Полураспад. Глава 2. Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем.

Глава 2. Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем.

- Не хорошо как-то вышло, - нарушила Вера тишину, нависшую после ухода Сана и Лены.

Лекс с укоризной посмотрел на Хрома.

- Лучше уж так, - вступился Ястреб. – Точки над i расставили сразу. Хомячкам здесь не место, это однозначно.

- Я облажался, мужики, - Лев виновато покачал головой. – Я не должен был его приводить.

- Нормально, - пытаясь подбодрить друга, Шарк хлопнул его ладонью по плечу. – Все ошибаются.

- Как бы он нас не ломанул кому, - настороженно произнес Лекс.

- Кому и что он ломанет? – опроверг сомнения Алексея Ястреб, ковыряясь в зубах зубочисткой. – Что он знает? Что он видел? Знает, что вот группа людей верит в БэПэ и готовится к нему? И что? Для проблем с законом этого мало. Даже учитывая наличие легального оружия у нас. Мы охотники, епта! Незаконное вооруженное формирование никаким боком не пришьешь. Да и не интересно это никому. Что, ментов не знаете что ли?

- Да не ломанет он, – обрезал Лев, допивая пиво. - Не нужно это ему. Я хорошо его знаю. Я, честно говоря, не сильно и верил, что он станет одним из нас. Просто надеялся. Человек он не плохой. Жаль, что хомяк. Так что за нашу анонимность переживать не стоит. Максимум в блоге своем чиркнет что-нибудь в духе «Знакомство с выживальщиками». Не более того. Переживать не за что, я обещаю.

- Будем надеяться, - согласно кивнул Лекс.

- Ладно, собираемся, вызываем такси, - Шарк аккуратно отпустил пустую бутылку в проем вентиляции. – Завтра на охоту.

- На чем поедем? – поинтересовался Лекс.

Хром почесал коротко выстриженный затылок и предложил:

- Думаю, Гюнтер Ястреба и твоя Нива, Шарк. Пойдет?

- Вполне, - кивнул Олег.

- Да без проблем, - согласился Ястреб. – А Патрика своего чего не хочешь?

- Пусть отдохнет. Да и я от руля заодно, - пояснил Лев.

- Хорошо. Завтра в четыре выезжаем, - решил Шарк. - Я тебя подберу. Ястреб, подхватишь Лекса?

- Без проблем, - кивнул Володя. – А Рок когда возвращается?

- У него завтра утром поезд. Часов в девять вечера приедет. Так что с охотой он явно пролетает, - ответил Хром, вешая за спину рюкзак.

- Алло, девушка! Можно две машинки, Лесной проезд, дом одиннадцать? Пятнадцать минут? Хорошо, девушка, ждем, - Шарк расхаживал с деловитым видом по крыше, вызывая такси.

- Мангал спрячь, - кивнул на уже разобранную листовую конструкцию Ястреб, обращаясь к Хрому.

Лев кивнул, подхватил мангал подмышку и понес его к коробу вентиляции.

«Слава тебе, яйца, закончилась эта субботняя каторга!» - думал про себя Лев, откинувшись на переднем пассажирском сиденье Нивы. Шарк заехал за ним на работу ровно в половину четвертого, Лев даже не успел заполнить журнал испытаний. Гул внедорожной резины Нивы навевал сон. «Суббота, а я не выспался», - недовольно мысленно отметил Лев. И без того не сильно разговорчивый Олег сейчас был сосредоточен на лавировании своего железного коня в плотном потоке машин. Надо отметить, что особенную сложность этому процессу придавала изрядная подготовка автомобиля к внедорожным рейдам. Выглядела Нива Шарка весьма агрессивно: силовой обвес по кругу, лебедка на площадке, люстра галогенных фар на крыше, веткоотбойники, немалых размеров внедорожная резина.

Из сонных раздумий Льва вырвал телефонный звонок. Лев достал из кармана свой смартфон. На экране отображалась фотография короткостриженого парня с широким лицом, покрытым трехдневной щетиной. Ниже высветилось имя абонента – Рок.

- Привет, злодей, - поприветствовал старого друга Лев. – Приехал уже, что ли?

- Здорово, Хром! В поезде трясусь. Часов шесть еще, - судя по недовольному голосу Рока, поездка ему явно не нравилась. – Слушай, такое дело: Катя от родителей возвращается. У нее поезд через двадцать минут прибывает. Там сумки с гостинцами… Ну, как сумки…баулы, епт! Родителей что ли не знаешь? Короче, можешь встретить, а то тяжеловато ей будет?

- Лады, Слав. Встречу, - зевая, ответил Лев. – Вагон какой?

- Восьмой.

- Ок. Еду на вокзал. Звони, Рок, завтра, встретимся, - попрощался Лев, жестом показывая Шарку перестроиться в левый ряд.

- До завтра, - сказал Рок и положил трубку.

- Поехали, Олег, Катьку встретим, Рок попросил, - сказал Лев склонившемуся над рулем Олегу.

- Да я понял уже, - как всегда безучастно произнес Шарк. – Не вопрос. Поехали. Тебе сколько времени собраться надо?

- Все готово. Только переодеться.

- Ну, тогда позвони Ястребу и скажи, что на Ленинградской трассе на выезде встречаемся минут в пятнадцать пятого.

- Хорошо, сейчас, - ответил Лев, снова доставая телефон.

