Рассказ №27. Дар Сектора

Условия конкурса · Все участники · sector-book.ru · deadland.ru

Автор: Евгений Григорьев

1.

- Выходи крысенок! – С усмешкой крикнул противник, ожидая от меня полного подчинения его всевышней воле. Ну, как же. – Живым останешься!

- Ага, - ответил я, пытаясь через щели между листами покореженного металла разглядеть то место, где по моей догадке засел стрелок, - палить то ты начал, чтобы мне жизнь медом не казалась, видимо?

Положение было, мягко говоря, аховое. Я не ожидал такого мощного натиска из-за спины, поэтому искать подходящее укрытие времени не было. В итоге я оказался зажат между холодной бетонной стеной какого-то недостроенного семь лет назад здания детского сада и, обильно покрытыми ржавчиной и сильно деформировавшимися под воздействием какого-то физического искажения, листами металла, высотой с полтора метра. Рабочие, по всей видимости, не стали изобретать велосипед и складывать строительный материал стопочками, как положено, и просто прислонили листы к стене, по типу вигвама. Вот я и залез в эту щель и теперь сидел в позе орла, сжимая в руках автомат, в магазине которого осталось меньше половины патронов. Остальной боезапас был аккуратненько уложен в армейском рюкзаке, который валялся в грязной луже в паре метров от меня. Его пришлось бросить, чтобы втиснуться в спасительную щель. Дотянуться было невозможно – высуну руку, тут же лишусь конечности.

Еще и то состояние, с которым я воспринимал на окружающую обстановку – эффект укурки, чтоб ее. В глазах все плыло, а мозг давал сигнал – смейся. Центр искажения примостился далеко от нас, но я, все же, умудрился оказаться на границе нормального пространства и аномалии. Выйти смогу и голова, вроде, соображает, но настрой был далеко не боевой. Словно в ответ на мои мысли, в очередной раз искажение попыталось заставить меня биться в истерическом припадке и выйти из убежища, весело и задорно подставив грудь под пули. Ну, уж нет. Стиснув покрепче зубы, я сильнее сжал оружие и снова посмотрел в щель между составляющими моего импровизированного убежища.

Боец притаился за углом того же самого здания, метрах в десяти от меня и с периодичностью в несколько секунд нервно показывал свой нос из-за укрытия, пытаясь разглядеть меня. Эх, если бы я мог развернуться, приставить ствол автомата к щели и выждать те самые секунды – тогда бы бой был окончен в мгновение ока. Но это было невозможно – стоит мне хоть немного показаться убийце, как он тут же выпустит очередь свинца в мое многострадальное тело.

- Ну, давай уже! – В голосе нападающего слышалось нескрываемое раздражение и нетерпение. Если бы он знал, в каком я сейчас положении, то давно бы уже смело вышел из-за угла, держа мою позицию на мушке. И тогда бы мне точно не поздоровилось. – Меняй дислокацию, а то мы так еще долго просидеть можем.

- Да я и не тороплюсь, - пытаясь сдержать смех, сквозь зубы процедил я,- это же тебе нужно, поджав хвост, нестись к «папочке», вдруг чем отблагодарит своего верного песика.

Очередь из автомата пробарабанила по металлу, в нескольких сантиметрах от моего уха, от чего в голове, к общей какофонии разномастных звуков, вызванной укуркой, прибавился еще и нарастающий звон.

- Так тебе понятнее? – Не скрывая гордости, выпалил противник.

Дотянуться бы до рюкзака, да подкинуть ему гранату, вот бы тогда потеха то была. Но, всему мешает слово «если».

- Слышь, солдатик, а цацка то у меня. Палить не перестанешь – сломаю я твою добычу, чего тогда делать то будешь? – Конечно же, сувенир сломать абсолютно нереально. По нему хоть танком прокатись – только время потратишь. Маленький камушек, который я заботливо уложил в нагрудный карман, распространял вокруг себя приятный холодок и, невольно, хотелось взять его в руки и любоваться красотой выверенных линий и сияющими белесым свечением бликами по контуру. И из-за этой штукенции весь шум гам? Интересно, даже очень.

- Ну, попробуй, чего ждешь то? – Черт. Не повелся, умник хренов.

Где там Болт бродит? Один я не справлюсь!

И вот теперь гадай, что лучше - откинуть ласты на границе между вторым и третьим поясами, в туалетной позе, зажатым как килька в банке, или же там, в кабинете полковника, в паре метров от барьера. Но, второй вариант уже отпал сам собой. Эх, если бы вернуть все назад…

2.

По величайшему закону нашей вселенной – закону подлости – все самые плохие события в жизни случаются именно тогда, когда ты меньше всего их ждешь. Я довольно давно заметил, что жизнь дает пинка аккурат в момент твоей максимальной расслабленности. Не исключением был и тот «прекрасный» денек, когда я, полностью отрешенный от людских проблем и горестей, принимал солнечные ванны на берегу Кашинки. Река медленно катила свои воды в сторону горизонта, переливаясь золотыми бликами в лучах полуденного солнца. Легкий летний ветерок тревожил листву старых берез, изредка набираясь смелости и срывая с них налитые зеленым цветом листочки. Галька, которой был усыпан берег, была раскаленной, поэтому покрывало, которое я кинул под свои восемьдесят килограмм, нисколько не спасало мою спину от обжигающих прикосновений жара.

Слегка прищурившись, я смотрел на вяло плывущие в вышине облака. Сквозь густые ветви толстой старой березы, под которой я устроился, лучи солнца проникали слабо, но этого хватало, чтобы вызвать слезы на глазах.

Приняв положение сидя, я протянулся за бутылкой холодного пива и, открутив пробку, приложился к горлышку, изрядно снизив уровень содержимого в емкости. Холодный напиток прокатился по глотке и умиротворился в животе, вызывая легкое головокружение.

Жара уже начинала надоедать, поэтому я решил еще раз освежиться, прыгнув в прохладную речную воду, и отправиться домой, где меня ждал билет на самолет.

Нужно сваливать из этого места и чем быстрее, тем лучше. Ничего меня тут не держит.

В Секторе я неплохо подзаработал и не меньше засветился, поэтому оставаться в стране для меня было равносильно самоубийству. Но, квартира, которую я купил в пригороде Бангкока, должна была стать неплохим убежищем от вездесущих вояк. По-крайней мере, я окажусь далеко от этой язвы на теле планеты.

