Рассказ №17. Отпуск в Секторе

Условия конкурса · Все участники · sector-book.ru · deadland.ru

Автор: Егор Калугин

Как только Сайгон вскрыл банку тушенки и сглотнул слюну от вида мяса в прозрачных каплях желе - началось.

Захрустели ветки кустов, и в овраг с визгом вылетела желтоволосая девчонка в штормовке и рыжих камуфлированных штанах. Махнула в воздухе резиновыми сапожками, мяукнула: “Мамочки!” и покатилась вниз по склону с пугающей скоростью. За ней из кустов выскочил громила в сизом спецназовском обмундировании, крякнул неразборчиво что-то про мать, поскользнулся, однако не упал, а ловко заложил сальто, приземлился, будто кошка, на все четыре конечности и застыл так. За громилой показался усатый здоровяк, этот успел остановиться на самом краю оврага. Ноги расставил покрепче, руки на двух ПП-91 “Кедр” сложил по-хозяйски, наблюдая, как девчонка кувырками преодолела скоростной спуск, кое-как увернулась от коряги с растопыренными сучьями и растянулась на дне.

- Ну, что, дурочка, - лениво проговорил усатый. - Далеко убежала?

Дурочка помычала, пошевелилась едва - по всему, приложилась не слабо.

- Вот зараза, - стоящий на четвереньках, поднялся, перебросил со спины на грудь “Винторез”. - Шустрая, какая.

Девчонка кое-как повернулась на спину, руки к лицу подняла, и Сайгон увидел, что запястья у неё стянуты пластиковой черной струной.

- Вот дура! Это же Сектор! - зло выкрикнул владелец “Кедров”. - Ты соображаешь, а? Тебя тут схряпают в момент! И тапочек не останется.

Он поднял на ладони металлический кругляш, от вида которого у Сайгона часто забилось сердце - детектор искажений! Не простые ребята. Ох, не простые...

- Ещё раз дернешься бежать, - прохрипел владелец “Винтореза”, - отрежу ухо. Поняла?

- Режь, гад, - отозвалась кисло девчонка.

Сайгон голову опустил. Медленно и аккуратно, как на полевых занятиях по снайперскому переползанию. Детекторов аномалий нет даже у патрулей МАС ежедневно имеющих дело с западнями Сектора. А значит - связываться с этими парнями нельзя. Ни в коем случае!

- Левое? - осведомился со смешком громила. - Или правое?

Послышался металлический посвист - с таким звуком вылетает из ножен клинок. “Не моё это дело”, - проговорил себе Сайгон мысленно. А внутри похолодело всё, будто перед прыжком.

- Гляди-ка, - хохотнул усатый. - Не боится!

Сайгон представил, что сейчас наверняка нож громилы уже тянется острием к связанной девчонке. “Да какое мне дело”, - вяло подумал. - “Пусть делают с ней, что хотят. Хоть на фарш”.

А палец уже отбросил клапан ножен и в руку привычно лёг старый верный “Сармат”.

- Так левое? Или правое? - прохрипел громила.

- Давай оба сразу, - огрызнулась девчонка слабо. - На серёжках сэкономлю.

- Если башка останется, - отозвался усатый. - Давай, Сеня, чикни-ка ей половинку, чтобы не выпендривалась.

“Этого - ножом”, - решил Сайгон. - “Метров двадцать дистанции. Он в разгрузке, может и кевларовый броник имеется - в шею надо бить”.

Тут загремело, завозилось что-то тяжелое, закричали сразу все - и девчонка, и громила с “Винторезом”, и усатый с “Кедрами”, загремели беспорядочно выстрелы. И Сайгон выпрыгнул из-за укрытия в замахе для броска.

И тут же опрокинулся на спину, локтями заработал, отползая шустро - коряга на склоне оврага, растопырив когтистые лапы-сучья заглотила громилу, из черной пасти торчали грязные берцы. Усатый летел вниз по склону, и лупил с двух рук по коряге из “Кедров”, только щепки летели. Не успел Сайгон ахнуть, как земля перед усатым вздыбилась, выбросила вверх узловатые корни и хлестнула ими бегущего поперек с пугающим хрустом, отбросила, потащила в образовавшийся поперек склона провал. Блестящий кругляш детектора искажений вылетел из кармана разгрузки, упал в рыхлый суглинок. Сайгон, ахнул, соображая, что ещё секунда - и детектора не видать, бросился за ним, юркий как ящерица, и едва успел выхватить кругляш из осыпающейся вслед за ушедшим вглубь усачом ямы.

Застыл без движения, а под ним шевелилась земля, то вскидываясь, то опадая, будто в ней играли в чехарду гигантские черви. Скрипела коряга, махала кривыми лапами, уминая громилу. Девчонка, закрываясь руками от всего света, верещала без остановки.

