Рассказ №41. Дневник смертников

Условия конкурса · Все участники · sector-book.ru · deadland.ru

Авторы: Александр Федотов, Дарья Тарасова

Глава 1.

С самого утра в особом отделе МАС была напряжённая обстановка. В небольшом кабинете за столом сидело пятеро человек. Их взгляды постоянно метались по листкам бумаги, а выражения лиц менялись от удивлённых до напуганных. Майор Каринин сидел посередине, справа и слева от него сидели двое учёных: Игнатова Инна Алексеевна, сидевшая справа - женщина лет двадцати восьми с прямыми, иссиня-чёрными волосами - делала пометки в блокноте. У неё были чёрные глаза с узким разрезом век, а её стрижка “каре” подчёркивала её острые, выступающие скулы, выделявшие специфичность её красоты. Она была руководителем научного отдела в МАС. Придти к такой должности ей помогла её заинтересованность Сектором, которая была настолько велика, что она готова была пойти на всё, лишь бы узнать о нём как можно больше. Слева от майора сидел Чернов Геннадий Павлович - мужичок лет сорока с небольшой сединой в волосах и замученным взглядом. На лбу проступал пот, а большие роговые очки делали его глаза очень большими. Взглядом он вырывал строки из текста, а его губы бормотанием повторяли их. В противоположной стороне стола, прямо напротив майора, сидело ещё двое людей. Одеты они были в чёрные, солидные костюмы с галстуками. Их взор сверлил майора настолько, что, не выдержав, он встал с кресла, нервно посматривая на часы, находившиеся у него на запястье.

– Откуда у вас эти документы? – его взгляд упирался в стену. Лицо не выражало эмоций, но в мыслях он проклинал тех, кто сидел перед ним. (Ещё одна головная боль)

– Понимаете, майор.. - человек в чёрном, сидевший справа, немного улыбнулся. – наша заинтересованность в этом деле имеет свой вес. Эти документы были изъяты у группы людей, выходящих из Сектора. С какой целью, куда и зачем они хотели их передать, мы не знаем, но увидев содержимое…

- Я понимаю насколько это может быть серьёзным, – майор нервно прошёлся взад-вперёд вдоль стола, лихорадочно размышляя о чём-то. – но почему вы решили показать эти документы именно нам?

- А разве МАС было создано не для изучения и контроля Сектора? - второй человек в точно таком же чёрном костюме поставил локти на стол, скрестил пальцы, облокотив на них подбородком, - Мы наслышаны об успешных опытах профессора Игнатовой и подумали, что она самый лучший кандидат для подтверждения тех данных, что описаны в этих документах.

Взгляд человека обвёл взглядом женщину. Она даже не повела бровью, текст в документах сейчас был всем для неё, и слова пролетали мимо её ушей.

- Но, к сожалению, здесь лишь их часть. Вторая же находиться не в самом благоприятном месте…

Майор пристально посмотрел на них, не понимая, к чему клонят эти двое.

- Майор, давайте сразу к делу… Вам необходимо собрать группу, которая могла бы отправиться к НИИ Акустика.

Глаза майора округлились, а брови поползли вверх.

- Вы с ума сошли? Это же верная смерть! Это же Глубь!

- Нет ничего невозможного. Первая часть документов именно оттуда, – человек в чёрном указал на листки, что так пристально изучали научники. Каринин сел в кресло, облокотился на спинку и, подперев голову ладонью, закрыл глаза, размышляя, как ему поступить.

- Вы же знаете, что у вас нет выбора, майор, - ядовито ухмыльнувшись на долю секунды, проговорил один из «смокингов», затем его лицо опять не выражало ничего, как будто в его душе была лишь пустота.

- Что ж… - тяжело выдохнул майор, - я сделаю всё, что в моих силах, - спокойным, будто смирившимся, голосом проговорил он.

- Отлично. Я рад, что на вас можно рассчитывать – равнодушным тоном сказал тот, что был слева от майора.

- Ну, что ж, тогда до встречи, майор.

Они крепко, но холодно пожали друг другу руки, словно скрепили договор.

- Копии документов мы оставим. Послезавтра вы должны предоставить отчёт о собранной группе. Операция должна быть засекречена. Никто, я повторяю, никто кроме присутствующих здесь и участников группы не должен знать о ней. Не ошибитесь в людях, майор, это вам может дорого стоить.

Когда люди в чёрном ушли, майор перевёл взгляд на Игнатову.

