Решающий бой

Всем любителям танков и Больших Пушек посвящается:

Кроваво-красное солнце медленно уходило за горизонт, погружая в темноту то, что когда-то было полумиллионным городом. Остовы панельных домов, кучи битого кирпича и щебня, голые и перекрученные стволы деревьев, попавших когда-то под действие чудовищной ударной волны и жесткого излучения – все, что осталось от довоенного областного центра. Сейчас, на первый взгляд, местность выглядела просто никому не нужными руинами с запредельным уровнем радиации… но все было намного сложнее. По уточненным оперативным данным, где-то в этом квадрате находился важный стратегический объект Альянса, то ли штаб, то ли завод – обычному командиру танка доступ к информации такого уровня был закрыт, хотя, вообще-то, и не нужен. Командование поставило задачу – захватить периметр и обеспечить его безопасность, значит, надо выполнять приказ, не задаваясь лишними вопросами.

Выключив экран дальнего обзора, Андрей тронулся с места, и массивный, трехсоттонный «Берсерк-2М» медленно начал набирать скорость, оставляя в изъеденной кислотными дождями обугленной земле колеи полуметровой глубины всеми четырьмя траками. Танк двигался по окраинам города, заходя во фланг вероятного расположения противника. В этом районе вражеских боевых единиц не ожидалось, но автоматическое 150-миллиметровое орудие было развернуто вбок, на городскую застройку. Лучше заранее направить пушку, чем тратить лишние полторы секунды на поворот башни, а на выстрел времени уже не останется…

Услышав тихий предупреждающий писк бортового компьютера, Андрей вывел изображение с наружных систем слежения на тактический экран, и аккуратно сбросив скорость, съехал в небольшой овраг, развернув орудие. Комплексная система обнаружения засекла танк Альянса в полутора километрах, предположительно средний. Бросив взгляд на данные по выявленной цели, Андрей окончательно убедился в том, что это «Вепрь» первой модификации, двухсоттонник, аналогичный ему по классу противник. Запустив сканер в режим пассивного поиска, он не обнаружил других вражеских единиц в искомом радиусе, после чего, не теряя времени, произвел захват цели и вдавил кнопку огня до упора.

Выбросив из днища четыре гидравлических опоры-демпфера, моментально углубившихся в радиоактивный грунт на полтора метра, танк одновременно произвел залп. Несколько выстрелов слились в один грохочущий раскат, который поднял пыльное облако, скрывшее боевую машину. Пять бронебойных снарядов из обедненного урана с интервалом в одну десятую секунды на сверхзвуковой скорости ушли в сторону вражеской машины. Через восемь десятых секунды бортовой компьютер бесстрастно зафиксировал попадание и удалил иконку «Вепря» с тактической карты, а далекий отголосок мощного взрыва подтвердил уничтожение танка. Андрей момент выстрела даже не почувствовал: триста тонн композитного сплава достаточно инертны, а остаток отдачи погасили демпферы и дульный тормоз.

Удовлетворенно хмыкнув, Андрей убрал опоры, вывел танк из оврага и направил его по обочине разбитого асфальтового шоссе, увеличив скорость до восьмидесяти километров. Нужно было скорее покинуть засвеченную огневую позицию, ведь в любой момент по этому району могла отработать артиллерия Альянса. В ее наличии у противника сомневаться не приходилось: далекая канонада непрекращающихся взрывов и хорошо различимое в глубоких сумерках зарево пожаров красноречиво об этом свидетельствовали. В этом квадрате союзных систем залпового огня не было, а значит, где-то десятью километрами юго-западнее минимум два дивизиона вражеских «Немезид» своими ракетными залпами методично выжигали тысячи гектаров вместе со всем, что на них находилось. Недавнее место остановки танка никто до сих пор не обстреливал, что значило либо невыявление огневой позиции, либо наличие более значимых целей в секторе. Первый вариант был очень маловероятен, а в правдоподобности второго Андрей убедился, проехав еще около трех километров.

В пятидесяти метрах от шоссе, между остовами панельных девятиэтажек, зияла гигантская воронка диаметром около семидесяти и глубиной не меньше тридцати метров. Ближайшие к ней дома от ударной волны сложились, как карточные домики, а в тех, что находились чуть дальше, сейчас горело все, что могло гореть, создавая отличное прикрытие от инфракрасных сканеров. В самом кратере тоже что-то чадило, испуская густой столб темного дыма, практически незаметного на черном, затянутом непроглядной пеленой небе. Осторожно подъехав ближе, он понял, что поверхность внутри и рядом с воронкой была густо усеяна фрагментами бронетехники. Хотя от танка мало что осталось, определить его принадлежность было несложно: неподалеку лежала сорванная и отброшенная взрывом одна из башен «Бастиона» – союзного сверхтяжелого танка. Сама по себе, вместе с вращающейся трехствольной автоматической 170-миллиметровой пушкой, она была в полтора раза больше и тяжелее «Берсерка» Андрея. И это кормовая вспомогательная башня! Он представил силу взрыва, разбросавшую пятитысячетонного монстра в полукилометровом радиусе и невольно передернул плечами. Здесь явно поработала крупнокалиберная артиллерия, скорее всего «Жнец» – фугас весом в две с половиной тонны оставляет воронку как раз примерно таких габаритов. Включив задний ход, Андрей отвел танк от края воронки. Время поджимает, пора двигаться дальше, да и тут оставаться опасно: ядерный реактор «Бастиона» распылило по окрестной местности и в сочетании с общим, крайне высоким фоном пребывание здесь грозит лучевой болезнью даже в танке, оснащенном противорадиационным бериллиевым экранированием.

Съехав с шоссе, Андрей сверился с тактической картой и направил свою боевую машину в глубину спального района. Когда-то жители города в спешке пытались покинуть его – об этом говорили пустые парковки во дворах и забитые ржавыми остовами проспекты и улицы. «Берсерк» ехал прямо по легковушкам, не замедляя движения, и вдавливал их в асфальтобетон, превращая в стальные лепешки полуметровой толщины. Автобусы и грузовики, встречающиеся на пути танка, отбрасывало в стороны без ущерба для него. Девяти- и двенадцатиэтажные дома темными глазницами выбитых окон и зияющими провалами стен провожали проезжающий мимо «Берсерк», производя гнетущее впечатление на его командира. Впрочем, больше тревожился он по другому поводу: времени оставалось совсем мало, поэтому нужно было двигаться быстро, без тщательного сканирования, через плотную застройку, где новейшая система обнаружения, накануне установленная на боевую машину, была практически бесполезной. Впрочем, никакой активности противника заметно не было: главные бои велись на противоположном фланге, а сам он здесь присутствовал для наблюдения, обнаружения и уничтожения отбившихся от основной группы боевых единиц.