Вспомнив про свои похождения в Секторе, я невольно содрогнулся. Стало тошно, от самого себя. Три пояса – это гнойник посреди Земли. А мы, одиночки, словно заразные микробы, пытаемся туда пролезть, чтобы еще больше заразить и без того пропащее место.

Сплюнув на раскаленные камни, я поднялся на ноги и натянул джинсы. Лезть в воду желание отшибло напрочь, как и радостное настроение, созданное мыслями о скором отъездом. Сегодня вечером я соберу сумки, а завтра утром уже буду сидеть в бизнес классе самолета, попивая виски и разглядывая пейзажи внизу с высоты птичьего полета.

Покрывало я решил оставить здесь – смысл его брать, если все равно сюда уже не вернусь? Накинув на плечи футболку, я уверенно двинулся в сторону дороги, на обочине которой припарковал машину.

***

Белый джип застыл по правой стороне дороги, уткнувшись мордой в канаву. Пикнув сигнализацией, я уже протянул было руку к нагревшейся ручке дверцы, как тут меня остановил оглушающий визг тормозов. Бросив футболку на землю, я резко развернулся и сжал кулаки. От неожиданностей я привык не ждать ничего хорошего.

Черный минивен, с наглухо тонированными стеклами, в которых чернели темные провалы бойниц, остановился посреди дороги и развернулся ко мне правым бортом. Пассажирская дверь отъехала в сторону с характерным скрипом и из автомобиля повалили маски-шоу.

Четверо бойцов в масках, сжимая в руках автоматы модели АКС, выпрыгнули из машины и, топая армейскими сапогами с металлическими набойками на носках по асфальтированному покрытию, побежали ко мне.

Их вид не внушал особого доверия, поэтому я не стал ждать, пока они меня скрутят и силой затолкают в кузов минивена. Приняв боевую стойку, я приготовился отмахиваться от приближающейся компании.

Но, помахать кулаками мне не удалось. «Гости» остановились в трех метрах от меня и тут же вскинули автоматы, щелкнув предохранителями.

- По-хорошему или колено прострелить? – Учтиво поинтересовался тот, что стоял справа. Басовитый голос напомнил мне какого-то русского актера, постоянно играющего роли бандитов и уголовников.

- А есть еще варианты? – Я прекрасно понимал, что шутить неуместно, но и вилять хвостом перед этими клоунами я не собирался.

- Как же нету, есть конечно!

Черт! Как я не заметил? Видимо один из членов группы вылез из машины раньше остальных и сейчас зашел ко мне из-за спины. Сначала я почувствовал быстрый укол в области шеи, а уже через секунду глаза застлала плотная туманная дымка. Повалившись на землю, я попытался оттолкнуться руками от пыльной дороги, но тело словно парализовало. Боли не было – лишь сильное головокружение. К горлу подступил тошнотворный ком.

- Готов, оформляем.

Голоса я слышал так, будто их обладатели находились не здесь, а где то в пещере в десятке метров от меня. Я предпринял еще одну попытку подняться, но снова рухнул на колени, разорвав джинсы. По телу побежала мелкая дрожь.

- Крепкий мужичок то! – С удивлением присвистнул тот, который вколол в меня свое снадобье.

- Да что ты возишься?

Топот тяжелых ботинок в метре от меня заставил меня снова попытаться встать. Но тщетно.

В следующую секунду я уже со всего размаху летел лицом на асфальт. Удара об поверхность дороги я не почувствовал, а может просто не запомнил.

Я отключился.

***

- Ну и долго ты еще дрыхнуть собираешься? – Мощный удар в челюсть вывел меня из состояния дремоты. Голова гудела, а хук справа усугубил положение еще сильнее. То место, в которое вошла тоненькая игла шприца, сильно жгло, будто по нему провели раскаленным куском железа.

- Вот, уже лучше! – Одобрительно похлопав меня по плечу, обидчик сжал мою шею мощными пальцами и заставил поднять голову.- Перестарались ребята. Но не парься, до свадьбы заживет, как говориться.

Передо мной стоял высокий мужчина с седыми волосами и густыми бровями, хмуро сведенными к переносице. Широкие скулы делали его похожим на героев американских боевиков, которые в одиночку раскидывают толпы противников и спасают мир. Прищурившись, он с интересом разглядывал мое лицо с минуту, после чего разжал пальцы и прошагал к столу, стоящему напротив меня.

Я не мог пошевелить руками – они были плотно скованы наручниками за спиной. Я сидел на деревянном стуле посреди небольшой комнатки, стены которой были увешаны различными географическими картами, плакатами ,с которых на меня хмуро взирали разномастные чиновники и другие представители российского правительства. Общую картину завершал огромный флаг Российской Федерации, заботливо закрепленный между двух окон, за спиной разбудившего меня мужчины.

Убранство комнаты составляли также полированный стол красного дерева, заваленный кипами пыльных бумаг, ручками и карандашами, и платяной шкаф из той же древесины, примостившийся справа от стола.

Сев за стол, мужчина сложил на него руки и скрестил пальцы. Отутюженная форма сидела на военном как литая. Бросив беглый взгляд на зеленые погоны, я сделал для себя неутешительный вывод – полковник.

- Ты уж извини, что тебя так приняли, но сам бы ты не пришел верно? Поэтому я не стал тратить время на отправку пригласительной открытки, не обессудь.- С усмешкой проговорил вояка.

- Руки освободи, тогда и потолкуем.- Я сплюнул паркетный пол и злобно взглянул на собеседника.

- Ах, я и забыл. – Полковник протянулся за ключами на столе и кинул их мне за спину. Оказалось, что позади меня был кто-то еще. Оглянувшись, я увидел высокого грузного парня с широкими плечами и огромными ручищами. Как то не исходило от него доброй ауры, поэтому я тут же отвернулся и позволил «шестерке» расстегнуть наручники.

Потерев затекшие запястья, которые уже успели покраснеть, я встал и подошел к столу. Мой освободитель дернулся и попытался ухватить меня за плечо, но больше я не позволю себя скрутить. Схватив его за руку, я крутанул кистью и, развернувшись, с силой ударил солдата в голень ногой. Завалившись на спину, противник хотел было встать, но я уже прижал его спиной к паркету, надавив кроссовком на грудь.

