Полураспад. Глава 1. Паранойя не заразна.

МопЭд не мой, я просто оставлю это здесь.

Источник не указывается, потому как прислано это мне в электронном виде товарищем. Разрешение на выкладывание у источника я спросил, источник не против. Выкладываться продолжения, редакции и обновления уже выложенных глав будут по мере получения их мною, так же с предварительного согласия источника.

Ну и как обычно, все герои вымышлены, любое сходство с реально существующими людьми - случайность. Поехали!

Глава 1. Паранойя не заразна.

Лев взял с компьютерного стола дымящуюся кружку кофе, уселся на широченную только что застланную ковать, стоящую посреди комнаты, поджав под себя ноги в «позе лотоса», и уставился в экран монитора. Видеопоток онлайн транслировал новости с одного из телевизионных интернет-порталов. Звук акустики был выставлен выше среднего, но слезать с теплой кровати, что бы уменьшить громкость Льву не хотелось. Он обернулся за спину и взглянул в окно. По перилам открытого не стекленого балкона тихонько барабанили капли холодного осеннего дождя, а хмурое осеннее небо, казалось, вот-вот начнет тереться об антенны и воздуховоды на крышах соседних многоэтажек. «Президент России Владимир Путин и председатель правительства Дмитрий Медведев обсудили бюджет страны 2014-2016 годов, в котором содержатся значительные изменения в сторону дефицита, в отличии от бюджета, запланированного годом ранее. Так же президент потребовал от председателя правительства ускорить проведение столь нашумевшей ранее пенсионной реформы», - бубнил с экрана монитора худощавый диктор.

«Нда, уж… Нашумевшей – мягко сказано. Бляди!» - вспомнил про себя Лев события в столице полугодовой давности. Тогда, после принятия нового закона о трудовых пенсиях, который повысил пенсионный возраст на восемь лет и полностью уничтожил накопительную часть, протестовать на улицы Москвы вышли по разным оценкам СМИ от ста пятидесяти до четырехсот тысяч человек. Мирно, как организованные выступления либеральной оппозиции, этот протест закончиться не мог хотя бы потому, что в составе разъяренной толпы были в том числе и пенсионеры МВД и вооруженных сил. После окончания рабочего дня, когда толпа разрослась до невероятных размеров, а накал страстей превысил точку кипения, начались первые стычки с ОМОНом. Полицейские в процессе разгона усердствовали дубинками, газом и резиновыми пулями, в ответ летели камни, бутылки, коктейли Молотова. Два автозака перевернули, один полыхнул от удачно запущенной бутылки с зажигательной смесью. Вованы вместе с ОМОНом начали разделять толпу и теснить оставшихся к набережной. А потом произошло то, чего не ожидал никто. Кто-то из задержанных во время обыска в окружении полицейских и ОМОНа расстегнул куртку и выдернул чеку с тросом из обвязки гранат на груди. Девятерых омоновцев и четырех полицейских разметало на куски сразу же, вместе с камикадзе, полсотни человек оказалось на больничной койке… После этого было длительное расследование, кого «нужно» - наказали, посадили кого-то даже… В интернете камикадзе объявили национальным героем, стали распространяться откровенные экстремистские призывы. Понятное дело, зона ru оперативно чистилась, а сайты с зарубежных доменов тупо блокировались на уровне провайдеров. Хотя последнее действие возымело мало, ибо с момента издания закона о запрещённых сайтах, девяносто процентов пользователей интернета сразу же научилось обходить дырявый российский файрвол. Информационная война в сети белоленточников, недовольных обывателей, проплаченных партийных блоггеров и кремлевских ботов продолжалась и до сих пор. Лев порой не без интереса наблюдал за развитием горячих тем на том или ином форуме. Однако и существующую власть и либеральных белоленточников он считал одним и тем же мракобесием, с разницей лишь в деталях. А потому придерживался стороны обычных «кухонных» недовольных.

Лев отхлебнул обжигающе-горячего кофе, поставил кружку на стол и, погруженный в какие-то свои утренние раздумья, пошел собираться на работу. Подойдя к тумбочке в прихожей, Лев пискнул брелоком сигнализации, на что во дворе радостным пиликаьем отозвался Patriot, сыто заурчав двигателем.

- Есть с собой брать будешь? – из кухни выглянула голова Лики, «наряженная» в какие-то неестественной формы бигуди, образующие своими хитросплетениями целый замысловатый узор – заготовку для новой прически.

- Аа! В рот мне ноги! – Лев, как ужаленный отпрыгнул от дверного проема, в котором показалась Лика. – Ты чего пугаешь? В столовой поем, чай не барин.

- Какие мы нервные! – фыркнула Лика, расплывшись в улыбке, обнажив белоснежные зубы.

- Нервные… Блин, пугать будешь – я вообще заикаться начну, - недовольно пробурчал Лев. – Б-б-бу-буд-д-д-дет т-т-т-твой м-м-м-муж – за-за-за-за-заик-к-к-к-катый, - оттопырив губу, Лев сымитировал дефект дикции. – Будет стыдно тебе на людях показаться.

- Нормально! На людях – будешь немым притворяться, - Лика улыбнулась еще шире. – А дома – мне не дикция твоя важна.

При этих словах Лика заговорщицким взглядом посмотрела снизу вверх на Льва, попутно ласково ухватив его за промежность.

- Так! – воскликнул Лев нарочито строго. – Вечером баловаться будешь. – Лев мягко отстранил озорную ручку девушки.

- Ну, смотри! Многое упускаешь! – игриво и многозначно улыбнулась Лика, развернулась и направилась на кухню, специально виляя округлыми бедрами, выглядывающими из-под рубашки, дразня во Льве мужское начало.

Лев издал звук, нечто среднее между рычанием и кряхтением, развернулся и нехотя пошел обуваться.

...

Из-за свинцово-серых туч наконец-то проклюнулось солнце. «Неужели расстоится погодка-то?», - лениво подумал про себя Лев, глядя сквозь чуть грязное окно кабинета, расположенного на верхнем этаже пристройки цеха крупногабаритных металлоконструкций. Серый город… В такие хмурые дни он навевал какое-то стойкое чувство безысходности и моральной усталости…

- Хорош в потолок плевать, начальство! – едва переступив порог, съязвил Макс, работающий мастером в том же цехе, заместителем начальника которого был Лев.

