Поднебесье. Глава 12. Атланты

Предыдущая часть.

 

- Кортес, смотри левее! - кричал Альфред, уходя в сторону.

Кортес поймал в прицел двух приближающихся ходунов и нажал на спусковой крючок. Прогремела короткая очередь, и оба упали на землю, корчась в предсмертных судорогах.

Последняя атака была очень ожесточённой, толпы ходунов лезли из переулков со всех сторон под автоматные очереди. Приходилось стрелять в туман, чтобы хоть как-то оттянуть прорыв обороны и продлить эвакуацию города. Последний рубеж стоял твёрдо, наверное, из-за того, что отступать было уже некуда, за спиной пустыня и неизвестность.

 Альфред уже не чувствовал плеча, каждый выстрел отдавался болью по всему телу. Сколько ещё можно было стрелять? Сколько ещё нужно положить заражённых, чтобы освободить этот город? И он стрелял, надеясь на чудо. Тело ныло от полученных синяков и ссадин, глаза и нос болели от попадания гари.

Не было видно храмовников, не было видно храбрых бойцов Колосса, поскольку они просто не явились. Война шла за Адаран, и только его бойцы пытались отстоять город. Политика проявляется только в самые ответственные моменты. Такой момент получил Колосс, когда Адаран жестоко уничтожали.

С каждой минутой враги подходили всё ближе и ближе, оттесняли защитников от пулёмётов и укреплений. Альфред отходил назад, краем глаза наблюдая за офицерским составом. Но начальство не спешило отступать: дом за домом они уверенно держали оборону, а когда положение стало критическим, крепко осели в муниципальном здании.

Кортес чувствовал с каждой секундой нарастающую боль в бедре, развороченная рана снова начала напоминать о себе приступами боли. Он боялся в самый ответственный момент потерять сознание, или же получить заражение крови от городской грязи. Он всё ближе отходил назад, удерживая боковым зрением Альфреда и Олега. Если придётся отступать, то он должен успеть добежать до автомобиля, пока не начнётся окончательный прорыв.

И тут он заметил, как Альфред, окрикнув Олега, метнулся к нему. Поймав взгляд Альфреда, Кортес определил направление и обернулся: из муниципального здания гуськом выходили начальники с вещами и загружались в бронированный грузовик, точно такой же, как они видели в момент боя за внешний рубеж.

- Ну и наглость! - возмутился Кортес. - Трусы, мать вашу»

- Отходим, не стой, Кортес! - Альфред пробежал мимо и закинул карабин за спину. - Не успеем, считай нас покойниками.

Кортес побежал следом за Альфредом.

- Мужики, стойте! - послышался позади голос Олега.

Альфред обернулся:

- Что случилось? Нам нужно быстрее отсюда сваливать!

- Я должен предупредить других, не оставлять же их здесь, - Олег обернулся и указал на редкую цепь защитников, которые плотным огнём посыпали узкий переулок и не давали врагу пройти глубже.

- Нет времени, Олег, это война!

- Я предупрежу, я успею! Ждите меня у казино, я скоро буду!

- Не время играть в спасателей, Олег! - закричал Кортес, но было уже поздно.

Олег обернулся и побежал обратно.

- Пойдём, он догонит нас, - тронул Альфред за руку Кортеса и тот пришёл в себя.

- Пойдём.

Прихрамывая, Кортес не поспевал за Альфредом. За спиной он слышал ожесточённые крики, визг и выстрелы. Всё реже и реже стреляли защитники, их становилось всё меньше и меньше. А Олег всё не появлялся. Он хотел удержать друга, отбить эту глупую затею, но Олег бы всё равно сделал по-своему, а они бы только потеряли время.

Неожиданно завыла сирена гражданской обороны. Кортес ещё понаслышке помнил, что она воет не к добру и в голове сразу же возникли слова Альфреда о взрыве водоочистительной станции. Ведь никто не знал об этом, в том числе и родственники Мии, они все были в опасности. Власти не считают людей, ведь люди - это пешки. Каждый борется за свою жизнь как может, даже иногда спасение собственной жизни лежит на смерти многих.

- Первый гудок, - пробормотал Альфред, глотая на ходу воздух. - Второй будет последним, нужно торопиться.

Добравшись до казино, Альфред подскочил к автомобилю и распахнул багажник. Мия стояла возле машины, держа в руках скорострельный отцовский арбалет и хмуро поглядывая на оскалившегося Брута. В глазах её можно было прочесть бессилие, она не могла ничего поделать с тем, что её родные остаются здесь. Было больно смотреть на неё, из-за того, что она не чувствовала уверенности и поддержки. Она вдруг стала такой беззащитной, что у Кортеса  внутри всё встрепенулось: «Она нуждается в твоей поддержке».

- Брут, свои, - скомандовал Кортес, и пёс послушно перескочил на заднее сиденье.