- Я тебе голову об пол раздавлю, если еще раз тронешь меня.- Солдат перестал дергаться и посмотрел на меня со злостью и легким испугом.

- Хватит калечить моих бойцов! – Повысив тон, пробасил полковник.

Я отошел от поверженного и взял со стола полковника наполовину наполненный водой стеклянный графин. За один присест опустошив емкость, я вытер губы и, вернув на место взятое, взглянул на офицера.

- Что я тут делаю?

- Вот, уже лучше. Присядь, боец, не нависай.- Полковник указал рукой на отведенный мне стул.

Усевшись поудобнее, я сделал внимательное лицо, краем глаза поглядывая на солдата, которого только что валял по полу. Тот потирал запястье и исподлобья буровил меня своими поросячьими глазками, расположенными сильно близко к переносице.

- Нужен ты мне, видишь ли. – Прокомментировал военный и, порывшись в груде наваленных друг на друга листов бумаги, выудил из середины небольшую стопку фотокарточек.- Гляди, после разговаривать будем.

Швырнув на край стола, так чтобы я мог дотянуться рукой, фотографии, он снова принял ровное положение и с ухмылкой посмотрел на меня.

Взяв листки бумаги, покрытые глянцем, я внимательно принялся изучать каждое изображение. Всего фотографий было три. На первой я стоял с автоматом наперевес возле покореженного остова какой-то легковушки, на другой избивал солдата, а на третьей пытался обойти искажение и одновременно выудить из него сувенир. Все фото были сделаны с верхнего ракурса, но качество позволяло без труда разглядеть мое хмурое лицо, обильно украшенное шрамами и кровоподтеками.

- Папарацци хреновы! – Выругался я и бросил фотографии обратно на стол.- Ну, фотографировать вы умеете, но что из этого?

- Молодец! Правильные вопросы задаешь!- Сделав наигранно восхищенное лицо, проговорил полковник. – А нащелкали тебя на пожизненный срок, Кинг. Или лучше Ломов Сергей Викторович?

- Удивил.- По прозвищу меня знали многие, но по имени – практически никто.

- Да, навели мы справочки о тебе. А потом глядим, ты куда-то улетать собрался, аж билет в бизнес класс до Бангкока купил! Неужто, от СЕКТОРа подальше свинтить решил, а?

- Душу не трави, полковник. Либо отпускай меня к новой жизни, либо давай уже свои условия, не томи. – Я со злостью посмотрел на военного и сжал кулаки. Надо же было за несколько часов до вылета попасться! Сейчас бы уже с трапа сходил, ослепленный солнцем Таиланда.

- Ну, я рад, что ты такой понятливый оказался. – Ответил офицер и, положив фотографии обратно в кучу бумаги, перевел взгляд на меня. – Кинг. Условия, которые я тебе предложу, должны тебя заинтересовать. Видишь ли, я семейный человек. У меня есть любимая жена и дочка, даже собака. Но возникла проблема… У моей дочери обильная раковая опухоль и жить ей осталось чуть больше пары недель, если я не смогу помочь. А ради нее я готов на что угодно, поверь.

- Я тут причем? Мне и на тебя плевать и на дочь твою, каким боком я здесь замешан? – Мне действительно было безразлично положение его семьи.

- Левым боком и правым тоже. – Повысив голос, раздраженно ответил полковник. – Есть цацка в СЕКТОРе, «душой ветра» зовется. Любые болячки лечит, но появляется очень редко и только во втором поясе – неизвестно почему. Проявляется легко – близко подойдешь – и голова тут же словно чугунной станет и тошнота к горлу подступит. Об искажении, его породившем, можешь не беспокоиться. Индивидуальность сувенира в том, что он не исчезает вместе с аномалией, из которой возник, а остается на месте. Своих я отправить не могу – власти не поймут. Сам, по понятным причинам, тоже туда сунуться права не имею. А вот заслать одиночку, который излазил пояса вдоль и поперек, да еще и бывшего солдата спецназа, это я с радостью.

- То есть ты хочешь, чтобы цацку я для твоей дочурки достал? А как я ее найду, если электроника откажет?

- Не проблема. – Покачал головой полковник и вытащил из нагрудного кармана сложенный в четыре раза лист бумаги. – Вот, держи.

Взяв листок, я развернул его и сразу же понял, куда мне предстоит идти. В этой части СЕКТОРа я был, но вот измениться там могло все. На карте было отображено огромное искажение, приютившееся возле здания бывшего детского садика, который так и не достроили, бросив все после начала проявления СЕКТОРа.

- Искажение скоро исчезнет, но цацка останется. Поверь, увидеть ее легко. Принеси ее мне.- Продолжил офицер.

- Мне что за выгода? – Положив лист бумаги в карман, спросил я.

- Чистым я тебя сделаю и фотки сожгу. Плюс накину пятьсот тысяч евро.

- Неплохо нынче военные зарабатывают.- Улыбнулся я и тут же прикинул, что этой суммы мне хватит, чтобы купить себе еще кучу всего полезного, вроде яхты, крутой машины и тому подобных жизненных мелочей.

- Ну вот и договорились. – Увидев азартный блеск в моих глазах, кивнул полковник.- С тобой пойдет Сергей. – Офицер указал на недавно поверженного мной солдата.

- Я один работаю! – Попытался возразить я, но полковник взмахом руки дал понять, что либо так, либо никак. – Ладно, когда выдвигаемся?

***

Хрустя и потрескивая всеми своими проржавевшими деталями и механизмами, старый УАЗ проскочил еще через один пост охраны, не встретив ни намека на сопротивление. Военные на постах были предупреждены о нашем приезде, поэтому не мешали. Я сидел на заднем сидении и, едва не касаясь головой крыши машины, пытался удержать равновесие. Сергей устроился справа от меня и внимательно оглядывал окружающую местность через пыльное стекло, сильно пожелтевшее от времени.

Экипировали нас неплохо. В руках у меня был АКС, хорошо смазанный и чистый, украшенный тактическим прицелом и оборудованный подствольным гранатометом. На поясе я закрепил АПС и охотничий нож, который вполне мог бы пригодиться, если оружие вылетит из рук. Накинув на голову капюшон, я тоже прильнул к окошку.