Срезав путь по городскому массиву, танк целеустремленно приближался к окраине. До последних домов оставалось не больше пары сотен метров, когда Андрей боковым зрением заметил стремительную тень, метнувшуюся ему наперерез и выскочившую на дорогу. Одновременно с этим сканер опознал объект как разведывательно-боевой восьмиосный колесный вездеход пониженной шумности класса «Паук» и подсветил его в рентгеновском спектре. В остальных же спектрах угольно-черный восьмидесятитонный вражеский разведчик был почти невидим. Оснащенный аппаратурой обнаружения и слежения последнего поколения, он, по идее, должен был засечь «Берсерка» за пять-семь километров и, не вступая в прямой огневой контакт, навести на него артиллерию. Однако вездеход тоже куда-то спешил и местность детально не осматривал, положившись на свою маскировку и ограничившись базовым сканированием. Появись он пятью секундами раньше или позже, система обнаружения танка даже бы его не заметила. Но «Пауку» не повезло: он выскочил всего в тридцати метрах впереди и из-за плотной застройки не смог сразу же уйти из поля зрения противника. Андрей, понимая, что времени на выстрел главным калибром нет, вдавил гашетку курсовой шестиствольной 30-миллиметровки. Поток бронебойно-зажигательных снарядов хлестнул по хищному обтекаемому контуру разведчика, выбивая фонтаны искр и дырявя его в уязвимых местах. Из моторного отсека вездехода повалил густой дым, и он резко сбавил скорость, одновременно наводя на танк ствол своего 100-миллиметрового орудия. Второй очередью Андрей прошелся по антеннам внешней связи и колесам «Паука», окончательно лишив того возможности передвигаться, в то же время разворачивая на него орудийную башню. Залпы обоих машин слились в один: разведчик Альянса словно лопнул изнутри, разлетевшись на отдельные фрагменты, а близким взрывом «Берсерк» отбросило назад, погнув опоры гашения отдачи. Выстрел «Паука» пришелся в один из четырех траков, разворотив головной каток.

Андрей, не тратя драгоценные секунды, произвел аварийный сброс поврежденного трака и погнутых демпферов, сразу же после этого подавая полную тягу на оставшиеся катки. Танк, взревев, всей мощью восьми тысяч лошадиных сил сорвался с места и стремительно начал набирать скорость. Его командир, внутренне похолодев, отсчитывал в уме время до… Взрыв! Волна сжатого воздуха колоссальной силы со скоростью около километра в секунду моментально настигла «Берсерк», приподняла его на пару метров и пронесла, оторвав от земли, еще около тридцати, после чего танк всем своим трехсоттонным весом обрушился на асфальтовое полотно проспекта, пробив в нем огромную рваную дыру и уйдя под землю на четыре с лишним метра. Это его и спасло: пролетающие под действием ударной волны обломки рушащихся вокруг домов и других элементов ландшафта прошли выше, не задев боевую машину.

Андрей отделался испугом и полуминутной потерей слуха, танку же повезло меньше. Несмотря на то, что «Берсерк» угодил прямиком в подземный канализационный коллектор, идущий под проспектом, не попав под основную ударную волну, после отчета о повреждениях выяснилось, что часть систем наведения не функционирует, а двигатель выдает лишь шестьдесят пять процентов от прежней мощности. Впрочем, этого хватило, чтобы вытащить потрепанную машину из импровизированного укрытия. На месте недавнего боя красовалась огромная воронка-кратер, сестра-близнец уже виденной ранее. Не нужно было быть гением, чтобы понять, что «Паук» перед смертью все-таки успел вызвать огонь артиллерии на себя… что ж, задуманное у него почти получилось. Промедли Андрей хоть секунду, прежде чем начать движение, мелкие обломки его танка сейчас были бы разбросаны по местности вместе с фрагментами вражеского вездехода. Окружающий район тоже сильно изменился: несколько кварталов исчезли с лица земли, превратившись в пыль, от многоэтажек же, стоявших чуть дальше, остались лишь дымящиеся горы железобетона и красного кирпича. По контуру воронки поперек бывшего проспекта возвышался десятиметровой высоты вал из выброшенного взрывом грунта и обломков домов.

Андрей малым ходом проехал триста метров, потом, выйдя за пределы микрорайона, остановился, запустил сканирование местности и вызвал на экран тактическую карту местности. К счастью, система обнаружения и опознания практически не пострадала, спустя пять секунд выведя на карту группу дружественных войск в четырех километрах на северо-запад, двигающихся через небольшой пригород в сторону городского центра. Вражеских единиц в радиусе поиска не было, и это вселяло определенный оптимизм. Направление движения обнаруженных союзных сил пока совпадало с тем, в каком шел Андрей, и после недолгих колебаний он решил идти на соединение с отрядом. Через пару минут на обзорных экранах уже можно было наблюдать густой пыльный шлейф, стелящийся за еще не увиденными дружественными танками. Андрей первым подошел к рассчитанной бортовым компьютером точке пересечения маршрутов, перевел двигатель на холостой ход и стал ждать подхода союзников, которых пока скрывали стоящие между ними строения.

Внезапно одна из панельных девятиэтажек величественно стала оседать, медленно обрушиваясь. Прямо сквозь нее, в клубах бетонной пыли, неспешно, будто не замечая здания, на пустырь выехал сверхтяжелый «Бастион» – основная ударная сила союзных войск. Его главный калибр – 400-миллиметровое орудие, способное работать в темпе по сорок выстрелов в минуту, покачивалось на уровне пятого этажа соседних уцелевших домов. Развернутая вбок массивная вспомогательная башня с трехствольным роторным орудием казалась миниатюрной по сравнению с основной. Колосс из прочнейшего титаново-иридиевого сплава с дополнительными пластинами композитной стальной брони шел на шести шипованных траках, каждый из которых был шириной с «Берсерка» и получал тягу от турбины мощностью в пятьдесят тысяч лошадиных сил, питаемой, в свою очередь, автономным ядерным реактором. По бокам исполина висели два блока со сверхмощными ПТУРами по двенадцать штук в каждом. Тяжелая ракета, выпущенная во врага, испаряла средний танк класса «Вепрь» и менее бронированную технику в радиусе тридцати метров от него. Главный же калибр обращал в пыль цель любого класса, кроме таких же сверхтяжелых танков, на максимальной загоризонтной дистанции в сорок километров, естественно, при наличии нужных координат.

Гиганта сопровождали два средних танка, класса «Конунг» – боевые машины последнего поколения, которыми постепенно заменяли устаревающий «Берсерк». Их вес по сравнению с предшественником немного увеличился – до четырехсот тонн, зато серьезно выросла защита и огневая мощь. Помимо основного орудия, которое осталось таким же, на них были автоматические ракетные установки, при активации самостоятельно ведущие цель до ее уничтожения. Также был увеличен калибр курсовой вспомогательной шестистволки – до пятидесяти миллиметров. Сенсоры стали намного чувствительнее, обнаруживая противника на гораздо большем расстоянии. Андрей мечтательно вздохнул. Ему еще нескоро пересаживаться в кресло командира «Конунга» – сначала надо проявить себя в деле.

Идущая мимо «Берсерка» бронетехника перестраивалась обратным клином в атакующий ордер. Андрей обменялся короткими шифрограммами с «Бастионом», попутно доложив о состоянии своего танка, и получил крайнюю позицию на северном, правом фланге построения в виде двигающейся метки на карте местности. Теперь его приоритетной задачей было не уничтожение, а обнаружение целей – остальное брал на себя вооруженный до зубов сверхтяжелый гигант. Впрочем, засекал врага «Бастион» тоже неплохо, и «Берсерк» тут по большей части подстраховывал группу от внезапных фланговых атак противника.

