры.

-Да, он сам закрывал.

-Вот и хорошо. Закрывай.

Спускаясь по лестнице и дойдя почти до нижней лестничной площадки, услышал на улице выстрел, за ним еще один и еще.

-Во, блин, это еще что. Оксана бери сумки и обратно в квартиру, закройтесь. Осторожно посмотри в окно. Я к Андрюхе - бросив сумки, перевел автомат из-за спины и, передернув его, выскочил на улице, подвернув на последней ступеньки ногу. Чертыхнувшись, прихрамывая, побежал в сторону стоявшей за углом фуры. Еще не добежав до угла, стало понятно, что вокруг грузовика собралась толпа. Выглянув из-за угла дома, посмотрел что творится. Вокруг машины собралось человек тридцать в основном старики с санками и палками в руках. На фоне общего шума и гвалта исходящей от толпы разобрать, что кричит Андрей, стоявший в открытых створках кузова, было не возможно. Старики, сгрудившись, и давя друг на друга, пытались дотянуться до Андрея, кто палками, кто руками. Тот же держа в руках дробовик, размахивал им, пытаясь отбиться от тянущихся до него рук, и что кричал, разобрать, что,  было не возможно.

-Доигрался, блять. Спаситель хренов - было понятно что ситуация становилась с каждой секундой хуже. Из разных дворов в сторону фуру тянулись вереницы спешащих людей, и не все из них были беспомощные старички. Виднелись и здоровые мужики, держащие в руках, что то тяжелое. Быстро добежав обратно к подъезду, махнул рукой Оксане выглядывающей в окно, сам завел машину и развернул ее в сторону выезда из двора. Оксана выбежала, держа в одной руке сумку в другой «Сайгу», за ней Ирина также с сумкой в одной руке и пакетом в другой. Закинув, в заранее открытую мною заднею дверь, сумку и помогла забраться в машину Ирине, Оксана села рядом со мной.

-Оксан, там, на Андрюху аборигены напали. Он в фуре с продуктами.

-Какой Андрюха? - перебила меня Оксана, непонимающе глядя на меня.

-Федосеев. Я тебе потом все расскажу. Слушай. Я сейчас въезжаю в толпу и забираю его из кузова. Ты тут же пересаживаешься за руль и высаживаешь нас возле кабины, а сама отрываешься в сторону города, мы тебя догоним.

-Я тебя больше не оставлю.

-Я тебя тоже, солнце мое, но надо торопиться, время можем потерять. Все поняла?

-Да - потянувшись ко мне, обняла меня за шею.

-Все приготовились. Ирина держись. А лучше закрой глаза.

Переключив скорость, нажал на газ, заставляя разогнаться автомашину. Уже выезжая из двора, бросил взгляд на электролюк в крыше, нажав кнопку привода, открыл его. Морозный воздух стал врываться через крышу, помогая адреналину закипеть в крови.

