Рассказ №38. ОНС 27 – Объект Надлежащего Содержания

Условия конкурса · Все участники · sector-book.ru · deadland.ru

Автор: Дмитрий Дементьев

1

Треск перегоревшей лампочки нарушает устоявшуюся тишину. Для большинства служащих, находившихся в экспериментальной части подземной лаборатории, рабочий день подходит к концу. Для горстки же хмурых «людей в чёрном» он только начинается.

Посреди комнаты с резиновыми стенами стоит стол. На нём виднеются лежащие папки с документами, планшеты с печатной продукцией, чуть поодаль – набор для игры в покер. Пластиковый поддон с фишками, обтянутый сукном, перемешанная колода карт, фишки дилера, малого и большого блайнда.

Дитрих, обладатель длинного пальто, очков с маленькими дырочками на затемненных стеклах и растрепанной чудаковатой бороды, занимает центральное положение за единственным мебельным атрибутом. Взгляд мужчины направлен в одну точку – конец коридора, где молодые аспиранты лихорадочно крутятся вокруг рабочих мест. Из под стола доносится едва уловимый стук – протез, насколько это возможно, исполняет популярный когда-то джазовый ритм.

Инсайдер, единственная безымянная, если иметь в виду реальное имя, личность, показательно демонстрирует нежелание сидеть без дела. Периодически слышатся вздохи, между пальцев руки мастеровито крутится шариковая ручка. Наконец, на лице сверкнула нотка заинтересованности. Через стол покатился попрыгунчик.

- Насколько я понимаю, ждать больше нечего, - сказал агент по торговле информацией. – Можно начинать. Или ещё посидим?

Максим Иноваров, покряхтывая и сглаживая накопившийся в горле ком, поднял голову. В шеи что-то хрустнуло. Неприятное ощущение отобразилось на улыбке, выскочила гримаса, чувство боли перемешалось с насмешкой.

- Стало быть, с Доком ты уже не считаешься, - сказал он. – Дитрих, слыхал? Не забывай, Инса, право быть здесь с нами Лука заслужил уже давно. Ещё тогда, двадцать седьмого марта я сказал, что этот парень далеко пойдёт. А вот в способностях твоего Гриндера я сомневаюсь, ой как сомневаюсь. Собьет нам как-нибудь все декорации.

В дверь постучали. Из доселе непримечательного темного уголка показалась габаритная фигура. В портрете секретного агента западных служб, загадочного ниндзи и смерти без косы противоречивой была лишь одна деталь – яркий темный галстук с изображенной широко улыбающейся рожицей.

- Здравствуй, Дитрих, - донеслось от прибывшего.

Доктор Иннокентий Лукин, он же Док, он же Лука, категорично не отзывающийся на «Кешу». Пожилой человек обвел собравшихся блестящими зелеными глазами. Кроме центральной фигуры больше никто не удостоился крепкого рукопожатия с ним. Скривившись, Лука достал из-под стола распухший из-за вложенных бумаг портфель, поставил его на стол. Открыл, достал из него конверт и снова убрал. Посмотрев Инсайдеру в глаза, улыбнулся.

- Что же, теперь можно и начать. Не буду оригинальным, пройдёмся по главному и так по убывающей. Как там дела у наших подопечных, дорогих голубят? Данила Астрахан, Ворон, Квадрат, Резец, Стох?

- Пока в целом всё стабильно, встал из-за стола Макс. - Намечаются небольшие проблемы у Ворона, но это легко исправимо. Будем работать.

- Так-с, отлично. Состояние поясов – Первого, Второго, Третьего?

- Наблюдаем, резких скачков стабильности не предвидится.

- С Всплесками что?

- Всё по плану. Только в Третьем поясе уж больно часто меняется концентрация искажений.

- За-пи-шем, - растянуто промолвил Док. – Дитрих, пока твоя берет, прогноз сбывается. Едем дальше, Макс. Воля с Гербом глотки друг другу не перегрызли?

- Наши агенты пока держатся, - вздохнул Инсайдер. – Следим, в нужных местах дергаем за ниточки, но сами понимаете, не все правила в этой игре написаны нашими руками.