Псевдо красота первого пояса, который мы уверенно пересекали, подскакивая на неровностях дороги, завораживала. Над сектором небо никогда не меняло своего холодного серого цвета, а солнечные лучи, которые усердно пытались проникнуть сквозь стену свинцовых облаков, вяло падали на голые ветви деревьев. Зеленой листвы на них не было уже давно, а черные стволы сильно деформировались со временем.

Протягивая свои безлиственные конечности к небу, деревья словно молили вытащить их из этого места.

И я их понимал. Гниль сектора постепенно просачивается во все, что проникает на его территорию. В деревья, остатки жухлой травы, сереющие тут и там камни, и, самое главное, в людей. Человек, который ступил за Барьер, сразу же становится частью трех Поясов. Неким имплантатом, который против воли организма добавили к телу. И тогда уже этот имплантат начинает дышать отравленным воздухом, равномерно и размеренно прожигая свои легкие в унисон с Сектором. И только разум, которым обладает вся территория внутри Барьера, решает – кому жить, а кому навеки оставить свои кости под оголенным деревом.

Половину первого пояса мы удачно миновали на машине, после чего водитель выкрутил руль, который ответил ему треском разбитого подшипника, и увел автомобиль с асфальтовой дороги на обочину.

- Все, путешественники, приехали! – Пробасил шофер и, не глуша мотор, жестом отдал распоряжение выходить.

Не став спорить, я отворил дверь и спрыгнул с высокого порога на землю. Сергей последовал моему примеру и тут же снял автомат с предохранителя. Правильный ход, подумал я и тоже перевел собачку в боевой режим.

Уазик, слегка взвизгнув и подняв в воздух столб пыли, развернулся и умчался в обратную сторону. Нам же предстояло идти дальше пешком.

Я уже начинал чувствовать всю безнадежность и отрешенность этого места. Здесь нельзя расслабляться, нельзя бояться и действовать необдуманно. Каждое дерево, каждый камень и куст, могли представлять опасность. Любой шорох был признаком жизни этой местности, а тысячи мутантов ищут себе пропитание в виде человека.

- Итак, Сергей.- Обратился я к навязанному напарнику.- Я здесь чуточку получше тебя ориентируюсь, к тому же знаю лаз к нашей цели, относительно безопасный.

Военный внимательно слушал, вникая в каждое мое слово. Ясно. Боится, солдатик, хоть и не подает виду.

- Твоя задача делать то, что я говорю. Причем незамедлительно и без споров. Это понятно? – Я вопросительно взглянул на проводника.

- Да. – Коротко бросил Сергей.

- Ну, тогда идем. Держись немного позади и смотри, чтобы на нас с тыла никакая напасть не налетела.

На этих словах я повернулся лицом к стене деревьев и, уверенным шагом, направился прямо к ним. Недалеко должен быть вход. Надеюсь, его еще не обнаружили.

***

Мы тихо шагали по жухлой траве, которая из-за недостатка солнечного цвета приняла оранжевый оттенок. Тени деревьев, падающие на землю, казались какими-то живыми, хоть и не двигались. Держа АКС наготове, я прислушивался к окружающему миру и своему равномерному сердцебиению. Тихо, слишком тихо. Это не хорошо. Сектор может дать передышку на одну секунду, а уже на следующую обрушить на незваного посетителя весь свой таинственный и безудержный гнев. Мы здесь гости, поэтому и вести себя нужно подобающе – тихо и аккуратно.

Ни единого живого существа не было в радиусе нашей видимости. Лишь почерневшие огрызки былой природы, неясные тени и хмурое небо над головой, по которому безмятежно катились темные облака.

Так, стараясь не наступить ни на одну веточку, чтобы ее хруст не привлек к нам внимания, Сергей и я выбрались из чащи и оказались на небольшой поляне, окруженной деревьями. Здесь солнечного света было намного больше, поэтому трава была не такой желтой и жесткой.

В центре поляны было небольшое возвышение, обильно заваленное ветками и остатками листвы. Здесь.

Переглянувшись с Сергеем, я шагнул вперед. И тут же пожалел о том, что расслабился и опустил автомат, хотя этого никак нельзя было делать.

Из-за наваленной на холм кучи показалась уродливая морда шестилапа. Его конечности твердо упирались в почву под ним, с пасти обильно стекала слюна, а обнаженные желтые клыки угрожающе клацали в предвкушении добычи. Выгнув спину, мутант бочком стал медленно перемещаться вправо.

- Сейчас я его… - Сергей вскинул автомат, уперев его прикладом к плечу и прильнув к железной мушке.

Резким движением руки я опустил дуло его оружия вниз, отчего солдат опешил и не нажал на спуск.

- Идиот! – Сквозь зубы процедил я, не сводя взгляда с шестилапа. – Он не один, нужно сначала всех увидеть. Медленно расходимся в разные стороны и идем вокруг поляны. Смотри назад, они по деревьям лазают не хуже шимпанзе. Черт его знает, сколько их тут. Оголодали, черти!

Сплюнув накопившуюся слюну на траву, я вскинул оружие и щелчком перевел оружие в режим «П», предназначенный для стрельбы на расстояние до трехсот метров. До полумакаки было примерно сто пятьдесят. Вдохнув поглубже, я завел правую ногу за левую и принялся медленно продвигаться влево, краем глаза отмечая, что Сергей делает тоже самое, только в обратном направлении.

Басовитое рычание мутанта и его злобное пыхтение было слышно даже отсюда. Эти твари на редкость сообразительны, а их ловкости может позавидовать львиная доля тропических животных. Поэтому нужно быть максимально осторожным. Где же еще? Не может он быть один.

И я не ошибся. Мой глупый напарник повернулся спиной к стене деревьев, откуда тут же выскочил еще один мутант. Я вскинул было автомат, но стрелять уже не стал. Шестилап обхватил всеми своими конечностями Сергея, вонзив шпоры на задних лапах глубоко в бедра солдата, а клыкастая пасть сомкнулась на шее моего напарника. В следующее мгновение Сергей уже падал на землю, выпуская из рук оружие и взирая на меня непонимающим взглядом с другого конца поляны. Его шея оказалась перекушена лишь наполовину, от чего голова завалилась на правое плечо, а фонтанчики крови, обильно бьющие из образовавшейся раны, полили шерсть напавшего мутанта и траву вокруг. Завалившись на бок, солдат попытался что-то сказать, но вместо этого из разодранного горла вырвались лишь громкие хрипы, сопровождающиеся новыми бордовыми фонтанами. Конец.