Нажав на клаксон, заставил трубно загудеть сигнал, сбросив скорость, подъехал к толпе. Народ резко замолчал, обернувшись на гудящую машину, двигающую в их сторону. Медленно двигаясь и начиная капотом раздвигать последние ряды людей, окруживших Андрея, не убирая руку с клаксона, продолжал трубно гудеть сигналом. Люди начали медленно расступаться, пропуская машину ближе к кузову фуры. Заметив в толпе стариков молодые лица, крикнул Оксане, чтобы закрыла двери. До борта кузова, где стоял Андрей, оставалось совсем немного, когда кто то из толпы, перекрикивая сигнал, что то прокричал. От чего вся толпа пришла в движение и все, кто был ближе к машине стали хватать ее кто за что мог, люди, державшие в руках палки, стали с начало робко и осторожно бить ими по кузову, а потом, распаляясь больше и больше с криками обрушивать на машину всю свою силу. Сидящая сзади Ирина, обхватив руками голову, истерически закричала, на что Оксана, повернувшись к ней, ударила ее по лицу. Крик прекратился. Но снаружи, люди с каждой секундой становились агрессивней, уже кто-то полез на капот, машину начали раскачивать из стороны в сторону. Я, достав пистолет, вытащив его в люк, два раза выстрелил, но на выстрелы озверевшая, голодная толпа даже не обратила внимание. Сзади треснуло и осыпалось от удара стекло задней двери, через которое полез, какой то мужик, в короткой черной дубленке и норковой формовке на голове. Увидев в зеркало заднего вида наполовину залезшего в салон мужика, которому мешали продвинуться дальше, толчки раскачивающие машину, я развернулся в вполоборота и, не целясь, выстрелил три раза в тело, пытающее продвинуться дальше в салон. Первая пуля прошла мимо, вынеся остатки стекла в задней двери, вторая попала в поясницу, от чего мужик, крякнув, поднял голову и получил третью пулю в переносицу. Пуля, проделывая отверстие в голове, снесла норковую формовку, выбросив ее на улицу, через разбитое окно. За шапкой, полетели ошметки черепной коробки и кровяные сгустки, вперемешку с мозгом. Уткнувшись, остатками лица в пол, за задним сидением, у мужика из затылка пульсируя фонтаном, била кровь, заливая, начавшую опять визжать Ирину и потолок машины. Толпа, с наружи автомобиля даже не заметила потери одного своего нападающего, продолжала раскачивать машину. Уже, кто то по моложе, лез в кузов грузовика, пытаясь схватить Андрея за ноги. Тот яростно отбивался ружьем, держа его за ствол и пинался ногами, пытаясь скинуть, цепляющихся за борт. Но силы были не равные, все прибывающие люди, желающие захватить содержимое грузовика, напирали сзади. Я, переключив передачу на задний ход, сначала медленно отпуская левой ногой сцепление, одновременно подгазовывая, направил машину из толпы. Потом резко нажал на газ и отпустил сцепление. Машина, взревев мощным двигателем, устремилась из объятий толпы, на ходу подминая под себя и разбрасывая в разные стороны, облепивших машину людей. Разорвав толпу надвое, и не дав ей времени сомкнуться, я включил первую передачу, рванув вперед, наезжая и давя людей попавших под колеса машины, несколько секунд назад. Рев толпы мог бы заглушить взлетающий истребитель, она не хотела отступать от считавшей своей, добычи. Тяжелый джип, перескакивая через тела лежавших на земле людей, которые не позволяли ему разогнаться, рывками подкатил к кузову, в том месте, где стоял Андрей, и откуда к нему лезло двое настырных людей, судя по брюкам, принадлежавших к мужскому полу. Нажав на тормоз, я пытался остановить машину точно напротив Андрея, но не рассчитал скорости. Машину занесло и боком ударило о борт грузовика, давя двух несчастных. Вместе со звуком скрежета металла, был четко слышен хруст ломающихся ребер, таза и позвоночника.

-Прыгай на крышу, в люк - что есть мочи закричал я, стараясь перекричать рев толпы и визг, сзади сидящей Ирины. Увидел как Андрей, оттолкнувшись, прыгнул на крышу нашей машины, грузно упав на нее, я сразу рванул назад. Оторвавшись от борта грузовика, увидел два тела упавших на землю. У одного из-за сбившейся шапки по земле распались длинные волосы. « Женщина» - отметил про себя, глядя в зеркало заднего вида, и не обращая внимание, на сбиваемые машиной тела. Почти вырвавшись из толпы, почувствовал упирающуюся мне в плечо ногу. Не глядя, схватил за нее и потянул.

-Не тяни. Застрял - услышал сверху.

-Оксана держи его - не глядя, прокричал я, отпуская Андрюхину ногу, и переключая коробку скоростей.

Развернув машину, направил ее к кабине грузовика. Обезумевшая толпа, перепрыгивая через раздавленные тела, спотыкаясь об них, устремилась за нами. Остановив машину, напротив высоких дверей, кабины грузовика, прокричал Андрею:

-В машину, быстро. Оксана пересаживайся и дави не останавливаясь.