- Тогда нужно сменить лиц! – перебил Инсайдер. – Запускать сильно болезнь нельзя. Пощады от Сектора не дождешься, там не прощают.

2

Доносился звук сирены. Резиновые, железные и кирпичные стены комнат сменились стальными пластинами, преграждающие любой выход, не совпадающий с назначенным, то есть «запасным». По правилам ОНС 27 – Объекта Надлежащего Содержания, неофициального названия подземной лаборатории, во время тревоги все его сотрудники были обязаны в короткие сроки собраться у винтовой лестницы, следуя по которой можно было добраться до Бункера, помещения со всем содержимым, необходимым для отсидки во время очередного ЧС. Чрезвычайные ситуации, как правило, случались наверху, то есть на территории Сектора, естественно внутри Барьера. А произойти там могло много чего, начиная от мясорубки, затеянной враждующими группировками и обещающую перетечь в нечто большее, чем просто перестрелку, заканчивая наиболее болезненными явлениями Всплесков, да таких мощных, что молись, чтобы не разорвались твои барабанные перепонки и не развязался пупок.

Уже изрядная группа сотрудников топталась у входа в «запасной коридор». Собравшиеся с энтузиазмом обсуждали происходящее.

Неожиданно за плечом одного из них, а точнее одной, девушки со странным именем – Анюта Шорох, возник силуэт. Анюта была не из робких особ, да и на реакцию никогда не жаловаться не приходилось. Курсантка ОНС уже была готова принять боевую стойку, но этого не потребовалось. К ней тихо подобрался доктор Лука – дедушка с весьма озорными и великодушными повадками, хоть порой и надоедливый.

- Здравствуйте, курсант Шорох! Не узнали меня? Можно подумать, так неожиданно подобраться к вам может кто-то чужой, хе-хе. Тут только свои. А кто не с нами, тот над нами. Не в прямом, но переносном смысле, - усмехнулся Док.

- Доброго времени суток, - сухо поздоровалась Шорох.

- А почему так без энтузиазма отвечаем, м-м, случилось что? Тревога-то обычная, ничего серьёзного.

- Всё в порядке, доктор. Я просто настраиваюсь перед заданием. Хочется проявить себя исключительно с лучшей стороны.

- Понимаю, голубушка, понимаю. Мне бы ваши годы, да ваши волнения. Кстати, Дитриха где-нибудь поблизости не видали? Опять запропастилась борода!

- Не видала, - от раздражения Анюта подняла глаза наверх.

- Похоже, опять пошёл «спасаться» по своему суперскому секретному выходу. Этакий жук, только себе подобные хоромы и изыски везде устраивает.

- Раз уж мы с вами стоим тут и общаемся, можно задать вопрос, да? Спасибо. Вот Дитрих же держит дистанцию со всеми служащими и работниками. Про лаборантов, агентов и нас, стажеров, вообще молчу. Хоть население и общается на «ты». Только вам позволяются некоторые поблажки. Даже приветствуете друг друга всегда рукопожатием. Странная складывается ситуация. Вроде бы и близки, а вроде и нет, порой даже холодны. Всё равно разговариваете редко, да и без привеллегий особых вы, хотя по мне это правильно. Так в чём дело-то? А то слухи разные ходят.

- Ой, ну и насмешили вы меня, - протёр глаза Лука. – Души мы родственные, это, несомненно. Но Дитриха не трожь, у него было тяжелое детство в Германии, хе-хе. А работаем в команде уж так давно, так и не блесну памятью. Что насчёт близости, так всё понятно должно быть. Как закинуло тогда нашего брата-исследователя в эту дыру, Могилевский, так, в общем-то, отношения и скрепились. Лучшими друзьями не стали, но и собутыльниками не являемся, хе-хе.

- Я хоть и москвичка, но о тех событиях с Могилевским мало что знаю, - потупила взгляд девушка. - В новостях по телевиденью и так правды кот наплакал, а тогда и вообще просто муть пускали в эфир, уверена. Зачем пугать население? Вот и начали выдумывать всякие байки про катаклизмы и прочую хурму.