Одному теперь худо придется.

Мутанты теперь сосредоточились на мне и стали медленно расходиться в стороны, так же как мы с Сергеем пару минут назад. Уперев деревянный приклад покрепче в правое плечо, я принялся по очереди переводить дуло оружия с одного шестилапа на другого, медленно отступая назад. Хоть бы их было только двое, а иначе и мне конец. Нельзя подпускать их со спины.

Особь, что находилась справа, ускорилась и большими зигзагами, опираясь на все конечности, ловко начала приближаться ко мне. Наученный, сволочь. Так в него попасть сложнее в сотни раз, даже если подгадать момент и выпустить пару пуль на опережение.

Воспользовавшись тем, что я отвлекся, второй мутант ринулся на меня по прямой траектории. Но я ждал этого. Резко повернувшись в сторону наиболее опасного противника, я, целясь больше интуитивно, чем через мушку прицела, сделал три выстрела один за другим. Гильзы отлетели в сторону и с шорохом покатились от моих ног. Две пули из трех нашли свою цель – голову шестилапа. Правая часть черепной коробки разлетелась вдребезги. Тварь заскользила всеми лапами и перевернулась на спину, прокатившись пару метров в обратном направлении. Минус один.

Черт!

Я не успел повернуться и в последнее мгновение увидел, как второй шестилап оказался в паре метров от меня и тут же прыгнул, целясь клыкастой пастью в мою шею.

Все дальнейшее происходило как в замедленном воспроизведении некачественной пленки. Я понял, что не успеваю вытащить даже нож, а уж повернуть дуло автомата тем более. И непонятно откуда раздавшийся громкий выстрел, раскатившийся гулом по всей поляне. Бок мутанта в тот момент, когда он достиг пика дуги своего прыжка, пронзила дробь, выбивая из тела шестилапа водопад черной крови, смешанный с кишками, мясом и остатками других внутренних органов, превратившихся в кашу.

Отлетев влево, тварь протяжно взвизгнула и успокоилась еще до того, как ее безжизненное тело шмякнулось об землю. Готов.

Я резко развернулся и направил оружие в сторону, противоположную направлению выстрела, спасшего мне жизнь. В Секторе в одну минуту помогут, а в другую уже в спину стреляют. Люди трех Поясов – гнилые, алчные и жадные.

- Эй, не стреляй! От полковника я! – Человек, который стрелял, вскинул руки вверх. Правой ладонью он сжимал рукоять какого-то модернизированного обреза. Видимо, этой модели придали лишь увеличение дальности прицельной стрельбы, иначе он бы не попал с такого расстояния – незнакомец стоял в пятидесяти метрах от меня.- Или ты так благодарность выражаешь?

- Я не просил мне помогать, сам бы справился! – Крикнул я в ответ. От полковника? Интересно, значит, этот продажный офицеришка крысу подослал, следить за мной.

- Ага.- Ухмыльнулся солдат, опуская руки и разламывая свое оружие пополам для перезарядки. В дополнение к обрезу, из-за спины у него торчал стандартный ранцевый огнемет модели РОКС-3. – Сам бы ты сейчас на манер Сергея ванну из собственной крови принимал. Кстати, меня Болтом звать. А тебя, Кинг, я знаю. Известная ты, видишь ли, личность.

- Сам своей популярности поражаюсь. – Проговорил я и опустил оружие. – Что нужно?

И тут мои домыслы подтвердились.

- Полковник послал за вами двумя следить. Боится, что ненароком сговоритесь вы цацку за барьер пронести, да барыгам продать.

- А с тобой бы мы прямо таки и не смогли договориться?

Болт вопросительно, с явно выраженной агрессией, взглянул на меня.

- Я ему жизнью обязан, так что только заикнись о том, что хочешь его обмануть – тут же пулю схлопочешь.

- Ладно, не кипятись. – Я не хотел спорить и втягиваться в обсуждение наших разногласий. Было сейчас не до этого.- Что ж, теперь с тобой пойдем. Найти бы вход только.

Я закинул автомат за спину и, оставив его болтаться на ремне, принялся лихорадочно раскидывать ветки с холма посреди поляны. Как дурак, ей Богу. Еще неделю назад я точно так же эти ветки накидывал. Ага, вот оно!

Стальная, изрядно проржавевшая и побитая временем, дверца люка показалась из под искусственной маскировки. Ручки не было, поэтому, присев на корточки, я достал из-за пазухи нож и вставил лезвие в щель между дверцами. Небольшой толчок и подцепленная мной половина поползла вверх. Подхватив ее пальцами, я дернул изо всех сил в сторону и дверь, обиженно скрипнув древними петлями, с грохотом завалилась на землю, открывая моему взору чернеющий провал старого лаза. Из прохода пахнуло сыростью и плесенью, от чего в носу неприятно засвербело. Прохладный воздух волной нахлынул на лицо, ероша волосы и еще больше обдавая меня подземельным зловонием.

- Ну ничего себе! – Присвистнул Болт, тоже наклонившийся над потайным входом в тоннель. – Ясно теперь, как ты ни кому не попадался на глаза во втором Поясе! Ты под ним проходил, хитрюга! – Солдат восхищенно разглядывал ступени, ведущие в чернеющий неизвестностью тоннель.

- Не свисти мне тут. Пойдем. – С этими словами я перехватил автомат поудобнее и, направив его дулом в провал, ступил на первую ступеньку.- Створку захлопнуть не забудь.

- Не проблема, синьор! – Ухмыльнулся Болт и последовал моему примеру, на ходу зацепив за собой дверь люка.

Я аккуратно, стараясь не топать по бетонным ступеням армейскими ботинками, спустился до самого низа. Ступени кончились, и теперь я стоял на ровном бетонном полу. Включив фонарик, который заранее прицепил сбоку на автомат, я направил его луч себе под ноги.

В тот же миг железный грохот захлопнувшейся створки разнесся эхом по всему тоннелю. Кромешная тьма окружила меня и нового напарника, оставив единственным источником света лишь портативный светодиодный фонарик.

***

- А ты потише не мог? – Злобно взглянув на Болта, сквозь зубы процедил я.

- Ветер,- развел руками солдат, - не успел!