Схватив свой автомат, полез через люк, на крышу. Андрей пытался открыть дверь в кабину грузовика, но ему мешала кабина джипа, который я слишком близко подогнал. Он, безуспешно дергая ее, умоляюще посмотрел на меня. Я, развернувшись в сторону бегущих в нашу сторону людей, разрядил в них полный магазин своего автомата, и, нагнувшись к люку, прокричал Оксане, что бы она продвинула машину вперед. Джип дернулся, выбив у меня из-под ног, крышу автомобиля. От неожиданности, я не удержался и спрыгнул на землю, больно ударившись коленкой. Андрей остался висеть на ручке двери. Быстро встав, я замахал рукой Оксане, чтобы она ехала, обежал кабину, чтобы залезть в другую дверь. С пассажирской стороны кабины грузовика, дергая за ручку, пытался залезть, какой то подросток, у которого в одной руке был кухонный топорик, для рубки мяса. Схватив его за шиворот, стряхнул его с двери, даже не почувствовав его веса. Вскочил на подножку и дернул за ручку двери. Она не поддалась. Дернул еще раз. Закрыта. На третий раз, почувствовал щелчок замка, и увидел Андрея, открывающего мне дверь. Бросив свое тело в кабину, и захлопнув  дверь, услышал удары по ней. Сброшенный мною подросток, лупил по ней своим орудием.

-Андрюха, заводись, что сидишь - во все горло заорал я, пытаясь отстегнуть пустой магазин от автомата.

Андрей шарил руками по карманам, ища ключи от замка зажигания, повторяя непрестанно:

-Щас, щас, щас....

С улицы, в окна кабины, уже барабанили, ожесточенные люди, для которых уже не было целью добыть себе провианта. Цель была покарать, разорвать на части, уничтожить, посмевших противостоять толпе. У кучки людей включился коллективный разум, настроенный на уничтожение. Остановить это, можно было, только убив всех. Здесь не было зачинщиков и организаторов, было общее подсознательное желание убивать. Видя смерть принадлежащих толпе людей, они желали мести. И они добьются этого любым методом, ценой жизни многих принадлежащих толпе, потому что чувство личности отключилось, нет индивидуума, есть ТОЛПА. Один разрушительный, как для себя, так и для объекта нападения, организм.

Сменив магазин, приоткрыл форточку и выстрелил в стоявшего на ступени кабины мужика, пытавшегося, обрезком трубы разбить стекло. Его отбросило на землю. Но его место занял другой.

-Андрюха, ты заводишься?!! - орал я, срывая голос, видя, как уносится, машина, в которой находится Оксана. Дежавю. Такое сегодня уже было. И повторяется опять. Какой то, злой рок, пытается оторвать от меня моих близких и любимых людей. Испытать мое сознание. Проверить, смогу ли я вынести все это, выдержит ли мой мозг, оставив ясным сознание, или превратит, в пускающего слюни, дебила. Время остановилось, был страшный сон, продолжающийся неприодалимо долго.

Вдруг взревел двигатель, и, не сбавляя оборотов, тут же рванулась машина вперед. Рывок вперед, еще один. Как будто большой мощный зверь встряхивается, сбрасывая с себя мусор, грязь и надоевших паразитов. Медленно набирая скорость, фура стала разгоняться. В осколках разбитого бокового зеркала, я видел, как люди отцепляются от машины и как кульки падают на дорогу, проиграв битву  мощному животному. Взглянув на Андрея, который сжимал руль на столько, что костяшки побелели как ватман, сорванным голосом, прошипел:

-Не гони. Сбавь газ.

Андрей, повернув ко мне голову, кивнул. Он был, весь белый и даже в губах не было ни грамма крови. Я, наверное, выглядел не лучше.

-На выезд. Через плотину - прошипел я.

Уже при подъезде к плотине, увидел стоявший на обочине Оксанкин джип. Остановились немного впереди.

-Только мотор не глуши - сбиваясь, проговорил Андрей, вылезая из кабины - я напрямую подсоединил, второй раз может не получиться.

Подойдя к джипу мне на встречу вышла Оксана. Лицо у нее было в каплях чужой крови. Обнявшись, мы простояли некоторое время.

-Это закончится когда-нибудь или нет - глядя в глаза, спросила у меня.

-Лишь бы не скоро, пожить еще очень хочется - искренне улыбнулся я в ответ.

-Ирина, там, в обмороке, надо тело вытащить.