Макс подошел к столу, за которым сидел Лев, отхлебнул чаю из кружки Льва и принялся что-то озабоченно искать в стеллаже напротив стола.

- Бля, Макс, я знаю, что тактичность – не твой конек, но охуевать не стоит? Че роешь? – бестактность мастера слегка взбесила Льва.

- Простите великодушно, Лев Константинович! – съязвил Макс, состроив нарочито покорную мину на лице и склонив голову. – Не соблаговолит ли ваше высочество сообщить челяди смертной, где находится журнал испытаний, а заодно, позвольте поинтересоваться, не соизволит ли ваше высокоблагородие оторвать свою жопу от кресла и посетить мероприятие под названием «статические испытания»?

- Хватит паясничать. Журнал в комнате мастеров, в гадюшнике вашем. Вчера Леха забирал, а поторнуть, где росло – религия, видимо, не позволяет. Когда испытания?

-В десять, - уже с серьезным и деловым лицом ответил Макс.

Лев взглянул на свои G-Shock, подаренные ему отцом на день рождения пять лет назад, в год окончания университета. Без пятнадцати десять.

- Сядь нормально, кофе попей. Только, блять, не из моей кружки. Вон, на полке возьми чистую. И помыть за собой не забудь. Кофе где, знаешь. Сахар там же. Я пока найду программу. Все подготовили? Дальномеры, датчики, пригрузы, где Светка со своим УЗК? – мозг Льва постепенно начал переключаться в рабочий ритм.

- Все еще вчера подготовили. Во вторую смену, - набив рот печеньем и отхлебывая горячий кофе, пробубнил Макс.

- Слышь, не охуевай, да? Ты все печенье сейчас сточишь! Ты че? Неделю не жрал? С чем я потом с Василичем чай пить буду? – новая волна гнева накатила на сознание Льва.

- Не гони, перед работой подкрепиться надо, а начальник цеха может позволить себе запас печенья и побольше, - едва проглотив пережёванное, ответил Макс. – О! Гляди! – Макс кивнул в сторону окна в стене, которое выходило внутрь цеха. – Инженеры пришли. Двинули.

Лев обернулся и посмотрел в цех. Действительно, со стороны ворот к испытательному стенду двигалась целая делегация: огромных размеров подтянутый мужик возрастом под сорок, в трехдневной щетине и абсолютно лысый, с суровым холодным взглядом – начальник тех.отдела. Следом усатый мужчина предпенсионного возраста в строгом сером костюме – главный технолог. Завершал процессию невысокого роста молодой парень в узких джинсах, модельных ботинках и с модной молодежной прической – конструктор, один из авторов того творения, что сейчас стоит на испытательном стенде.

- Давай, я тебя догоню, - бросил Лев уже скрывшемуся за дверью Максу. – Программу испытаний возьму только.

- Пидарасы! Идиоты! – Лев был вне себя от гнева. - Блять, Макс, как вы умудрились провалить испытания обычной переполнительной емкости? Дебилы! Что, сварку на герметичность самим не проверить было? Твои долбоебы во вторую смену что делают? В карты играют и брак штампуют! Если с меня премию срежут – я автоматом вам по самый оклад зарплаты укорочу! Имей ввиду.

- Ага, а ты видел как на нас смотрел начальник тех.отдела? – спросил Василич, высокий худощавый мужчина, начальник цеха. – А Иваныч, Главный технолог, откровенно ржал над емкостью. И правильно! Она ж дырявая, как дуршлаг. Даже до номинального давления не накачали, как все швы ссать начали.

- Не, мужики, а я здесь причем? – начал оправдываться Макс. – Я в первую смену контролирую, а что творят во вторую – меня не касается, там свои мастера есть. Че на меня сразу наезжать?

- Ладно, хорош, - Василич оборвал спор и предотвратил тем самый новый поток аргументов и ругательств со стороны Льва. – В час совещание у генерального. Надо думать, что ему докладывать, а главное как! Так, что бы не сидеть потом с голым окладом, и писю не сосать. Лев, со мной пойдешь.

Лев не ответил, лишь обреченно кивнул головой, предчувствуя словесную экзекуцию.

- Ну что там? – первым делом спросил Макс, когда Лев вошел в цех.

- Да ничего интересного. Премии у всех останутся. При условии, что завтра, в субботу, вся смена, производившая обварку этой хрени, выйдет и исправит свои косяки. Выйдет бесплатно на голом энтузиазме. Под руководством мастера и меня. Выбирай, ты пойдешь в субботу или Леха? Еще Светлану надо вызвать после обеда. На УЗК швов. И, блять, испытание на герметичность в конце смены своими силами! Что бы как в этот раз не произошло.

- Я выйду, не вопрос! – Макс заметно повеселел, узнав, что финансово не пострадает.

- Технологи сейчас составят инструкции и тех.карты. Ознакомимся, распределишь работы по бригадам. УЗК по старым картам. Все ясно?

- Йа воль, майн фюррер! – Макс вытянулся в струну, цокнул каблуками ботинок и вскинул руку вверх в нацистском приветствии.

- Придурок, - обреченно констатировал Лев и, нехотя, поплелся мимо сборочных стендов в свой кабинет на верхнем этаже.

«Итак, вечер пятницы! Завтра на работу, понятное дело, однако день короткий, плюс с испытаний и свалить можно», - размышлял Лев, стоя в пробке по дороге домой, - «Вопрос: чем заняться сегодня?»

Размышления прервал телефонный звонок. Лев снял с держателя на стекле свой смартфон с логотипом Lexand и взглянул на экран. На нем отображалась фотография улыбающейся Лики. При этом сам смарт разрывался мелодией микса DJ Aligator & Катя Чехова «Мне много не нужно», поставленной Львом на звонок от одного единственного человека – Лики.

- Ну как дела? – после нажатия кнопки ответа, трубка заговорила голосом Лики. – Домой едешь? Меня заберешь?

- Да не вопрос! – обрадованно ответил Лев. - Заодно и пробку эту долбаную объеду. Сто верст не крюк, а движение – жизнь! Через минут двадцать буду.

