Рассказ №42. Вопреки всему

Условия конкурса · Все участники · sector-book.ru · deadland.ru

Автор: Евгений Кривенко

Великобритания, Лондон.

— Что-то случилось? — в комнату вошел Адамсон, и Одли стало слегка не по себе под натиском его бесцветных глаз. Хоть они и были старыми друзьями, но внутренняя сила этого человека порой пугала.

— Мы потеряли связь с Главным Объектом, Натан.

— Как это могло произойти? — брови Адамсона приподнялись в удивлении.

— Не известно. Уже двое суток полная тишина.

— Спутник?

— Тоже ничего. Сигнал на антенну базы не проходит.

— Странно, — мужчина в задумчивости пожевал губами. — Это очень странно.

Лицо собеседника не выражало беспокойства или раздражения, но Одли знал, что Адамсон взволнован. Не мог он оставаться спокойным после этих новостей.

Беседа проходила в комнате с белыми стенами и к этому полностью лишенной окон. Ее можно было бы принять за помещение для допросов или комнату в психиатрической лечебнице, если бы не пара мягких удобных кресел и изящный столик, таких же белых тонов, делающих обстановку более уютной. Зато любая прослушка помещения полностью исключалась, делая место оптимальным для обсуждения крайне важных вещей.

— Вы что-то уже предприняли?

— Мы отправили двух опытнейших резидентов в этот район, но к сожалению их приборы не были экранированы от излучения, а добрались ли они до Объекта или нет, неизвестно. На связь они не вышли.

— Почему их приборы не были защищены? — Адамсон вскочил с дивана; одетый в элегантный серый костюм и слегка похожий на дэнди, он прожигал взглядом Одли, у которого начали потеть ладони.

— Мы не можем обеспечить всех «экранами», Натан! Слишком медленно идет изготовление этой технологии, ты же знаешь об этом лучше меня...

— А ты знаешь насколько это важно для нас? Или может быть не знаешь? А если там что-то стряслось, а? Представляешь что будет если Они убегут в Сектор и начнут разгуливать там, как парочки по набережной Темзы в теплый летний вечерок?!? Представляешь? — прокричал Адамсон.

— Представляю... — выдавил Одли, опустив взгляд.

— Я на это очень надеюсь! — в голосе прозвучал металл. — Немедленно собери отряд, который можно максимально быстро переправить на место, не вызывая лишних подозрений. Возьми лучших из тех, кто имел дело с Сектором. Самсонову еще разок напомни, что его шлюха у нас под присмотром, и мы надеемся на полное содействие МАС.

Успокоившись, он присел обратно на диван и поправил темные с проседью волосы, которые и без того лежали идеально.

— Натан. Я сделаю всё....

— Не надо! — резко прервал его собеседник. — Если ситуация вышла из под контроля, я надеюсь , что твои люди знают, что нужно делать.

Россия, Сектор.

Земляные стены подвала неплохо поглощали громкие человеческие вопли, что было только на руку Греку. Да и вряд ли бы кто-то их услышал, вырвись наружу хоть пол звука. В Секторе не было чутких и внимательных соседей, вызывающих полицию, заслышав любой подозрительный писк, как и полиции, собственно, тут тоже не наблюдалось. Поэтому человек, привязанный к деревянному столу в центре погреба с низким потолком, голосил не в мольбе о помощи, а от дикой боли, пронзившей его измученное тело.

Грек не был садистом. Не получал он абсолютно никакого удовольствия от процесса пытки, одно лишь только отвращение, смешанное с жалостью к ни в чём не повинному человеку, но выхода не было; Греку нужна была информация о брате, и он был готов на любые трудности.

— А-а-а-а-а-а-а... отпусти-и-и-и с-у-у-у-ка-а-а-а, — крик перешел в неразборчивый плачь, и стоны со всхлипыванием.

— Ты подожди, друг, это только разминка! — усмехнулся вынужденный палач.

Любви к пыткам Герман не имел, но пытать ему приходилось и не раз. В 2015 году его угораздило попасть в южные республики и отведать, что такое война, смерть и пытки ради выживания, хотя официально в тех районах не велось боевых действий уже десять лет. Молодому парню уцелеть в этом аду было крайне сложно, но стремление жить и дышать одержало верх в смертельной игре.