- Блять, 3G пропало, - отметил Лев, глядя на экран смартфона. – Ебучий ТЕЛЕ2. Шарк, дай свое тело, погоду посмотрю.

Олег переключился на высшую передачу, достал с крепления на стекле свой смартфон и протянул Льву.

- «Браузер не может отобразить страницу», - прочитал вслух надпись на экране смартфона. – Хуйня какая-то.

- Да хер с ней, с погодой. Видишь, туч особо нет, только облака. Вряд ли к вечеру нагонит чего. Звони Ястребу, - Олег забрал назад свой телефон и вставил его в держатель.

- Хер вам в грызло, а не кабанчики, - озлобленно пробурчал в рацию уставший в загоне Шарк. – Выхожу с южного вахлака. Лекс, это тебя касается, не вздумай пальнуть.

- Я же говорил, следов свежих нет, - прокомментировал в микрофон рации неудачную охоту Хром. – Ушли, сволочи.

- Все, идем к машинам, уже шесть часов. Летка скоро, - вылезая из кустов, произнес Олег, обращаясь не то к Лексу, стоявшему неподалеку с полуавтоматическим Бекасом напереве, не то ко всей группе по рации.

Положив MP-133 на колени, Лев уселся на кенгурин Хантера Ястреба в ожидании остальных. Солнце клонилось к закату, все еще пытаясь согреть неудачливого охотника. От легких порывов ветра дубрава, в которой десять минут назад сидел в засаде Лев, возмущенно шумела и разбрасывала по округе детали своего ярко-рыжего одеяния. Восточный вахлак пересохшего болота, в котором, как предполагалось, залегли кабаны, состоял в основном из осины и ольхи, а потому стоял уже на половину голый, протягивая обнаженные кривые руки-ветки в сторону все еще ярко одетой дубовой роще на пригорке.

Из-за опушки болота показался Ястреб с гладкоствольным Вепрем за спиной. В это же с противоположенной стороны послышался звук мотора, и из-за пригорка выехала Нива с Шарком за рулем и Лексом на месте переднего пассажира. Издав жалобный стон тормозов, Нива остановилась рядом с УАЗом.

- Ну что? На Барский пруд? – спросил Шарк, выйдя из машины и закурив.

- Ну а что еще делать? Хоть уток постреляем, - переводя дыханье, ответил подошедший Ястреб.

- Хром, у тебя тройки много? Дай десяток. А то у меня только один магазин к Сайге, - попросил Шарк.

- Не вопрос, - ответил Лев и полез в рюкзак за патронами.

- Ну что, отдохнули? По машинам и погнали. Солнце вот-вот сядет, - скомандовал Ястреб забираясь за руль Хантера.

По пути на Барский пруд Хром, сидя на пассажирском сиденье Хантера, разглядывал живописный пейзаж, протянувшийся вдоль трассы.

- Что это за херня? – недоуменно произнес Ястреб, вглядываясь вперед.

Действительно, навстречу шла большая серая колонна, порядка полутора десятков машин. Возглавляла колонну машина ДПС с включенными проблесковыми маячками.

- Зацените, - обратился Лев по рации к едущим сзади на Ниве Лексу и Шарку. – ОМОН, похоже, Псковский. И «вованы», думаю питерские. Не слабо так.

Ястреб сбросил скорость и прижался к обочине.

- В сторону Москвы пошли. Кипишь, что ли, какой-то? – предположил Ястреб.

- Тормозни, Вов, - попросил Хром, внутри него вдруг зародилось какое-то нехорошее предчувствие.

УАЗ скрипнул тормозами и поднял облачко пыли с обочины из-под правых колес. Следом остановилась Нива. Все вышли из машин и собрались на обочине.

- Что это было? – спросил взбудоражено Лекс. – Шарк говорит, неспроста это.

- Шарк, помнишь, днем нэт у ОПСОСов не работал? Пацаны, кто в сеть сегодня лазал?

Все переглянулись и пожали плечами.

- Не до этого как-то было, - ответил Ястреб.

- Я вообще, встал только в двенадцать, - пояснил Лекс.

- Не нравится мне все это, - протянул Хром, доставая смартфон. Сеть ловилась уверенно, но 3G так и не было. – Походу нэт заблокирован на уровне ОПСОСов.

- Нахера? – спросил Шарк.

- Что бы народ что-то не узнал, - пояснил Хром. – Другого объяснения не вижу.

- Что не узнал? – спросил Ястреб.

- Ну, так мы и не знаем! – огрызнулся на глупый вопрос Хром.

Внезапно, телефон в руке Льва зазвонил. Хром взглянул на экран: Рок.

- Да, Рок, давай только быстрей, у нас тут непонятки кое какие, - поднял трубку Лев.

- Какие на хер непонятки? Слушай сюда и не перебивай! – судя по голосу, Рок был в крайней степени взволнованности, чего раньше за ним не наблюдалось. - Мой поезд должен был через Сергиев Посад идти. Так нас на подъезде нахуй завернули, перенаправили на Дмитров, потом на Бологое. Короче, никто не знает, что на самом деле творится, но Москву войска стягивают – это факт. В столицу и из нее никого не пропускают. На дорогах, говорят, блокпосты с вованам на бэтэрах. Со станционными в Дмитрове на стоянке поговорил. Они, короче, что попало собирают. Говорят, в Москве толи теракты какие, толи настоящие бои идут. На подъезде к Москве мобильники не работают – глушат, похоже. Вот сейчас к Бологое подъезжаем, только сеть появилась. Ты Катюху встретил? Как она?