Внезапно земля застыла. Замерла коряга, как была, с растопыренными сучьями - метафорф, потеряв источник агрессии, снова задремал, притворился деревом. И девчонка замолкла.

Сайгон первым делом глянул в дисплей детектора - тот светился ровным голубым свечением. Рабочий!

И метнулся к тушенке. Тут не свезло - банка опрокинулась, и содержимое смешалось с землёй, так что и кусочка спасти было нельзя. Сплюнул, карабин подобрал, вещмешок за спину закинул. Ещё раз глянул в дисплей, порадовался. Однако, кроме острой радости от невероятной удачи - о детекторе он даже и мечтать не мог, - Сайгон ощущал холодок тревоги, как собака чует опасность. Сматываться, и как можно быстрее. Такие ребята, с экипировкой, с детектором - они из подворотни не берутся. Таких готовят, снабжают, контролируют и ведут по радиолучу или из космоса.

Оглянулся. Девчонка глядела на него пустым синим взглядом со дна оврага. Сайгон вздохнул, спустился к ней мягким шагом и выхватил привычным движением нож. Девчонка дернулась, зажмурилась в испуге, прикрывая лицо кулачками, и Сайгон аккуратным движением лезвия рассек пластиковую стяжку на её запястьях. Девчонка ахнула и удивленно уставилась на него.

- Не бойся метаморфа, - проговорил Сайгон монотонно. - Когда всё спокойно - он такая же коряга, как и остальные.

Девчонка скривилась так, будто глотала что-то больным горлом, но промолчала.

- А ты смелая, - Сайгон опустил клинок в ножны. - Я полчаса орал, когда метаморфа первый раз увидел.

- Я и орала бы дальше, - просипела едва в ответ. - Голос пропал.

И поглядела как-то обиженно, что показалась ему совсем молоденькой.

- Студентка?

- Аспирант, - отозвалась гордо.

- Это круче, да?

- Научный сотрудник такой, - принялась растирать запястья с красными бороздами от стяжки. - Младший.

Сайгон поднял брови, показывая, как сильно он уважает всех научных сотрудников и спросил:

- И откуда ты, младший?

- Из университета бионики.

Стянул вещмешок со спины.

- А-а. Экспедиция?

- Экспедиция. Изучаю мутагенные факторы и их влияние...

- Одна, что ли?

- Одна, а что? - посмотрела упрямо.

- В Сектор поперлась? Дура, да?

- Сам дурак!

Растянул узел на вещмешке:

- Ой-ой-ой! Какие мы гордые! Как через Барьер прошла?

- Друг показал проход.

Сайгон вздохнул – экстремалов в Секторе хватало. Только не всем удалось вернуться.

- Тоже младший? – уточнил.

- Тоже. Он сюда ходил уже.

Выложил из вещмешка перед девчонкой кусок сала в тряпице, отломил полбулки хлеба:

- Слушай мою команду, младший, - показал ей ладонью на юг. - Вот туда иди. Километров восемь - будет первый уровень. Патрули подберут.

Завязал мешок, на спину закинул. Стянул на груди ремешки:

- Прощай, младший.

И пошел в другую сторону.

- Эй! Эй, ты! - зашипела что есть силы.

- Чего? - оглянулся.

- Ты меня бросишь? Вот так просто, да? - пискнула горлом испуганно.

- А что же - мне с тобой носиться, что ли? - удивился. - Дорогу показал. Давай, до свидания.

Она что-то шипела ещё, но Сайгон не оглядывался, пока не послышался позади мягкий топот.

- Тебе в другую сторону, - остановился нехотя.

- Не бросай меня, - просипела. - Мне страшно.

- Здрасте-пожалуйста, - ахнул. - А когда тебе скучно станет - песенки петь придется?

- Там мутанты и всякие искажения.

- Конечно, тут мутанты и всякие искажения, - повторил за ней пискляво. - Это же Сектор. Не знала?

Обернулся. Она стояла нахохлившаяся, словно воробей, растрепанная, упрямо скрестив руки на груди:

- А если меня съедят?

И поглядела с презрением.

- Ну - съедят, подумаешь, - пожал он плечами.

- Совсем не жалко? - блеснула глазами обиженно.

- Если тебе не жалко себя - чего мне тебя жалеть?

- С чего ты взял, что мне себя жалко? Очень даже жалко!

- А уши себе отрезать предлагала?

Носом шмыгнула, отвернулась:

- Это другое, понимал бы чего...

- А связанная по Сектору бегом носилась? Через кусты да напролом.

- Они ко мне приставали!

- Опять врёшь.

- Когда я врала? - повернулась к нему, бровки подняла.

- Да всё время. Что ученый. Что в экспедиции. Что приставали к тебе.

Девчонка опешила, даже шаг назад сделала. Синие глаза округлились:

- Да ты... с чего это взял?