Заняв свои места в соответствии с указаниями, танки на малой скорости двинулись через городской массив. Хотя на всех четырех машинах стояли мощные прожекторы, техника шла в полной темноте, ориентируясь по многочисленным приборам. Для Андрея такая манера передвижения была привычной: инфракрасный сканер и прибор ночного видения с мощным светоумножителем давали достаточно подробную информацию об окружающей местности, позволяя своевременно объехать неожиданные препятствия. Флагман группы же, казалось, вообще не обращал внимания на такие мелочи, как кирпичные или панельные пятиэтажки, проезжая прямо сквозь них без снижения скорости. Мосты через реки он также игнорировал, как впрочем, и сами водоемы. Случайно попавшие под траки «Бастиона» автобусы и железнодорожные вагоны лопались, как перезрелые арбузы. Соблюдая дистанцию в полкилометра, по бокам, впереди по маршруту движения, шли «Конунги», тщательно сканируя территорию в поисках противника.

Враг обнаружился практически одновременно и по всей длине фронта наступления: на тактической карте зажглись сразу несколько красных отметок – две вне зоны поражения, на левом фланге, три – в радиусе действия орудия, по центру, и одна – в двух километрах на северо-запад. Андрей прикинул: до танков слева ему не успеть, центральных, сколько бы их не было, возьмет на себя «Бастион» при поддержке второго «Конунга», а одиночную цель он как-нибудь нейтрализует, тем более что основная группа ради одиночки построение ломать не будет. Осталось только подобраться поближе – наведение сильно барахлило после того взрыва. «Берсерк» развернулся и осторожно пошел на двадцати километрах по направлению к цели. Пройдя чуть меньше километра, танк въехал в узкую арку между двумя домами и, остановившись, начал пассивное сканирование местности. К этому времени небо на юге и юго-западе окрасилось огненными всполохами от разрывов: «Конунги» активно вели бой, да и сверхтяжелый танк союзников, судя по доносящимся басовитым громовым раскатам, явно не скучал.

Первые же секунды сканирования удивили Андрея: той самой одиночной целью оказался «Жнец»! Машина смерти находилась на огневой позиции, широко распластав гигантские опоры и направив в небо огромное орудие метрового калибра. Сорокаметровый ствол гаубицы возвышался над районом, как фабричная труба, готовясь послать очередной снаряд. Рядом стоял автоматический тягач с фугасами и манипуляторами для перезарядки пушки.

Странными были два обстоятельства. Во-первых, длинноствольная артиллерия обычно работала с закрытых позиций, на удалении до ста километров от театра боевых действий – поэтому встретить ее здесь, в гуще битвы, было очень маловероятно. Второе обстоятельство логично вытекало из первого: жутко дорогие и малочисленные «Жнецы» Альянс берег как зеницу ока, поэтому если уж они и оказывались на линии фронта, то их сопровождала мощная группировка поддержки. И тут, словно в подтверждение, на карте начали возникать враждебные отметки: одна, две, пять… восемь… система автоматического распознавания сразу же выдавала данные по целям: два тяжелых «Цербера», тысячетонные монстры, маневренные и при этом не менее убийственные, восемь… нет, уже девять «Вепрей» и не меньше четырех «Пауков», не считая самого «Жнеца». Видимо это была основная часть оставшихся в секторе сил Альянса. Скорее всего, вражеское соединение вело «Бастион» и остальные танки группы уже давно, подготовив им «теплый» прием. На полумертвый «Берсерк» же внимания никто не обратил. До этого момента.

Мерцающие алым на карте отметки вражеской бронетехники пришли в движение и тут же раздался тревожный сигнал бортового компьютера – на танк наводились сразу несколько боевых машин противника. Следующая секунда, казалось, тянулась вечность: у Андрея в голове вихрем пронеслись возможные варианты действий. Их было три: принять бой и «героически» погибнуть через пару секунд, навести «Бастион» на квадрат сосредоточения врага, отступая при этом на полной скорости – так он проживет на пять-семь секунд дольше… оставался третий, смертельно опасный, но единственно возможный выход.

Андрей откинул предохранительный колпачок, перевел темп стрельбы на «фулл авто», после чего довернул орудийную башню в сторону артиллерийского тягача и вдавил до хруста кнопку огня. На скорости десять выстрелов в секунду «Берсерк» выпустил восемнадцать бронебойных снарядов. Взрыв девятнадцатого прямо в стволе заставил остатки орудия распуститься металлическим цветком, отбросив танк назад и оглушив Андрея. Спустя несколько мгновений по всему пустырю начали возникать яркие вспышки от разрывов. Больше половины выстрелов ушли в небо и окружающие дома, один случайно влетел в «Паука», разнеся того на куски, в тягач же угодило всего два снаряда, из числа последних. Первый разворотил моторный отсек, не нанеся, впрочем критического вреда, а вот второй попал точно в один из пяти чудовищных фугасов, уложенных на платформе, вызвав их детонацию.

Взрыв был ужасающим. Все строения в трехстах метрах от эпицентра смело ударной волной вместе с тем, что осталось от вражеской техники. «Берсерк», стоявший в арке на расстоянии километра, вышвырнуло потоком спрессованного воздуха и впечатало со страшной силой в древнюю хрущевку. К чести для ее уже покойных строителей, она выстояла, лишившись впрочем, крыши и части пятого этажа. Кое-как выкатившись из недр полуразрушенного здания на заваленный обломками дворик, Андрей увидел пыльный гриб, поднимающийся там, где минуту назад стоял «Жнец». Пыль висела густым туманом в глубоких сумерках, скрывая колоссальную воронку и сокращая видимость до нулевой в пределах двух километров. Он облегченно выдохнул. Получилось! Теперь, когда группировка Альянса уничтожена, остается только добить отдельные танки, и можно докладывать о выполнении задания. А там, глядишь, за заслуги и медаль дадут…

Из состояния эйфории Андрея вывел писк бортового компьютера, который засек движение в километре от него. На обзорных экранах в обычном спектре была лишь подергивающаяся мутная завеса, а в инфракрасном, наоборот, все переливалось разноцветной радугой от множества вызванных взрывом пожаров. Только в рентгеновском спектре можно было увидеть более-менее четкую картину окружающей действительности. Реальность оказалась суровой. В сторону танка медленно, лавируя между остовами разрушенных домов, крался «Цербер», выживший в огненном аду. Судя по направлению движения, ему повезло оказаться в стороне от двух своих менее удачливых товарищей. Однако он тоже сильно пострадал: 200-миллиметровое орудие скорее всего, было неисправно – иначе от «Берсерка» уже остались бы только куски гнутого и оплавленного металла. Однако с двигателем и системами обнаружения у тяжелого танка Альянса явно все было в порядке – он шел на сближение, собираясь расстрелять боевую машину Андрея из курсовой автоматической пушки либо, резко ускорившись, взять ее на таран.