- Как же вы долго, Кейн, - обняла парня Мия.

Кортес чувствовал, как дрожит тело девушки, ей было трудно принимать это решение. Трудно было впервые в жизни покидать семью, привычные места и родной дом. Она понимала, что уходит навсегда, она начинает новую жизнь, где отец не сможет ей помочь, где брат не заступится за неё. Именно поэтому бывает очень трудно менять привычное место в жизни, потому что ты отказываешься от своей крепости, где ты чувствуешь себя уверенно. Когда ты уходишь, ты обретаешь что-то новое, но такое непривычное, что тебе становиться трудно и больно. К тому же страх потерять близких людей навсегда - это очень сильная мука.

Хотя в её жизни и появился Кортес, но ставить крест на прошлой жизни необычайно трудно, когда ты уже не можешь сказать, что будет завтра. И тогда ты начинаешь бояться, начинает с опаской оглядываться, а нужно ли тебе это? Но выбора у неё не было, ей нужно было уходить, чтобы строить новую жизнь, Адаран доживал свои последние часы, задыхаясь в угаре плотного тумана.

- Всё будет хорошо, Мия, - успокаивал Кортес, опуская руку на шелковистые волосы. - Всё будет хорошо....

- Я не могу так, не могу их оставить, - уже не сдерживаясь, прохрипела она. - Ты должен меня понять!

Кортес почувствовал, как её слёзы заскользили по шее. Такие тёплые.

- Я обещал им о тебе позаботиться, они выбрали этот путь, и ты должна гордиться тем, что они настолько храбрые и преданные своему городу.

- Это не важно, они - это всё, что у меня есть, - всхлипывала она. - Они для меня всегда были большей частью мира, потому что кроме них, у меня не было никого. А теперь..., я не знаю, что дальше делать, Кейн.

Кортес только сильнее прижал её к себе, он не знал, что говорить в такой ситуации. Да и не хотелось говорить, слишком всё тяжело. Тем более он понимал, что любые слова сейчас будут звучать глупо, и он не сможет её понять, как бы он ни старался, он просто не сможет. Ведь всё настолько плохо, что очевидного не скрыть за словами. Хотелось так стоять и обнимать её вечность, защитить. Но реальность возвращалась вопреки всему, снова слышались крики и страх подходил из тумана.

- Кейн, я не могу оставить их, не могу, - начинала заливаться она.

- Послушай, Мия....

- Они так много значат для меня, и я не могу просто так бросить их здесь, - тороторила девушка. - Почему они не хотят уезжать отсюда? давай их заберём! Я ведь....

Кортес схватил девушку за плечи и встряхнул:

- Послушай, Мия, сейчас не время для сомнений и философии, враги уже близко, ты понимаешь? Я пообещал позаботиться о тебе, они выбрали свой путь и захотели остаться здесь! С ними всё будет в порядке, они молодцы, они выживут!

- Ты так думаешь? - беззащитный взгляд разрушал всю волю Кортеса.

- Я уверен, а теперь давай сделаем то, что я обещал твоему отцу - уедем отсюда. А как всё утихнет, вернёмся обратно, хорошо?

Мия ничего не ответила, её усталый взгляд говорил сам за себя.

Альфред скинул в багажник лишнюю амуницию и часть оружия, успев налюбоваться арбалетом девушки.

- Пора уезжать, ребята, - окликнул Альфред, усаживаясь за руль. - Садитесь назад, я поведу, кстати, Кортесу нужно обработать рану. Олега мы не дождёмся, иначе погибнем все, поэтому живее!

Кортес передал ключи другу, Мия отпрянула, при виде кровоточащей раны.

- Пойдём, я обработаю! Ты истекаешь кровью, Кейн.

- Придётся делать это на ходу, поскольку наши друзья уже здесь, - его недовольный взгляд был направлен в сторону муниципального здания.

Шеренги уличных фонарей освещали всю каменистую дорогу от начала до конца, к тому же мощные прожекторы, стоявшие на всех высоких зданиях, били резким светом в туман. Одинокий лунный диск медленно катился по звёздному небосводу, окуная переулки в тень. И хотя на улице была поздняя ночь, было достаточно светло для того, чтобы оценить сложившуюся ситуацию. Туман подходил с запада, но до казино он ещё не добрался, из-за небольшой возвышенности.

В конце улицы показались бегущие защитники, а за ними толпы заражённых ходунов. Сколько их было? Адаран не смог сдержать прорыв противника, большой когда-то город лопнул под стремительной атакой неизвестного ранее врага. Ночь скрыла от глаз солнца всю пролитую сегодня кровь, чтобы небо не сошло с ума.

- Где же Олег? - нервничал Кортес, готовя к бою единственный автомат, не спрятанный в багажнике. - Какой чёрт его дёрнул пойти туда?

Альфред молчал, он сейчас боролся с собственными демонами.