Сайгон положил руки на ремень карабина:

- Раз ты ученый, то про метафорфов должна была слышать. Это раз. А если слышала про метафорфов, должна понимать, что в Секторе бегать напролом - все равно... ну, как вслепую через минное поле. Это два. Ребята, что с тобой были и упакованы и подготовлены не слабо, как пить дать - спецназ. А значит, только чтобы тебя по женской части использовать, вязать и тащить аж во второй уровень сектора им ни к чему. Не та специальность. Это три. Да и кто на тебя позарится - посмотри на себя! Худющая, схватить не за что.

Лицо её мгновенно стало пунцовым:

- Нахал! Хам! Гад!

- Это четыре, - закончил Сайгон спокойно. - А если б ты была нормальная девчонка, которая едва от смерти спаслась, то выложила бы мне всю правду, как на духу, лишь бы помогли тебе. А ты - врать. Это - пять.

- Ух, сволочь! - подняла кулачки в боксерскую стойку.

- И к чему ты мне такая в попутчики? - усмехнулся Сайгон.

Размашисто ткнула его в плечо, еще пару раз, выкрикивая:

- Ты... ты, гад, гад, гад! Да у меня четвертый размер!

- Где?

- Тут! - схватила его ладони и положила себе на грудь.

Сайгон от неожиданности замолк и мгновенно покраснел.

- Ну? - проговорила грозно. - Какой?

- Четвертый, - согласился Сайгон.

Она решительно отбросила его руки:

- То-то же! Гад близорукий...

- А сзади у тебя как? - поинтересовался Сайгон невинно.

- Ну-ну! - скрестила на груди руки. - Не увлекайся!

- Наверное, не так хорошо, - хмыкнул. - Раз похвастаться нечем.

- Хам! - снова встала в боксерскую стойку.

Он поднял руки, сдаваясь:

- Ладно-ладно. Не заводись. В остальном наврала ведь, признайся.

- Наврала, - согласилась.

- Ну, и чего ты тут делаешь?

Поморщилась, покачалась на пятках, задумчивый вид приняла, посвистывая.

- Ну, как хочешь, - развернулся и пошел.

- Тебе лучше не знать, - прошипела в спину.

- Ну-ну, - хмыкнул.

- Правда-правда!

- Ну, давай. До свидания, - бросил через плечо.

Побежала следом:

- Ну, правда, дурак. Вот дурак. Я серьезно тебе говорю. Хуже будет ведь!

- До-о свида-ания-а - пропел протяжно.

Забежала вперед, встала перед ним, выставила упреждающе ладони:

- Стоп! Ладно. Будет по-твоему. Я всё тебе расскажу. Если ты пообещаешь, что меня не бросишь. И отведёшь, куда мне нужно.

- Опаньки, - удивился Сайгон. - Это ещё что за новости? Я тебя должен куда-то отвести?

- Ну, ты же хотел узнать, кто я? - пожала плечами.

- Уже не хочу, - и сделал шаг, чтобы её обойти.

- Меня украли и решили здесь спрятать, - выпалила быстро.

Сайгон остановился:

- Других мест, что ли, нет?

- Наверное - есть, - притворно прищурилась. - Это не я придумала, если что...

- А зачем тебя воровать? Ты из богатых, что ли?

- Ну, - пожала плечами, - не то чтобы. Есть и побогаче.

И лицо сделала такое невинное, что Сайгон в задумчивости поскреб щетину:

- Что-то мне всё это меньше и меньше нравится...

- Нет, ты, наверное, думаешь - я в восторге? - всплеснула руками.

- Даже не уверен, хочу ли я знать дальше...

- Я предупреждала, - отозвалась быстро. - Ты сам просил - расскажи да расскажи.

Где-то далеко-далеко застрекотал вертолёт.

- Если тебя решили спрятать в Секторе, значит, держать собирались долго, - подумал вслух Сайгон. - А значит - срочный выкуп не планировался.

Девчонка улыбнулась ему ободряюще:

- А ты не такой дурак, каким кажешься с первого взгляда.

- И, как я понимаю, прятать тебя где-то там, - неопределенно покрутил пальцем в воздухе, - за Барьером без толку. Ну, или очень проблематично. Потому как искать тебя будут многие. И рыть будут землю не слабо.

Девчонка в притворном жесте сложила ладони перед грудью, глаза закатила:

- О-о-о! Гигант мысли! Сияние гениального разума!

Шум вертолета приблизился, и Сайгон различил в нем знакомые басовитые ноты:

- Это “Фантом”. Спецборт для полетов над Сектором. Его уже год не поднимали...

И почувствовал снова холодок опасности:

- Ты кто такая-то?

- А ты меня отведешь, куда скажу? - кулачки в бедра уперла по-хозяйски и ножку выставила.

Сайгон разозлился:

- Хватит уже условия ставить, не на базаре!