- Хорошо, буду ждать, - не менее обрадованно сказала Лика. – Какие планы у нас на вечер?

- Да пока никаких. Приеду – обсудим.

- Ок, - ответила Лика и положила трубку. Изображение на экране смартфона сменилось на рабочую среду с обоями, изображающими ядерный взрыв.

«Блин, погодка расстоялась, солнышко. Домой-то не хочется!» - снова принялся рассуждать про себя Лев, выкручивая руль вправо до упора. Тяговитый движок УАЗа рыкнул и легко перебросил обутую в огромную внедорожную резину машину через тридцатисантиметровый бордюр. Льва неслабо качнуло во время этого триала, но за два года владения заряженным Patriot’ом Лев привык к подобному поведению железного друга, а потому на подобные болтанки внимания уже не обращал. Переехав тротуар, Лев срезал угол квартала по пустырю и вновь выехал на асфальтовую дорогу, но идущую уже совсем в другую сторону.

Снова зазвонил телефон. Теперь он надрывался песней группы Ландыши «Ядерный грибок», а на экране высветилось мужское лицо в тактических желтых очках. Шарк.

- Олег, здорово! – Лев явно был рад услышать голос собеседника. – Как жизнь половая?

- Привет, Хром. С половой все нормально. Сильно занят? – Олег, по прозвищу Шарк, был спокоен, как всегда и настроение по его голосу Лев не научился определять даже спустя пять лет с момента их знакомства.

- Ну как сказать? – ответил Лев, прижав телефон плечом к уху, съезжая с очередного бордюра. - Вот только что с пустыря на Военной выехал на Вокзальную. За Ликой на работу еду. А что хочу?

- Ну, я имел ввиду планы на вечер, есть какие? – прояснил Олег.

- О! А я как раз об этом же и думал! У дураков мысли сходятся! – переключая телефон в режим громкой связи ответил Лев.

- Есть вариант. В пейнт сегодня как? Всей толпой на нашем месте. Я Полкану позвонил, оборудование он нам все даст. Платим только за шары. Ястреб будет, Лекс с Ольгой.

- Отлично! Сейчас еще Сану позвоню, – Лев аж весь расцвел в улыбке, предвкушая интересный, богатый впечатлениями вечер. – На повестке дня только игра?

- Сперва игра, а как смеркаться будет – шашлычок с пивом. Так что тачку бросайте и дуйте на такси. Если, конечно, хотите насладиться кулинарными изысками! Будем надеяться, что наш мангал там не спиздили с прошлого раза.

- Заебешься его пиздить! – опроверг предположение собеседника заметно повеселевший Лев, вспоминая, как собственными руками прятал складной мангал на крыше недостроенного больничного комплекса на живописном берегу реки на окраине города. Вечер обещал быть интересным.

С небольшим юзом старенькая Chevrolet такси остановилась на песчаной площадке в пятидесяти метрах от недостроенной больницы, подняв несколько облаков песчаной пыли. Лев рассчитался с водителем, достал из багажника два средних размеров рюкзака, один из которых сразу же повесила себе за спину Лика, махнул таксисту на прощанье и, приобняв девушку, направился к главному входу.

Крыльцо было широким, с подъездными пандусами для автомобилей, частично заросшим травой, а местами и маленькими березками, которые в лучах вечернего сентябрьского солнца под порывами теплого ветра отбрасывали причудливые движущиеся тени на выщербленную стену холла из красного кирпича.

Громадина больничного комплекса занимала порядка пятнадцати тысяч квадратных метров земли на излучине реки. Комплекс состоял из семиэтажного главного корпуса и трех корпусов поменьше, соединенных между собой надземными галереями и подземными переходами. Стройка была заморожена в середине девяностых, когда денег на социальные проекты просто не было. Основные работы были закончены, а вот на отделку, благоустройство территории, подключение коммуникаций денег уже не хватило.

На крыльце уже собрался народ, греясь в последних в этом году лучах теплого солнца.

- Ну, привет, параноики! – поприветствовал всех собравшихся Лев.

- Ооо! Привет, большой человек, - расплылся в улыбке сидевший на перилах, как на жердочке Володя, по прозвищу Ястреб. Среднего роста парень, обычного телосложения, с правильными, но невыразительными чертами лица. Такие никогда не выделяются в толпе. Но все же одна особенность у него была: Володя в юности стал чемпионом области по пулевой стрельбе, а в армии служил снайпером в части, как-то связанной с ГРУ. О подробностях никто не спрашивал, а сам он не особо стремился откровенничать о времени, проведенном на казарменном положении.

- Все умрут, а я останусь! – процитировал Алексей, худощавый парень с забавно оттопыренными ушами, по прозвищу Лекс, название какого-то мыльного молодежного фильма. Сам фильм считался откровенным дерьмом, а вот название донельзя точно подчеркивало общее увлечение собравшихся, став их неофициальным девизом.

- Где Сан? – спросил Шарк вместо приветствия и протянул руку для рукопожатия. Он был самым старшим из собравшихся, справив в этом году свой тридцатый день рождения. Невысокий, коренастый, с короткой стрижкой, он напоминал какого-то горного тролля из старых сказок.

- А хрен его знает. Ему было сказано, что полседьмого здесь. Я ему не нянька. Уже начинаю жалеть, что попытались его подтянуть в тему. Недаром же говорят: «Паранойя не заразна!» Червь компьютерный, мыслитель, бля, Геродот херов. Даром, что друг детства.

- Да ладно тебе, - вступилась за Сана Ольга, отвлекшаяся от общения с Ликой и Верой. –Может и выйдет из него толк.

- Ага, - недовольно буркнул Хром. – Уже вышел. Весь, при том. Бестолочь получилась. Хер с ними, семеро одного не ждут. Пошли переодеваться и играем, пока светло. Шарк, давай сумку понесу.

Шарк хмыкнул и протянул Льву огромный баул с маркерами, патронами, масками и прочей пейнтбольной снарягой. Лев закинул за спину рюкзак с формой и ботинками, повесил баул через плечо и направился в сторону зияющего темнотой входа в главный корпус.