- Ладно, идем. Под ноги смотри и лейку наготове держи. Обрез тебе тут не поможет.

Стараясь одним глазом смотреть на пол, чтобы не споткнуться и не наделать шума, другим я оценивал обстановку. Ничего не изменилось со времени моего последнего посещения этого тихого гиблого места. Все те же холодные бетонные стены с рыжими подтеками в местах сопряжения с потолком, который находился на высоте в пару метров. Узкий проход, неровный пол которого был заставлен деревянными, наполовину сгнившими, ящиками. Тут и там были разбросаны консервные банки и обглоданные кости каких-то мелких животных, слабо белеющие под ногами. Их я старался обходить, чтобы они ненароком не затрещали под подошвой.

По имеющейся у меня информации, здесь некогда был небольшой научный центр, занимающийся исследованиями над человеческим сознанием. Однако, после первых проявлений Сектора, которые сопровождались мощнейшими землетрясениями, потолки всех ответвляющихся от главной «кишки» помещений обвалились, а стальные рамы этого коридора выдержали натиск природы.

Подземный тоннель выходил на поверхность недалеко от недостроенного детского сада, куда мы и направлялись. Только бы дойти без приключений.

Выхватывая лучом фонаря из кромешной темноты неясные очертания окружающих предметов, я осторожно шел вперед. Болт не отставал, держа наготове огнемет. И правильно. Здесь не могло быть крупных мутантов, следовательно - это лучший выбор оружия.

И как в воду глядел. Удушливый, неприятный, зловонный запах сероводорода проник в легкие через носоглотку, обжигая внутренности и заставляя каждую клеточку тела покрыться мурашками. Я знаю этот запах, а, хуже всего, что я имею представление о том, что он сулит.

- Огнемет, направь его вперед, дай я назад отойду! – Прятаться смысла уже не было, поэтому я отдал приказ криком, чтобы до напарника быстрее дошло. Проскочив за спину Болта, я немного сместился вправо и посветил вглубь тоннеля, немного выше пола. Угадал, блин. Стая вырвиглоток, клацая острыми когтями по бетону и шурша мохнатыми тельцами, стремительно приближалась к нам, распространяя вокруг себя тошнотворное зловоние, которое внушало желание просто развернуться и бежать.

Болт вскинул оружие вверх и, отвинтив клапан подачи топлива по шлангу, щелкнул спусковым крючком. В тот же миг стены коридора осветило ярким слепящим светом. Я невольно прищурился. Вырвиглотки, не наделенные инстинктом самосохранения, упорно лезли вперед, прямо на волну огня и жара, которая лилась мощным напором прямо им навстречу.

Коридор наполнился трескотней подгорающей плоти, жутким запахом горелой органики, ужасающим визгом мелких, но опасных, мутантов. Хотелось зажать уши и закрыть глаза, но нужно было контролировать ситуацию.

Болт прекратил поливать огнем вырвиглоток и опустил раскаленный ствол огнемета вниз. Конец истории.

Тлеющие тельца мутантов были разбросаны повсюду. От них волнами исходил запах гари. Некоторые до сих пор дергались, но опасности больше не представляли.

Однако опасность теперь представлял огонь, который никуда не делся. Все, что находилось впереди нас, вспыхнуло ярким пламенем и затухать не собиралось.

Толкнув в спину напарника, я сам ринулся вперед. Чем быстрее проберемся сквозь стену огня, тем быстрее выберемся из этой зловонной клоаки. Болт метнулся через огонь, сбрасывая на ходу ставший ненужным баллон огнемета, об который я чуть не споткнулся, но вовремя подпрыгнул, едва не задев макушкой бетонный свод тоннеля.

Углекислый газ начал проникать в легкие, поэтому я поднял воротник комбеза повыше и постарался задержать дыхание.

Наконец-то мы миновали горящий участок, но клубы черного дыма все равно застилали нам глаза, лишая видимости. На ощупь пробираясь сквозь дымку, мы с напарником старались двигаться максимально быстро, но так, чтобы не наткнуться лбом на непредвиденное препятствие.

И тут шарахнуло.

Мощный толчок заставил меня потерять равновесие и завалиться на бетонный пол, больно ударившись плечом обо что-то очень твердое. Болт тоже не смог устоять и завалился на бок, вовремя успев ухватиться за неровность стены и не упасть.

- Что это? – Сквозь грохот прокричал напарник. – Землетрясение?

- Не думаю. – Я и правда так не думал. Сильный грохот был именно сверху, а не из под земли. И, к тому же, он не прекращался, а размеренно и монотонно долбил по поверхности земли. Потолочные своды затрещали, и на нас посыпалась бетонная крошка.

- Что делать будем? – Болт кричал уже во весь голос, потому что по-другому я бы его не услышал.

- Смотреть и слушать, солдатик, смотреть и слушать! – Сарказм, разумеется, был неуместен. Но я не видел выхода. Своды потолка впереди значительно просели, и кое-где уже торчала слегка проржавевшая арматура, вырвавшаяся из бетонных строительных блоков. Что-то усердно пыталось прорваться к нам сверху, видимо, почуяв запах поджаренных вырвиглоток. Но, как? Тоннель на глубине несколько метров! Что же это за тварь?

Огонь сзади уже заметно обдавал спину жаром, удушливый запах дыма становился все более убийственным, а угроза впереди не давала шанса продолжить движение. Хотя…

- Быстро, вперед! – Крикнул я и, поднявшись на ноги, рванул вперед. Болт не растерялся и побежал за мной. В том месте, где потолок просел, пришлось замедлиться и пригнуться, чтобы не напороться шеей на арматуру или бетонный обломок. Успели. Удачно миновав обваливающийся участок тоннеля, мы с напарником, не останавливаясь и уже не смотря толком под ноги, бежали что есть сил.

И правильно делали.

Только мы прошмыгнули под провисшим потолком, как очередной мощный удар все же сломил бетонные перекрытия. Оглянувшись назад, я успел увидеть лишь огромную когтистую лапу, покрытую твердым слоем чешуйчатого панциря. Лапа твари молниеносным движением пронзила потолок тоннеля и, обильно засыпанная обломками бетона, землей и прочими строительными материалами, угодила прямо в очаг огня. Не думаю, что мутанту это как-то помешало, но дикий натужный рев говорил об обратном.

- Это раптор! – Болт тоже увидел конечность мутанта.