Выхода не было. «Цербер» уже начал набирать скорость, срезая путь по дворам и сбивая углы попадавшихся кирпичных пятиэтажек. Ему осталось пройти еще всего сотню метров, и полумертвый, лишившийся главного орудия и половины мощности мотора «Берсерк» попадет в эффективный радиус поражения его автоматической 60-миллиметровки. Пара длинных очередей – и все, отвоевался. Смысла бежать не было – двигатель работал с перебоями и не смог бы разогнать массивную машину даже до двадцати километров. Первые снаряды, выпущенные «Цербером», произвели цепочку взрывов, кривым зигзагом протянувшихся к танку – но не задев его. Андрей, уже смирившийся со своей участью, машинально отметил, что у противника тоже проблемы с системой наведения. Впрочем, это значения не имело. Еще пара сотен метров, пять секунд – и «Берсерк» будет расстрелян в упор. Вторая очередь хлестнула по дворику и окружающим развалинам. Несколько снарядов на этот раз попали в танк, выбив ливень искр. Запахло дымом и горелым пластиком. Следующее попадание станет смертельным для Андрея – окружающий радиационный фон был настолько высок, что даже разгерметизация бронекапсулы, в которой он находился, означала смерть в течение двадцати минут.

Внезапно «Цербер» замедлил скорость, пролетел по инерции еще двадцать метров, и врезался в одну из хрущевок, пробив ее и остановившись. Андрей бросился к сканерам: они показывали, что командир танка Альянса мертв, а в двух местах появились пятисантиметровые пробоины – входное и выходное отверстие снаряда. Через пару секунд вражеская машина взорвалась – второй выстрел неизвестного союзника подорвал боекомплект танка. Андрей был уже наготове и заметил инверсионный след, который оставил в пылевой взвеси пролетающий на колоссальной скорости снаряд. Проследив глазами по следу источник выстрела, он изумился: союзный танк находился в том же дворике, что и «Берсерк», не отображаясь при этом на сканерах! Область пространства в месте, где стоял таинственный незнакомец, замерцала, проявляя контуры танка, и Андрей понял, кто ему помог: это был «Стилет», невидимый и бесшумный, но крайне эффективный уничтожитель танков.

Неожиданный помощник начал движение, и бортовая электроника, наконец-то обнаружив и опознав его, вывела на экран технические характеристики объекта для ознакомления с ними командира. Приземистый корпус, выполненный из титанового сплава с засекреченными компонентами, был легче, но в то же время прочнее, чем броня «Берсерка». Оружием тихому убийце служило длинноствольное 200-миллиметровое электромагнитное орудие. Мощные магнитные поля разгоняли стальной сняряд-болванку с сердечником из карбида вольфрама до пяти километров в секунду. При ударе оболочка разлеталась, а сердечник, не сильно теряя в скорости, проходил через вражескую броню навылет. Невысокий темп стрельбы с лихвой компенсировала ее бесшумность: в момент выстрела слышалось лишь легкое гудение. Орудие и тихий, но мощный электродвигатель «Стилета» питались от сверхъемкого аккумулятора, расположенного в задней части машины и занимавшего большую часть ее объема. Завершала общую картину система адаптивной маскировки класса «Хамелеон», делающая танк невидимым во всех спектрах. Ее компоненты, как и принципы действия, также были засекречены.

Андрей отправил командиру «Стилета» короткое сообщение, содержащее благодарность за своевременную помощь в бою. В ответ танк приветственно качнул стволом орудия, после чего развернулся и почти беззвучно выехал на малом ходу из дворика. Не прошло и десяти секунд, как его отметка снова исчезла с карты, а сам «Стилет» – с экрана радара. Андрей же повел свой танк в противоположном направлении – туда, где должен был находиться «Бастион».

Машина плохо слушалась руля, скорость не удавалось поднять выше пятнадцати километров. Мотор стучал и работал с перебоями – его мощность упала вдвое, а износ, по отчетам бортовой электроники, составлял девяносто пять процентов. Из башни уродливо торчал метровый огрызок того, что раньше было орудием «Берсерка». Андрей еще до начала движения произвел сброс оставшегося боекомплекта к главному калибру. Снаряды остались в том дворике, в пластиковом контейнере с радиомаячком, который включится через полчаса. Если он доживет до конца боя, то вернется и подберет их, если же нет, то это сделает кто-нибудь из своих. В чужие руки его снаряды точно не попадут: при приближении врага включался электродетонатор, инициировавший подрыв содержимого контейнера. По крайней мере, взрыв боеукладки от случайного попадания или осколка снаряда ему теперь не грозил. Кроме того, оставалась курсовая пушка, по поводу боевой эффективности которой, правда, Андрей иллюзий не строил. Все-таки немного лучше, чем ничего.

Пыль постепенно оседала на почерневшую землю, и видимость начала улучшаться. «Берсерк» подходил к квадрату, на котором все еще продолжался бой. Самого поля битвы еще видно не было, но зарево и грохот залпов наблюдались вполне отчетливо. Танк выехал на перекресток, граничащий с небольшим парком. Андрей понимал свои шансы в возможном бою и принял решение двигаться через парк по направлению к холму-кургану в его центре. Оттуда можно будет оценить обстановку и обдумать дальнейшие действия. Через пару минут он поднялся на холм с безопасной стороны, аккуратно въехав на вершину, спрятался за стоящим там обелиском-монументом, после чего развернул обзорные камеры на расстилающуюся внизу панораму.

Посмотреть было на что. Махина «Бастиона» отлично угадывалась на местности даже без увеличения. Гигант вел долгий и тяжелый бой – это было заметно по самому танку. Оплавленный и почерневший корпус украшали многочисленные вмятины и несколько пробоин. В паре мест не хватало целых кусков броневых пластин. Один из блоков с противотанковыми ракетами отсутствовал – то ли сброшенный за ненадобностью, то ли оторванный взрывом. Во втором еще оставалась пара ПТУРов. Сверхтяжелый исполин не стоял на месте: он постоянно менял позицию, грамотно прикрываясь от плотного обстрела окружающими зданиями и рельефом местности. Главный калибр работал без остановки, каждые полторы секунды посылая сняряд весом под тонну на скорости в девятьсот метров в секунду куда-то вдаль. Андрей проследил взглядом траекторию полета, навел приближение – и понял, что «Бастион» нашел себе достойного соперника.

Это была битва титанов. Его противником и текущей целью являлся «Молох» – сверхтяжелый танк Альянса. При увеличении через обзорный экран «Берсерка» в облаках пыли отчетливо угадывались гигантские контуры врага. Если «Бастион» проектировался как универсальная боевая машина, способная вести бой со всеми классами бронетехники, то его антагонист был предназначен в первую очередь для уничтожения таких же сверхтяжей. Плоская башня с тремя 400-миллиметровыми орудиями, установленная на массивной гусеничной платформе темно-серого цвета, делала танк похожим на древний линкор, бороздивший океаны в прошлом веке. «Молох», не уступая в высоте «Бастиону», был длиннее и шире его, а весил в два раза больше. Он тоже выполнял маневры уклонения, одновременно ведя стрельбу. Масса в десять тысяч тонн заметно сказывалась на подвижности вражеской боевой машины, и попадания он получал чаще. Судя по всему, это обстоятельство не особенно его волновало – благодаря многослойной броне и многократному дублированию важнейших систем этот сухопутный линкор мог продержаться еще долго. Чего нельзя было сказать о «Бастионе». На каждый снаряд, выпущенный им, «Молох» посылал три. Только выверенные маневры, выдававшие опытного командира за штурвалом, и расстояние в пять километров между танками спасали его от уничтожения.