В это время на площадку перед крыльцом въехало Peugeot 307 с Сашей Саном за рулем и Леной на месте пассажира. Развернувшись с пробуксовкой и заносом на ручнике, Сан припарковал авто возле кустов, густо обрамлявших площадку.

- Заждались? – невозмутимо и улыбчиво произнес Сан, пикнув брелоком сигнализации.

Он был одет в ярко-желтую кислотного цвета безрукавку, ослепительно белоснежные летние штаны и такие же белоснежные кроссовки. Лена нарядилась в непонятного светло-бирюзового цвета легкую ветровку, голубые обтягивающие джинсовые бриджи. На ногах поблескивали полимерными стразами летние туфли с открытым носом.

Сказать, что они эта парочка очень выделялась на фоне остальных собравшихся ребят – значит очень сильно смягчить выражения.

Хром от удивления едва не выронил баул с маркерами, но сдержал себя в руках, только сел на корточки и тихо обреченно сказл:

-Блять…

- Что за херня? – резонно поинтересовался Ястреб. – Вы че? На пляж собрались? Мы вроде как на заброшке в пейнт стебать собрались, а вы вырядились, как на рэйв опен эйр. Здесь вам не Ибица, мать вашу!

- И чего на машине, Саш? – Олег понял недавнее недовольство Хрома поведением Сана. – Шашлык ведь, пиво, все дела…

- Да мы ненадолго. Сыграем, да домой. Работы дохрена.

- Пиздец, блять! – постепенно расширял свой лексикон Хром, вспоминая, как в свое время поручился за друга детства Сана перед компанией выживальщиков, или параноиков, как они предпочитали сами себя называть.

- Да нормально все! – недоумевая, сказал Сан, показывая содержимое полиэтиленового пакета в руках. Внутри был аккуратно сложенный новенький камуфляжный костюм в фабричной упаковке. – Сейчас переоденусь и играть.

Хром не нашел что еще сказать, лишь приглашающе кивнул собравшимся в сторону темноты дверного проема и двинулся вперед, поудобнее перехватывая баул со снаряжением.

Темные коридоры главного корпуса, усыпанные окурками, битыми бутылками, цементной крошкой, кусками арматуры и прочим, типичным для таких мест мусором сменялись широкими холлами, которые должны были стать приемными покоями. По лестницам, перила на большинстве из которых просто отсутствовали, компания добралась до мансардного технического этажа. Там не было стен, только бетонные короба вентиляции и колонны в качестве несущих конструкций, поэтому этаж просматривался полностью. Единственными крупными конструкциями на этаже были две шахты лифта, вокруг которых поднималась крутая лестница на крышу.

Черная, с зелеными проплешинами мха, поверхность мягкой кровли крыши площадью чуть меньше футбольного поля впитала в себя огромное количество тепла дневного солнца, и теперь, когда солнце клонилось к закату, крыша с радостью отдавала тепло назад. На крыше было тепло. Даже чуть жарковато, учитывая легкие порывы теплого юго-западного ветра. Лев вышел из технического помещения лифтовой и ступил на еще мягкую от тепла поверхность крыши. Отсюда, с двадцатиметровой высоты открывался поистине завораживающий вид. Внизу, метрах в пятидесяти от дальнего корпуса, река, витиевато разделяющая город на две части, образовывала излучину с песчаным, поросшим редкими кустами берегом, поворачивала свои воды почти на сто восемьдесят градусов, образовывая полуостров, на котором и располагался недостроенный больничный комплекс. Напротив излучины, на противоположенном берегу располагался примыкающий к центру города спальный район. Чуть выше по течению – городской пляж. По всей видимости, отдаленность комплекса от жилых районов являлась причиной малой его посещаемости. Здесь никогда не было наркоманов, очень редко появлялись бомжи, никогда не видели стай бродячих собак. Слева, так же на противоположенном берегу, чернели скелеты полуразрушенных цехов кондитерской фабрики. Ее обанкротили полтора года назад, под шумиху о грядущей второй волне экономического кризиса. Как обычно, взяли огромный кредит, потом распродали оборудование, типа расплатиться с долгами. В итоге осталась лишь одна недвижимость в виде нескольких цехов и офисного здания. Ее тоже быстро пустили из-под молотка, решив перестроить помещения под торгово-развлекательный комплекс. Однако, что-то не заладилось и с тех пор фабрика скалит свои черные остовы полуразрушенных цехов в сторону живущего своей яркой жизнью города.

- Запихал мангал – вот теперь и вытаскивай сам, Юрий Долгорукий блин! – Ястреб кинул пакет с древесным углем на крышу и указал на чуть матовую полоску металла, поблескивающую на вечернем солнце между вентиляционным коробом и стенкой технического помещения лифта.

- Да не вопрос! – Лев скинул с плеча сумку со снаряжением, снял из-за спины рюкзак и передал Шарку.

Пошарив рукой в тесном промежутке между строениями, Хром извлек на свет сложенный и упакованный в прозрачный полиэтиленовый пакет мангал. Быстро, по-хозяйски собрал его в рабочее положение, поставил на крышу, рядом на заранее постеленную газетку положил шампура и произнес:

- Так, хлопцы. Девчонки, занимаются шашлыком, поскольку играть не хотят. Или хотят?

В ответ послышались разрозненные «Да ну!», «Синяки», «Грязные потом все».

- Ок. Пришли к консенсусу, - продолжил Лев. – Пацаны, переодеваемся, берем маски, маркеры и в третий корпус, трое на двое.

- Как делимся? – поинтересовался Лекс, стягивая с себя спортивную куртку.

- А жребий кинем. Чет-нечет, - придумал Шарк. – Идет?

- Вполне! – хмыкнул Ястреб, натягивая на себя камуфлированные штаны.

- Блин, Саш, опять стирать. Все штаны перепачкал, - недовольным тоном возмущалась Лена, складывая вещи Сана. – Как это теперь отстирать?

- Да ладно. Хрен с ними, отбеливателя побольше в машинку засыпь, да и все, - парировал Сан, старательно застегивая манжеты новенького камуфляжного костюма. Со стороны было видно, что делать ему это очень непривычно, и вообще, одевая вместо повседневной фирменной одежды «с иголочки» грубый хлопчатобумажный камуфляж, он чувствовал себя неуверенно, и неуютно.