- Спасибо за инфу, - съязвил я, не сбавляя хода,- двигай быстрее!

Вот он, конец тоннеля и ступени, ведущие к поверхности. Взлетев по ним со скоростью пули, по пути обогнав напарника, я, что есть сил, толкнул створку люка вверх и, даже не убедившись в безопасности обстановки на поверхности, выбрался из удушливого коридора.

Свежий воздух хлестанул по лицу, а глаза, не успевшие привыкнуть к свету, заслезились. Напарник вылез следом за мной. Не знаю, как долго мы пробирались по тоннелю, но утреннее солнце уже успело приблизиться к линии горизонта, которую я видел через проход между девятиэтажными домами, застывшими в пятистах метрах от нас. Мы выбрались именно там, где я и предполагал.

Слева от входа, в минуте ходьбы или в пятнадцати секундах бега, что было более уместно в данной ситуации, приютилось недостроенное здание детского сада. Именно туда нам и нужно.

- Что с этим делать будем?- Спросил Болт, указывая пальцем на огромного мутанта, который разрушил наш, относительно безопасный, путь назад. – Он на нас не обращает внимания, вроде.

- Да,- кивнул я, - мне тоже так кажется.

Раптору, и правда, не было никакого дела до нас с напарником. Его больше интересовала собственная, застрявшая под обломками тоннеля, лапа, которую не затухший до конца огонь пытался превратить в большой шашлык с когтями. Ревя от бешенства, раптор махал мизерными для своего роста лапками и безуспешно пытался освободить конечность.

Ну и черт с ним. Проскочили и ладно.

- Двигаем к садику. Я справа обойду, ты слева. Тут могут мародеры быть, так что смотри по сторонам. – Отдал я распоряжение и побежал в сторону нужного здания. Территория детского сада была ограждена покореженной оградой со следами зеленой краски, которая давно облупилась.

Блоки здания соединялись друг с другом в шахматном порядке. Общим числом в шесть блоков, садик взирал на мир грустными проемами окон, в которые так и не успели вставить стекла. Газон вокруг давно пожелтел и почти исчез, оставив лишь воспоминание в виде желтых травинок и жухлых сорняков.

Я несся сломя голову, чтобы не попасться на глаза раптору, который не оставлял попыток освободиться. Болт, бегущий немного впереди, забрал влево и немного замедлился, внимательно оглядывая землю.

Я же пошел по другую сторону здания и тоже уперся взглядом в землю.

Если верить словам полковника, то искажение исчезло, но уникальная цацка не пропала вместе с ним, а осталась валяться где-то на территории детского сада. Но вот загвоздка – как она выглядит?

Следовательно, нужно искать вещь, которая отличается от привычных объектов.

Я шел вдоль стены садика, изредка поглядывая в окна, чтобы убедиться, что в здании никого нет.

Но вокруг было на удивление тихо, если не считать нескончаемого рева раптора, который осознал всю безысходность положения. Голые деревья, стеной разросшиеся за забором, скрывали меня от всех, кто проходил бы вдоль территории. Значит, да простит меня Сектор, можно немного расслабиться и больше внимания уделить поискам цацки. Но Сектор не простил. Стоило мне опустить взгляд на землю, как тут же мою голову пронзил мощнейший разряд неудержимой боли. Невольно выпустив из рук автомат, я свалился на колени и ухватился за виски. К боли добавилось сильное головокружение, а перед глазами возникла черная стена, изредка поигрывающая всполохами света, возвращая мне зрение. Спину скрутило, и я упал на четвереньки, рукой задев что-то небольшое и прохладное на ощупь. Камень, наверное.

И тут же боль прошла, так же мгновенно, как началась. Зрение вернулось, головная боль оставила после себя лишь тихий звон в ушах. Я взглянул на предмет, который случайно зацепил.

Это был небольшой камушек, размером почти с ладонь. Его грани переливались белесым свечением, от которого исходил приятный холодок. Подняв сувенир, я заботливо уложил его в нагрудный карман комбеза.

Все, теперь нужно встретиться с Болтом и придумать, как вернуться обратно.

Я уже хотел было двинуться вперед, как тут раздался выстрел сзади. Пока я корчился, умудрился даже не услышать, как кто-то подошел из-за спины. Пуля просвистела рядом с моей головой и скрылась на другом конце детсадовской территории. Не оглядываясь, я рванул вперед, но на глаза не попадалось ничего, за что можно было бы спрятаться от огня.

Единственным укрытием, которое я заметил, были покореженные листы металла, прислоненные к стене здания. В ту щель я и влетел, бросив по пути рюкзак и перехватив поудобнее автомат. Только я прыгнул в подобие укрытия, как шквал огня обрушился на металл, заставляя предательской дрожи обуять мое тело.

Черт! Что за ощущение?

Мне захотелось смеяться или пуститься в пляс, либо же просто распластаться на холодной земле и, закрыв глаза, залипать на фракталы в своей голове. Укурка, чтоб ей Сектор подавился!

Ну, вот так и оказался в том самом положении, о котором я уже сказал – аховое.

***

Где там Болт бродит? Один я не справлюсь!

И вот теперь гадай, что лучше - откинуть ласты на границе между вторым и третьим поясами, в туалетной позе, зажатым как килька в банке, или же там, в кабинете полковника, в паре метров от барьера. Но, второй вариант уже отпал сам собой. Эх, если бы вернуть все назад…

- Чей будешь, стрелок Ворошиловский? – Сквозь попытки укурки, которые пытались заставить меня смеяться, крикнул я.

- МАС, фраерок, слыхал, да? – С нескрываемой гордостью ответил противник.

Ну, еще бы. Только вот вопрос, какого черта здесь происходит? Или цацка нужна не одному полковнику?

- Кто послал?

- А зачем трупу знать, на кого работает убийца? – Съязвил МАСовец и выпустил еще пару пуль в мое укрытие.

- Смешной какой! – Ответил я и, все же, попытался немного развернуться. Ничего не вышло. Пошевелиться было невозможно, а противостоять действию искажения становилось все труднее с каждой долей секунды. Еще полминуты – и выскочу под свинец, поминай как звали.

Звук выстрела раздался вновь, но на этот раз пули не барабанили по металлу, а ушли непонятно куда. Звук падающего на асфальт оружия, а за ним неприятное «шлеп» грузного тела.