- Встретил. Домой отвез. Нормально все, - на автомате ответил Хром, переваривая услышанное. – Ты уверен в том, что говоришь?

- А я ебу? – вскипел Рок. – Я тебе рассказал, только то, что слышал. Своими глазами, естественно, ничего не видел, кроме состава с бронетехникой, которому мы дорогу уступали на перегоне. Лев, я приеду часов через пять теперь, если не случится ничего. Встречать меня не надо. Но сделайте драп по плану. Заберите Катю. Где ключи от сейфа – она знает. Сейчас ей позвоню, пусть собирается. Лучше перебздеть, сам знаешь. Меня встречать не надо. Не думаю, что за время пути что-то кардинально изменится. До Рощи доберусь на такси, Шниву мою завтра утром заберем. Хром, я на тебя надеюсь!

- Понял все, Рок. Сделаем, как надо, не переживай, - успокоил друга Лев и нажал кнопку отбоя.

- Ну что там? – озабоченно спросил Шарк.

- Пиздец там. На пороге, епт! – ответил Хром. Он пересказал в двух словах ребятам, услышанное от Рока.

- Драп? – осторожно переспросил Лекс. Хром кивнул.

- Значит так, внимание! – голос Хрома обрел командную твердость. – Все слышали? План «Драп». Звоним женам, девушкам. У них сорок минут на сборы. Надеюсь, никому из них объяснять не надо ничего? Все своих проинструктировали?

В ответ послышались «Обижаешь!», «Естественно!», и парни схватились за телефоны.

Хром набрал Номер Лики.

- Привет! Как охота? – беззаботным голосом поинтересовалась девушка.

- Значит, так, Лик. Слушай меня внимательно. Не перебивай. План «Драп». Помнишь? Собирай все, как объяснял. Через сорок минут выезжаем. Ключи, документы, все содержимое сейфа, одежда…. Да что я тебе объясняю? Все серьезно, Лика. Не подведи.

- А что случилось? – начала было Лика, но Лев ее оборвал:

- Потом объясню. Серьезно все, - повторил Лев и нажал кнопку отбоя.

- Так, все позвонили? По дороге договорите. По машинам! – крикнул Ястреб.

- Стой. Посты могут быть, - Лев вспоминал статьи, законы, приказы чрезвычайного положения и военного времени, вычитанные им в свое время в книгах и интернете. – Оружие изымать могут. Так, стволы зачехлить и в Гюнтера под заднее сиденье, шмотьем забросать, что бы видно не было. Шарк, Лекс, на Ниве вперед. Дистанция по трассе один-два километра. По городу – пятьсот-шестьсот метров. Постоянная радиосвязь. В случае поста – проезжаешь его, вне зоны видимости разворачиваешься, меняем маршрут. Сперва забираем Ольгу – дом Лекса ближе всего. Потом к Шарку, потом ко мне, потом к Ястребу, затем за Катей. Оттуда дворами до проходной ДСК. По старому переезду попадаем на Промышленную. Дальше – частным сектором вплоть до Лаврово. Из Лаврово – в Курово, оттуда по насыпи недостроенной объездной – в Рощу. Никаких центральных проспектов и улиц. Максимально дворами и частными секторами, благо всего этого у нас много, чай не в мегаполисе живем. Используем преимущества наших машин. Туда, где мы проходим, не напрягаясь, дэпэсы на своих фокусах и приорах даже не сунутся. Шарк, сейчас возле железнодорожной поликлиники на въезде, сворачиваешь вправо. Едешь все время прямо, через поле, выходишь на Федоровскую дорогу, в районе дач. По ней въезжаем в город. Эта дорога тупиковая, там вряд ли посты будут. Мы с Ястребом следом. Все, двинулись!

Хлопнули двери, заурчали двигатели. Нива, развернувшись на пустой вечерней дороге, умчалась вперед. Хантер тоже развернулся и снова остановился на обочине. Лев с Володей остались ждать сигнала от друзей о достижении нужной дистанции.

- Километр на одометре. Скорость девяносто, - раздался в наушниках Хрома и Ястреба голос Шарка.

- Принял, - ответил Ястреб. – Трогаемся.

Хантер взревел мощным инжекторным двигателем и, провернув колесо на обочине, рванул в сторону города.

- Подъезжаем к поликлинике, - раздался в наушниках голос Лекса. – Постов нет. Сворачиваем на Федорово.

- Принял, Лекс, - сосредоточено ответил Ястреб.

До дома Лекса доехали без происшествий. Изрядно вымотанные лавированием между кочками и ямами в поле, Шарк и Ястреб, выйдя из-за руля, скинули с себя разгрузки и камуфляжные куртки и закурили.

- На том свете покурите, покойнички, - подколол их Хром. – Так, работаем быстро. Шарк – остаешься возле машин. Тачки закрыть, свет выключить, движки заглушить, возле машин не отсвечивать. Если вдруг менты – сообщаешь по рации. Остальные – вперед за Лексом за вещами. Вещи грузим в Грейт Вол Лекса. Боеприпасы и ваши, Лекс, травматы – в Хантера. Лекс, будешь замыкать колонну.

Ребята быстрым шагом отправились в подъезд стоявшей рядом пятиэтажки.