- Э-э-э, что есть, то есть. История до боли тёмная. Это сейчас якобы всё ясно, всё на слуху, все всё видели, но поверь мне, милочка, вопросов по-прежнему больше, чем ответов. Вот зайди сегодня в интернет, ящик включи или радио, увидишь и услышишь одно и то же. Землетрясение двадцать седьмого марта, Дубнинская комиссия, создание МАСа. Но я-то знаю, сам же был свидетелем этой ужасной трагедии…

- Что?! Вы хотите сказать, будто…

- Тише, милочка тише, - возмутился Лука. Его размашистые движения руками и улыбка только больше привлекали внимание публики. – Я не говорил такого, что, мол, не было ураганов и электромагнитных всплесков на Могилевском. Всё было, но тем не менее…

- Не можете поделиться, да? Дитрих вас «убьёт»?

- Всё подстава, всё, - зашептал Док. – Уже в тринадцатых-четырнадцатых годах правительственные шишки стали подозревать, что на Земле творится что-то неладное. Всякие там катастрофы, глобальные потепления, похолодания, чушь. Стало известно, что человечество стоит на пороге нового мира. Не нового в смысле обновления всего и вся или там параллельного пространства, нет. Мира, который будет прямо перед нашим носом. Создавались секретные организации, предшественники МАС, кстати, проводились опыты, засылались экспедиции. На решение, чёрт знает каких, проблем выделялись гигантские суммы, собирались лучшие умы отечества. Волею судьбы один из исследовательских центров появился и на Могилевском…

- Постойте, доктор. Мне точно можно об этом знать?

- Та, сиди. Коль разбрасываю монеты, так подбирай. Слушай дальше, короче. Идешь на первое серьёзное задание, значит, скоро и так посветят во многое. Так вот на Могилевском этом трудились тогда и мы с Дитрихом. Его тогда не так звали. Землетрясение застало всю исследовательскую группу во время опытов, но спаслись многие. И начался… просто хаос. Население в панике, государственные службы в бешенстве, а мы в бегах. Да-да, не удивляйся. Во всех бедах обвинили учёных. Очевидно, оставаться на острове было чистым самоубийством. В средствах нужды не возникало, а оставшиеся результаты труда в перспективе можно было превратить в большие деньги, это если кратко говорить…

- Так появился ОНС 27? Что за странное название, кстати?

Ага, 27 в честь двадцать седьмого марта, даты землетрясения, хе-хе. Название я придумал. Означает то, что означает, не важно.

- И как дела обстоят, в общем? Раз уж я позволила себя усыпить в центре столицы, привезти сюда и завербовать, то, может быть, намекнете хоть?

- Ищем, - меланхолично процедил Док.

- Кого ищем?

- Детей Сектора. Людей, которые могут попросить у родителя всё, если захотят…

3

Октябрь 2015, Северо - Восток Москвы

Сразу видно, ремонт в офисе был сделан недавно. Яркие обои, шторы без пыли, повсюду горшки с радующими глаз цветами. Чисто и уютно. На стенах висит немыслимое количество портретов пожилой женщины с подписью: «Ангелина Ряденная. Узреет даже то, что нельзя узреть»

В первой комнате располагался стол с компьютером, за ним работала девушка секретарша. Вздохнув и помотав головой, Александр нехотя заплатил деньги. Эх, была, не была. После этого секретарша вышла в соседнюю комнату, тут же вернулась и сказала ему:

- Проходите.

В этой комнате было даже немного страшновато. Все окна наглухо зашторены. На столе в блюдце горела свеча красного воска. Она едва освещала сидящую за столом пожилую женщину с затянутыми в пучок волосами. Присмотревшись, Александр узнал ту самую Ангелину.

Предложив посетителю сесть напротив, ясновидящая стала интересоваться его прошлым, текущим состоянием дел, настроением. Определил ли он свой смысл жизни, ориентиры, мечту, знает ли куда двигаться? Наконец, посмотрев прямо в глаза, поинтересовалась:

- Насколько я вижу, ты будущее пришёл своё узнать?

Крутившийся на стуле и так и этак, молодой человек встал, процедив:

- Я постою.