Как только вспомнили об Олеге, тот вынырнул из переулка, и бегом бросился к казино. Рухнув под тяжестью налетевшего слева ходуна, он умело перевернулся на спину и защитил шею от острых зубов. Резким ударом в горло, Олег отбросил противника, вскочил с земли и дал дёру  рокового места. Следом за ним уже неслись двое. Он на ходу перематывал окровавленную руку лоскутом, сорванным с рукава футболки. В глазах его можно было прочесть только боль и страх. Он успел предупредить бойцов, те стремительно отступали назад, нарушив все отданные приказы. Но, так или иначе, хищник сегодня был особо беспощаден. Ходуны настигали бегущих защитников, отбирая у них драгоценные жизни.

Олег был уже без оружия, видимо бойцы попали в окружение, и пришлось с боем прорываться к казино. Но и здесь враги опередили защитников. С южной стороны площади из переулков появились ходуны и стремительно направлялись к казино. Как определил Кортес, это были те, кто прорывались через южный рубеж и прошли через юг, минуя внутренний рубеж.

- Твою мать! - ругнулся Альфред, наблюдая за бегущим другом, - он не успеет уйти, мать твою, герой хренов.

- Сдавай назад, Альфред, - подпрыгивал на месте Кортес. - Мы его подхватим!

- Сейчас.

Брут в страхе заскулил и, поджав хвост, подскочил к краю кузова.

- Брут, сидеть здесь! - скомандовал Кортес, обрывая порывы пса выскочить с автомобиля и убежать.

Пёс только заскулил в ответ и прижался к сиденью. Ему явно были не по душе эти существа, от которых веяло страхом и холодом.

Альфред дал задний ход и двинул автомобиль навстречу Олегу, но удача сегодня была не на их стороне. Коротко прогремела серия взрывов между отступающими бойцами и автомобилем, Олег рухнул в пыль, потерявшись на десяток секунд. Альфред от неожиданности дёрнул руль, отчего машину занесло и наполовину развернуло. На головы посыпались осколки дроблёного камня.

- Отступательный огонь, - определил Альфред, стряхивая с волос землю. - Совсем придурки, который уже раз такое творят.

- Скорее миномёты бойцов Шена, - прошипел Кортес, оборачиваясь на казино.

На крыше казино расположилось, по меньшей мере, четверо, но что-то подсказывало, что казино обороняет по меньшей мере десяток бойцов.

Кортес не узрел, как к машине из поднявшейся пыли уже подбежало два ходуна. Он наотмашь выстрелил, пройдясь по груди одного из них, и тот распластался рядом с автомобилем. Второй набросился на Олега, впившись тому в плечо. Боец заорал, почувствовав острые зубы у себя в мышцах.

- Олег! - кричал Кортес, давая очередь в противника.

Олег попытался подняться и тут же получил удар в спину. Ходун навалился на него, достав до шеи и тот снова дико закричав, повалился на спину, придавив противника, что заставило того отпрянуть от шеи.

- Лежи, сука! - орал Олег, переламывая противнику рёбра локтями.

Но враг не отставал, он только сильнее вцепился руками в жертву.

- Я попробую вытащить его! - поднялся Кортес.

- Ты ему уже не поможешь, он заражён, - останавливал друга Альфред, нащупывая рычаг переключения скоростей.

Кортес опустил дуло автомата, боясь зацепить друга.

- Уходите, - прочитал Кортес по губам Олега. - Стреляй....

- Прости, брат, - Кортес поднял с сиденья автомат. - Прости, если я делаю что-то не так, прости ради всего святого.

Кортес чувствовал, как предательски дрожали руки. Он поймал в прицел голову Олега и спустил крючок. Подбежавшие к бойцу ходуны встрепенулись, когда раненый человек обмяк и перестал подавать признаки жизни.

Альфред ударил по педали газа, и авто сорвалось с места. Автомобиль понёсся по грунтовой дороге мимо казино, в сторону разъезда, где сейчас собирались беженцы, чтобы убежать из города.

С грустью смотрел Альфред перед собой, теперь будущее для него погрузилось в туман. Все планы, которые он строил, теперь разрушились. С грустью Кортес смотрел на проносившиеся мимо дома и беженцев. Его друг остался в городе, чтобы биться рядом с ними, а он не смог ему помочь. С грустью смотрела Мия, на пропадающую в тумане вывеску «Казино Шена». Она оставила здесь всю свою жизнь, и теперь отправлялась на поиски новой, может быть, более удачной.

Тысячи людей нашли смерть в этом городе, пытаясь остаться на своей земле и защитить свой дом. И они погибали, как свойственно только героям. И они смотрели, как отбирают у них их жизни, их прошлое и будущее.