Лена состроила недовольную гримасу, но ничего не ответила.

- Ты в этом бегать собрался? – поинтересовался Шарк и кивнул на белоснежные кроссовки Сана.

- Ну да. А че? – недоумевал Сан.

- Да не, ниче, - буркунул Шарк и продолжил шнуровать армейские берцы.

- Гы, - издал непонятный звук Ястреб.

- Блять… - выругался Хром, которому за один только вечер в очередной раз стало стыдно за человека, за которого недавно поручился…

…жеребьевка показала, что Хром вдвоем с Ястребом против команды Шарка, Лекса и Сана.

- Ястреб, канал 6-28, вокс включить не забудь, на тангетку времени не будет, - Хром закрепил в кармане куртки рацию и вставил в левое ухо наушник, закрепив микрофон клипсой на воротнике.

- Ученого не учи, - надменно хмыкнул Ястреб.

- Все двинули, - скомандовал Хром, надев маску, и напарники двинулись занимать позиции в третьем корпусе. Остальные остались ждать. Им выпала доля штурмовать.

Третий корпус – небольшое двухэтажное Т-образное здание, ближе всего расположенное к реке, разделенное пологим пандусом-переходом на две части. Первая часть – кабинеты и лаборатории, а вторая часть – огромный зал с колоннами, должна была быть городским моргом. На втором этаже, в таком же огромном зале над моргом, должна была разместиться станция переливания крови. Перехода с первого этажа было два: первый – это лестница около кабинетов, второй – крутая и узкая техническая лестница в противоположенном конце здания, в углу зала. Должен был быть, правда, еще и третий – это два лифта: грузовой и пассажирский, однако по понятным причинам, использовать их возможности не было.

- Так, Ястреб, давай наверх, на второй. Если со стороны главного корпуса полезут – я их приму и рвану между колонн в твою сторону. Там, - Хром указал на потолок несостоявшегося морга, - есть дыры в полу рядом с некоторыми колоннами. Выбери, что бы весь зал просматривался, поливай их когда приблизятся, что есть силы, меня прикрывай.

- А если сзади, через морг заходить будут?

- Дождешься, пока тебя пройдут, атакуешь сзади, хотя бы одного, но завалишь. После этого на крышу по лестнице и в мою сторону. Тут встретим.

- А если с обеих сторон, тогда валим одиночку, оставшихся двух встречаем вместе. Действуем по ситуации, - подхватил тактическую инициативу Ястреб.

- Давай. На связи, - Хром хлопнул его по плечу.

Ястреб убежал в сторону технической лестницы. Хром перехватил маркер поудобнее и пошел занимать позицию под лестницей рядом с кабинетами. Отсюда хорошо просматривался вход с атриума и холл, при этом сам наблюдатель оставался в тени, а потому малозаметным.

Предположение Ястреба оказалось верным. Штурмующие разделились.

- У меня движение, - прозвучал голос Ястреба в наушнике Хрома.

- Принял. Определись сколько. Если один – вали его нахер! – прошипел в микрофон Лев. Адреналин вспрыснулся в кровь. По телу пробежала легкая дрожь. Лев всегда любил такие развлечения, как пейнтбол. За окном справа в холле хрустнула ветка. Хром мгновенно перевел прицел маркера на проем. «Ну, давай, засранец! Сейчас схлопочешь шарик в репу» в азарте игры ухмылялся Хром.

Внезапно в районе входа из атриума появился силуэт с маркером. Аккуратно ступая с носка по бетонному полу, чуть шелестя строительным мусором, силуэт двигался неуверенно, нервно, постоянно обводя дулом маркера каждый встречающийся дверной проем. «Сан», - определил про себя Лев.

- Ястреб, работай по своему. Он один. Остальные у меня, - стараясь говорить как можно тише, прошипел в микрофон Хром.

В зале наверху раздались хлопки маркера, следом приглушенный вскрик и тихий раздосадованный мат.

- У меня минус один, - раздался в наушнике Хрома голос Ястреба, - занял позицию над колонной слева в центре.

Услышав звук боя, Сан вскинул маркер в сторону зала и приставными шагами боком, не замечая затаившегося в тени лестничного марша Хрома, направился к пандусу.

Хром нажал на спусковой крючок. Шарик влепился в плечо Сана. От неожиданности Сан рванулся вперед, споткнулся, перевернулся через себя в куче строительного мусора и поймал еще три шара.

- У меня тоже минус один, - похвастался в микрофон Ястребу Хром. – Двигаюсь... Блять!

Два шара раскололись об стену прямо над головой Хрома. Он пригнулся и ринулся сперва в сторону лестницы, однако, поняв, что так станет отличной мишенью, рванулся назад к дверному проему и прижался к стенке возле угла.

- Что там у тебя? – спросил Ястреб.

- Лекс или Шарк прижал, сука! – стараясь успокоить дыхание, произнес Хром.

- Лекс у меня двести, - довольно гоготнул Ястреб в микрофон.

- Шарк, блять! Давай в мою сторону. К ближней дыре. Он меня возле лестницы прижал. Быстрее!

За углом, у окна, послышалась какая-то возня. Хром вытащил из-за угла маркер и выпустил полдюжины шаров в направлении звука. Шорох прекратился. «В окно хотел влезть, сволочь!» - понял Хром.

- На позиции. Где цель? – послышалось в наушнике Льва.

- В окне напротив пандуса должна быть, напротив тебя, - как мог, объяснил Хром.

- Чисто, - прояснил ситуацию за углом Ястреб, наблюдая окно через дыру в полу второго этажа.

- Принял. Я наверх, дуй к технической лестнице. Не дай ему пройти на крышу и обойти меня с твоей стороны, - сказал Лев и рванул на второй этаж.

Ястреб сорвался с места и, держа маркер на уровне плит и лавируя между дырами в полу, побежал к технической лестнице.

Хром поднялся на второй этаж спиной вперед, контролируя дулом маркера лестничный пролет.

- У меня чисто, - доложил Ястреб.

- Ждем пару минут. Слушай звуки. Если ничего не проклюнется – двигайся ко мне. Чистим первый этаж, - сказал Хром, держа из-за угла на прицеле лестничный пролет.