- Присаживайтесь, юноша, наши взгляды должны быть на одном уровне. И вы мне не ответили.

- Да, вы угадали. Ещё что-нибудь видно? Или дальше идёт яма с пустотой? – Александр начинал терять терпение.

- Тяжко тебе придётся, тяжко, ой попомни мои слова.

- В чем будет тяжесть выражаться? В килограммах? - продолжал язвить юноша.

- Попадешь в новую реальность ты. Мир перевернется с ног на голову, причём под носом. С всплесками энергии и динозаврами повстречаешься ты…

- Динозаврами?! Вы спятили? Да, Тираннозавры - Хренозавры только и ждут своего шанса, чтобы воскреснуть всем полчищем и вернуться на землю…

- … и ограниченный кусок земли домом станет твоим навечно. Стеной будешь окружен со всех сторон. Государство без паспортов обнимет и примет тебя…

- О нет, с вами всё ясно. Пошёл-ка я…

- Постой! – выкинула руку вперёд женщина. – Как-то ты на девушку в избушке наткнешься, она и станет твоей иголке в стоге сена, той, которую искать ты долго будешь…

- Какого лешего вам вообще кто-то за это платит? За что? За эти бредни, выдуманные вами ещё до моего прихода? До свидания, счастливо оставаться…

Александр вышел. Женщины встала из-за стола, подошла к окну, раздвинула занавески. Одной рукой открыла окно, второй достала мобильный. Набрала номер, нажав кнопку вызова, прислонила телефон к лицу.

- Макс, готово. В следующий раз маскарад устраивать будут твои ребята, с меня хватит. Ждите объект в точке прибытия. Конец связи.

4

Несколько лет спустя, Сектор, Второй пояс опасности

Неужели осталось ещё так много? Заболоченная территория, долгое время являвшаяся труднодоступной, теперь прогибалась под мощными кожаными бутсами Скептика. Повидавший много на своём веку охотник с трудом прокладывал дорогу. Тихо и безлюдно. Не видать и животных. Даже если и предположить, что они тут в принципе могут обитать, ясно одно - жизнь их была своеобразна – болото одновременно и пугало и вводило в ступор всех, кто хотя бы раз проходил по этой всеми забытой земле.

Вдалеке виднелась болотная станция. Наверное, она раньше принадлежала местному институту. Но теперь это не важно. Что упало, то пропало, ведь некому даже это наследие подобрать.

Перед тем как начинать в спешке преодолевать незнакомую территорию, неплохо было бы проверить её на проходимость, заодно и решить, где безопаснее всего будет пройти или же вообще требуется обход. Но Александру некогда было заниматься «подобный мелочью», его путь держал строго к точке назначения, месту, откуда объект подал сигнал SOS. Пришлось поторопиться.

Постепенно Скептик приближался к концу болота. Вокруг него проходили дороги, тропы, возвышались сосны. Ни странная даже для Сектора растительность, ни видневшиеся очаги торфяных пожаров, ни места торфоразработок не были способны обратить на себя внимание Скептика. Его мысли были заняты девушкой, попросившей о помощи…

Почему-то он сто процентов был уверен, что это девушка и ни кто-либо ещё. Внутреннее чутье, интуиция, чуйка. Самообман? Возможно. Но для опытного охотника мандраж и озноб не привычны, тем не менее, тело Александра было окутанном ими насквозь.

Произошло что-то страшное. Или скоро произойдёт. Нужно поспешить. Шаг усиливается. Нужно бежать. Бежать? Побежал! Рюкзак удобнее завален на плечо, ветер свистит в ушах.

Остановка. Слух не может подвести. Откуда-то из-за кустов должна выскочить тварюга. Судя по звукам одна, о стае и речи быть не может. Форт-12 сжат в руке. Внимание, вздох, задержка дыхания - выстрел. Пёс какой-то. Ну и пёс с ним.

Опять бежать. Опять это болота вокруг. Опять эти заболоченные рощи черной ольхи с причудливо изогнутыми корнями. Опять эти заболоченные берега и дельты рек, камыши, заливные луга.