Так или иначе, Адаран являлся частью жизни для каждого из них, и когда город умирал, они чувствовали потерю. Когда мир меняется, меняемся и мы, но не потому, что в чём-то мы становимся лучше, а в чём-то хуже, или жизнь заставляет нас. Мы просто меняем привычную для нас среду, и становимся другими потому, что не знаем, как будем жить дальше. И тогда выходит настоящий ты, какой ты есть.

Резким свистом ударили в уши тормоза. Альфред выругался, перемешивая в кучу все слова, что знал. Пассажиры едва не влетели в лобовое стекло, спасли только сиденья впереди. Виной всему был потрёпанного вида мужик лет сорока-пятидесяти, видно было, что он не брезговал выпивкой и часто проводил время за бутылкой спиртного.

- Уйди с дороги, алкаш! - прогремел Альфред.

- Возьмите дядьку Андрея с собой, - начал мужик, подскакивая к двери. - Я всего лишь хочу уехать с этого проклятого места!

Брут зарычал и тот опешил.

- Иди к чертям, ты нас чуть не убил! - срывался Альфред. - Вали отсюда, пока мне не пришлось стрелять тебе по ногам!

- Да что ж вы делаете? Людям совсем не помогаете, я же тоже хочу отсюда уехать! Здесь все умирают, а вы даже помочь не можете!

- Да брось, Альфред, давай возьмём, - всё ещё не переставая, всхлипывала Мия. - Нам хуже не станет.

- Пусть валит отсюда! Придурок!

Андрей улыбнулся и покосился на девушку:

- Вот, правое дело красавица говорит. Тем более мне не далеко, меня хотя бы до ближайшей фермы подбросьте, а там я своим ходом. А я расскажу вам о месте, который похож на рай и там вечно цветут деревья. Я знаю, это место сейчас всех интересует.

- Если ты не перестанешь кричать, то отсюда пойдёшь своим ходом, - терял терпение Альфред. - Неужели ты один из тех странных, кто знает о Поднебесье?

- Да, я был там, - коротко ответил Андрей.

Альфред ударил руками по рулю.

- Хватит втирать уже! Садись, только не доставляй неприятностей.

Сыпля во все стороны благодарности путникам, мужик грузно упал на первое сиденье.  Автомобиль тронулся и свернул направо, где уже виднелась потёртая вывеска с надписью «Добро пожаловать в Адаран». До выезда из города оставалось совсем чуть-чуть.

Они ехали среди брошенных домов, бросая подавленные взгляды по сторонам. По обочине длинной вереницей плелись беженцы, отправившиеся на поиски защиты и безопасности. Мелькали тусклым светом уличные фонари, шелестели листвой одинокие деревья в резких порывах буйного ветра. Усталость давила на головы, но спать не хотелось - слишком многое сейчас переживали путники.

Не было ни вспышки, ни света, только глухой звук взрыва они услышали за спиной. Никто не сказал ни слова, уже не было сил что-то говорить. Мия лишь обернулась и определила, что взрыв шёл не со стороны казино, а после прижалась к Кортесу. Остановились люди, обратив внимание в сторону источника шума. Альфред понимал, что все они скоро будут мертвы, они вряд ли успеют уйти. И причиной их смерти будут уже не безжалостные заражённые вирусом люди, а правительство, отдавшее приказ очистить захваченный город химическим оружием.

Рванула взрывчатка на водоочистительной станции, выбрасывая в воздух тонны хлора.  Едкий газ мягко стелился по улицам города, сползая с возвышенности. Он смешивался с туманом, погода была благоприятной, и выжигающий лёгкие враг крался по извивающимся улицам. Он пробирался в каждый дом, в каждую комнату и щель. Газ очищал от жизни когда-то величественный город. Это была зачистка, город умер, но отдавать его врагам власти не намеревались.

 

*          *          *

 

- Отец, я впущу бойцов, сейчас нам нужен любой солдат, - Менг смотрел, как из переулков выныривали ходуны и устремлялись в погоню за выбившимися из сил бойцами. - Так у нас будет больше шансов.

Шен стоял на краю крыши, величественно распрямив плечи. Лицо его было повёрнуто к городу, он пытался скрыть подкатившие слёзы от сына, но тот всё понимал, он всё видел, но не подал виду. Только настоящий мужчина может плакать, ведь у него есть сердце. И Шен, как будто прочитав мысли сына, преобразился. Стал снова тем решительным и спокойным человеком, который не боится ничего. 

- Хорошо, сын, только не оставляйте двери без защиты, - холодный выжидающий взгляд Шена заставлял чувствовать всех спокойней. - Адэ, бейте миномётами, они уже в зоне поражения.

Храмовник кивнул и негромко отдал команду. Засуетились бойцы и тут в три ствола ударили миномёты, и в этот момент прозвучал крик Менга.

- Стой! Там же наши!

Отвлёкся Шен от своих мыслей и тут же вернулся в реальность. Будто ледяной водой окатило его, когда он опустил глаза ниже.