Все необходимое Ольга уместила в три рюкзака и три спортивные сумки. Поприветствовав хозяйку дома, ребята быстро распределили ношу и отправились обратно.

- Газ перекрыт, вода тоже, - отчиталась Ольга Алексею. – Свет не забудь на площадке выключить.

Лекс кивнул, открыл дверцу распределительного щитка, щелкнул тумблером предохранительного пакетника и аккуратно закрыл дверцу.

- Поехали, - поторопил он копошащуюся с ключами у двери жену.

Проскочив отрезок центрального проспекта (другим образом из заречной части города, где жил Лекс, добраться до центра возможным не представлялось), колонна уже из трех внедорожников снова свернула во дворы и сквозными жилыми зонами и частными секторами добралась до дома Шарка. Вся группа выживальщиков вновь спешилась.

- Такое ощущение, что ничего и не происходит, просто мы с ума посходили, - отметил Ястреб, глядя из двора в промежуток между домами на широкий проспект, мерцающий разноцветными огнями ночных реклам. По проспекту сновали машины, беззаботно бродила молодежь, направляясь в этот теплый субботний вечер в бары, рестораны и клубы.

- Затишье перед бурей, - задумчиво произнес Хром.

- Время покажет, - хлопнул Ястреба по плечу Шарк, сбивая с него чувство замешательства. – Мы все правильно делаем. Пошли грузиться, - и обратился к остальным. – Грузим в Ниву. Боеприпасы и стволы снова в Хантера. Ястреб – остаешься с машинами, задачи и условия те же.

Ястреб деловито кивнул, надменно пробурчав под нос что-то вроде «не учи папу маму любить», и отправился на скамейку у кустов, метрах в десяти от припаркованных машин.

Законсервировав квартиру, Шарк с тоской взглянул на запертую входную дверь своего жилища и направился вниз. Погрузка заняла не более десяти минут, после чего Шарк доложил группе о готовности выдвигаться и завел двигатель Нивы. По бокам сразу же заурчали моторы Great Wall’а и Хантера, и колонна двинулась в путь.

Отрезок проспекта, который необходимо было проехать до поворота в частный сектор в сторону дома Льва, был длиной не более трехсот метров. Нива бодро выскочила из двора Шарка и рванула вправо, набирая скорость и увеличивая дистанцию от колонны.

- Ястреб, мусора на перекрестке Зверева, где школа! – озабоченным голосом Шарка взорвался наушник. – Дэпэсы, вроде без усиления.

Ястреб вдавил педаль тормоза в пол, от чего следующий за Хантером Great Wall с Лексом за рулем жалобно взвизгнул резиной, предотвращая ДТП.

- Без паники, - спокойным голосом ответил Хром. – Шарк, проезжаешь мимо, если не тормознут – поворачиваешь на Зверева, потом на Ленина, потом на Октябрьский. Лекс, Ястреб, разворачиваемся, Лекс – теперь ты ведущий, выходим на Октябрьский, через двести метров Нелидовский проезд. Сворачиваешь туда. Шарк, догоняешь нас, теперь ты замыкаешь колонну.

- Принял, - ответил Шарк. – Ментов проскочил, посмотрели внимательно, но тормозить не стали.

- Принял, - повторил за Олегом Лекс. – Набираю дистанцию.

Great Wall развернулся на проспекте от правой обочины и рванул в обратную сторону, к перекрестку. Ястреб выкрутил руль влево и последовал за ним.

До дома Хрома добирались дольше запланированного, двигаясь по разбитому асфальту дворовых проездов, а порою и по газонам, лихо перепрыгивая бордюры.

Увидев мерцающий бликами в свете фар сквозь кусты кургузый силуэт Патриота, Лекс остановился рядом и заглушил двигатель. С другой стороны, рядом с Патриотом остановил свой Хантер Ястреб. Шарк остановился, не доезжая парковки, развернувшись передней частью машины к выезду.

- Так, Лекс, Ольга, Вера. Остаетесь возле машин. Как всегда, не отсвечиваем, - скомандовал Хром. – Ястреб, боеприпас и моя Сайга – тоже к тебе. Ну и еще кой-чего.

- У меня уже место под сиденьем кончилось, - возмутился ястреб. – И два рюкзака боеприпаса в багажнике.

- А будет пять, - ехидно ответил Хром. – Пошли, давай!

- Да из них каждый весит килограмм под тридцать! Это сто пятьдесят килограмм груза в багажник! – продолжал возмущаться Володя, поднимаясь по ступенькам подъезда.

Поднявшись на этаж, Лев увидел ожидающую их у открытой двери Лику, одетую в черный походный костюм из грубой полимерной ткани. Волосы были убраны назад в короткий хвост, на ногах обуты крепкие трекинговые ботинки.

- Ну, прям ангел Чарли, - прокомментировал Лев, привлекая девушку к себе для приветственного поцелуя.

- А то! – гордо хмыкнула Лика. – Вся в тебя! Что случилось? С чего вдруг такая суматоха?

- По пути расскажу, - ответил Лев, проходя в квартиру, жестом приглашая остальных.

В прихожей уже стояли три больших спортивных сумки и три рюкзака. Рядом стоял зеленый оружейный чехол с Сайгой внутри. Хром взял один из рюкзаков с камуфляжной расцветкой и поволок его за собой в спальню.

- Я все сложила, как ты говорил. Куда ты? – недоуменно произнесла Лика и направилась вслед за Львом.