Вот оно. Неожиданно перед взглядом Скептика вылез лес. Из-за деревьев выглядывала избушка. Кажись, сигнальная ракета была выпущена отсюда. Пора.

Дверь в избушку была закрыта. Скептик достал автомат. Пожалуй, грамотнее будет для начала обойти строение. Сказано – сделано. Заднего входа обнаружить не удалось, через загрязненные окна, вырезанные по бокам, что-то разглядеть тоже казалось проблематичным.

Оставалось только одно – выбить единственную дверь, а там действовать по обстоятельствам. Скептик приложил ухо к стене – ни крика, не мольбы о помощи вроде не слышно. Пора действовать. На удивление охотника деревянная конструкция рухнула уж как-то легко. Взору Александра предстала неприятная картина – посреди пустой комнаты располагалась привязанная к стулу девушка с заклеенным ртом и повязкой на глазах. Скептик сразу же бросился к незнакомке.

Мгновенье спустя Скептик застыл. Волна адреналина захлестнуло тело и сознание. Если предположить, что тревогу била девушка, тогда где источник опасности? А если не она, то тогда возможно поблизости может быть кто-нибудь ещё?

Александр повернулся. Щелчок – и он свалился в отключку. Ещё никто не мог противостоять Гриндеру и его удару с правой. Охотник провалился в пустоту.

5

- Кто здесь? Что со мной случилось?

- Лежи, болван. По тебе хорошенько проехал бульдозер, ха-ха.

Скептик открыл глаза. Перед ним стояла высокая девушка в розовом спортивном костюме и не молодой усатый мужчина в джинсовой ветровке и порванных джинсах. В голове стало проясняться. Избушка, повернулся назад, получил удар под дых.

- П-ф, кто вы? Долго я здесь?

- Не суть важно. С вами более-менее всё в порядке, это главное, - смешным голосом проговорил усатый. Он до боли сильно напоминал Александру его школьного учителя по физике. Все те же противные усики и забавный писклявый голосок.

Девушка вплотную подошла к охотнику, нагнулась:

- Давай вставай, пора идти. Если трещит голова, то Ваня даст таблетку.

Скептик поглядел по сторонам. Всё те же унылые болота, серое небо, холодный ветер. Разлёживаться и правда было некогда, но и спешка к добру не приведёт. Саня охотник опытный, и именно поэтому он открыл глаза не сразу после того как пришёл в сознание. Полежал, послушал, пытался восстановить картинку происходящего и того, что прошло. Эти двоя казались ему очень подозрительными. Что-то конкретное всё не хотело складываться в мозаику. Во-первых, что бросилось в глаза в первую очередь – девчонка. Это сколько надо пролежать в отключке, чтобы незнакомка успела переодеться из своего порванного заляпанного костюмчика в вполне ничего себе наряд? Каким образом так быстро зализываются раны, полученные, видимо, при насильственном обезоруживании и привязке к стулу? Что-то мистика какая-то получается. И тут он вспомнил…

Сознание упало в пустоту. На ум пришла та походка к бабке-экстрасенсу. Ну, эта, Ангелина какая-то. Напрасно потраченные деньги, время и нервы. Или же всё-таки нет?

Скептик уже пару раз возвращался к тому событию. Как не смешно, но старуха оказалась права. Сектор «усыновил» Александра, кто бы мог подумать. Стал для него настоящим отцом и матерью, не то, что те, биологические, чьи хари и вспоминать тошно. Сектор стал для него домом, не просто местом существования. Он его принял, а Александр принял местные законы. Казалось, что неопытный охотник Скептик по способностям предчувствовать опасности заметно обошёл большинство «старичков» с Третьего пояса. Он то, Саня, знал, что всё это неспроста, ой неспроста. Права была старуха, какое-то знание всё-таки было дано. И про динозавров было верно, это же рапторы местные, и ещё там что-то было…

И теперь эта девчонка. Не про неё ли говорила Ангелина? Любопытно, очень любопытно. Неужели этот ориентир, ключ к разгадке старой загадки там близко, почти под носом…

- Эй, ты, заснул? Вставай, дубина! Нечего разлеживаться, топать пора, - орала над ухом девушка. Александр опомнился только сейчас.