- Какого чёрта они делают? - сдвинул брови Шен, наблюдая, как автомобиль направился навстречу бегущим.

Взорвались снаряды, вздымая землю недалеко от автомобиля.

- Езжайте, быстрее! - кричал отец, но его не могла услышать дочь и её друзья. - Менг, давай вниз, может быть, им понадобится твоя помощь!

У отца сердце обливалось кровью, когда он видел свою дочь там, где сейчас царил хаос и смерть. Он испугался, не зацепил ли миномётный огонь Мию, но как только пыль унесло в сторону, он увидел всех целыми и невредимыми.

- Какого чёрта вы делаете? - тихо, будто сам себя спросил Шен.

Сын молча схватил винтовку и побежал вниз по лестнице, прихватив с собой знакомого нам уже друга с ирокезом.

Менг сбежал по лестнице и оказался в игровом зале, подбежал к барной стойке и схватил со стола большой ключ. Подскочив к двери, он в спешке стал отмыкать большой амбарный замок. Ирокез тем временем подбежал к окну и уставился на приближающуюся толпу людей и ходунов через небольшую щель между криво набитыми досками. Зрелище было отвратительное и одновременно ужасающее. Он не видел в этом надежды, только обречённость и ужас.

За дверью Менг услышал рев мотора и в этот момент щёлкнул замок. Он умело скинул цепь, перетягивающую дверь и открыл её.

Автомобиль, где находилась его сестра, промчался рядом, быстро завернув за казино, и направился по дороге в сторону выезда из города. Менг почувствовал резкое облегчение: одной проблемой стало меньше. Рассеялась дорожная пыль, и он направил взгляд в сторону бегущих защитников - они были уже совсем близко, небольшая часть отступающих оторвалась от преследователей, пока ходуны занимались отстающими. Менг махнул рукой, приглашая воинов в здание, и те незамедлительно заскочили внутрь.

Он ещё на мгновенье задержал взгляд на приближающейся толпе. «Неужели это конец?» - промелькнуло у него в голове, но Менг тут же прогнал тревожные мысли из головы. Так или иначе, они уже выбрали свой путь, и теперь нужно было защитить казино.

- Башка, закрой дверь, - бросил на ходу Менг, отпрянув от дверного проёма и устремляясь к беглецам.

Он быстро подошёл к бойцам, их было пятеро.

- Мужики, поднимайтесь на второй этаж, там с ранами вам помоет Ара, вторая дверь налево, не ошибётесь, - Менг чувствовал, как подкатывает тошнота, но сдержался. - Она даст вам воды, добро пожаловать в казино Шена.

Он схватился за голову и зажмурился, резко напавшая боль медленно уходила.

Раненые удалились вверх по лестнице, Менг обернулся, ирокез всё также стоял у окна и не двинулся с места. Дверь была открыта нараспашку, уже близко были слышны шаги бегущих. Вот-вот враг должен был ворваться в казино.

- Башка, что ты делаешь? - бросился Менг к двери.

Менг подскочил к двери и дал очередь из винтовки в толпу. Отбросив оружие, он успел захлопнуть двери в то время, когда на неё с разбегу налетело два ходуна. Он едва устоял под дверью, привалившись всем телом к тяжёлому дереву.

- Помоги мне! - орал он, когда навесы начали скрипеть под ударами. - Я не удержу дверь один, чёртов ты придурок! Ты хочешь, чтобы мы все сдохли здесь?

Старый друг Менга мялся на месте, не предпринимая никаких попыток помочь.

- Их очень много, нам не спастись, - дрожащим голосом ответил ирокез.

Он посмотрел на Менга, что пытался сдержать дверь под напором атакующих врагов. Скрипели створки под сильными ударами врагов. А Башка стоял и смотрел, не в состоянии пошевелить и пальцем. Руки его дрожали, он со страхом смотрел, как рвутся дверные навесы, не выдержал и бросился к окну в противоположной части зала. Там было окно с металлическими створками, где ещё поначалу посетители могли сдавать своё оружие и вещи под талоны.

- Не делай этого, Башка! Ты же впустишь их сюда!

- Мы все умрём, нужно убираться отсюда! - лишь ответил ирокез и распахнул створки. - Нужно убираться, убираться из этого чёртового места.

Он начал взбираться на подоконник, чтобы вываливаться через окно на улицу, где уже бежали люди, спасаясь от ходунов. Не успел он перемахнуть через подоконник, как слева в него влетел заражённый. Ирокез рухнул на землю, не сообразив даже, что произошло. Он попытался подняться, как последовал второй удар, и он снова упал, налетев головой на камень. В глазах начало темнеть и он почувствовал что отключается, когда почувствовал, как острые зубы впились в плечо. Боль и темнота.