- Значит не все, поверь мне, - ответил Лев, открывая дверь стенного шкафа. - Так, народ разбираем сумки и ждите внизу. Три минуты готовность.

Хром отставил тяжелый рюкзак с патронами в сторону и извлек из стенного шкафа шуруповерт. После этого открыл соседний стенной шкаф и принялся выкручивать саморезы, крепящие толстый лист фанеры, служащий полом в стенном шкафу. Выкрутив последний, Лев подцепил пальцами у стены фанеру и откинул ее в сторону. Из открывшейся ниши он извлек сперва один длинный, чуть больше полуметра, сверток, завернутый в паромасляную серо-коричневую тряпку, затем второй, примерно такого же размера и положил их рядом с рюкзаком. Затем достал еще пять разноцветных коробок патронов двенадцатого калибра.

- Об этом не знала даже ты, радость моя, - прокомментировал Лев происходящее удивленной Лике, укладывая патроны в рюкзак.

- Что это? – недоуменно спросила девушка, кивая на два свертка.

- Оружие, - спокойно ответил Лев, как будто речь шла о банальных вещах, типа посуды или бытовой химии. – Без документов, - добавил он. – Это, - Лев кивнул на один сверток, - ружье моего деда. ИЖ-54. Когда деда не стало, о его ружье как-то забыли. Я решил, что оно может пригодиться и сохранил его. А это, - Лев взял в руки второй сверток, - РМБ-93, она же Рысь. Я купил у местной бандитской шпаны за пять тысяч. Уже когда выживальщиком стал.

- Нда… - Лика удивленно вскинула брови и посмотрела на Льва. – И многого я еще о тебе не знаю?

Лев загадочно пожал плечами, надел рюкзак за спину, взял оба ружья в охапку, пошел в сторону выхода, жестом призывая девушку следовать за ним.

- Это что за хуйня? – поинтересовался в отношении свертков Ястреб, придерживая в открытом состоянии дверь багажника Хантера.

- Рысь и еж пятьдесят четвертый, - пояснил Лев, сгружая оружие в багажник.

- Ох ты ж епт! Откуда? – Ястреб удивленно посмотрел на Хрома.

- Оттуда, - отмахнулся от него Хром, снимая из-за спины тяжелый рюкзак с патронами.

Ястреб недоуменно пожал плечами и отправился заводить машину.

- Итак, Шарк – впереди, я – следом, ведем Ястреба. Лекс – замыкаешь. По машинам, - скомандовал Хром, заводя с брелока свой УАЗ.

Дальнейшие сборы приключений и неожиданностей не принесли, если не считать того, что из квартиры отсутствующего Рока вынесли, помимо его ружья MP-153, сразу два рюкзака боеприпасов и половину картофельного мешка гильз. Изумлению парней не было предела.

- Вот Рок, тихушник бля! – поразился Хром, вытаскивая рюкзаки на лестничную площадку. – Так, сразу вопрос по связи. Мобильники левые все взяли? У всех есть номера друг друга и прочие, первой необходимости? Вот ими теперь и пользуемся. А свои настоящие – симки вон, аккумуляторы снять. А ты, Лекс, свое «айфно» здесь, у Рока с Катей оставь – у тебя аккумулятор не снимается. Сейчас Року СМС отправлю, что бы тело свое обезличил тоже. Никто не знает, насколько далеко зайдут чинуши и мусора в своих попытках изъять оружие. Мобилы вырубаем прямо здесь. В Роще поздно будет: триангуляцию по базовым станциям никто не отменял. Лучше перебздеть, надеюсь, все понимают?

Несогласных не нашлось.

– Ладно, двигаем к старому переезду, - подойдя к машинам, сказал Хром. - Там мостки разбиты на хрен, по рельсам скакать придется. Хабы, у кого механика и парт-тайм, включите сразу, что бы в случае чего не мешкать. Кать, с Ястребом едешь, - Хром кивнул на место переднего пассажира Хантера.

Ястреб вылез из-за руля, провернул трещотки, зацепляющие ступицы переднего моста с полуосями. Хром повторил ту же операцию на своем Патриоте. Лекс с Шарком ухмыльнулись. На Ниве привод фулл-тайм, а у Great Wall’а хабы автоматические.

- Хорош скалиться, черти, - огрызнулся Хром, вытирая с пальцев дорожную пыль от хабов. – Поехали. Порядок тот же.

Многопутный переезд на южной окраине города действительно представлял собой жалкое зрелище. Деревянные мостки между рельсами, сколоченные еще во времена СССР, были разбиты большегрузными самосвалами еще в девяностые, когда демонтировали старую угольную котельную, находившуюся неподалеку от переезда. Наполовину гнилые, частично просевшие и развалившиеся, они стали уже давно непреодолимой преградой для обычных машин. Хотя, Хром даже на своем Патриоте не стал бы перебираться через пути здесь в обычное время. Но сейчас была другая ситуация. Колонна стянулась к переезду, водители вышли на некогда широкую и ровную, а сейчас весьма заросшую травой грунтовку, что бы посмотреть возможные траектории дальнейшего движения.

- Думаю, проходимо, - произнес Шарк, рассматривая развалины переезда. – На понижайках, в натяжечку. Главное не допускать диагонального вывешивания. Ну, на крайний случай, лебедить вон к тому столбу будем. Лебедки у всех есть. Да, и за рельсами надо следить. Не думаю, что светофор тут работает. Не хочется гибнуть под товарняком в первый день пиздеца. Ну, кто первый?