Поглощённая документами, Инна Алексеевна не видела ничего. Она была просто погружена в них.

- Вы… - начал майор, не зная даже, как убедить эту женщину пойти в самую опасную точку мира.

- Я пойду с группой! И это не обсуждается, – она подняла голову. Её глаза горели от нахлынувшего интереса. В них не было ни капли страха за свою жизнь. Майор понял: она уже давно отдала её Сектору.

- Посмотрим, что из этого выйдет, - добавил он уже тихо про себя.

Глава 2.

Ну и как это понимать?! Похоже, что кто-то там наверху решил поиздеваться надо мной!

День с утра не задался. Опоздал на свою смену, забыл документы, да и ещё оружие, что совсем мне не свойственно. А ещё не мылся уже дня три из-за этого треклятого душа! А теперь мне поручили совершить невозможное: пройти в НИИ Акустика, которое находится в третьем кругу Сектора! Да они там все с ума посходили! Сами не знают, чего хотят. А ещё просят – принести то, не знаю, что. Хотя, документы какие-то! Ха, мне что теперь ради бумажек каких-то погибать? Да будь они хоть сверхсекретной информации, я бы ни за что не поставил на это свою жизнь! Эх, надо было сразу соглашаться на патрулирование Сектора вместе с ребятами, а теперь что? Фиг знает, выживу ли вообще!

Всё началось с того, что я сидел в небольшом кабинете с научниками, спецами и психовосстановителями – людьми, имеющими некоторые способности.

«Какого хрена все мы здесь собрались? Да ещё и с утра пораньше», – недовольно подумал я. Полноватое лицо майора Каринина мельтешило перед глазами. Мы не виделись с ним около двух лет. «Я не забыл, майор, я помню, как ты кинул наших ребят. И что только тебе понадобилось, офисная крыса? А ведь раньше был своим человеком.

Я не имел совершенно никакого понятия, что я здесь делаю, и что делает здесь такая разношёрстная кампания. Ладно учёные, но причём здесь психовосстановители… Всё интереснее и интереснее. Чую дело здесь пахнет чем-то нехорошим».

- Итак, раз все собрались, я могу начать. Эта миссия строго засекречена. И ни один из вас не должен разглашать её. Мы взяли с вас расписку о неразглашении.

Мы нашли один документ, в котором говориться, что НИИ проводила эксперименты по обнаружению источника возникновения Сектора. Вам поставлена задача: добраться к НИИ Акустика и найти вторую часть документа, в которой должно быть сказано об источнике.

- А если такого документа и в помине нет? То какой смысл переться туда? Мы же там все сдохнем…

- Есть достоверная информация о том, что документы находятся именно там. Ваша группа в составе двух учёных, пятерых спецназовцев и троих людей психического восстановления, т.е. тех людей, которые могут противостоять искажениям, и одного физического. Возглавлять группу будет ... – его голос потонул у меня в голове. Соображать практически не хотелось. Да и вообще всё это выглядело как-то ненормально и странно, словно в каком-то дурмане.

За плечо потрясли. Сознание наотрез отказывалось вернуться к реальности. До меня доносились какие-то обрывки речи, несвязанные между собой.

«Интересно, какого чёрта…»

- Павел Алексеевич… Вы себя хорошо чувствуете?

Кто-то уже звал меня настойчиво. И уже не в первый раз. Я постарался привести мысли в порядок и правильно ответить на поставленный вопрос.

- Да, всё хорошо. Так в чём моя задача?

- Вам необходимо доставить группу в целости и сохранности к НИИ Акустика, а затем привести её обратно.

«Отлично… Я думал, что хуже утро уже нельзя испоганить…»

- Будет исполнено в лучшем виде, – с наигранной улыбкой сказал я.

- Что ж, вы ответственный человек, и на вас я могу рассчитывать.

Майор наконец-то отвязался от меня и теперь уже обращался к остальным.

Хм, а вот странные ребята. Тоже вроде как спецназовцы, но точно не из моего окружения. Все какие-то матёрые да бугаи. Тот, что ближе ко мне, хитрый какой-то, а глаз намётан. Точно снайпер какой-то. А у другого красный крест вышит на самом сердце – значит медик. Сидящий в уголке… М-да, к такому не сунешься никогда, сразу вмажет. Правее от “снайпера” сидит бывший спец по подрывным работам. Его я знаю.

А вот и остальная часть нашей команды. М-да, и как только выбирали её, одному МАСу ведомо.