- А когда ещё ставить-то? - ресницами захлопала.

- “Фантом” прямо к нам идет. За тобой, да?

- Откуда мне знать? - развела руками. - Я такси не вызывала.

Сайгон закусил губу, прислушиваясь.

- Минут пять, - пробормотал.

Завертелся, осматриваясь. Жиденький лесок на пригорке, километра два до него - не успеет девчонка добежать, к тому же этот лесок и перешерстят в первую очередь. Возвращаться в кусты у оврага глупо - раз “Фантом” идет прямиком, то или на место последнего радиообмена или на радиомаяки погибших. Радиомаяки?

- Из карманов! Выбрасывай всё, быстро?

- Чего? - оторопела девчонка.

- Выбрасывай, говорю! Быстро!

Вынула сало и хлеб, что он оставил:

- А ты жадина, оказывается.

- Это всё?

- Так ты больше ничего и не давал, жадина.

Бросила на землю, как приказывал.

- А они! Они! Что тебе давали? - подступил ближе. - Быстро!

Девчонка перепугалась:

- А? О-одежду... с-сапожки эти... б-больше н-ничего вроде...

- Снимай! Раздевайся быстро!

Тут она опять рассердилась:

- Слушай, ты нормальный, а? Тебя кто учил так девушек уговаривать?

Рев вертолетных винтов усиливался с каждой секундой, позванивал металлом – “Фантом” шел на бреющем.

- Снимай тряпки, я тебе говорю! А то пристрелю!

И грозно перехватил карабин за цевьё.

- У меня под этим ничего нет, - пролепетала.

- Я отвернусь. Только быстро давай!

Повернулся спиной к девчонке.

- Нет, ну, ты точно больной, - прошипела она. - Разве так делают?

Выбросила перед ним левый сапожок. Сайгон присел, прощупал голенище, подошву - есть!

- Хоть бы место романтичное нашел, - продолжала ворчать. - Прямо в чистом поле, видно же отовсюду...

Сайгон взрезал ножом каблук, вывернул наружу пластиковый цилиндр с мигающим индикатором, сломал тут же, растоптал в щепки. Рядом упал второй сапог и в нем тоже оказался маячок.

- И сказать что-нибудь надо для начала ласковое, - девчонка выбросила к нему камуфлированную куртку. - Ушами женщина любит, слышал такое, дубина?

Пробежал шустро пальцами швы и у лацкана обнаружил утолщение. Взрезал, а там - плоский маяк и антенна по всему воротнику.

- А он - пристрелю, пристрелю, хам! - пожаловалась неизвестно кому.

Штаны девчонки шлепнулись перед Сайгоном. В боковом шве оказался передатчик с тонкой струной антенны вдоль всей штанины.

- Зверь, просто, животное, - чуть не плача продолжала. - Мне же холодн-о-о.

- Ещё что осталось? - не оборачиваясь, спросил Сайгон.

- Футболочка. То-оненькая, между прочим...

- Давай сюда!

- Ты совсем офонарел? - пропищала с надрывом. - Вот наглость!

- Давай, тебе говорят! Ну!

Мягкая футболка шлепнула его по затылку. В ней тоже обнаружился маяк, почти невесомый, в нейлоновом корпусе. Сайгон искромсал его ножом и, собрав тряпки в кучу, забросил за спину:

- Одевайся! Мигом!

Она сразу зашуршала одеждой.

- Во-от г-гад, а? - цокая зубами от холода пробормотала. - А п-поцеловать?

- Обойдешься, - Сайгон тревожно прислушивался к реву турбин.

Сколько осталось. Три минуты? Две?

- Во-обще-то, т-ты теперь об-бязан на мне жениться, - заключила неожиданно. - Как ч-честный человек.

Сайгон приметил у леска край болотины с рыжими кочками. Дистанция - восемьсот. Всё одно дальше уже не спеть.

- С чего ты взяла, что я честный? - поднял в ладони детектор искажений.

У болотца светились два желтых пятна темпоралки. Что надо. На “Фантоме” стационарный детектор, потому вертолет близко к искажениям не сунется.

- Ну, ты же не повернулся, пока я тут обнажалась, - проговорила как-то тепло.

- Да мне просто не интересно, - бросил через плечо. - Чего там особенного?

- Ах ты, гад! Хам!

И твердые кулачки забарабанили в его спину.

- Готова? Догоняй! - он сорвался с места.

- Стой! Сто-ой! - пищала она позади, пока они летели длинными скачками к болотцу.

У серповидного гребня берега, где проглядывала узкая полоска воды, Сайгон выхватил нож.

- Ладно-ладно! - подняла руки девчонка. - Уже забыла.

Сайгон широким движением взрезал дерн над самым бережком, потом по локоть, ещё глубже. Приподнял, будто одеяло:

- Ныряй.

- Куда?

- Туда, понятное дело. Быстрей давай.