Андрей начинал понимать замысел противника. Союзную группу танков заманивали в мешок, выведя вперед легкие и средние танки, козыри же оставив на потом. Когда «Конунги» увязли во фронтальных схватках, а «Бастион» израсходовал ракеты и значительную часть боекомплекта, на поле вышел «Молох» – для добивания ослабленного врага. Все должно было закончиться еще раньше – залпом «Жнеца» и уничтожением выживших практически без потерь. Однако Андрей своей случайной вылазкой смешал Альянсу все карты, и первоначальный план не удался. Но этого было недостаточно. И теперь его последний союзник гибнет на глазах, получая все больше повреждений. Вот случайное попадание в трак заставило замереть на миг союзный танк. Вот он уже не так резко рванул с места, укрывшись на секунду за многоэтажкой, не останавливаясь, пробил проход между двумя зданиями, и, не переставая стрелять, пошел зигзагом по гаражному кооперативу, как будто не замечая строений. Раскрутив ствол роторной вспомогательной башни, «Бастион» резко развернулся боком и дал очередь на пятнадцать выстрелов, одновременно посылая снаряды своим главным калибром. Андрей не смог сдержать ухмылки: обзорные экраны «Берсерка» показали попадание в цель – одно из орудий «Молоха» явно получило критические повреждения. Однако уже через пару секунд ответным залпом танк Альянса взорвал подвесной блок с ракетами, оставив рваную дыру в боку союзника.

Нужно было что-то срочно делать, но что? Орудия у «Берсерка» больше не было, а автоматическая мелкокалиберная пушка не поцарапает сверхтяж даже в упор. Андрей мог бы отвлечь на себя вражеский огонь, ценой своей жизни выиграв пару секунд «Бастиону», но он сомневался, что это переломит ход сражения. Лихорадочно перебирая немногочисленные варианты, он бросил взгляд на гибнущего товарища, автоматически отметив, что системы связи и антенны отсутствуют. Скорее всего, их выбили в первую очередь, лишив танк связи с союзной артиллерией… артиллерией… но у него самого-то связь в полном порядке! Кусочки мозаики в голове встали на свои места. Андрей, не тратя драгоценных секунд, щелкнул тумблером, переключаясь на длинные волны, и послал такой нужный сейчас запрос на огневую поддержку по квадрату, в котором находился «Молох».

Три секунды, пять… вот еще одно прямое попадание отрывает «Бастиону» роторную башню и она, кувыркаясь, падает на бывший магазин, разрушая его… семь, девять… вот еще один крупнокалиберный снаряд выводит из строя турбину союзника и он по инерции закатывается за развалины какого-то храма… десять, одиннадцать… взрыв рядом с последним укрытием полумертвого гиганта срывает со здания купола и уносит их за сотню метров… двенадцать… удар! Квадратный километр местности, в центре которого находился танк Альянса, как будто превратился в выбиваемый на перекладине пыльный ковер. Разрывы гигантских фугасов оставляли громадные воронки, превращая район некогда цветущего города в лунный ландшафт. «Молох» попытался на предельной скорости покинуть участок артобстрела, но уже через сотню метров прямое попадание одного из артиллерийских снарядов вмяло его в землю, вызвав взрыв боекомплекта и реактора. Трехтысячетонная башня, как пушинка, пролетела через пару пятиэтажек и врезалась в третью. Та не замедлила обрушиться, похоронив под собой главный калибр уже уничтоженного вражеского танка.

Обстрел продолжался еще двадцать секунд. К моменту его окончания в указанном Андреем квадрате не осталось ни одного целого здания, поверхность была перепахана чудовищными взрывами. Над районом висело густое облако пыли, на глазах темнеющее из-за дыма от разгорающихся пожаров. «Бастион» выжил, но передвигаться не мог – хотя его реактор разрушен не был, но двигатель, от него питаемый, уже не функционировал. Признаков врага в радиусе сканирования заметно не было.

Андрей облегченно откинулся в кресле, ожидая сообщения о победе в секторе. Но командование почему-то медлило. Радость уступила место настороженности. Предчувствуя неладное, он завел танк и направил его вниз по склону в сторону, откуда приехал. Опасения оправдались: уже спустя полминуты по спецканалу пришла экстренная шифрограмма с уточнением оперативной обстановки. Бортовой компьютер раскодировал данные и вывел полученную информацию на экраны. Не останавливаясь, Андрей бросил короткий взгляд на инфопанель, и его прошиб холодный пот. В этот момент в ночном небе к городу приближался прощальный подарок Альянса – гиперзвуковая крылатая ракета со спецзарядом на борту. Проиграв партию, враг решил устроить «китайскую ничью», сметя оставшиеся фигуры с доски. До взрыва стокилотонной боеголовки оставалось меньше минуты.

Участок парковой ограды, когда-то бывший образцом художественного литья, разлетелся по бульвару гнутыми ржавыми прутьями, пропуская идущий на максимально возможной скорости «Берсерк». Андрей отключил ограничители скорости и выжимал последние капли из работающего на пределе движка. Разогнавшись до тридцати километров, танк протаранил одну из ближайших хрущевок и въехал внутрь, вызвав обрушение пары подъездов. Помятая броня приняла на себя удар многотонной массы железобетона и кирпича, с честью выдержав его. Двигатель заглох, на этот раз, видимо, окончательно. Впрочем, системы жизнеобеспечения и связи работали. На тактической карте зловещими алыми концентрическими кругами расходилось расчетное место будущего эпицентра. До него чуть больше двух километров – вероятность выжить была, но в покалеченном «Берсерке» она сильно сокращалась. Андрей сделал все возможное – обеспечил защиту, правильно выбрав направление отхода и завалив танк несколькими метрами строительного мусора. Теперь оставалось только ждать.

Уцелевшие внешние камеры зафиксировали момент вспышки даже сквозь толщу устроенного обвала. Обзорные экраны посветлели, и командир танка инстинктивно вцепился в подлокотники кресла, ожидая подхода ударной волны. В следующую секунду земля как будто подпрыгнула, подбросив вверх боевую машину вместе с остатками дома. Сразу же за этим пришла горизонтальная волна, сдувавшая своей чудовищной мощью все, вплоть до асфальтового покрытия. Парк с курганом превратился в один оплавленный кусок радиоактивного грунта, а окрестные дома в виде обломков унесло дальше, в зону частичных разрушений, как и остатки хрущевки, служившей «Берсерку» защитой. Сам танк, стоявший боком, перевернуло и протащило по изрытой земле несколько десятков метров, перепахав ее.

Андрей очнулся лишь через минуту. Камеры показывали гигантский ядерный гриб высотой в пару километров, формирующийся практически рядом. Внешний край его «ножки» находился всего в сотне метров от мертвого танка. Пыльное облако скрывало огромную полукилометровую воронку недалеко от места, где находился «Бастион». Связь продолжала работать, но на тактической карте никого не было. Хотя… вот появилась одна зеленая точка… вторая… еще одна… Экран постепенно заполнялся редкими метками, приходили данные о выживших, их оставалось очень мало, но они были! Альянсу не удалось уничтожить всех атакующих. Это победа!