- Вылезай, Кинг. – Болт! Ну наконец-то.

Едва не зацепив лбом угол своего укрытия, я вылез наружу. Тело противника лежало возле угла здания, а вокруг него растекалась небольшая лужица крови.

- Благодарю. – Бросил я Болту и, отряхнувшись, подошел к нему.

- Нашел? – Напарник с интересом посмотрел на меня.

- Да, в кармане лежит. – Похлопав себя по нагрудному отсеку на комбезе, ответил я.- Как выбираться будем?

- А ты не слышишь? – Улыбнулся солдат и ткнул пальцем в небо.

Только тут, сквозь звон в ушах, вызванный укуркой и барабанящими по металлу пулями, я стал различать звук вертолета. Подняв голову, я увидел небольшой экспедиционный вертолет, бортовая дверь которого отъехала в сторону и из салона, наружу, вылетела веревочная лестница. Ее конец оказался аккурат перед носом моего напарника, поэтому, он не теряя ни секунды, схватился обоими руками за предложенный «трап» и ловко начал карабкаться наверх. Последовав его примеру, я тоже взялся за веревки и полез наверх.

Едва дверца вертолета захлопнулась, как, тут же пилот рванул с места. Я смотрел в иллюминатор и видел внизу, как из тоннеля, по которому мы только что шли, поднимались клубы дыма. Раптор до сих пор копошился, от чего я даже немного улыбнулся.

Наконец-то все. Не обманул бы полковник. И тогда я улечу подальше отсюда и больше никогда не вернусь.

***

До Барьера мы добрались относительно быстро. Если бы уровень ЭМИ не снизился и МАС бы не прислали вертолет, то я не знаю, что бы мы с Болтом делали. Обратная дорога, учитывая всю ее опасность, заняла бы не одни сутки, а как минимум двое.

Достав из кармана энергетический батончик, я наблюдал, как вертолет снижается на крышу корпуса, в котором меня должен ждать заказчик.

Через минуту я уже стоял возле массивной железной двери, по бокам от которой застыли солдаты, с АКС наперевес и с каменными лицами. Меня и Болта пропустили без лишних вопросов, услужливо отворив правую створку двери.

Постучав в дверь полковника, я, не дожидаясь ответа и пропустив вперед напарника, зашел внутрь.

Офицер сидел за тем же столом, что и раньше и что-то сосредоточенно писал.

- Здравия не желаю, не товарищ полковник! – Отрапортовал я и уселся на уже знакомый стул. Болт встал справа от меня и уперся взглядом в окно. Служивый, блин.

- Принес?- Отложив авторучку в сторону и подняв на меня глаза, поинтересовался полковник.

- Да. – Коротко ответил я. – Отдам, как только увижу деньги.

Офицер ухмыльнулся и, нагнувшись, чем-то пошелестел и выудил из под стола четыре пять пачек фиолетовой бумаги.

- По сто на связку. Доставай сувенир.

Я оттянул нагрудный карман и пальцами вытащил камушек. Положив его на стол полковнику, который тут же его схватил и убрал в стол, я поднялся и взял деньги.

- Тебя пропустят без проблем. Можешь идти. – Снова упираясь взглядом в бумаги, проговорил офицер.

- Отлично. – Кивком ответил я. – Кстати, спасибо, что помощника отправили. Без него бы не вытянул.

Я уже развернулся, когда полковник, удивленно вскинув брови, сказал фразу, которой я никак не ожидал.

- Я не отправлял никого, о чем ты?

- Ну, как не посылали.- Непонимающим взглядом оглядывая заказчика, переспросил я.- Болт, Вы забыли уже? Вот он стоит! – Я указал кивком на напарника.

- Ты чего, боец? – Полковник поднялся и, упершись руками в стол, грозно посмотрел на меня.- В искажение залетел? Или нервишки мне пощекотать захотел? Тут нет никого кроме нас с тобой!

Я опешил и потерял дар речи. Ну вот же он, стоит как и стоял! Только…

Теперь сквозь напарника я мог видеть платяной шкаф, графин из которого пил и прочие предметы интерьера. Болт растворялся в воздухе, теряя очертания. Оглянувшись на меня, призрачный напарник почти полностью исчез.

В голову вонзился его голос, хотя губы солдата не шевелились. В голове голос отзывался эхом, очень громким и неприятным.

- Я отплатил жизнью за жизнь. – После этого силуэт полностью исчез и мы с полковником, который так ничего и не увидел, остались вдвоем.

- Кинг, сходи к врачу! – Посоветовал старик. – Какой Болт? Он погиб, выполняя задание, которое я потом тебе поручил. Он не достал сувенир, а мне был жизнью обязан. Я его спас как-то от смерти… Давно это было.

Я не стал отвечать. Развернувшись на каблуках, я направился к двери. Завтра же улечу из этого места, этой страны, этой раковой опухоли на теле планеты.

Чувствовал я себя странно? Нисколько. Ведь это Сектор, здесь всему место найдется.

И помощь Болта – это дар. Дар Сектора.

05-10-2012

Ваша оценка: None Средний балл: 6.8 / голосов: 91
Комментарии

Про сектор недавно узнал, решил зарегистрироваться тут ... Интересная серия.

На сайте про конкурс увидел - жаль поздно (((

Фан-рассказов прочитал 7 штук, понравился этот.

Развязка вообще неожиданная : )

Нужно было накал посильнее под конец сделать, а то как то все быстро получилось , но понравилось. Видно, что автор старался и опыт есть.

Для сборника достоин.

10.

Не владею искусством конструктивной критики...

Скажу лишь - интересно и очень даже хорошо написано.

Из минусов - быстрая развязка, но это на вкус и цвет... ))))))))))))

Честно говоря - очень хороший рассказ, но есть некоторые моменты, на мой взгляд вызывающие сомнение. Не совсем понятен ход со вставкой в начале произведения куска из его середины. И полковник показался каким-то уж очень неубедительным: с одной стороны - сама честность и благородство, с другой - разбрасывается дикими суммами денег да еще прямо у себя в кабинете (как то не очень стыкуется).

За фразу "- Здравия не желаю, не товарищ полковник! " - огромное человеческое спасибо автору.

Интересный рассказ. То, что оценка всего 7.1 - не страшно, большинство конкурсных работ и до семёрки не добрались.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Быстрый вход