В Секторе опасностей было не меньше, но Грек приспособился, тем более у него быстро обнаружились способности проводника, а прозвище прилипло после случая в заведении «Укурка», где он, посидев в одноименном искажении, принялся рассказывать посетителям историю Древней Греции, бурно восхищаясь ее культурой.

Жизнь в Секторе Греку нравилась, он зарабатывал неплохие деньги и переправлял часть матери и младшему брату в Москву, а иногда и лично навещал их. Егор всегда с жадностью слушал рассказы старшего брата об искажениях и мутантах, но был сильно привязан к матери и уйти в Сектор не решался. Год назад их мать умерла и Егор нашел нужные слова и убедил Грека взять его в напарники.

Четыре месяца назад он пропал. Причем пропал в безопасном месте, буквально под носом у Германа, вышел на воздух освежиться и больше не вернулся. Никто ничего не видел, тела тоже не нашли. В Секторе может случиться что угодно, но чутье подсказывало, что брат жив, и Грек искал. Искал внутри стен Барьера и за его пределами, собирал любую информацию о внезапных исчезновениях людей и не зря. Вскоре стало ясно, что как минимум еще пятнадцать человек исчезали при похожих обстоятельствах, обычно в небольших свободных поселениях, где ничего не предвещало беды.

Дальнейшие расспросы вывели его на проводника с прозвищем Шуруп, который сейчас и лежал на его столе.

— А-а-а-а-а... всё скажу-у-у-у... — пленник взвыл не своим голосом и Герман отложил инструменты.

— Повторю вопрос, на случай если память отшибло. Что ты знаешь о пропажах людей в Секторе?

— Мало... ли... их... там... пропада-а-а-а-а-а-а-а-у-у....— он вновь заголосил под натиском пыток. — Стой... стой.... это.. это... англичане.

— Кто? — вырвалось у Грека недоверчиво.

— Англичане... они... у них тут база... какая-то. Я точно не знаю. Завербовали давно.... платили... за доставку продуктов... к границе Второго и Третьего пояса..., — тяжело дыша поведал пленник. — Людей.. они брали... не знаю зачем..

— Ты часом от боли не бредишь, дружище? А как же МАС?

— Кто-то из верхних... масовцев прикрывает... не иначе.. Об этом.. мало знаю. Отпусти, а? Я все сказал... убьют и так...

— На карте покажи куда таскал хабар.

— Возле Запрудни, ниже, теперь правей... да, тут... — он кивком подтвердил, что палец Грека находится в нужной точке.

— Что в этом месте?

— Много... домов разрушенных... мы в поселок не ходили... нас встречали вооруженные люди, забирали груз... — он сморщился от боли и прикрыл глаза. — Это все что я... знаю... развяжи...

Отпускать его было бы форменным самоубийством. Грек вколол ему обезболивающие и снотворное, затем перевязал раны и освободив от пут, запер в подвале с приличным запасом продовольствия.

Если Грек не вернется, то Шурупу тоже не жить, но поступить иначе он не мог.

***

Ветер лениво гнал кучки мелкого мусора и пыли; хмурое небо угнетающе давило. Вокруг простирался полуразрушенный и давно покинутый всеми поселок, следивший за людьми пустыми глазницами обветшалых домов. Жутковато. Но капитану не раз доводилось тут бывать, и он гнал прочь дурные мысли. Скоро будет спуск, а пока надо нужно взбодрить групп. Кирк приглушенно скомандовал:

— Триста метров до точки входа. Все переговоры теперь по рации.

Его отряд состоял из пяти проверенных солдат и одного проводника из местных; передвигались они практически бесшумно. Настоящие мастера своего дела. Бойцы четко следовали указаниям, обходили все искажения, лихо сожгли стаю вырвиглоток и вот они почти добрались до места.

— Движение на два часа. — доложил один из бойцов, шедших впереди.

— Это чупокабры, нас они не атакуют. — хриплым голосом вмешался проводник. Он хоть и был из местных, но английским владел сносно.