К Андрею понемногу начал возвращаться слух, и до мозга дошли тревожные сигналы электроники. Разгерметизация бронекапсулы! Его как будто окатило холодной водой. То, чего он больше всего опасался. Окружающий фон не оставлял ни малейшего шанса. Сейчас он получает смертельную дозу проникающего излучения, от которой умрет самое большее через двадцать минут. Андрей откинулся в кресле. Что ж, рано или поздно, это должно было произойти. Столько боев, столько смертей… его смерть подведет кровавую черту под личным послужным списком. По крайней мере, она будет не напрасной: сектор захвачен, и он многое для этого сделал. А медаль он все равно получит – посмертно. Улыбнувшись, Андрей убрал руки от рычагов управления и закрыл глаза…

* * *

…Он снял шлем, сенсорные перчатки, и, встав с кресла, подошел к окну. Плотные шторы распахнулись от рывка, и помещение наполнилось мягким солнечным светом. Легкий ветерок через приоткрытое окно прошел по вспотевшим волосам, приятно холодя их. С сорокового этажа открывался отличный вид: панорама Новой Москвы была как на ладони – небоскребы и многоуровневые дороги, торговые центры и огромные парковки, скверы с фонтанами и небольшие парки, наполненные отдыхающими. В этот субботний день на улицах было полно народа, впрочем, отсюда они были еле различимы, сливаясь в разноцветную массу.

За спиной, в глубине комнаты, на экране заканчивался подсчет очков за бой. Последняя версия онлайнового танкового симулятора была гораздо реалистичней предыдущих. Андрей довольно улыбнулся: этот бой он провел блестяще. Правда, статистику немного портила смерть, первая за все время игры, но это были мелочи. Еще пара таких успехов – он пересядет в новенький «Конунг», и играть станет попроще. Еще раз взглянув в окно и представив себе тот, игровой постядерный мир на месте живописного пейзажа, Андрей поежился. Да, невеселая была бы жизнь – ни игрушек, ни электричества, ни канализации с водопроводом. Наверное, поэтому людей так тянет к теме конца света: они сравнивают мрачное будущее с серым настоящим, и реальность уже не кажется такой плохой. А выигрывают от этого те, кто не торопится улучшать уровень жизни своего народа, вместо этого подсовывая ему картинки о том, что жить, оказывается, можно и хуже. Фильмы, книги, игры мусолят одну и ту же тему, призывая радоваться тому, что есть, и тратить деньги, не откладывая, потому что завтра может быть поздно. Власти выгодно стимулировать потребление, при этом ничего не делая для тех, кому она должна служить. А обычному человеку, не привыкшему думать и принимать решения, нужно чтобы кто-то делал это за него. Но все когда-нибудь кончается.

Взглянув еще раз на цветущий город, Андрей закрыл окно и подошел к компьютеру, чтобы его выключить. Он уже протянул руку к кнопке, но тут экран погас сам. Уставившись непонимающим взглядом на монитор, Андрей не заметил, как что-то пронеслось в безоблачном московском небе, оставляя инверсионный след. В следующее мгновение свет тысячи солнц, ярко вспыхнув, провел кровавую черту под старой эпохой, одновременно дав начало новой.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 75
Комментарии

Зайдя на днях в свой профиль, вдруг понял, что уже больше года сижу на литературном сайте, а сам до сих пор не написал ни одного рассказа. Решил это исправить. Результат чуть выше, ну а я готов к конструктивной критике и пояснениям по отдельным моментам.

Приятного чтения!

Отлично-отлично. Как сама тема (танки-монстры), так и исполнение, заслуживают десятки. Пускай в какой-то мере антинаучно, но это же так брутально и пафосно. Вот бы вы еще не поленились повторить свой успех и выложили бы рассказ в стимпанковской атмосфере про воздушный бой громадных боевых дирижаблей.

Спасибо за отзыв, я как поклонник боевой фантастики, в частности Березина с его манией гигантизма и ядерной войны, просто не мог написать по-другому... :)

Насчет дирижаблей в стиле стимпанк... хм, надо подумать, может и напишу. Когда-нибудь. Я же не писатель.

На правах не коментария, а рекламы даю ссылку на удалённый материал! Потдежите меня или просто выскажите своё мнение: http://deadland.ru/node/10321

Не удаленный, а перемещенный на форум.

Куда перенесли? Его и от туда уже убрали! А я считаю что пост имеит право на жизнь! Или я не прав? В общем я считаю что народ на сайте должен это решать, а не только админы...

Куда, интересно, его убрали, если при переходе по вашей же ссылке видно, что он находится в "Свободном форуме"? Был убран его дубль, отличающийся от первого поста лишь названием.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

реквестирую в эту тему больше фанатов World of Tanks

Ага, точно. Как раз ими и вдохновлялся в первую очередь. В последний момент пару танков из рассказа удалил, дабы не вносить сумятицу в читательские умы мешаниной названий и технических характеристик.

Еще источником вдохновения послужил ряд рисунков, в частности, "Бастион" выглядит примерно так:

Ну, соответственно, только чуть побольше, с одним орудием, трехствольной вращающейся пушкой на корме и шестью траками вместо двух.

"Железный Капут"!!!

Все круто, за исключением моментов реализма. Мне сложно представить как будет стрелять 150-мм дура со скоростью раз в секунду, и при этом попадать в цель - автоматика будет офигевать от веса снаряда, а нарушение центровки в трехствольной башне будет каждый раз сбивать прицел. Танк это же не линкор, в конце концов.

Ну а вес больше 300 тонн создает большие проблемы для перемещения - грунт не держит. А 5000-тонный "Бастион" и вовсе утонет, едва проехав десяток метров, причем на любом покрытии кроме каменного - продавится. "Крысу" на картинке не приняли по этим же причинам.

В общем динамично, эпично, но нелогично. Надо бы немного поработать над реализмом...

Фантастическое допущение? Не, не слышал.

Было бы фэнтези какое-нибудь, не придирался бы. А так - лучше писать в рамках реализма ;)

"Dozornui" пишет:
А так - лучше писать в рамках реализма ;)

Автору, мне и ещё куче народа — норм.

Эх, все в кучу свалил... Ладно, по порядку:

"Dozornui" пишет:
Мне сложно представить как будет стрелять 150-мм дура со скоростью раз в секунду, и при этом попадать в цель

У "Берсерка" орудие по умолчанию стреляет очередью из пяти снарядов с интервалом в 0,1 сек, т.е. вся очередь укладывается в полсекунды. Для гашения отдачи используются грунтовые опоры, дульный тормоз, ну, и вес танка. У "Бастиона" 400мм орудие с интевалом 1,5 сек на выстрел. Там, естественно, гашение отдачи должно быть серьезней... но я же не Андрей Круз, чтоб ТТХ на пять страниц растягивать :)) А вообще-то есть реальное 76мм автоматическое орудие и 100мм автоматическая зенитка, разработанная еще в середине 50-х.

"Dozornui" пишет:
а нарушение центровки в трехствольной башне будет каждый раз сбивать прицел

Бортовая электроника это учитывает, слава богу, не Первая Мировая :))

"Dozornui" пишет:
Танк это же не линкор, в конце концов.

Я именно с линкором его и сравнил, габариты позволяют...