- Принял.

Первый шар ударил высоко над головой Хрома. Лев инстинктивно вжал голову в плечи, и второй шар прошил воздух как раз в том месте, где только что была голова Хрома. Он бросился на землю, одновременно заливая огнем из маркера наугад сектор, по направлению откуда прилетели шары.

- Ястреб, он на втором, чуть меня не одвухсотил. Сто пудов через тебя пойдет. Двигай аккуратно в мою сторону.

- Как он сюда залез? – недоуменно спросил Володя.

- А я ебу? – отрезал Лев.

Хром поднимался после кувырка на лестничных ступенях, понимая, что ребра после такого падения будут ныть не один день.

- Я на второй возвращаюсь, со спины зайду. Зажмем в зале – хуй куда денется.

Хром быстро поднялся наверх, обводя маркером каждый угол. Но стоило ему высунутся из проема лестничной клетки, как в грудь прилетело сразу четыре шара из дальнего кабинета.

В тот же момент слева, из-за стены, со стороны зала послышалась целая очередь хлопков и мат из дальнего кабинета.

- Ты мне чуть конец не отстрелил, Вован! – возмущался подстреленный Шарк, весь испачканный краской от пейнтбольных шариков.

- Ну не отстрелил же! – парировал Ястреб. – Азарт, хуле! – довольно добавил он.

- Так, давай на шестой общий канал, - скомандовал Хром.

- Лекс, Сан, вы где? – сказал Ястреб в микрофон на воротнике. - Внизу встречаемся, снова жребий и на исходные.

- Ястреб, это Лекс. Тут Саня травмировался. Мы в атриуме.

- Блять… - выругался Лев. – Давай быстро за мной! – скомандовал он остальным.

Выбежав в атриум, парни увидели Сана, сидящего верхом на поваленной в траву железобетонной опоре. Маркер и маска валялись рядом. Над Саном склонился Лекс. Левый рукав куртки Сана был распорот и довольно сильно взбух от пропитавшей его крови.

- Что случилось? – спросил Лев, обращаясь к Сану.

- Ну, когда ты меня подстрелил, я ногу подвернул, завалился в кучу мусора, - морщась от боли, пояснил Сан. - Там какая-то арматурина была. Вот и напоролся плечом.

- Дай посмотреть, - Ястреб отстранил Лекса и сел на корточки рядом с Саном. - Шарк, мультик с собой? Дай, - Ястреб протянул руку ладонью вверх в сторону Шарка.

Шарк достал из кармана своей куртки мультитул и протянул его Ястребу. Володя разложил нож и вспорол бурый от крови рукав в районе раны.

- Нда… - протянул Ястреб. – Неглубокая, но рваная и хрен его знает, что он там с арматуры занести мог. Так, пошли на крышу, там у меня в рюкзаке аптечка есть. Промыть надо, продезинфицировать, перевязать.

- Да нормально, - попытался перечить Сан. – Заживет.

- Я те дам нормально! Хочешь не иметь руки вот посюда? – Хром показал пальцем в районе плечевого сустава Сана. – Выебываться не надо. И мужика тут строить из себя. Пошли, давай!

На крыше во всю готовился пикник. Ароматно пахло шашлыком, над которым колдовали Лика и Ольга. Лена и Вера (жена Шарка) накрыли одноразовой бумажной скатертью европодон, используемый в качестве шведского стола. На импровизированном столе уже лежали, хлеб «Чиабата», одноразовая посуда, соусы для шашлыка, большая тарелка с овощами, минералка, лимонад. Рядом, в тени вентиляционного короба, стояла сумка-холодильник с прохладным пивом.

- О, господи! – воскликнула Лена, увидев прихрамывающего на подвернутую ногу Сана, с окровавленным обрубком вместо рукава, правой рукой зажимающим кровоточащую рану на левом плече.

- Мать моя – женщина! – воскликнула Ольга, едва не выронив в мангал шампур с румяным мясом. – Что случилось у вас?

- Шальная пуля, - наиграно ухмыльнулся Сан.

- Несчастный случай, - попытался успокоить ее Лев.

- Какой еще несчастный случай! – начала расходиться в гневной тираде Лена. - Как дети малые! По стройкам с пистолетиками бегают! По тридцать лет почти, а детство в жопе! И, главное нас, девушек, в свои авантюры втягивают…

- Угомонись уже, - лениво обрезал Володя, открывая бутылку минералки. – Ничего с твоим Сашенькой не случилось. Ну, поцарапался, сейчас обработаем, и до свадьбы заживет!

- Ты вообще офигел? У него рукава нет, хромает, кровь течет.

Ястреб жестом указал Сану убрать руку от раны и обильно полил ее минералкой, промывая. Кровь сочилась, но уже меньше. Шарк достал аптечку из рюкзака Володи, вынул оттуда перекись водорода и протянул Ястребу.

- Сам или мне? – Ястреб протянул перекись Сану и вопросительно взглянул на него. Сан посмотрел на рану и неуверенно ответил:

- Давай лучше ты…

Володя, не выжидая ни секунды, тут же схватил Сана за раненую руку, что бы тот не успел ее отдернуть и от души плеснул дезинфицирующий раствор на рану.

- Аааа, бля! - прорычал сквозь зубы Сан, морщась от боли. Лена смотрела на все это молча, вытаращив в удивлении глаза. Утром она и представить не могла, что ее Сашу, спокойного и во всех смыслах положительного и приятного мальчика (и что, что почти тридцать? Все равно мальчика!) вот так вот запросто на заброшенной стройке, на окраине города, приведут израненного, в изодранной одежде, какие-то отморозки и будут в антисанитарных условиях крыши заброшенного недостроя обрабатывать ему огромную рваную ссадину на плече.

- Вообще зашить бы не плохо, - выразил мнение склонившийся над раной Лекс. – Сейчас края йодом обработаем, пластырем стянем, перебинтуем. Думаю, нормально будет. Шрам останется, но они украшают мужчину, - подмигнул он Лене.

Лена в ответ недовольно фыркнула и отвернулась.