- Да, да, пошлите.

- Чё смотрешь на меня так? Вопросы есть?

- Эм-м, да, есть, логично? Что-то я всё не могу понять… эй, ты чего?

- Бери пожитки и топай, - потянул его за руки «физик». – И так из-за тебя много времени потеряли! Двигаемся цепочкой, ничего особенного. Я веду, ты за мной, Аня замыкает. Понял?

Прошло около часа. Группа из трёх человек неторопливо двигалась по направлению на север. Внезапно раздался выстрел. Человек, шедший посередине, упал.

- О нет! Какого чёрта? Он что, не стерпел?

- Эх, так и знал, Анька. Походу пистолет свой начал доставать. Кто его хлопнул - Володя?

- Так говоришь, хлопнул, как будто его того, намертво. От снотворного люди ещё не умирали. Ага, походу он. Дежурство Жорика закончилось, кажись, вчера…

6

ОНС 27, экспериментальная лаборатория

Не в силах стерпеть чувство ожидание, Лука ходил по кругу туда-сюда.

- Да уймись ты, на нервы действуешь, - скривился Инсайдер.

- Без сопливых разберемся, - ответил старик.

Раздался стук. В комнату вошёл Макс. На его плече висел охотничий мешок, под мышкой удерживалась бутылка минералки. На лице парня была отчётливо видна тревога и озабоченность.

- Ну, когда там уже начинаем? Подготовительные опыты прошли успешно, со свидетелями мы разобрались, Анюту, Ивана и Гриндера оцифровали, в ближайшее время все троя будут переправлены за пределы Барьера. Сильных Всплесков не предвидится, условия сохранения жизнедеятельности сохранены. Скоро ответ будет у нас.

- Не торопи события. Дитрих скоро будет, - Максим положил мешок на пол. – Я тут документацию пока притащил, будет за чем время скоротать.

- Слушай, молодняк, а вы уже решили, на что первые деньги заработанные потратите? Там, скажем, в банк какой положите, недвижимость приобретете или что? Понятно, что пока наш бункер будет доживать свои последние деньки, пока приберемся за собой, много времени пройдёт. И всё-таки пора уже определяться…

- Опыт ещё успешно не прошёл, - перебил Инсайдер. – Так что хватит вам молоть чушь. Если Дитя Сектора у нас, и результаты анализов неплохие, то ещё не факт, что остальное пойдёт, как по маслу. Будем ждать. А то, как бы нам всё это дело не профукать, сглазив в последний момент. Я не за этим отправлялся в пластмассовую будку...

Протяжно заскрипела дверь. В комнату вошёл Дитрих. Инсайдер встал из-за стола, он и Макс окружили прибывшего с обеих сторон.

- Ну что, Дитрих, я отдаю команду, - тихо, почти прошептав, сказал Док. – Максим, начинайте.

Четверка чёрных фигур подошла к стеклянной кабине. В находившейся внутри капсуле виднелось барахтающееся человеческое тело, от которого отходили десятки проводов. Палитра переливающихся цветов, светящаяся по бокам от защитной пленки, облегающей тело, создавало эффект радужного тумана, приковывающего взгляды.

- Это Иноваров, приём. Система обеспечения включена, защитная капсула функционирует нормально, подача кислорода осуществляется должным образом. Можно начинать, приём.

Спустя мгновенье свет в помещение погас. Где-то между полых конструкций стен послышался свист. Красные огоньки забегали на экранах, установленных по бокам от дистанционных систем управления.

Бородатый мужчина в чёрных очках сделал два шага, прижался лицом к стеклу.

- Всё только начинается, сынок, всё только начинается. Если Сектор нас не простит, а тебя не отпустит, прощать уже будет некого, а отпускать и подавно…

Ваша оценка: None Средний балл: 4.5 / голосов: 14
Комментарии

Прочитав первый кусок рассказа был убежден, что герои собрались поиграть в покер. )

Персонажи неплохие, но непонравилось нарочитой вычюрностью. Оценка 6+, ставлю 7

Быстрый вход