- Ну как шли колонной, так и продолжаем, Олег, - ответил Хором. – Двинулись.

Нива и Уазы без происшествий миновали опасный участок пути. Грейт Вол же все-таки умудрился забуксовать. Разматывать лебедку не хотелось, поэтому Хром вытащил динамическую стропу и выдернул с разгона Грейт Вол из железнодорожного плена. Дальше путь пролегал сквозь частные сектора Лаврово и Курово. Раньше, на заре СССР, это были отдельные деревни, а теперь являлись частью городской агломерации, как собственно и конечный пункт назначения – поселок Роща, находившийся на восточной окраине города. За окнами мелькали разномастные частные дома, зачастую - целые дворцы со всеми благами цивилизации, принадлежащие различным зажиточным личностям, типа директоров предприятий, высокопоставленных местных чиновников. «Лаврово – местная рублевка», - вспомнил про себя Хром услышанное однажды на работе выражение. Действительно, количество богачей на один квадратный метр этого пригородного района превышало все разумные пределы. «Богатеи, а дороги сделать не могут себе», - выругался про себя Хром, когда Патриот вслед за Нивой ввалился в глубокую лужу, разбрызгивая мутную жижу грунтовки в разные стороны.

Словно угадав мысли Хрома, по рации заговорил Ястреб:

- Если пиздец случился – тут через несколько дней резня будет мама не горюй! Грабь награбленное!

Лев, было, кивнул, но поняв, что собеседник не может увидеть этого жест, лишь согласно угукнул в микрофон.

- А как родители остальных? – спросила Лика, будто только начиная осознавать происходящее.

- Так мы ж все не местные, Лик, - словно с облегчением ответил Лев. - Шарк с Верой из Твери, Рок – из-под Питера, Катюха – из Петрозаводска, про них я тебе рассказывал, забыла что ли? Ольга сирота, только бабушка в деревне где-то под Калугой. У Лекса бати нет, а матушка в Питере с «новым папой» живет. Родители Ястреба живут в районе, в Северном Бору, но он с ними связь мало поддерживает, настолько велико его желание самостоятельности и независимости. Так что местная – одна ты. Потому и родители у тебя здесь.

- А как же твои? – озабоченно спросила Лика и взглянула на Льва.

- Не знаю… - Лев опустил глаза. – Батя – мужик серьезный, хоть и в возрасте, бывший военный опять же. Мать за ним, как за каменной стеной. Хочется верить, все у них хорошо будет. Да и не Россия это, Польша все же.

- Не думал, что лучше было бы к ним отправиться? – спросила Лика?

- Думал. Не вариант. Во-первых, если все серьезно – хрен тебя кто за границу сейчас выпустит. Во-вторых, здесь мы уже прикипели, обросли связями, друзьями. В-третьих, - это сами друзья. Я не могу их подвести и не хочу. Мы – часть группы. Все мы – едины. Дополняем и прикрываем друг друга, на том и держимся. Сколько раз мы все выручали друг друга в обычной жизни? Чего стоят только хлопоты Ольги, которая устраивала тебя к лучшему хирургу в городе, тогда, с кистой! Помнишь? А как мы с парнями Ястреба у носорогов отбивали в «Старой таверне»? Думал, положат нас всех. Однако не положили. Отчасти именно потому, что не спасовали, держались вместе. Так что мы там, где мы должны быть, Лик!

Дальше ехали молча. Обменивались лишь дежурными фразами с ведущим колонны Шарком, который изредка предупреждал о ямах, колеях, либо когда производил маневр, скажем сворачивал с намеченного маршрута. Лаврово было разлинеено проселочными дорогами вдоль и поперек. Дороги, испещрившие весь район, поделив его на кварталы правильной прямоугольной формы и примерно одинаковых размеров, были неширокими, в полторы полосы, поэтому в случае разъезда со встречными машинами водителям, обычно, приходилось использовать все свое мастерство для столь филигранных маневров. Курово же было полным антиподом Лаврово. Этакое местное гетто. Бывшая деревня, а ныне – пригород, Курово вытянулось вдоль одной широкой грунтовой магистрали на пару километров. В стороны от магистрали расходились неровные узкие улочки-ответвления, в большинстве случаев оканчивающиеся тупиком. Дома здесь, в отличие от Лаврово, были маленькие, деревянные, с печным отоплением. Кирпичный одноэтажный крепкий дом или же деревянный, обложенный кирпичом считался признаком зажиточности хозяина. Население в большинстве своем состояло из алкоголиков, нарайонной гопоты, бывших урок, откинувшихся из местной «пятерки» на другой окраине города, а так же прочих маргинальных элементов. Всю эту грязь разбавляла небольшая прослойка людей, которым просто пришлось тяжело в жизни: пенсионеры, инвалиды и просто финансово не состоявшиеся семьи. Как они тут выживали, в этом грязном аду, куски которого выхватывали из темноты мощные фары люстры на крыше, Лев с трудом себе представлял.