"Dozornui" пишет:
Ну а вес больше 300 тонн создает большие проблемы для перемещения - грунт не держит. "Крысу" на картинке не приняли по этим же причинам.

На картинке не "Крыса", а Неведомая УберХрень Со Свастикой. "Крыса" немного меньше:

"Берсерк" из рассказа по габаритам схож с "Крысой", а внешним видом - с советским "Объектом 279":

Только траки шире и больше раза в три :)

А грунт держит: это даже можно подсчитать: длина "Берсерка" - около 15м, ширина - около 6м, соответственно, площадь днища - 90м2. Оставим треть на зазоры между траками, получается 60м2. Вес - 300 тонн. Делим одно на другое, получаем удельное давление 0,5кг\см2. Для сравнения: у Абрамса - 0,96 кг\см2, у "Мауса" - 1,31 кг\см2.

Готов при необходимости обсудить ТТХ каждого танка, представленного в рассказе.

"Dozornui" пишет:
В общем динамично, эпично, но нелогично.

Для меня Эпичность была приоритетной, динамика и логика - второстепенны. Впрочем им я уделил не меньшее внимание.

P.S. Рабочее название моего рассказа - "Последний бой"... сегодня зашел к тебе в блог и очень удивился, увидев аналогичный рассказ и тоже про танки... Оставь я название, было бы неловко... :))))

Можна подробнее про "Крысу"? Ето реально существовавший прототип который не пошол в производство, или просто нереализованый проект?

Вот еще псевдофотка Крысюка:

Читай здесь:

http://wolk28.livejournal.com/40918.html

А еще есть такая штука, как Landkreuzer P. 1500 «Monster». Тут он в походном положении, рядом "Королевский Тигр", Грузовичок (видимо, Opel Blitz) и муравей... а, нет, это человек :)

Он же разложился для выстрела из своей 800мм уберпушки:

Именно Р1500 "Монстр" послужил прототипом "Жнеца" в рассказе.

Подробнее о нем и "Крысе" на Лурке:

http://lurkmore.to/%d2%e0%ed%ea_%d2%e8%e3%f0

"Egoist" пишет:
Только траки шире и больше раза в три :)А грунт держит: это даже можно подсчитать: длина "Берсерка" - около 15м, ширина - около 6м, соответственно, площадь днища - 90м2. Оставим треть на зазоры между траками, получается 60м2. Вес - 300 тонн. Делим одно на другое, получаем удельное давление 0,5кг\см2. Для сравнения: у Абрамса - 0,96 кг\см2, у "Мауса" - 1,31 кг\см2.

Теперь посмотрим на вещи реально. Выгляни в окно и найди ровную площадку размером 6Х15 метров, где такой танк сможет занять позицию для ведения огня. На пересечённой местности у четырёх гусениц не будет полного контакта с грунтом ! Значит давление на грунт будет резко возрастать от случая к случаю - стоит танк на ухабах, где нет полного контакта с грунтом - давление выше.

Второй момент: зазор между гусеницами. При движении по развалинам города между двумя внутренними гусеницами попал бетонный блок и стал "в распор". Что делать ? Или другой вариант: подрыв на мине - как поменять повреждённый каток и гусеницу из внутреннего ряда ?

Неохота оставлять длинные комментарии... ну да ладно:

Все современные танки имеют торсионную подвеску , где ход катка по высоте независим от соседних катков. Это позволяет как бы "обтекать" неровности рельефа, уменьшая удельное давление. При остановке танка, в случае, если высота ухаба будет больше максимального хода катка, на него распределится большее удельное давление, чем на окружающую местность, и неровность просто уменьшится до приемлемых размеров.

"kuleshoff.a" пишет:
При движении по развалинам города между двумя внутренними гусеницами попал бетонный блок и стал "в распор". Что делать ? Или другой вариант: подрыв на мине - как поменять повреждённый каток и гусеницу из внутреннего ряда ?

То есть ситуация из разряда "противотанковый еж под днищем". В этом случае нужно застопорить застрявшие гусеницы и попробовать выехать на оставшихся. Если не получится, сбросить один из траков и продолжить движение на трех оставшихся. При подрыве на мине и выхода из строя одной из гусениц сбросить поврежденный трак и каток, продолжив движение. В рассказе сброс трака происходит быстро и автоматически (такой момент там присутствует).

"Egoist" пишет:
При остановке танка, в случае, если высота ухаба будет больше максимального хода катка, на него распределится большее удельное давление, чем на окружающую местность, и неровность просто уменьшится до приемлемых размеров.

В реале такая модель танка будет ровнять поле, как бульдозер и будет двигаться, оставляя за собой широкую (в 6 метров) канаву, где "неровности уменьшены до приемлемых". И ещё - совершенно не учитываешь габариты машины в 15 метров длинной. Для сравнения - обычный троллейбус - 11 метров. Теперь представь, что танку надо преодолеть даже небольшой подъём, типа железнодорожной насыпи и шоссе. Положение кормовой части опасений не вызывает ? При такой длине и массе, чтобы не утратить подвижность стоит сделать машину сочленённой из двух частей, а не собирать всё в одном монокорпусе.

"Egoist" пишет:
Если не получится, сбросить один из траков и продолжить движение на трех оставшихся. При подрыве на мине и выхода из строя одной из гусениц сбросить поврежденный трак и каток, продолжив движение. В рассказе сброс трака происходит быстро и автоматически (такой момент там присутствует).

Вообще нереально - или сбрасываешь гусеницу целиком или стоишь на месте и ждёшь ремонтников. Кстати, вопрос: а на какой базе будет ремонтно-эвакуационная машина для транспортирования по полям танка весом в 300 тонн ?

"kuleshoff.a" пишет:
Теперь представь, что танку надо преодолеть даже небольшой подъём, типа железнодорожной насыпи и шоссе. Положение кормовой части опасений не вызывает ?

Не вызывает. При габаритах 15х6х4,5м скорее вызывает опасения целостность самой насыпи, особенно при большой скорости передвижения... :)) А сверхтяж даже ее и не заметит.

"kuleshoff.a" пишет:
Вообще нереально - или сбрасываешь гусеницу целиком или стоишь на месте и ждёшь ремонтников.

Признаю, напутал с терминами. Имелся в виду, конечно, сброс всей гусеничной полосы с вытекающим ущербом для движения и маневра. Но лучше так, чем никак.

"kuleshoff.a" пишет:
Кстати, вопрос: а на какой базе будет ремонтно-эвакуационная машина для транспортирования по полям танка весом в 300 тонн ?

А вот возьму и отвечу: на базе того же артиллерийского тягача. Все как в реальной жизни.

"Egoist" пишет:
При габаритах 15х6х4,5м скорее вызывает опасения целостность самой насыпи, особенно при большой скорости передвижения... :)) А сверхтяж даже ее и не заметит.

Ещё как заметит: при преодолении таких резких подъёмов резко возрастёт давление на грунт. Кормовая часть будет загребать грунт и выроет нехилую яму. А при спуске с насыпи при таких габаритах будет реальный шанс зачерпнуть грунт стволом. Вылет ствола за габарит корпуса какой ? Вообще, в порядке бреда стоит построить модель танка и модель насыпи, домов, мостов, эстакад и прочей хрени в масштабе и прикинуть, как он будет действовать на местности.