Не знаю-не знаю, что из этого получится … Но мне это уже не нравится. Я такие вещи шестым чувством чую. Не зря моя кличка «Пророк». Чую искажения на приличном расстонии, и могу похвастаться, что радиус действия определю с погрешностью в пару метров. В этом моя фишка, поэтому я здесь.

Так-так-так, знакомое лицо. Игнатова – научница наша. Скорее бы душу продала, чем упустила бы такой шанс. Страшная женщина. К такой не подойдёшь: сразу руку оттяпает, а то и что-нибудь похуже. Хватка железная. Никому спуску не даёт как в МАСе, так и в жизни. У неё есть один сувенир, причём редкий, но что он из себя представляет, пока не ясно. Надо будет выведать о нём поподробней.

Такую женщину может выдержать только один человек … И он тоже в нашей группе. Так и знал. Чернов. Полный антипод Игнатовой. Выглядит по-простецки, но не так уж и прост. Если Игнатова вспыльчива на людях, то этот не покажет эмоций. Как тихий змей, затаится, а потом нападёт на свою жертву.

М-да, кампания подобралась. А что у нас с психовосстановителями? Хм, не простые ребятки … Похоже, их поднатаскивали специально для такого «особого» случая. Хотя я не слышал, чтобы у нас учили различать искажения.

Голос Майора пронзился в голове. Пока что все могут быть свободны, кроме вас Павел Алексеевич.

Когда мы остались одни в кабинете, Майор положил какие-то папки на стол.

-Прошу, ознакомьтесь, - он сделал приглашающий жест.

Я подошёл к столу, и взял папки.

Дело № 666:

Кличка: «Дьявол».

Час от часу не легче. Уже начинается веселье…

Диагноз: Галлюциноз (вербальный, зрительный), Параноидный синдром, Кататонический синдром. Шизофрения. Аффективные расстройства (Биполярные расстройства). Злокачественный нейролептический синдром. Абстинентный синдром (включая синдром психической и физической зависимости) с делирием.

Отклонения от нормы: Тяга к наркотикам, лекарственным препаратам, типа вмаз или хотюн; также есть небольшая зависимость от биотина. Возникновение галлюцинаций. Параноик, благодаря этому не поддаётся некоторым психологическим искажениям. Склонность к агрессии и насилию (только припадочные состояния), но после них бывает самобичевание и навязчивое состояние всем угодить.

Способности: Распознаёт некоторые из психологических искажений, такие как «сирена», «паранойка», «озверин», «зануда», «барин».

Дело № 23:

Кличка: «Охотник».

Диагноз: Кататонический синдром. Аффективные расстройства (Инволюционная депрессия), Тревожный невроз. Расстройства развития речи и языка

Отклонения от нормы: Галлюциноген в крови головного мозга, вследствие употребления галлюциногенных грибов. Сенсорная депривация . Вырос в условиях дикой среды. Остаточные повадки животных. Поддаётся обучению, но не всегда. Благодаря этому выучил язык немых. Знает язык некоторых зверей, их повадки и пр.

Способности: Распознавание физических искажений, знает способы их предотвращения.

Дело №:13

Кличка: «Чёртова дюжина», «Джокер».

Диагноз: «Множественная личность». Кататонический синдром. Аффективные расстройства (Психотическая депрессия), Диссоциативные расстройства. Шизофрения. Синдром деперсонализации-дереализации. Расстройство личности. Онейроидный синдром. Психоз. Амнезия

Отклонения от нормы: Каждая личность болеет определённой болезнью, которая служит иммунитетом от психологических искажений. Почти все личности склонны к суициду и воровству. Личность Джокера практически полноценна, исключая страсти к азартным играм и противоположному полу.

Способности: Не ясно, скольким иммунитетам подвержен.

Дело №:53

Кличка: «Паразит».

Диагноз: Хозяин паразита (ларва). Астения.

Отклонения от нормы: Сосуществует с паразитом-личинкой, как единое целое. Частые головные боли.

Способность: Кровь не подвержена заражению. Яд не действует. Вымывание кальция тоже, т.к. опорно-двигательная система содержит другую структуру развития.

P.S. Пациента сложно изучать, т.к. имеет очень агрессивные наклонности, и не идёт на контакт из-за блокирования центральной нервной системы паразитом. Пока не ясно, как будет вести себя паразит в дальнейшем. Идёт сбор информации.