Наконец, последние дома Курово скрылись за кустами, обрамлявшими обочину дороги, делавшей в этом месте крутой поворот. Нива не стала повторять траекторию грунтовки, а аккуратно продолжила движение прямо по едва заметной в траве дороге, в направлении насыпи недостроенной объездной. В свое время, в СССР планировалось разгрузить улицы города от транзитного транспорта, построив кольцевую дорогу, но строительство закончилось вместе с распадом союза. Насыпь была почти закончена, недостроенными остались лишь около трех километров на севере города. Именно трех километров не хватило до завершения грандиозного по провинциальным меркам проекта. Кольцо не сомкнулось. Первое время насыпью пользовались жители пригорода, пользуясь немногочисленными недостроенными съездами, но большегрузные автомобили разбили ее до такого состояния, что теперь там с трудом проходили полноприводные автомобили. Сейчас некогда местный символ величия канувшей в лету страны представлял собой унылое зрелище. Природа, стремящаяся забрать назад то, что гордый человек попытался отобрать, заполонила откосы и кромку насыпи высоким бурьяном, кустами и небольшими деревьями, само же полотно представляло собой избитую узкую полосу, с колеями, глубокими, но плавными провалами, размывами и ямами. Местами попадались неглубокие, но вязкие лужи, которые не пересыхали полностью даже летом: вниз вода не могла уйти из-за суглинка, входящего в большом количестве в состав грунта насыпи, а солнце, что бы испарить их, не могло пробиться сквозь густую листву раскидистых кустов и деревьев, нависающих над полотном. Подготовленные для бездорожья машины вгрызались крупными шашками высоких шин в глину, разбрасывая ее по сторонам, разрывая тишину сентябрьской ночи шелестом и всплесками брызг и ревом мощных моторов. Наконец, после почти восьми километров довольно жесткого бездорожья, слева показались огни поселковых фонарей.

- Роща! – с явным облегчением воскликнул в рацию Шарк. – Почти приехали! Я аж пропотел весь, пока рулил! Где здесь съезд, я не помню?

- Метров через двести будет одинокий дуб справа на поле, - объяснил Хром в ответ, выжимаясь в сиденье подпрыгнувшего в очередной яме УАЗа. – Его хорошо видно в разрыв между кустами, там лысый такой участок насыпи. Вот сразу напротив дуба сворот налево. Прямо на холм съезд. По холму идет дорожка вверх, на холме – котельная и скотник. От котельной уже нормальная широкая дорога к жилым домам.

- Принял, - устало ответил Олег. – Вы у подножия холмов стойте, заглушитесь, свет погасите. Вера с вами подождет. Я один съезжу, посмотрю. Дэпэсы любят в Роще стоять.

- Принял, Шарк, - ответил Хром, направляя машину в сторону съезда с насыпи.

У подножия холма машины заглушили, погасили свет и вся компания вышла размять затекшие конечности. Шарк хотел было закурить, но Ястреб отобрал у него сигарету и пояснил:

- Демаскируешь. Вот разведаешь Рощу, тогда и покуришь. Или в джокервилле покуришь.

Шарк недовольно рыкнул, но убрал пачку обратно в карман и сказал:

- Все тогда, я поехал. Вер, сядь пока к Лике в Патрика.

Вера забралась на широкое заднее сиденье Патриота, Лика вернулась на место переднего пассажира. Остальные остались ждать возле машин. Минут через пять рации ожили голосом Шарка:

- Я на перекрестке с главной дорогой в город. Здесь тихо все, только шпана бухает на остановке. Жду здесь.

Хром выдохнул с облегчением.

- Принял. Выдвигаемся! – и, уже обращаясь к остальным – По машинам!

К джокервилю добрались далеко за полночь. Роща – поселок в составе городской агломерации, расположенный на холме, однако отделенный географически от частного сектора городской черты открытой болотистой низиной. Джокервиллем же группа с подачи Хрома, называла четырехкомнатную квартиру на втором этаже двухэтажного дома-сталинки на три подъезда на окраине Рощи, доставшуюся Лике по наследству от бабушки. На первом этаже центрального подъезда, прямо под квартирой Лики проживали ее родители. В доме из коммуникаций не было лишь центрального отопления, но Львом в свое время был куплен мультитопливный котел, установленный в квартире вместо одной из печек. От котла была протянута трубная магистраль с антифризом по всем остальным помещениям. В кладовой или «тещиной комнате», как выражался отец Лики, Лев устроил душевую кабинку, запитав нагрев воды от второго контура котла. Вторую, маленькую круглую печку в спальне сносить не стали. «Мало ли, пригодится» - пояснил тогда Лев. В квартире уже три года никто не жил, а использовалась она всеми членами группы, как жилье на случай серьезных неприятностей. То есть, как джокервилль, понемногу наполняясь припасами долгохранящихся продуктов, туристической и рабочей одежды и обуви, инструмента. Родителей Лики не посвящали в назначение жилья, но и предложения типа «сдать знакомым» категорически отвергали. Оно и понятно, работы Лики и Льва приносили стабильный неплохой доход, которого с лихвой хватало молодой паре, а копейки от сдачи квартиры с частичными удобствами в десяти километрах от центра провинциального городка на уровень их финансового благополучия явно никак не повлияли бы.

Во двор дома въехала колонна из четырех внедорожников, заляпанных грязью по самые крыши. Заглушились двигатели, погасли фары, народ вышел из машин.

- Так, мужики, сперва разгружаем Гюнтера, несем все в дальнюю комнату, - скомандовал Лев. – А девушки начинают разгружать остальные машины.