- Антибиотик выпей, - Шарк извлек из аптечки пачку тетрациклина. И вот еще, кетанов. Обезболивающее, с противовоспалительным эффектом.

- Это еще зачем? – недоуменно на парней посмотрел Сан.

- Руку вот посюда… - Хром с угрозой в голосе снова указал на плечевой сустав Сана.

Под давлением типа «оттяпают руку» Сан сдался, проглотил протянутые ему таблетки и обильно запил минералкой прямо из горла.

- Не дергайся, дай замотаю нормально, - отчитывал Лекс, перебинтовывая Сана.

Шарк достал пачку сигарет и закурил. Хром жестом попросил поделиться и Олег протянул ему пачку.

- Поиграли, бля… - нарушил нависшую тишину Шарк.

- Гы! Ага! Нормально так, - ухмыльнулся Володя, выуживая из пальцев Хрома дымящуюся сигарету.

- Вован, не охуевай, да! Поторни, где росло! – Хром потянулся вернуть назад свою сигарету, но перед лицом вдруг возникла приоткрытая пачка, любезно протянутая Шарком. – О! Благодарю.

- Ладно, переодеваемся и приступаем к торжественной части мероприятия, - произнес Лекс, выуживая из сумки-холодильника запотевшую бутылку пива.

- Шашлык готов, - Вера аккуратно срезала с шампура румяный сочащийся кусочек и отправила в рот. – Ммм! Лика, Оль, вы – волшебницы.

Лика с Ольгой заговорщицки посмотрели друг на друга и улыбнулись.

Шарк помог жене снять с мангала шампуры и сложил их на большую тарелку на столе.

- Налетаем! – предложил он.

Специально приглашать никого не пришлось.

Переодевшись и сложив грязный камуфляж в рюкзак, Хром уселся на кусок толстого деревянного бруса и откинулся спиной на еще теплую шершавую стенку вентиляционного короба и приступил к поеданию шашлыка. Рядом примостился Шарк, жадно хрумкая свежепросоленным огурцом. Напротив Льва, на импровизированный стул из сложенных кирпичей уселся Сан. Лекс и Ястреб предпочитали поедать угощение стоя, аргументировав тем, что таким образом больше влезет. Девушки разместились на специально заготовленном покрывале, постеленном прямо на все еще пышущую теплом крышу.

- Хорошо сидим, - сказал Лекс, отхлебывая прохладного слабоалкогольного напитка прямо из горла.

- И часто у вас так? – спросил Сан и жадно зубами снял с шампура приличных размеров кусок шашлыка. Он заметно повеселел, после обезболивающего рана стала меньше беспокоить, а спавший уровень адреналина в крови сменился приятной слабостью и легкой усталостью. Сан с интересом наблюдал за поведением своего старого друга и его компанией.

- Не очень, - отвлекшись от запихивания в рот небольшого помидора, ответил Хром.

- То времени нет, то погода не позволяет, - пояснил Лекс.

- Ну, собрать всех сразу – довольно проблематично, - добавил Ястреб. – Даже сегодня не все. Рока с Катюхой не хватает. Рок в командировке, как всегда. А Катя у родителей.

- Вообще, стараемся часто пересекаться, - продолжил Хром, запивая очередной поглощенный кусок шашлыка мясом. – Помогаем друг другу, чем можем.

- Те, кто в теме – почти братья, - добавил Шарк. – Мы нужны друг другу. Поодиночке пропадем, вместе выстоим, как поется в одной песне. Это и в мирной жизни так, а в случае пиздеца – так и подавно.

- На охоту вот вместе гоняем, - Лекс допил пиво и направился к столу за следующей бутылкой.

- Мне тоже захвати, Лекс, - крикнул ему в след Хром, вставать с насиженного бруса и отходить от теплой стены ему было лень.

- Кстати, - продолжил Лекс, - как насчет завтра на охоту? Я тут болото нашел одно. Так на его окраине дубрава маленькая. Там кабанчики по-свежему копали желудей. И, судя по следам, на дневку в болото уходят. Болото небольшое, можно попробовать растрясти. Сбрэчить мясца. Одного в загон, остальных - на номера. А не выйдет – так вечером на утку на Барский пруд.

- Идея здравая, - поддержал Ястреб, лениво потягиваясь.

- Блин, мне завтра на работу, - раздосадовано ответил Хром, - часам к четырем только освобожусь. Может к половине четвертого.

- Пойдет, - успокоил его Лекс. – Нам времени хватит. Итак, договорились? Едем.

Все собравшиеся парни утвердительно закивали.

- Сан, хочешь – поехали с нами. Я тебе свою Сайгу дам, - предложил Хром.

- Какую еще Сайгу? – возмутилась Лена. – Сегодня плечо распорол, а завтра вообще с пулей в животе привезете? Саш, не езди никуда.

- Да я и не собираюсь, - успокоил ее Сан. – Не, времени мало. Работать надо, - пояснил он, обращаясь уже к Хрому.

Хором лишь разочарованно покачал головой и ничего не ответил.

- Бля, ну вот че ты гривой трясешь? – начал Сан.

Хром лениво отмахнулся от него рукой, давая понять, что тема закрыта.

- Я не люблю оружие. Ты же знаешь, - попытался объяснить свою позицию Сан.

- А его не надо любить, - ответил Ястреб. – Любить оружие – это патология. Ее лечить надо. Любить надо свою женщину, детей, родителей, друзей. А оружие – это инструмент. В том числе для защиты тех, кого любишь.

- Бля, вы наркоманы все! – насмешливо прокомментировал Сан. - Слушай, Лев, я когда согласился на твое предложение познакомиться с твоей командой, ты не говорил, что вы все на столько двинутые.

Ястреб взглянул искоса на Сана и надменно хмыкнул себе под нос. Шарк покачал головой.

- Слушай, Сан. Да, мы параноики, выживальщики и вообще, морально, не самые хорошие ребята. У нас одна ценность – МЫ! Остальные не важны. Все ради группы, ибо благополучие группы – залог благополучия каждого ее члена. Если на тебя наедут отморозки, то к кому ты обратишься за помощью? Или если тебя примут мусора? Или такого быть не может?

- Да тупо если у тебя машина не заводится и ее надо отвести на галстуке в сервис. Банальные бытовые неприятности, - внес свою лепту в обсуждение Шарк.