Менг скрипел зубами, пытаясь дотянуться до винтовки. Силы оставляли его и он молился, чтобы приступ головной боли снова не напал на него в неподходящий момент. Но радости его не было предела, когда на лестнице сверху послышались шаги.

- Держись, сын! - крикнул отец и тут же отдал приказ спускавшимся за ним двум охранникам. - Закройте окно, пока они не проникли сюда.

Шен подбежал к сложенной в ряд возле стены мебели и схватился за ближайшую тумбу. Немалыми усилиями он подвинул тумбу к проходу, а затем с быстро перетянул цепью входные двери, которые уже чуть ли не превратились в щепки. Сын помог ему нацепить амбарный замок.

Тяжело вздохнув, Менг с бессилием опустился на пол. Рядом по стене сполз отец.

- Ну и денёк, - выдохнул он.

- Да уж, не самый удачный, - побледневший, с чёрными мешками под глазами сын смотрел на отца с прежним доверием.

Менг зажмурился, голова кружилась.

- Как ты?

- В порядке, просто стресс.

Двери долго выдержать не могли, поэтому было принято решение, заставить её старым шкафом и столами.

Вчетвером они принесли шкаф с задней комнаты и уложили его к двери, туда же сгрузили тумбу и пару столов. Нужно было оставлять здесь дежурного, враги оказались настойчивыми и продолжали ломиться в забаррикадированные двери. Некоторые покушались на оконные решётки, но те были намертво замурованы в стены.

Струсив налипшую пыль и грязь, бойцы оценили своё творение. Врагам тут пройти будет очень трудно, нижний этаж представлял собой баррикады.

- Ну что ж, будем подниматься наверх? Посмотрим что там, да будем ужинать, - с вялой улыбкой предложил Шен.

Удалённым раскатом, словно гром, прогремел взрыв где-то на севере. Дрогнула посуда и хрустальные люстры в игровом зале. Менг навскидку определил, что взрыв произошёл в городе, и это явно был не удар хвалёной артиллерии. Он вопросительно посмотрел на отца, тот соблюдал свойственное ему спокойствие.

- Они взорвали водоочистительную станцию, - проговорил отец, будто выдавливал из себя какое-то признание.

- То есть как? - Менг развёл руками.

- Адэ говорил, что власти приготовят сюрприз в случае отступления, и я так подумал, что это не может быть авиационный или артиллерийский удар, потому соответствующей техники нет в радиусе пятистах километров, а то и более. К тому же ты сам вчера видел, как грузовики с военными делали крюк через водоочистительную станцию.

Менг сдвинул брови и посмотрел на храмовника. Тот молча кивнул, отчего сыну стало немного не по себе:

- Да, я тебе об этом говорил.

- Вот я предположил, что это и есть сюрприз.

- К чему ты клонишь? - усталость Менга как рукой сняло.

- Там очень большие запасы хлора и, скорее всего они завезли туда взрывчатку, - заговорил отец. - Они подорвали запасы хлора, теперь город....

- Химическая атака, - дополнил Менг. - Чёрт возьми! Они хотят похоронить всех выживших, даже не дав возможности бороться за жизнь!

Сын схватился за голову.

- И что нам теперь делать?

- У нас лежат противогазы в арсенале, там их на всех хватит. У нас есть около пяти минут времени, пока газ не дошёл сюда.

- Понял.

Менг рванул в арсенал и бросился к заваленным шкафам, где хранился старый хлам. В санитарном отделе, он нашёл в одном сложенные столбом противогазы и несколько плащей. Схватив чуть больше десятка противогазов и все плащи, он побежал на второй этаж и отдал шесть противогазов бойцам и девушке. Ещё четыре он отдал отцу, храмовнику и двум охранникам. Плащи раздал всем, кому хватило. Изрядно запыхавшись, он взбежал вверх, оставив внизу двух на патрулировании бойцов.

Умолкали крики на улице, лишь одно шипение ходунов слышалось внизу. И те угомонились, почувствовав неприступность казино, они растворились в тенях городских зданий. Ночь была их покровительницей. Становилось страшно, но скорее от безысходности и того, с чем они столкнулись. Но так или иначе они выбрали этот путь и теперь нужно было сражаться до конца.

Менг на ходу жевал свежую булочку со столовой и запивал её холодным чаем. В этой спешке никто и не успел толком поесть.

- Чай остыл, пока ты там мотался, - проговорил Шен, допивая свой напиток.

- Извините уж, бегал за противогазами, - саркастично улыбнулся сын.

Спустя некоторое время он почувствовал лёгкую резь в носу и противный едкий запах хлора. Отставив в сторону еду, он потянулся к средству защиты.

- Пора, - прорычал он и надел противогаз.

 

*          *          *

 

Ирокез скривился от резкой боли в голове. С трудом он открыл глаза, которые стреляли при каждом биении его сердца. Ирокеза едва не стошнило на пол от налетевшего головокружения. Вокруг была темнота и сырость, плечо ужасно болело и кровоточило. Запёкшаяся кровь на голове напоминала о неудачном падении.