Девчонка поморщилась брезгливо, присела, заглянула в образовавшуюся яму:

- Не-е, там грязно. А ещё пауки, наверное, я их ужас как боюсь...

- Нет там пауков.

- А вдруг есть? А змеи?

- Ныряй!

- Сам ныряй!

Попыталась встать, но не успела - Сайгон, одной рукой поймал затылок девчонки и забросил её в яму, и тут же пологом накрыл с головы до ног, будто её и не было.

- Ай-ай-ай! - завизжала приглушенно, и принялась шебуршиться.

- Тихо! Тихо ты там! - наклонился к ней. - Маскировку береги!

- Тут ко-олко! И шуршит что-то везде. Пауки? Ай, пауки!

- Нету пауков! Не вошкайся и не будет колко.

Замерла послушно. Сайгон тем же манером вскрыл мох рядом, нырнул в берег, голова к голове с девчонкой:

- Всё! Теперь лежим, пока вертолет не уйдет.

- А долго? - послышалось совсем рядом.

- У него бака на два часа. Сюда-туда получается час десять. Ну, может минут сорок лежать придется.

В этот же момент прямо над ними прошел “фантом”, но не задержался, а двинулся дальше, точно по направлению к леску на возвышенности.

- Так ты кто такая-то? - поинтересовался Сайгон, как рев двигателей поутих.

- А ты отведёшь меня? - отозвалась.

- Вот заладила! Одно да по одному. Не отведу, поняла?

- Ну, мне очень надо-о-о-о, - жалостливо протянула.

- И не мечтай.

- Ну, пожалуйста-а...

- Нет. Нет. И нет.

Девчонка начала всхлипывать.

- Э-э, - Сайгон забеспокоился. - Брось ныть, слышишь?

- У-у-у, - затянула в голос.

- Так не честно! Брось сейчас же!

- А бросить в болото - честно-о? - продолжала нытьё. - А раздевать у всех на виду - честно, да-а?

- Да кому ты нужна, смотреть на тебя ещё...

- У-у-у! А-а-а! Ха-а-ам!

- Ладно! Ладно! - не выдержал Сайгон. - Отведу! Только не реви, слышишь?

Она сразу перестала плакать, вытерла слезы:

- Мой отец - президент.

- Какой ещё президент? - бросил он в сердцах.

- Самый настоящий. Президент России.

Сайгон от неожиданности повернулся к ней, собираясь на врунью посмотреть, но, конечно, не увидел.

- Ты что такое выдумываешь? - бросил оторопело, протирая глаза от осыпавшихся соринок.

- Ничего я не выдумываю, - проговорила обиженно. - Ты не знал, что у президента дочь есть?

Сайгон набрал в рот побольше воздуха, чтобы как-то успокоиться. Выдохнул:

- Есть, но она вроде школьница...

- Раньше была. Теперь подросла. Со всеми случается.

Поразмыслив, Сайгон признал, что как-то выпустил из внимания возраст президентской дочки. Всё, что смог припомнить - вроде бы звали её Машей. Или Глашей.

- Маша? - ляпнул наугад.

- Даша я! Даша! Ты, оказывается, даже этого не знаешь, дурак! Ты хоть помнишь, как президента твоей страны зовут?

- Президента помню, Николай Николаевич, - огрызнулся Сайгон. - А кто там ещё с ним на казенных харчах - знать не обязан.

Даша вздохнула:

- Нет, ну, как можно быть таким хамом? С ним же по-человечески нельзя, с этим олухом царя небесного, с этим дубовым метафорфом, деревянным по пояс...

Сквозь мох к нему просунулся твердый кулачок и чувствительно ткнул его в скулу.

- Ты раз президентская дочка - вела бы себя поприличнее, - попытался осадить её Сайгон.

- Ой, чья бы корова тут мычала, а?

- Ну и характерец. Не наплачется муженек твой...

Кулачок на этот раз попал ему в ухо.

- А ну хватит вошкаться! - разозлился не на шутку Сайгон, поймал её запястье. - Всю маскировку сейчас растолчешь! Тише будь!

- Отпусти! Отпусти сейчас же! - взвизгнула.

Сайгон разжал пальцы и тут же получил в глаз.

- Вот тебе! - выдохнула победоносно. - Это за муженька!

Зажмурившись, Сайгон спрятал лицо в мох, прикрыл голову ладонями и замолк, прислушиваясь к рокоту барражирующего вертолета.

- Больно? - робко спросила Даша.

Сайгон промолчал.

- Больно, да? - повторила через время. - Извини. Тут же ничего не видно. Не хотела я.

Выждала ещё немного, пошевелилась:

- Ну, чего молчишь? Обиделся, что ли?

- А чего говорить с тобой? - отозвался Сайгон. - Только и знаешь, что кулаками махать...

- Боишься, ага? - обрадовалась.