Отлично… Эти ещё хуже научников. Просто шайка сумасшедших и ещё более сумасшедших. И я тоже один из этих психов, потому что согласился…

Глава 3.

Утро навевало чувство глубочайшей депрессии. Моросил мелкий дождь, тяжёлые тёмные облака окутали небо и не давали солнечным лучам даже маленькой щели, чтобы проникнуть в Тверские улочки.

М-да, утро начинается отлично. Нас везли на “Урале” до КПП находящегося на границе Сектора и Твери. Оттуда мы должны были пройти к посёлку Новая Ведерня, далее к 1 Мая, а там уже по обстоятельствам. Спасибо, идите Павел Алексеевич на смертушку и за собой тащите груз из людишек. Ладно, приказы есть приказы. “Урал” подкатил к КПП, и мы выгрузились из машины. Прикрытием для прохода в Сектор служила история о возникновении новой аномалии в пределах первого круга или около границы второго. О том, куда мы идём на самом деле, знали лишь мы и начальство. И это усложняло задачу. Я осмотрел группу. Кто из них был там, за периметром этого мира? Кто видел ту опасность и вдыхал запах смерти? Научники, сидящие в своих кабинетах? Или эти спецы-остолопы? Нет. Вот Психовлстановители… Они единственные, у кого есть шанс выжить. Они здесь в своей стихии… Мутанты… люди Сектора… твари во всех смыслах…

Экипировкой хоть нас не обделили: Научникам выдали лёгкие спецкостюмы из кевларового покрытия. Спецы в армейских камуфляжных “Орион”. Психовостановителям выдали по маскировочным костюмам типа “Дождь” с бронепластинами. Себе же я взял армейский бронник и плащ болотного цвета.

С оружием дела обстояли хуже. Научники наотрез отказались брать даже пистолеты, я взял свой любимый «Калашников». Он был моим талисманом, не раз спасавшим мне жизнь. Я попросил одного умельца немного модифицировать и облегчить его. Двое спецов, Генка и Щегол взяли по американскому SR-47, Механик, бывший специалист по взрывчатке, взял Абакан. Ещё один был со снайперской винтовкой. Психовостановителям были выданы лишь пистолеты макарова в силу их статуса. На плечах у всех были рюкзаки с провизией, патронами, у научников - аппаратура. Рюкзак подрывника был особым, огнестойким, ибо он нёс несколько сових «игрушек» по старой памяти.

- А теперь небольшой инструктаж, - Я снова оглядел всех стоящих передо мной. – С этого момента, вы делаете так, как говорю я. Если вы хотите жить, то вы слушаете только меня и выполняете только мои приказы. Это не поход на пикник. Надеюсь, все понимают серьёзность происходящего. Если я скажу вам лечь - значит ложитесь, стоять - замираете на месте. Двигаемся строго друг за другом. Шаг влево или вправо может оказаться последним в вашей жизни. Дальнейшие указания после пересечения периметра. Всем всё ясно?

Мой взгляд остановился на Игнатовой. Её глаза смотрели туда, за бетонную стену и КПП. Туда, где простирался Сектор.

А ведь она хуже любого сумасшедшего, - подумал я про себя.

- Что ж, раз вопросов нет, дальше нас провезут по шоссе с полкилометра до Старой Константиновки, а там уже своим ходом. Все всё проверили? Амуниция, оружие?

- Павел Алексеевич!?

-Так.. С этого момента всем забыть про имена. Обращаемся только позывными! Надеюсь, все их помнят?

Кивки членов группы подтвердили положительный ответ.

- Господин Пророк,- Геннадий Павлович немного помялся на месте.

- Просто Пророк..

- Ам..да. Пророк, - он посмотрел на Инну Алексеевну – мы с госпожой Игнатовой обсуждали маршрут и выяснили, что он проходит через бывший посёлок Курганово.

- И? - я недоумённо посмотрел на него.

- Есть информация, что в этом посёлке была зафиксирована аномалия: “Эпицентр”, – Игнатова резко, как рубанула, перевела разговор на себя. – Мы бы хотели задержаться в том районе для её изучения. Я понимаю, что отвлечения на посторонние вещи в данной ситуации непозволительны, но другой возможности не будет.

Я повернулся в сторону КПП и пошёл ровным шагом к ждущей нас машине.

– Посмотрим, – бросив слова из-за спины, я проследовал к кузову. Группа последовала за мной.