- Так, давайте по порядку, - начал парировать Сан. - Во-первых, самые отморозки из всех, с которыми я когда-либо сталкивался – это вы. Но даже если предположить какую-то подобную ситуацию – то для этого есть полиция, которая и создана специально для того, что бы эти ситуации решать. А обращаться к друзьям – это уже самоуправство. Пусть полиция занимается своим делом. Во-вторых, я не совершаю ничего противозаконного, что бы меня, как ты выразился, «принимали мусора». Но опять же, на них тоже всегда есть управа – суд, прокуратура. Они же не сами по себе существуют. В-третьих, если у меня сломается машина – я вызову эвакуатор. Это гораздо проще, чем рулить на тросе через весь город.

- Блять, да что с ним говорить, Хром? - Лекс начал выходить из себя. – Он же по пояс деревянный! Типичный хомяк!

- Успокойся, Лекс, - начал Шарк, но Лекс только начал расходиться в гневной тираде:

- Хуле успокойся? У тебя, Сан, неприятности – это аврал с твоими заказами или сгоревшая видеокарта компьютера. Ты дальше носа своего не видишь и видеть не хочешь, даже когда тебе показывают! Для тебя, все, что происходит плохое в этом мире – это не с тобой, а значит с тобой не произойдет никогда, так что-ли? А тебе рассказать, как носороги насилуют и убивают русских девчонок, просто потому что их парни не смогли удосужиться их защитить, потому что травмат купить – это очень сложно, а нож и газовый баллон – это не по фен-шую? А может напомнить тебе про Сагру, где не окажись в деревне настоящих мужиков со стволами, деревню бы носороги нахер под корень вырезали, а прикормленные мусора стояли бы и смотрели на происходящее? А может рассказать про Кущевку, где местные бандосы вырезали целые семьи? Или про ОВД Дальний в Казани, где пытки мусорами были поставлены на поток? А про Крымск напомнить, где после наводнения людям было нехер жрать, нехер пить, хотя недельный запас еды и воды помог бы пережить этот катаклизм безболезненно? А про Бхопальскую катастрофу расказать, как по скудоумию некоторых дебилов почти восемнадцать тысяч невинных стали героями через весьма себе неприятную смерть, выплевывая собственные легкие? А ведь будь у кого дома противогаз – была бы возможность покинуть очаг заражения! А еще была Аргентина, Косово, Ирак… Да пиздец – он повсюду! И то, что тебя и нас он еще не затронул – вовсе не твоя заслуга, а лишь счастливое стечение обстоятельств.

- А еще заварушка в Москве полгода назад на демонстрации, - напомнил недавние события Ястреб. – Тот суицидник – ветеран спецназа. А количество недовольных-то все растет. Власть теряет авторитет в геометрической прогрессии. Так что, будь уверен, тот теракт – лишь начало. Будет или нет гражданская война – такой вопрос уже не стоит. Вопрос стоит: а когда она будет?

- И долго, при наличии у тебя противогаза, ты планируешь продержаться в случае Бхопальского газенвагена? – иронично спросил Сан у Лекса. – Да у тебя его силком оберут, как только ты на улицу выйдешь. Все жить хотят!

- Отбиралка не выросла, - ответил за Лекса Ястреб. – В таких ситуациях ответ «Нет» или «Не дам» на просьбу или требование о помощи со стороны не членов группы должен сопровождаться, к примеру, картечью в пузо. Так, на всякий случай. Ну, или, как вариант, нож под ребро.

- Блять, вы все – наркоманы, - обреченно повторил свою же фразу Сан, качая головой.

Девушки, до этого болтавшие о чем-то между собой, сидя на покрывале, теперь притихли и прислушивались к разгорающемуся спору мужчин.

- Хром, а ты? Ты совсем охерел? – праведный гнев Лекса перекинулся на Льва. – Ты кого привел? Да еще и поручился. Он же хомяк! А нам нужны люди, которые действуют, которые поддерживают движение и готовы полностью влиться в группу!

- Да, да, да! Когда Лев меня агитировал, он так и говорил: «Мне нужны люди!» - улыбнулся Сан.

- Хром правильно говорил, - прокомментировал Ястреб. – Но не тому, очевидно.

- Хватит с меня! – терпенью Сана пришел конец. – Вы больные люди! Вы придумали себе собственный уродливый мир, в котором выживает сильнейший, а каждый друг другу враг. Оглянитесь вокруг! – Сан встал с кирпичей и указал раненой рукой в сторону погружающегося в вечерние сумерки и мерцающего огнями города. – Вокруг кипит жизнь. Так было, так есть и так будет! Жизнь – она не такая плохая штука, как вы себе придумали. А я живу в другом, адекватном, пусть более сложном, но и более дружелюбном мире, где нет месту таким рассуждениям, как ваши. Эти ваши мечты, необоснованные страхи краха существующего мироустройства – это лишь психическая патология. Вы сами заложники собственных страхов и замыкаете порочный круг на себе же. Неужели вы думаете, что вы вот одни такие прошаренные и подготовленные, а государство, система – они не способны вырабатывать механизмы противодействия различным чрезвычайным ситуациям, устранению их последствий при возникновении, равно как и поддержанию собственного пусть хрупкого и неустойчивого, но тем не менее баланса и равновесия? Лен, собирайся, едем домой!

Лена молча поднялась с покрывала, кивком попрощалась с остающимися девушками и направилась в сторону технического помещения лифтовой.

Сан поднял пакет с камуфляжем и направился за ней. Проходя мимо Льва, он остановился рядом, вернул ему рацию из комплекта и спросил:

- Лев, почему ты с ними? Неужели ты поддерживаешь всю эту злобу, эту грязь? Ты ведь такой не был! Откуда все это?

- Это группа, Сан. Семья. Друзья. И тебя, и Лену я пригласил стать частью этого. Но тебе не понять, думаю… - тихо ответил Лев и виновато покачал головой. – Ты здесь никогда не был. Про нас не знаешь, - добавил он в след уходящему Сану.

Сан обернулся, но ничего не ответил и пошел вслед за своей девушкой.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 18

Быстрый вход