Каждому члену команды выдали по одной рации, оснащенной Экранами — секретной разработкой, о которой Кирк знал лишь то, что она защищает приборы от излучения Сектора.

— Огонь не открывать, — приказ Кирка металлом прошелестел в наушниках группы, — повторяю, огонь не открывать, продолжаем движение!

Вскоре они поравнялись со старой церквушкой, стоящей в пятидесяти метрах левей от дороги. Двери отсутствовали, и когда Кирк взглянул в темный проем здания, мурашки предательского страха пробежали по его спине.

Из темноты церкви на него уставились два огромных желтых зрачка. Их обладатель не заставил себя долго ждать и через секунду выскочил наружу, сотрясая землю мощными ударами лап.

— Рассредоточиться! Это раптор! — отрывисто крикнул Кирк в рацию и бросился в сторону. Монстр пронесся мимо и погнался за Льюисом, который бежал прямо к домам у дальней стороны дороги.

Бойцы принялись стрелять в рептилию, но обычные пули были для нее сравни укусу комара. Раптор почти настиг бойца, но тот ловко прыгнул и щучкой залетел в пустое окно кирпичного дома.

— Льюис, цел?

— Живой, сэр! — хрипло прошелестела рация

— Всем вперед, держаться ближе к зданиям!

Раптор, побившись головой об узкий проем, осознал, что эту юркую птичку он упустил и выскочил на дорогу, преследуя убегающих вдоль домов людей.

Проводник несся впереди Кирка, выдавая как заправский легкоатлет. «Самое время!» — только успел подумать Кирк, а палец уже дернул спуск. Пули угодили в ногу, и проводник, приглушенно вопя, покатился кубарем. Капитан на ходу сорвал с его пояса драгоценную рацию; за нее он отвечал головой.

Раптор, не мешкая, сразу же набросился на легкую добычу. До бойцов долетел сдавленный вскрик, перешедший в хрип, сопровождаемый звуками раздираемой плоти.

Отбежав на безопасное расстояние от монстра, Кирк прокричал в рацию:

— Милтон, займи позицию повыше и уделай гада!

Специально для таких ситуаций здоровяк Милтон Хэри тащил на себе американский пулемет ХМ312, питающийся патронами Браунинга.

Боец быстро забрался на плоскую бетонную крышу метрах в тридцати от зверя, и теперь методично поливал его крупнокалиберными патронами, рвущими куски из прочной шкуры мутанта. Вскоре все было кончено, перебитые пулями ноги не дали раптору скрыться, и его забросали гранатами.

Вход был спрятан в ничем не примечательном доме с синей металической крышей. Входя во тьму здания, Льюис включил мощный фонарь, так же оснащенный защитой. Преодолев два пролета вниз по старой лестнице без перил, группа оказалась перед металлической дверью с облезшей черной краской. Сдвинув незаметное углубление в стене, Кирк дернул за рычажок и замок тихо щелкнул.

Тоннель был тускло освещен редкими масляными светильниками. От бетонных стен гулко отражалось эхо шагов. Чем ближе они приближались к основному входу, тем тревожней было капитану. Он привык доверять интуиции, и когда пять километров были на исходе, приказал бойцам быть максимально внимательными. Внутри была серьезная охрана, но лучше перестраховаться.

Впереди показалась массивная дверь.

— Занять позиции!

Отряд расположился вдоль стен тоннеля, держа вход под прицелом. Кирк набрал комбинацию цифр на панели безопасности. Палец замер над кнопкой ввода на несколько долгих секунд — чувство тревоги нарастало, но другого пути не было. Короткий писк уведомил о правильности кода и тут же зашумел сложный запорный механизм.

Кирк знаком указал Бредли и Додсону на дверь, потянув ее массив на себя. Солдаты бросились в проем, готовые к любым неожиданностям. В эту же секунду из полутьмы внутреннего помещения послышалось гортанное «х-э-э-к», и Бредли превратился в расплющенный мешок мяса и костей, впечатанный в пол. Кровь брызнула во все стороны. Додсон начал стрелять, уходя с линии огня остальной группы.