За две ходки парни перенесли оружие и боезапас в квартиру и принялись за остальные вещи. Наконец, к часу ночи все сумки с вещами оказались в квартире и даже аккуратно расставленными по комнатам. Обессилевший Лекс, сполз по стене на табуретку в прихожей, измотанные девушки развалились на кровати и диване в зале, даже не сняв с себя верхнюю одежду.

- Бля, соседи сто процентов спалили, - переводя дыхание, сидя на корточках в прихожей, констатировал Ястреб. – Такое шоу в час ночи! Четыре джипа, толпа народу носит баулы на второй этаж. Вон, в соседнем подъезде на втором свет горел.

- Да пофиг, - тяжело дыша, отмахнулся Хром.

- Участковому ломануть могут, в случае чего, - осторожно предположил Ястреб. – Проблемы могут быть.

- Да там алкаши живут, - подала усталый голос из зала Лика, не вставая с кровати. – Небось кирагазят, как всегда. Завтра и не вспомнят. Да и папа мой мало-мальски дружит с Валентиновичем, местным участковым. Решаемо, Вов. Блин я так устала!

- Все устали, – парировал Хром. - Так, ждем Рока до трех и двигаем мы с Ястребом на разведку в город. Плюс надо забрать Шниву. Кать, доки на машину дома остались?

- Нет, у меня с собой, - устало произнесла Катя, встряхнув каштановыми локонами, приподнявшись на локтях над диваном.

- Доставай. Сейчас будем доверенность от имени Вячеслава писать. В страховку, понятное дело никто не вписан, будем решать на месте, в случае чего.

- Олег, поставь чайник, - жалобно попросила с дивана Вера. – Кофе хочу.

- Вер, поставь сама, не до этого сейчас, - отмахнулся Шарк.

Вера фыркнула и, стягивая с себя крутку, недовольно поплелась на кухню.

За окном во дворе мелькнул свет фар, Хром подскочил к окну, не включая свет в комнате, и аккуратно выглянул из-за шторы. Возле подъезда остановилась старенькая Audi с шашечками на крыше и рекламой таксомоторной фирмы на борту. Из передней двери пассажира вышел невысокий коренастый молодой мужчина с глубокими залысинами и, подняв голову, посмотрел прямо на окно, из которого выглядывал Хром.

- Рок! – облегченно произнес Лев и направился к входной двери.

- Слава! – радостно воскликнула Катя и, на бегу укладывая только что найденные документы на машину в карман, тоже бросилась к двери, опережая Хрома.

Хром мягко отстранил ее от дверного проема, открыл дверь и стал ожидать Рока.

- Здорово, параноики! – произнес улыбающийся Рок, едва переступив порог квартиры. – Судя по вашим машинам, драп был интересный.

- Тебе понравилось бы, Рок, - ухмыльнулся Хром, бесцеремонно отталкиваемый Катей, рвущейся в объятия к любимому.

- Я так за тебя волновалась! - защебетала Катя, прижавшись к широкой груди Рока.

- Нормально все, я же обещал, Кать! – Рок успокаивающе погладил девушку по голове и широко улыбнулся.

- Кому кофе? – раздался голос Веры из кухни.

- Всем! – крикнул в ответ Рок. – Пойдемте на кухню, покурим, покофейничаем, перетереть надо, что дальше делать, - сказал он, обращаясь к остальным, столпившимся в коридоре.

За стол все не уместились, Ястреб с кружкой кофе и сигаретой взгромоздился на кухонный стол, а Шарк и Хром пили кофе стоя, подпирая пятыми точками опоры подоконник.

- Тебе известно что, Хром? – спросил Рок, отхлебывая обжигающий ароматный напиток из фарфоровой кружке с нарисованной потешной обезъяной.

Хром в ответ отрицательно мотнул головой.

- Только то, что ты по телефону рассказал.

- У нас интернет не работает, - вспомнил Шарк, стряхивая пепел. - Мобильный так точно. У всех ОПСОСов. Со второй половины дня. Насчет выделенки и ADSL не знаю, но предполагаю, что тоже лежат.

- Интересно, - задумался Рок.

- Смотрите, - начал Ястреб, - если бы это была война, нападение там, то мобилизацию объявили бы, режим ЧС или военное положение, а по ящику и радио уже вовсю трезвонили бы, типа «постоим за русь-матушку!». Если бы терракт там, или диверсия – тоже самое было б. Эта новость была бы уже во всех СМИ, горячие репортажи с места события, списки жертв, масштабы разрушений.

- Ан нет, по телеку – все как всегда, одно петросянство, - подхватил Лекс. – По радио – стандартный репертуар. Кстати, надо ментов послушать по трансиверу. Зря, что ли ICOM покупали?

- Хули их слушать? – отверг предложение Лев. - Они стопроцентно на коды уже перешли. А кодовой переговорной таблицы у тебя нет.

- Итак, - продолжил Рок, - что мы имеем? Что-то происходит в столице, там глушат всю связь, город оцеплен кордонами и блок-постами, а у нас лежит сеть. Возможно, лежит по всей стране. При этом зомбоящик и радио работают в нормальном режиме. Значит не пытаются набрать добровольцев, организовать мобилизацию, а журнашлюхи не стряпают свои высеры, обсасывая событие… Наоборот, пытаются все затихарить. Что это может быть, мужики?

- Революция, - предположил Ястреб, выпуская в воздух клуб сизого табачного дыма.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 34

Быстрый вход