- Ага, - признался.

- То-то же! - выдохнула торжествующе.

- Скорей бы от тебя избавиться, - пробормотал.

- Нарываешься опять? - отозвалась мгновенно.

Сайгон глубоко вздохнул.

- Так тебя домой вести? - проговорил лениво. - В Кремль, что ль?

- Мне нужен закрытый канал, - зашептала горячо. - Сегодня вечером в девять отец подписывает соглашения о нефтяных месторождениях на Северном полюсе. Меня и украли, чтобы он всё отдал на двести лет в аренду, понял? А потом пару недель до ратификации соглашений. А потом - всё, ходу нет обратного, если парламент одобрит! Меня и обещали отпустить, когда всё наладится. Нужно ему срочно позвонить, чтобы не подписывал, что у меня всё хорошо, понимаешь?

Сайгон задумался. Действительно что-то слышал про “сделку века”, “подлёдный Клондайк”, где нефти вроде много больше, чем на всем континенте, включая Сибирь и Ближний Восток. И про отказ президента Волкова в поддержке соглашения слышал. И о могущественных корпорациях, пытающихся наладить “долгосрочное сотрудничество” с “прогрессивными перспективами”. Вот как. Нашли, значит, ключик к взаимопониманию с президентом.

- Ты откуда про “закрытые каналы” знаешь? - спросил машинально.

- Опа, приехали, - усмехнулась. - Да я только по ним с папой и разговариваю. “Ужин в холодильнике” - “обещаю не задерживаться” и всё такое...

Подтянул к себе карабин, чуть приподнял голову, так что мох расступился и в просвете показался зависший над пригорком хищный силуэт “Фантома”.

- Ты знаешь, - проговорил задумчиво. - Тут в Секторе телефонов-автоматов нет. Тем более с закрытыми каналами. А до Барьера – топать и топать. К девяти не поспеем.

- Ну, ты же местный, ты же должен знать, - выпалила с надеждой. - Ну, кто ещё бедной девушке поможет и страну спасет, а?

Ствол карабина высунулся в щель маскировочного укрытия.

- Тут и я бы не помог, - пробормотал Сайкон, прилаживая приклад к плечу, - если бы телефон-автомат сам за нами не прилетел...

- Где? - вскинулась она.

- Да лежи ты! - прижал её к земле. - Лежи тихо, стреляю я!

Резинка наглазника коснулась брови, ниточки прицела будто приклеились к рулевому винту вертолета.

- И не ды-ши, - и на дне выдоха спустил курок.

Карабин сказал: “Тоц!” и ударил в плечо отдачей. Винт на хвосте “Фантома” заискрил и рассыпался лопастями в разные стороны. Вертолёт завертелся юлой, быстрее, быстрее, вскинулся вверх и резко, задирая нос в небо, плюхнулся в мягкое брюхо болота по самые крылья.

Наступила тишина, глубокая, до писка в ушах.

- Чего там? - забеспокоилась Даша. - Поглядеть можно?

- Нет пока, - Сайгон внимательно наблюдал за вертолетом. - Лежим.

Прошло несколько длинных минут. Из вертолета никто не выходил.

- А сейчас можно посмотреть? - не выдержала.

Щелкнул аварийный пиропатрон, и дверь вертолета выпала наружу, подняв тучу грязи. В дверях стоял пилот в черном летном комбинезоне и бронированном шлеме, поводил по сторонам снятым с турели пулеметом.

- Никого! - крикнул он и рядом с ним показался второй пилот, вооруженный дробовиком.

- Ох,ё! - сказал второй. - Грязи-то, грязи!

- Чего тебе сказали? - настороженно поинтересовался первый.

- Сказали - проверить и доложить.

- Чего доложить-то?

- Возможность самостоятельного ремонта.

Оба выглянули в двери, посмотрели с минуту на хвост вертолета без винта.

- Пошел докладывать, - сказал второй и пропал.

Первый закурил, сплевывая часто и мелко матерясь.

- Ну, чего там? - крикнул он через время.

Послышалось приглушенное:

- Выходить к патрулям.

- Чего-о?, - выкинул в сердцах окурок. - Да... иди ты... пусть... идут и пляшут... на... на... сталкеры ить... ух...

Второй показался в дверях:

- А чего орать-то? - развел руками. - Деваться-то куда?

- Это же Сектор! Тут... даже мыши пи... на... в... вот с такими, - потряс он мощными кулаками, - а деревья... все... ух-ма... да они нас… мигом…

- Ох, как заворчивает, - прошептала с восхищением Даша.

- Уши заткни, - отозвался Сайгон. - Маленькая ещё.

А пилот продолжал отводить душу, выкрикивая уже безо всякого стеснения наработанный за долгую воинскую службу лексикон:

- Да я их... да они... все... да все... да они нас... да мы их...