«Нас ждали» — только успел подумать Кирк, прежде чем горячка боя захлестнула его сознание.

***

— Стоять! — уверенно выкрикнул Грек, слегка растягивая это слово. Автомат, будто продолжение его рук, грозно целил в грязноватого и оборванного субъекта, выбравшегося из кустов.

— Не стреляй, не стреляй, — забормотал юношеским голосом грязный тип, прикрывая голову руками.

«Видать били» — подумал Герман и спросил:

— Ты кто такой?

— Я с охотниками был тут неподалеку, мы когда хамелеона убили, они у меня оружие забрали, слегка попинали ногами и бросили, суки! — поведал он сдавленным голосом. Выглядел он, конечно, не лучшим образом, но не похоже, чтобы он отчаялся. — Хорошо, что хоть одежду не сняли.

Грек размышлял, верить ему или нет. Но его внешний вид подтверждал слова.

— Сколько скитаешься?

— Почти двое суток, пересидел на чердаке одном.

— А что слез-то под вечер?

— Кушать ведь хочется, да и стрельба началась недалеко, я и решил убраться подальше.

— Далеко отсюда?

— Пара километров.

Поразмыслив немного, Грек достал из внутреннего кармана пару питательных батончиков и бросил их парню, проговорив: «Пойдем, покажешь где стреляли», — и прервал всякие возражения щелчком предохранителя.

Парень видимо решил, что сопротивляться — себе дороже, и понуро побрел, предварительно указав рукой направление, но его угрюмость прошла, как только он расправился с едой.

***

— Раптора я сразу приметил, только когда сюда забрался. Поэтому и сидел — не высовывался.

Грек и Паря — пока шли он немного рассказал о себе — сидели на чердачке, где парнишка и обитал эти два дня. Благодаря виду, открывающемуся с этого места, он стал свидетелем схватки мутанта-рептилии и людей, которую как мог пересказал своему конвоиру.

Рассказ заинтересовал Грека. Он хоть и показался местами нереальным, частичное подтверждение слов мальчишки все же было — огромный труп мутанта посреди улицы. Герман чувствовал, что это события одной цепочки, которая непременно должна привести его к брату.

Спускалась ночь и нужно было что-то предпринимать.

— Куда, говоришь, делись эти ребята?

— Вон в туда зашли, — Паря указал рукой на здание с синей крышей и продолжил: — я пол часа еще тут сидел, они так и не выходили.

— Значит мне туда, а ты можешь быть свободен, как ветер. Вот тебе презент. — Грек оставил ему неплохой трофейный нож и начал спускаться вниз.

Снова оставаться одному Паре совершенно не хотелось, тем более он проникся симпатией к Греку, хоть и шел с ним под прицелом. Он подскочил, сунул ножны за пояс грязных штанов и последовал за проводником.

По дороге к зданию Паря завел уговоры взять его с собой, аргументируя, что может пригодиться в любой ситуации, а тут он обречен, и что кто-нибудь его обязательно сожрет вместе с этим ножом в придачу. Греку стало его жаль, и в конце концов ответив: «Ладно, но идешь первым» — он остановился, пропуская парня вперед.

***

Массивная дверь была подозрительно раскрыта настежь, а в воздухе витал запах крови и пороха. «Без убийств тут явно не обошлось... ».

Паря застыл возле двери в нерешительности, пытаясь осветить вход тусклым газовым факелом. Он уже пожалел, что сам напросился в компаньоны, но выхода не было, в Секторе он — легкая добыча даже для чубокабр, а уж во Втором его поясе... С Греком же выжить шанс был, хоть и призрачный.

— Давай, я прикрываю... — прошептал Грек. Его самого терзало смутное предчувствие. Что-то с этим местом было не так. Но если его брат там...

Паря двинулся внутрь — в левой руке факел, в правой пистолет, полученный во временное пользование — Грек сразу за ним. В двух шагах от двери отсвет пламени выхватил из тьмы кровавое месиво с кусками костей, торчащими из под ткани темного камуфляжа. Паря, едва не опорожнив и без того полупустой желудок, быстро отвел факел в сторону.