- До того места нужно сначала дойти.. живыми…

Мы снова погрузились в “Урал” и проехали через КПП. Вот он – Сектор. Давно мы с тобой не виделись.

Мы стояли в бывшем посёлке Старая Константиновка и наблюдали, как “Урал” быстро катил по шоссе обратно к КПП. От домов не осталось почти ничего, лишь редкие развалины да фундаменты. Я смотрел вдоль шоссе. Неподалёку виднелся железнодорожный переезд, а за ним лес. Я сверился с картой.

- Нам в ту сторону, – я указал на переезд. - Все должны быть предельно внимательными. Напоминаю, что идём колонной друг за другом. Я первый, за мной двое спецов. Потом психовостановители, научники и двое замыкающих. Пока что идём параллельно шоссе.

От самой дороги мало что осталось прежнего. Асфальт пророс травой, и был изломан вдоль и поперёк. Двигаясь прямо, мы прошли через железнодорожный переезд. Поодаль показалось ещё пара разрушенных домов, а дальше простирался лес. Лес и больше ничего. Наш путь пролегал к посёлку Савватьево, ныне именуемого Залежник. Название это получило свои корни от странного случая, произошедшего пару лет назад. Той ночью в этом районе, с блокпоста, видели странные огни и крики то ли зверей, то ли людей. Они были настолько ужасными и громкими, что у самой Твери у вояк мурашки бегали по спине. Об этом сразу было сообщено в МАС. Туда поутру отправили подразделение военных: прочесать район. И, действительно, у посёлка Савватьево обнаружили целую гору трупов вырвиглоток. Они были просто покромсаны в фарш. Кто мог такое сделать, как оказалось там такое количество вырвиглоток, у самой Твери, так никто и не узнал, лишь усилили блокпосты в том районе. А то месиво лежало там ещё с пару месяцев. Так и прозвали посёлок: Залежник. Но с тех пор мутанты если и забредают сюда, то обходят это место стороной. То ли чувствуют, что здесь что-то было, то ли ещё что-нибудь. Поэтому здесь и пролегают маршруты следопытов. Только пройти к нему не так-то просто. На месте бывшего Саввельевского Торфопредприятия возникла странная местность. Земля прогрета настолько, что через подошву чувствуется жар. Иногда из неё исходит пар, выпуская жар наружу. Но огня никто никогда не замечал. Учёные брали уймы образцов грунта, но так и не смогли ничего найти. Местность словно выжженная гряда.

Я остановил группу.

- Впереди будет Чёртова гряда. Нам нужно сделать небольшой крюк и дойти до Залежника.

По обычной дороге это расстояние пройти можно всего за пару часов. Вот только в Секторе…

- Если там нет огня, то зачем нам её обходить? – Спросил Щегол, стоявший третий в колонне.

- На Чёртовой гряде часто встречается искажение «Микроволновка». В силу особенности местности, её невозможно обнаружить, именно поэтому соваться туда смертельно опасно. Но и возле гряды они встречаются не так редко.

Игнатова посмотрела на показания приборов.

- Датчики начинают барахлить, – голос был сух и груб. Она посмотрела сквозь меня, словно я был призраком для неё.

- Забудьте о своих «игрушках». Здесь можно рассчитывать только на себя, – я повёл группу правее, обходя чёрную местность.

Мы проходили возле озера, двигаясь в направлении Савватьево. Когда-то давно, ещё до возникновения Сектора, я бывал здесь, и в моей памяти остались картины той жизни. А сейчас… Вода была тёмной и затхлой. Справа от нас был сплошной лес. Надо быть начеку.

- Стойте,- Охотник резко остановился. – Впереди кто-то есть.

Механик, шедший сразу позади, посмотрел на меня вопросительным взглядом. Жестами я указал ему идти за мной, а остальным быть начеку.

- Господин Пророк, что случилось? – в голосе профессора чувствовалось недовольство.

- Тщ-щ-щ… – стоявший за ним Снайпер шикнул на него.

Вместе с Механиком я начал идти вперёд, осматривая стволы деревьев.

- Идём медленно. Ты прикрываешь. Если что, в рассыпную. Стволы наших автоматов смотрели из стороны в сторону, ища предполагаемого врага.

Вдруг сверху на землю спрыгнула белка, и помчалась вглубь леса.

- Твою ж мать… - я выругался. – Назад, к груп…- Я не успел договорить.