Он лежал на холодном бетонном полу в каком-то доме, как он определил. На улице была ночь, поэтому он не сразу понял, где находится. Попытался на ощупь обнаружить месторасположение, но вокруг был один лишь пол. А когда глаза чуть привыкли к темноте, то с помощью пробивающегося через дальнее окно лунного света, он определил, что в доме он не один. Рядом недалеко от него лежало ещё пару людей, но они, как он определил, были без сознания. Ирокеза бросило в дрожь, холодная испарина вмиг укрыла лицо и руки.

- Где это я? - промычал он залипшими губами.

Он поднялся и сел, чтобы прийти в себя.

- Где я? - уже громче повторил он.

Тут впереди он услышал отчётливое хрипение и мелкие шаги десятков ног. Но никак ему не удавалось различить тех, кто шёл к нему, всё плыло перед глазами, а мрак скрывал в своих клешнях невидимых персон, которые медленно приближались. Топот босых ног о холодный бетон, шипение и больше ничего, давящее на виски ожидание.

А они всё подходили, всё отчётливее слышалось мерзкое чавканье и шарканье. И вскоре он сумел различить детские силуэты на фоне лунного света, что медленно двигались к нему. Ирокез потрусил лежащих рядом людей, но они не приходили в чувство.

- Народ, вставай! Эй, ты слышишь меня? - его голос периодически срывался на крик. - Просыпайся, дядя!

Но никто не подавал признаков жизни. Тогда он начал искать у них оружие, поскольку своего ножа на поясе не обнаружил. Незамысловато обыскав одного из них, Башка обнаружил только небольшой фонарик, пристёгнутый к поясу лежащего рядом человека.

Руки дрожали, а перемотанный клейкой лентой фонарь ловко вываливался с пальцев. Ирокез чувствовал, как его пробирала мелкая дрожь от самых пят, а сердце колотилось в бешеном темпе.

Ирокез ненормально усмехнулся, попробовал включить фонарь, но тот не зажёгся. Затем он потрусил фонарь и направил его на приближающихся детей. Прибор податливо заработал и в глаза беглецу ударил резкий свет, да такой, что пришлось зажмуриться. Луч от фонаря пробежал по лицам приближающихся гостей и Ирокез в истерике закричал.

Это уже были не дети, это были заражённые. Поэтому он заорал ещё сильнее, пытаясь отпрянуть назад.

Начиналась кормёжка, и здесь он выступал в роли еды. Ирокез выставил перед собой фонарь и попятился назад, но упёрся в холодную стену: пути для отступления больше не было: тупик. А впереди только изголодавшиеся звери, когда-то раньше бывшие детьми. Он начал шаркать руками по полу рядом с собой и наткнулся на что-то холодное. Это оказался довольно большой осколок стекла.

- Зачем вы делаете это?! - орал он, часто дыша. - Что я вас сделал? Я просто хотел уйти! Ничего больше!

Он выставил оружие перед собой, но это ни на секунду не остановило детей. Они молча шли на него, уставившись глазами на яркий свет фонаря. Кровь тонкой струйкой стекала с порезанной кисти.

Всхлипывая от безвыходности, он подвёл стекло к горлу.

- Я себя убью, клянусь! - орал он, но они продолжали идти.

Он повёл стеклом по шее, но как только острый осколок впился в кожу, рука отпрянула. Башка попробовал снова, но опять не хватило воли. А затем он снова заорал, уже не пытаясь ничего предпринять.

- Суки! Не подходите! - всхлипывал он. - Твари!

А они всё подходили, такие молчаливые и голодные. И он кричал долго, пока их зубы не впились в его руки и шею. Потом наступила тишина.

 

*          *          *

 

Автомобиль ехал быстро, минуя поваленные столбы и тянущиеся из города вереницы людей. Холодный западный ветер играл с и их без него растрёпанными волосами. Двигатель пел унылую пустынную песню, заставляя путников засыпать под свой монотонный голос. Сейчас этот кусок металла спасал их от гибели. Этой лунной ночью было удивительно светло, туман остался в городе, и сейчас было довольно светло. Тусклый свет фар выхватывал из темноты идущие по обочине силуэты людей.

Все они шли на восток, оставшись без жилья и надежд на будущее. Пустыня приняла их в свои объятия, ведь теперь у них не было другого выхода. Они стали заложниками этой серой и спокойной глади, отправившись на поиски нового дома и оставив за своей спиной тысячи погибших. Кто-то потерял мать, кто-то отца, может брата и сестру. Кто-то же лишился всего, потеряв всё, что имел.