Минут через пять он охрип. Ещё через десять минут замолчал и снова закурил.

- Короче, надо выдвигаться, - проговорил в тишине второй. - Восемь километров всего. Засветло надо выйти, а то и правда будет...

И оба скрылись в кабине.

- Лежи пока не позову, - шепнул Сайгон и ужом выполз из укрытия.

Карабин подцепил под крепление ремня, шустро прополз между кочками и скрылся в густых камышах. Тут же в дверях вертолета показались летчики с рюкзаками и оружием. Первый выматерился и плюхнулся по пояс в грязь болота. Помогая себе матерками, побрел мерно, словно трактор, к берегу. Второй попытался перейти на крыло, но поскользнулся и рухнул в пропаханную первым канаву. Молча стер с лица черную жижу и последовал за напарником.

На берегу они сбросили рюкзаки, чтобы почиститься. Неизвестно откуда, словно черт из табакерки выпрыгнул на них Сайгон. Махнул ногами, раз-другой и летчики мешками повалились на землю.

- Ух ты! – приподнялась в укрытии. – Круто!

- Маша! - крикнул Сайгон.

Даша надулась и заткнула уши.

- Ой, черт, - понял свою ошибку, почесал затылок. - Гла.. да! Даша! Давай сюда!

Скинула маскировку и демонстративно села, задрав нос обиженно.

- Ой, ну, ладно тебе! - махнул рукой Сайгон. - Дуй сюда!

Даша продолжала сидеть, будто его и нет, но Сайгон больше не звал, принялся возиться с пилотами - связал их спина к спине и приводил в чувства. Когда они начали приглушенно говорить, а разобрать о чем было нельзя, девчонка не выдержала и поспешила к ним вокруг болотца. И, как на грех, когда подбежала, допрос окончился. Все молчали.

Она тоже помолчала тактично, переступила с ноги на ногу. Посмотрела с интересом.

Сайгон прикурил сигарету первому пилоту, сунул в губы. Тот кивнул в знак благодарности.

- Ну? - подсказала Даша.

- Чего - ну? - отозвался Сайгон.

- Ну - чего? - и взгляд скосила на пилотов. - Эти... чего?

Сайгон промолчал тяжело, соображал что-то, видимо, глядел куда-то в облака.

- Говори уже, - не выдержала паузы. - Есть связь?

- Связь-то есть, - протянул задумчиво Сайгон. - Только с кем?

- Что значит - с кем? - удивилась. - С папой, конечно.

Оба вертолетчика поглядели на неё, прищурившись.

- Ишь, ты, - сказал второй.

Первый хмыкнул, и дым выдохнул презрительно.

- С папой нет, - вздохнул Сайгон. – Только с оперативным центром войск специального назначения федеральной службы безопасности.

Девчонка пожала плечами:

- Ну, давай эту связь. Там соединят.

Вертолётчики качнули головами, как бы говоря: “Ну-ну!”

- Проблема в том, - продолжил так же скучно Сайгон. - Что вертолет этот прислал сюда, после пропажи группы, личным приказом глава этой самой федеральной службы безопасности. Он же - вице-президент Угрюмов.

- Дядя Слава? - ахнула Даша.

Вертолётчики невесело рассмеялись: первый сквозь зубы, второй - в голос.

- Ему же подчиняется служба охраны президента, - добавил Сайгон. - Он, получается, тебя и выкрал. Он и в Секторе решил спрятать. И есть служебный приказ с литерой – тебя, как изменницу Родины, ловить, где увидят.

Пнул кочку, так что полетел в разные стороны мох.

- Короче - нельзя тебе звонить, Дашуня. Не дозвонишься.

Скорее от его теплого “Дашуня”, чем от понимания безвыходности ситуации на её глаза навернулись слёзы. Она подошла к Сайгону совсем близко, и ткнулась носом в его плечо. Он машинально обнял её.

Лётчики деликатно отвернулись.

- Слушай, - проговорил вдруг Сайгон. - А неужто нет у него обычного телефона? Ну, на всякий случай. Друзьям звякнуть. Пиццу заказать.

- Е-есть, - всхлипнула Даша. - Только он может быть выключен. Если встреча или что-то ещё...

- Попробуем, - усмехнулся Сайгон, подмигнул. - Диктуй.

Она скороговоркой выпалила цифры.

- З-записать, может? - и закусила губу в сомнениях.

- Запомнил!

И шагнул в болото. Поднялся в кабину вертолета. Нацепил шлемофон, щелкнул тумблером экстренной связи:

- База, База, Сайгон вызывает Базу. Сайгон вызывает...

- Здоров Саня, - откликнулся динамик. - А говорят - в отпуске!

- Здорово, Костя, - поморщился Сайгон. - Сверхсекретная миссия под прикрытием.

- Как обычно?

- А то! Мне нужен внешний звонок на мобильный номер без записи по коду три нуля.