Сзади, на механика выпрыгнуло нечто, отдалённо напоминавшее белку. Это существо было в пол человеческого роста. Хвост был похож на крысиный с проплешинами меха. Маленькие лапки с когтями и мощные задние придавали существу ловкость и силу. Оно вцепилась острыми передними клыками в шею Механика.

Я резким движение подпрыгнул к нему, и ударил прикладом по голове монстра. Эффект был неутешительный, это лишь больше разозлило мутанта. Оставшиеся сзади нас люди спешно подбегали к нам. Вырвав кусок плоти из спеца тварь прыгнула ко мне. В это время снайпер нацелил СВД на монстра. Выстрел… голова разлетелась на части. Механик хрипел и конвульсировал. Его одежда покрывалась кровью.

-Он не жилец. Уходим, быстро!

- Что? Мы бросим его? – недоумённо спросил Снайпер.

-Я сказал быстро! – держа перед собой оружие, я спешным шагом уводил группу от теперь уже холодного тела Механика.

-Что это было? Я не слышал об экземплярах данных мутантов, - Чернов пыхтя выкрикивал на ходу обращаясь ко мне.

-Не знаю. – Небрежно кинул я – Мне всё равно, что это, если оно хочет меня убить. Нам повезло, что рядом не было его сородичей.

-Это существо очень походило на белку-переростка, возможно в изменённой структуре ДНК..

-Тихо. Если вы будете болтать, то последуете за Механиком.

Мы немного углубились в лес, дабы выйти к Савватьево. Там мы должны были остановиться на ночлег. Ночью в секторе ходить намного опаснее. Темно, ничего не видно, фонари лишь привлекают к себе внимание фауну. Поэтому я вёл группу к более безопасному месту.

Глава 4.

Ночь была тихой. Мы дежурили по очереди, по 2 человека сидя у костра. В Секторе это неотъемлемая часть выживания. Если ты уснёшь, а рядом не будет того, кто следит за обстановкой вокруг, то, проснувшись поутру, ты будешь, скорее всего, в раю. Утром группа выдвинулись в сторону 1 Мая. Надо же такое удумать. Идти к НИИ Акустика… Со стороны Твери нам придётся делать небольшой крюк обходя третье кольцо, дабы не умереть раньше времени. А вы как думали? Это не прогулка в парке. По сравнению с третьим кольцом Сектора, даже ад покажется курортом. Об этом я знаю не понаслышке.

Пройдя пару километров, мы уткнулись в тупик.

- Приплыли господа. Теперь есть два варианта. Делаем крюк на север или на запад.

- Я бы свернул на север. Там хоть можно как-то прорваться. А вот запад - гиблое дело. Сразу гикнешься, – изучающе посмотрел в пространство Джокер, словно измеряя ущерб от аномалии.

Профессор Чернов, прицениваясь, посмотрел вперёд.

Голос Игнатовой словно скрежет пронёсся по ушам:

– Аномалия провокатор обостренной тревожности или, как в народе говорят, «паранойка». Причём очень большого радиуса.

- Ну, господа, тогда давайте обходить.

Интересно, как Игнатова поняла, что здесь за аномалия? Неужели из-за её сувенира? Если так, то у неё занятная цацка.

Пророк. Это имя мне дал Егерь, живущий в Секторе. Тогда я был в рейде. Нас отправили проверить информацию о контрабандной поставки сувениров из зоны. В старом поселении обосновалась группа бандитов, которая промышляла этим уже пару лет. Когда мы туда пришли… Там было человек тридцать, не меньше, но дело не в их количестве, дело в том что нас уже ждали. Я один смог тогда уйти. За мной велась чуть ли не охота в течение трёх дней. Истощенный голодом, я еле шёл. Меня тогда загнали в угол. Припёрли к стене, так сказать. Тогда я ещё не знал, что произошло. Погоня продолжалась, но вдруг бандиты начали уходить в стороны, брести кругами. Это, оказывается, была «бродила». Тогда я забрёл прямо в неё, а они пошли за мной. Я думал, мне просто повезло, но не знал на сколько. Прислонившись к дереву, я нащупал небольшой камешек гладкой поверхности. Абсолютно круглый, не больше монетки. Подержав его пару секунд на ладони, он просто растаял, как лёд. Меня охватила паника. Я чувствовал, как холод проникает в моё тело. В голове зазвенело. Именно с тех пор, я понял, что могу чувствовать аномалии.

- Нам придётся перейти через высохшую реку Песочная, – я обвёл взглядом группу.