Кортес молчал, обняв девушку и уставившись на горизонт, где звёзды терялись за тёмными холмами. Мия обработала ему рану и резко возникший у него жар начал постепенно спадать. Кортес почувствовал заметное облегчение. Альфред лишь иногда перебрасывался парой фраз с Андреем, который расспрашивал о ходунах, но затем речь невольно зашла о Поднебесье, и разговор стал оживлённей.

- Так ты был там?

- Да, я родом оттуда, и это очень далеко, - бормотал Андрей, почёсывая щетинистую бороду. - Слишком далеко, чтобы добраться туда пешком.

Альфред ухмыльнулся.

- Тогда как же ты добрался сюда?

- Я был пилотом самолёта, делал разведку на запад, - начал он. - Наверное, вы никогда не видели самолётов.

Альфред кивнул. Кортес задумчиво посмотрел на Андрея:

- Это ты самый летающие машины?

- Да, это и есть самолёты...

- И что было дальше? - перебил Альфред.

- Ну, когда я летел, что-то пошло не так, магнитные бури, да и неисправность приборов, - махнул рукой мужик. - Я говорил на базе, что машина не совсем исправна, но кто будет слушать пилота? Посмотрели, сказали, что всё в порядке, вот я и полетел. Пришлось совершить аварийную посадку в шестидесяти километрах от небольшого городка Депо, там меня подобрали охотники. Эх, любил я свою птичку, а разбилась, и всё благодаря этим дуракам техникам.

- Ничего себе, охотники, так далеко от города выходить, - усомнился Альфред.

- Да это какая-то деревня была, вот и подобрали, а потом в Депо отправили с переломом ноги, вот, - махнул рукой Андрей. - А потом перебрался в Адаран, когда понял, что назад мне уже не вернуться. Вот и пришёл к такой жизни, а ведь никто мне не верит.

- Да я и сам с трудом верю.

Андрей хмыкнул:

- И вообще не я пустил слухи о том, что прилетел с Поднебесья. Это те самые охотники, а потом пришлось и мне признаться...

- И ты начал травить байки в местных забегаловках, пудря головы наивным девушкам и зевакам, - иронично усмехнулся Альфред.

- Так ты всё же не веришь?

- Нет, - помотал головой Альфред.

- А стоило бы, - поднял указательный палец вверх Андрей. - Наша база находится высоко в горах, и там есть место, где вечно растёт трава и цветут деревья. Кто попадает туда, больше не хочет уходить, вот поэтому мы и решили построить там город мечты. Чтобы там возродилось человечество, и оно стало его новой колыбелью.

Альфред ухмыльнулся. Он вовсе не таким видел Поднебесье в своих снах, и то, о чём говорил этот человек, было не похоже на то, как он себе представлял.

- Так вы военные?

- Да, наша база стоит ещё с начала войны и там есть сеть горных бомбоубежищ. Оттуда к нам пришли люди и помогли строить город.

Альфред пожал плечами.

- Я думал, что Поднебесье - это что-то другое.

- Это мы его так называем, потому что находится высоко в горах. А люди его называют иначе, - Андрей снова указал пальцем вверх. - Я не знаю, почему именно его назвали Поднебесьем, но первоначально кто-то другой говорил об этом месте. Но сразу хочу заметить, что это место особенное, вы такого ещё никогда не видели.

Кортес приподнял голову и насторожился:

- Так вы назвали так другое место?

- В смысле? - переспросил Андрей, а потом ретировался. - Ну один человек рассказывал всем о Поднебесье, и речь шла о каком-то месте. А потом тот человек погиб, потом эти охотники пустили слухи, вот я и решил, что речь идёт о нашем городе, где вечно цветут сады и текут горные реки.

- Ох, и придумщик..., - протянул Альфред. - А я думал ты серьёзно знаешь об этом месте. Соврал, значит?

- Да ничего я не соврал, я говорю о месте, на которое не похож ни один из ваших городов, это колыбель человечества, его сердце. И я знаю, что больше таких мест нет, и что ещё можно назвать Поднебесьем, я не знаю. Я не думаю, что где-то ещё можно найти подобное место под самым небом. Это рай!

- Ну, хорошо, - Альфред почувствовал, как отлегло от сердца. - Если это действительно так, тогда расскажи нам о вашем городе.

Мужик смочил горло из фляги с неизвестной жидкостью, которую извлёк и полов своей накидки. И затем начал рассказывать о цветущих садах и поющих птицах, о бурных горных реках, где течёт чистая вода. Он рассказывал о чудных животных, которых Кортес и Альфред видели только на картинках. И обо всём этом он рассказывал с таким восхищением, что пришлось поверить, что он действительно был там.

Затем Андрей рассказывал о самолётах, долго рассказывал. Потом вдруг ненароком вспомнил, что экспедиции с Поднебесья отправляются на запад и может вскоре, дойдут и сюда. Но Альфред погряз в свои мысли, неужели это место и правда есть?

Пошёл дождь.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 10 / голосов: 4

Быстрый вход