- Мне за тремя нулями в дежурку надо за допуском...

- Да ладно, Костя, чего ты. У мен аккумулятор на последней риске, пока ты туда-сюда меня сожрут... я пару слов всего.

- С тебя коньяк.

- Как обычно, Кость.

- Номер давай.

Сайгон продиктовал. В динамиках треснуло, зашуршало и пошли длинные гудки. Когда Сайгон уже понял, что попытка вышла пустой в динамиках отозвался знакомый по новогоднему телеобращению голос:

- Да, слушаю.

Сайгон закашлялся внезапно.

- Слушаю вас, говорите, - подбодрил голос.

- Докладывает майор Гончаров, спецгруппа “Призраки”, - проговорил Сайгон четко. - Даша находится в Секторе. Она свободна и может быть эвакуирована за Барьер в любое время. Похищение организовал ваш заместитель Угрюмов. Он же приказал спрятать вашу дочь в Секторе.

И замолчал.

- Сколько вас в группе? - спросил президент.

- Я один. И вообще-то в отпуске, - Сайгон кашлянул. - Так получилось, в общем.

- Сведения о том, что организатор этого, э-э-э... Слава, слушай, приватный разговор, извини...

Послышались шаги и стук двери.

- Чьи сведения об Угрюмове? - приглушенно проговорил президент.

- Сведения верные. Он лично передает приказы группам.

Президент помолчал недолго.

- Как Даша? – спросил мягко.

- Ругается, - односложно отозвался Сайгон.

- Значит - в порядке, - голос президента потеплел. - Вы уж извините, такой характер. Без матери росла...

- Золотой характер, - подтвердил Сайгон.

- Вы сейчас о Даше?

Сайгон обернулся - девушка глядела на него с берега, приставив ладошку козырьком.

- О ней, - подтвердил.

- Вы знаете, - голос президента дрогнул. - Мне очень приятно, просто... Вы, наверное, первый человек, который это говорит. И, знаете, это очень важно. Потому что нам сейчас нужно выиграть время, неделю, может быть, и, что Даша будет в это время рядом с человеком, который так хорошо о ней отзывается, который не обидит... вы меня понимаете, надеюсь...

- Неделю? - повторил Сайгон.

- В крайнем случае - две. Пока мы не решим все дела с нашим другом и его, э-э-э, заказчиками, возвращаться ей сюда опасно, вы ведь понимаете. Только на обратном пути могут быть любые сложности. А уж здесь, за Барьером, арсенал наших врагов достаточно широк, чтобы снова попытаться выкрасть её или убить. И вы понимаете, в этот раз они не имеют шанса на промах и будут действовать с предельной эффективностью и жестокостью...

Сайгон сглотнул комок в горле:

- Да, понимаю.

- И поймите, я доверяю Вам не только свою дочь. В ваших руках судьба будущего России. Её жителей, наших будущих поколений.

- Ясно, - шевельнул непослушным языком Сайгон.

- Спасибо вам. Я рад, что судьба в такой сложный для Отчизны час послала именно вас ей во спасение.

- Да ладно, - буркнул только в ответ.

- Спасибо вам...

- Не за что.

- А сейчас не могли бы вы передать трубку Даше? Я хотел бы сказать ей пару слов.

- А? Ага, - Сайгон обернулся. - Даш! Дашунь!

- Чего? - откликнулась.

- Иди! Батя звонит.

Она слетела в болото и уже через пару секунд забралась на борт. Сайгон передал ей шлемофон. Вышел на берег, сорвал на ходу травинку, сунул в рот и сел рядом с вертолетчиками:

- Такая вот ботва, мужики. Не поверите, с кем я сейчас разговаривал...

Те синхронно покачали головами. Сайгон достал нож и разрезал веревки:

- Всё, мужики. Чешите. А то и правда, засветло не успеете.

- А вы? - глянул с вопросом второй.

- Вместе может, на... идти, так ё.... всем, - поднял рюкзак первый. - Это же Сектор... на... Это же просто...

Сайгон прищурился, к голосу девушки прислушиваясь. Усмехнулся:

- Не, мужики. Мы же в отпуске. Где ещё по-человечьи отдохнешь, как не в Секторе.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.4 / голосов: 51
Комментарии

Диалоги, диалоги, диалоги... Как-то совсем никак. Сплошное кокетство, четвёртый размер груди... Чересчур всё это для данного жанра. Был бы это конкурс женских рассказов - другое дело, а так... Картина происходящего далеко не трёхмерна. Но, справедливости ради отмечу, зачатки способностей к писательству есть - диалоги безлики не смотря на заметное старание автора, но даже своеобразный слог прослеживается, благодаря чему хотя бы читать можно. Задумайтесь, уважаемый автор, о более свойственных Вашему стилю жанрах, а затем - совершенствуйтесь!

Быстрый вход