- Там могут быть вырвиглотки, – хитро прищурившись и поглаживая свою короткую бородку, произнёс шипяще Охотник, - Я те места хорошо знаю, зуб даю.

- А на западе видели хамелеонов, – немного грубо оборвал я Охотника, - Нет, если конечно есть желающие проверить достоверность информации - вперёд, но меня эта идея не привлекает.

- Всё, хватит разговоров. Идём… - Игнатова резко обрубила спор, и, развернувшись, пошла быстрым шагом, забирая на север.

- М-да, с этой женщиной не поспоришь, хотя мыслит она трезво.

«Думаю, с этой шайкой я не выживу…» - подумал я, забирая всё дальше и дальше в глубь леса.

Глава 5.

Дневник профессора Игнатовой И.А.

6 сентября, 20…г.

«Мы шли в сторону реки Песочная в направлении бывшего посёлка 1Мая. По мере углубления, аномалий становится всё больше. На пути нам встретились бандиты. Это была засада. На нас вышло двое людей в чёрных масках с короткими обрезами в руках. Прогремело 2 выстрела и Громила – один из спецназовцев - поник на землю. Мы побежали врассыпную. Доктора Чернова убили ножом. Пророк успел подстрелить одного. Снайпер снял ещё двоих, вышедших из укрытия. Последний убежал. Я спряталась за поваленным стволом дерева. Не думала, что здесь может происходить такое…».

8 сентября, 20…г.

«Мы столкнулись со слуховым искажением («пересмешником»). Впервые испытываю его на себе, так как это оно крайне редкое. Хотелось бы разузнать о нём поподробнее, ведь, возможно, я единственная, кто реально столкнулась со столь редким явлением. Не знаю, повезло ли мне или нет, потому что я видела будущее. Нашей группы… И скажу честно: оно не из самых перспективных. Опросила у членов группы, что они слышали. Кто-то говорил, что голос рассказывал про прошлое, кто-то - про будущее. Кто-то вообще не поверил в эти галлюцинации. Я спросила Охотника о его видениях. Он сказал, что нас подстерегают опасности. И то, с чем мы столкнулись, - это ещё цветочки. Надо держать ухо востро… ».

Вечер, 10 сентября, 20…г.

«Ночлег мы устроили на развалинах бывшей деревни 1 Мая. Местечко, скажем, не из приятных… Заброшенные останки домов, хлам, тряпьё, скелеты животных. В общем, курорт. Разместились в относительно целом доме, в котором оказалась не разрушенная печь. Нам удалось её кое-как растопить, и прогреть часть дома. Поэтому ночью было относительно тепло… Провизии у нас ещё достаточно много. Хоть и на этом спасибо…

Ночью мы слышали пугающие звуки, скрежет, дикий вопль и чавканье… Не хотелось бы мне знать, что это было».

11 сентября, 20…г.

«Наутро мы выяснили, кому принадлежал вопль… Неподалёку от деревни мы нашли то, что ещё вчера было Генкой-Плющом. Меня стошнило. Это было невыносимо. Он был вскрыт словно консервная банка. Кости выпирали наружу, обглоданные не до конца. Жуткое зрелище… ”.

13 сентября, 20…г.

«Паразит и Охотник учуяли зверя. И он преследует нас от самой заброшенной деревни 1 Мая. Это нехорошо… Запах Паразита привлекает его, и это служит следом для этого хищника. Кто знает, к чему это может привести…

Мы бежали. Пророк сказал, нам нужно найти простреливаемую местность. Впереди был странный туман. Но другого пути не было. Мы должны были держаться ближе друг к другу. Когда мы уже думали, что оторвались от зверя, он нас нашёл. Это был огромный хищник, величиной с белого медведя, а, может, даже больше. У него были клыки, как у саблезубого тигра, а скелет принадлежал этому же виду диких кошек. Вот только кожа, если это можно было назвать кожей, смахивала на чешуйки бабочки. Это, конечно, красивое зрелище для наблюдателя, но только не для жертв. А глаза были фасеточными и огромными, как у стрекозы. Да это же химера! Хах, не удивительно, что эта тварь нашла нас… Наверняка, это жертва зоны гравитационного пресса («схруста»). Этот хищник был явно настроен агрессивно. Первым делом он напал на Паразита. Его сильные когти быстро вспороли несчастного пациента, но благодаря этому мы смогли оторваться. Снайпер тоже пострадал, так как пытался отстреливаться, хотя я предупреждала его, что это не поможет, против таких хищников, да и ещё химер.