-А что пусть лежит, пока не доедим - открыв дверь, посмотрел на тетку. Тут до меня дошло, про какое тело говорит Оксана. Весь салон был залит кровью, Ирина была все в бурых потеках. За сиденьями второго ряда лежал труп мужика подстреленного мною. Открыв заднюю дверь, я с помощью Андрея, за ноги вытащили труп, столкнув его с обочины в кювет. В салоне на ковре осталась лужа крови, которую накрыли тряпками из грузовика. Нашли в салоне аптечку и с помощью аммиака привели в чувства Ирину, которая ничего не понимая, крутила головой, пытаясь сообразить, где находится. Снегом умыли ей лицо и умылись сами. Закрыли створки кузова грузовика и направились в Тарловку, до которой оставалось километров двадцать. На улице начинало темнеть и хотелось скорее выбраться из ада, который продолжается, который день, не переставая.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.5 / голосов: 53
Комментарии

Всех с прошедшим 23 и наступающим 8! Удачи!

Хорошо. Что-то вас давно не было :-) Мы ждали-ждали и наконец-то дождались!!!

Ждём ещё части. А семья Федосеевых будет тоже жить с нашими героями? А Толик с Валерой ещё появятся или их уже списали?

Привет! Было много работы, некогда было писать.

У меня есть два варианта продолжения, первое короткое, второе длинное. В первом все заканчивается очень плохо, хепи-энд полностью отсутствует (но этот вариант боюсь выкладывать, из-за страха навести на себя и семью беды, так как у всех действующих лиц рассказа существуют свои реальные прототипы. К тому же некоторые вещи каким то образом стали влиять на мою настоящую жизнь, совсем недавно помял задний борт своей машины так же как описал до этого, хотя может все совпадение. так что с этим вариантом рисковать не буду). Второй вариант более продолжительный, с описанием множества злоключений героев, но чем закончится пока сам не знаю. Так что будем ждать продолжения.))

Удачи!

Как приятно в день рождения прочитать новую долгожданную главу))) Со своей стороны прошу не писать плохую концовку. Хочется в жизни больше позитива.

Поздравляю!(незнаю как обратиться, но это не важно).

Желаю здоровья, удачи и ОПТИМИЗМА.

:-) Главное, что ничего другое в БОЛЬШЕМ масштабе чем помятый бок, не произошло на самом деле. А плохая концовка может иметь такое же право на жизнь, как и хорошая. Когда кому-то хорошо, то кому-то же плохо. Нашим героям хорошо, а бандитам плохо... А вообще не надо заканчивать плохо. Достаточно чего нибудь нехорошего (но не смертельное) с частью наших героев (типа кто-то в плен попал надолго или дом в деревне , да и всю деревню сожгли, и опять надо по новой начинать, там поскитаться немного, повыживать... Или например весна прила, вода сильно поднялась, деревню затопило и наши герои двинулись в Сибирь. И т.д. и т.п.

Главное, что приторно не было, что реалистичность была. Но у вас в целом получается. Ждём-с продолжений

Спасибо! Нужные слова!

И можно на ты, не такой я и старый))).

давай прдолжение быстрей а то я в списке на досрочный призыв дочитать не успею.10 баллов.страшно. реалистично.

.. Или например весна прила, вода сильно поднялась, деревню затопило и наши герои двинулись в Сибирь. И т.д. и т.п.

Главное, что приторно не было, что реалистичность была.

вот вот. заняли остров образовали автономию начали экспансию дальше..............прошло много лет начали вспоминать как было.ну как вариант

Денис, а как ты придумал, такой поворот сюжета который позволил нашим героям разжиться оружием? Валера-ФСБшник, который получил право на несколько стволов. Оригинально, и реально. А что тебе подсказало эту мысль, таким образом снабдить героев оружиём?

Вопрос конечно интересный. Сама жизнь!!!

Денис, Браво! :-)

Поддержание сюжета и его завершение (надеюсь, оно будет не скоро) - не так важно, долю философии ты в повесть уже вложил. Одна просьба: оставайся на этой же грани действия и мыслей, не уходи в еки кровищи, как это произошло в недавнем цикле про Ижевск и окрестности, и не уходи в нудныю философию, как метро 2034! Пока оптимально, можно позволить вариации в философтвования даже, в быт

Класс :) +10

Классно, понравилось.

Ставлю 9, потому что немного смазанна вторая часть главы и читается трудновато.

Повествание заинтриговала, читать интересно.

Хотя выбрасывать ружья))) почемута забракованые , очень по раздалбайский. Но нелогичное , дабавляет правдивости.

Толпа слишком сплаченая, как то натянота.

Быстрый вход