Они оказались в небольшом полукруглом помещении, из которого дальше вел слабо освещенный коридор. Тут в неестественной позе лежал застреленный человек в серой робе, чем-то напоминающей тюремную одежду.

Грек рассмотрел свежий шрам на затылке бритой головы. Под ним виднелась небольшая округлая выпуклость. «Что-то инородное... Чем они тут, мать их, занимались?».

После обследования нескольких помещений стало ясно, что это какая-то лаборатория, и тут есть электричество с работающими приборами, чего не бывает в Секторе. «Видимо Шуруп не врал... ».

Вскоре они натолкнулись на солдата в камуфляже, настолько старого, что он вряд ли бы смог поднять автомат. Похоже и умер он вроде как своей смерью. Тут же обнаружилось и пара молодых людей в тех же робах, с множеством пулевых ранений. На этот раз парень с девушкой, на вид не старше двадцати пяти. У обоих обитые головы со шрамами на затылках.

Обстановка все больше и больше не нравилась Греку. Он страшился обнаружить Егора среди этих тпл, расстрелянных с ожесточением. Теперь уже Паря плелся позади, а Герман несся вперед, спеша найти брата. О том, что стало с солдатами, Грек старался не думать.

Впереди обнаружилась большая комната, с множеством перевернутых столов, стеллажей и стоек. Расстрелянные тела растянулись в неестественных позах, среди которых оказалось еще двое солдат всё в том же темном камуфляже. «Егора нет, слава богу!»

Внезапно Грек почувствовал движение и резко развернулся к Паре, крикнув «Ложись...!!!», но было поздно. Автоматная пуля снесла парнишке пол головы, отбросив тело на пол.

Это спасло Греку жизнь. Он успел уйти из под обстрела, перекатившись за массивный металлический шкафчик. Враг пришел с тыла, — откуда не ждали — и теперь периодически постреливал короткими очередями, проверяя прочность его убежища.

Герман попытался незаметно высунуть «Вал» из-за укрытия, чтобы «огрызнувшись» слегка умерить пыл стрелка, но не тут то было — засвистела пуля, вскользь задев автомат. «Профессионал... Плохо дело». Проводник судорожно искал решение, но идей не было...

***

Кирк прижал засранца к его шкафчику и собирался разделаться с ним как можно быстрей. Где-то на территории Объекта пряталась еще одна живая цель.

Они перебили весь его отряд, Додсона вообще превратили в старика и он умер за тридцать секунд. Милтона поджарили... Опасные, нереально опасные; нельзя чтобы хоть один вырывался и попал в лапы МАС или еще кого-то. Но Кирк был опытней этих юнцов с супер-силой, перебил практически их всех и собирался достать последнего, когда появились эти местные. Кирку было плевать, кто они такие, он знал лишь, что это преграда на его пути. И сейчас он ее сметёт.

Капитан достал последнюю гранату и выдернул чеку. Бросок вышел очень точным: местному и не достать гранату из укрытия, и поражение осколками гарантировано. Он или взорвется или Кирк его сейчас снимет. Внезапно он услышал громкий крик «Прыгай!», произнесенный по-русски и увидел цель на своей мушке, но палец не смог нажать спусковой крючек — как-то подозрительно выгнулся в обратную сторону. И тут Кирк почувствовал, что падает лишенный опоры ног, и ударившись об пол, не увидел ничего кроме тьмы.

***

В ушах звенело и слегка плыло в глазах. Грек попытался встать, но понял, что еще пару минут ему это не светит. Привалился спиной к опрокинутому стеллажу и пытался собраться с мыслями. Кажется перед взрывом он слышал крик... «Или померещилось?».

Все еще силясь подняться, он увидел силуэт, приближающийся к нему, вскинул автомат... Но напрасно, это был худой парнишка в серой робе с обритой головой и такими знакомыми чертами лица... Он улыбался.

— Егор... — у Грека пересохло в горле. — Что они сделали с тобой?

— Все нормально, брат! Все хорошо! — уверенно ответил он и обнял Германа. — Давай выберемся отсюда, мне еще столько тебе нужно рассказать...

Ваша оценка: None Средний балл: 7 / голосов: 19
Комментарии

Быстрый вход