Туман поглотил нас. Мы не знали, сколько времени уже бредём в нём. Он повсюду, куда бы мы не сворачивали. Нет ни признаков жизни, ни искажений, ничего. Я не знаю, где мы. Пророк сказал, что дела совсем плохи. Еды почти нет, и вода вот-вот закончится...»

16 сентября, 20…г.

«О чудо, мы выбрались из этой пелены. Оказывается, туман был пространственным искажением: нарушением чувства пространства («бродила»), нарушением чувства времени («темпоралка»). Почему никто не понял об этом сразу не ясно, видимо туман блокировал чувства психовостановителей. Было тяжело приспособиться к этому. Но после трёх дней этой «бродилки» в тумане, Охотник всё-таки смог вывести нас. И знаете, не так уж и плохо, потому что мы переместились прямо напротив НИИ Акустика! Но есть одна небольшая проблема… Или большая, нет, о-о-очень крупная проблема. Слуховая галлюцинация («барин»), провокатор депрессивного психоза («зануда»), провокатор снижения адекватности («укурка») – и всё это в одном месте! Нас осталось пятеро: Я, Пророк, Охотник, Джокер и Дьявол. Мы почти у цели, надеюсь, мы найдем то, что скрыто в НИИ Акустика…».

17 сентября, 20…г.

«Можете меня поздравить! А точнее, нас! Мы дошли до НИИ Акустика! Правда, не в полном составе. Джокер не смогли справиться с таким количеством обрушившихся на них искажений, а Дьявол умер от физического искажения - Зона микроволнового излучения («микроволновка»). Но даже эти жизни стоили того! И знаете, что мы там нашли? Вторую часть того документа! Если мир это узнает – это будет бомбой! Оказывается то, от чего появился Сектор и все эти искажения, находится в самой Глуби! И туда можно попасть и вынести эту штуку! Так просто. Вот над чем работали сотрудники НИИ… Они пытались изучить объект на месте, но произошла катастрофа, и НИИ закрыли. Если я расскажу об этом нашим коллегам, то мир, наконец, узнает, как возник Сектор. И у меня есть гениальная мысль…».

17 сентября, 20…г.

«В НИИ мы обнаружили множество входов на подземные уровни. Это были различные лаборатории и комплексы. Множество научного материала просто лежало на столах. Глаза разбегались. Мы искали вход на последний поземный уровень. Судя по записям, там должен быть переход в тоннель, ведущий к сердцу Сектора. Нас осталось трое, но идти назад, когда цель так близка? Ни за что!

После пяти часов поисков мы нашли нужный проход. Он был заблокирован обрушившимся потолком, но по ту сторону виднелся чистый коридор.

Спустя пару часов мы разобрали завал, Пророк сказал нужно поспать, завтра мы пойдём проверять последний уровень».

18 сентября, 20…г.

«Мы шли по странному тоннелю. Факелы, сделанные нами, горели еле-еле, поэтому приходилось быть осторожными, чтобы не споткнуться обо что-нибудь. Или об кого-нибудь. Все наши припасы кончились, и спасения уже не было. Тоннель длился целую вечность. Он разветвлялся и снова сходился в один. Сил больше не было. Но пути назад уже не было. Остановившись отдохнуть, мы оглянулись назад. Лишь пустота и тьма была сзади. После небольшого отдыха, мы продолжили путь. Оставаться здесь, в пещере, было самоубийством. Кровь струилась из носа и из ушей, но мы продолжали идти навстречу неизвестности. Через некоторое время впереди задребезжал свет. Мы сделали последнее усилие. В конце тоннеля был грот с мутной водой. Свет пробивался именно оттуда. Нам нужно было то, что было спрятано под его водами. Именно эту цель мы преследовали, когда отправлялись в это ужасно долгое и опасное путешествие. Именно из-за этого погибли почти все члены нашей команды. И именно ЭТО было скрыто в водах этой злосчастной пещеры, в которой давление превышало должную норму.

- Это же…».

Далее дневник обрывается…

По материалам следствий:

Дневник, написанный профессором Игнатовой И. А., является угрозой для человечества. Дневник подлежит изъятию и уничтожению. Свидетели устранены. Вся информация засекречена и не подлежит обсуждению и разглашению.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.9 / голосов: 28

Быстрый вход