"Egoist" пишет:
А вот возьму и отвечу: на базе того же артиллерийского тягача. Все как в реальной жизни.

А теперь представь, КАК этот тягач будет тянуть 300 тонн с перебитыми гусеницами по полю - трактор с плугом... А ещё точнее - траншеекопатель.

"kuleshoff.a" пишет:
Ещё как заметит: при преодолении таких резких подъёмов резко возрастёт давление на грунт. Кормовая часть будет загребать грунт и выроет нехилую яму.

С первой фразой соглашусь: давление действительно вырастет. А вот со второй фразой не согласен - в насыпи тоже образуется выемка, которая скомпенсирует наклон и снизит угол подъема. Кстати: неожиданный вариант: подниматься ведь можно не только перпендикулярно насыпи, но и под некоторым углом к ней (чтоб ям не рыть :)...

"kuleshoff.a" пишет:
А при спуске с насыпи при таких габаритах будет реальный шанс зачерпнуть грунт стволом.

Если что, башню (вместе со стволом) можно элементарно развернуть вбок или назад.

"kuleshoff.a" пишет:
Вылет ствола за габарит корпуса какой ?

С такими габаритами, думаю, не очень большой, а может быть, и нулевой. Если, например, башня расположена по центру, то при длине танка в 15 метров ствол в 7 метров за корпус выступать не будет. У "Мсты" вроде ствол как раз метров семь в длину.

"kuleshoff.a" пишет:
Вообще, в порядке бреда стоит построить модель танка и модель насыпи, домов, мостов, эстакад и прочей хрени в масштабе и прикинуть, как он будет действовать на местности.

Мысль здравая, однако есть "подводные камни". Если сделать слишком мелкую модель, то она не отразит сопротивление материалов, в частности, грунт не будет адекватно продавливаться, кирпичный "дом" станет непреодолимым препятствием, а работа с моделью танка будет напоминать возню в песочнице. У меня есть другой вариант: взять реальный современный танк и уменьшить препятствия пропорционально габаритам - в полтора-два раза. Та же насыпь, например, будет высотой не в восемь, а в четыре метра (с сохранением угла наклона). Такая модель будет учитывать сопротивление материалов и является гораздо реалистичней.

"kuleshoff.a" пишет:
А теперь представь, КАК этот тягач будет тянуть 300 тонн с перебитыми гусеницами по полю - трактор с плугом... А ещё точнее - траншеекопатель.

Опять я не так выразился... я имел в виду тягач из рассказа, который боеприпасы к "Жнецу" подвозил. Он на базе Р1500, но без орудия. И танк он не тянет, а грузит на себя (как эвакуатор). А тянуть - это бред... :))

"Egoist" пишет:
Кстати: неожиданный вариант: подниматься ведь можно не только перпендикулярно насыпи, но и под некоторым углом к ней (чтоб ям не рыть :)...

Вопрос габаритов и несущей способности грунта.

"Egoist" пишет:
Если что, башню (вместе со стволом) можно элементарно развернуть вбок или назад.

Танк на возвышенности - хорошая цель для противника (на фоне неба). Потребуется быстро открыть огонь - потеряешь время на разворот башни, а чем тяжелее и больше башня, тем больше время разворота. В ближнем бою - весьма критично. Типа дуэли Т-34 и "Тигра" на коротких дистанциях.

"Egoist" пишет:
С такими габаритами, думаю, не очень большой, а может быть, и нулевой. Если, например, башня расположена по центру, то при длине танка в 15 метров ствол в 7 метров за корпус выступать не будет. У "Мсты" вроде ствол как раз метров семь в длину.

Габариты ствола определяют тип орудия. Упрошённо есть ПУШКИ и ГАУБИЦЫ. Хочешь высокую начальную скорость для пробития брони - нужна длинноствольная пушка. Хочешь тяжёлый снаряд для поражения целей навесным огнём за укрытиями - нужна короткоствольная гаубица. "Мста" работает по закрытым целям с места, нормальный танк - по открытым в движении. Это совершенно разные типы.

"Egoist" пишет:
Опять я не так выразился... я имел в виду тягач из рассказа, который боеприпасы к "Жнецу" подвозил. Он на базе Р1500, но без орудия. И танк он не тянет, а грузит на себя (как эвакуатор). А тянуть - это бред... :))

А что будет с удельным давлением на грунт ? И габарит по высоте ?

"kuleshoff.a" пишет:
Танк на возвышенности - хорошая цель для противника. Потребуется быстро открыть огонь - потеряешь время на разворот башни. В ближнем бою - весьма критично.

Ну да, ну да. У нас же середина ХХ века, систем обнаружения никаких нет... :))) То есть просто остается развернуться и поехать обратно... :)))

"Рота, в атаку! Стоп, откуда здесь эта насыпь?! Ее же еще вчера не было! Что же делать, что же делать? Отходим назад, я запрашиваю массированный артудар по насыпи... нет, лучше тактическими ракетами! С ядерным зарядом!!!"

"kuleshoff.a" пишет:
Габариты ствола определяют тип орудия. Упрощённо есть ПУШКИ и ГАУБИЦЫ. Хочешь высокую начальную скорость для пробития брони - нужна длинноствольная пушка [...] Это совершенно разные типы.

"Мсту" я для примера привел, как 150мм орудие. В любом случае считаю, что для такого калибра ствол длиной более 10 метров нецелесообразен, так как будет уже не ускорять, а тормозить снаряд.

"kuleshoff.a" пишет:
А что будет с удельным давлением на грунт ? И габарит по высоте ?

Да нормально все будет. Тут где-то ссылка на 15000-тонный экскаватор, который даже колеи не оставляет. Прибавка в тысячу тонн веса особого влияния не окажет. Габарит по высоте непринципиален, эвакуация поврежденной техники, как правило, происходит уже после боя (кстати, не думаю, что "эвакуатор" с грузом будет выше супертяжа из рассказа).

"Egoist" пишет:
Ну да, ну да. У нас же середина ХХ века, систем обнаружения никаких нет... :)))

Обратная сторона медали (существования систем обнаружения) это возможность засекать танк высотой 4,5 метра и весом 300 тонн. Супертяжёлые танки не вышли из стадии экспериментов не потому, что промышленности "слабо" произвести такого монстра, а потому что толку от них немного, а цена - огого. Как спрятать такую бандуру в складках местности ? Если для обычного танка даже заросли обычного кустарника или простой забор из рабицы играют роль противокумулятивного экрана при обстреле РПГ и ПТУРами, то супертяж будет в такой же ситуации мишенью. 4,5 метра уже не укроешь, а бронепробиваемость современных ПТУРов 600-800 мм.

"Egoist" пишет:
В любом случае считаю, что для такого калибра ствол длиной более 10 метров нецелесообразен, так как будет уже не ускорять, а тормозить снаряд.

А кто сказал, что в качестве метательного вещества будет использоваться порох ? Если на танке стоит ядерный реактор (как источник электроэнергии), то почему нельзя использовать электро-магнитную пушку с более высокими начальными скоростями снаряда ?

"Egoist" пишет:
Прибавка в тысячу тонн веса особого влияния не окажет. Габарит по высоте непринципиален, эвакуация поврежденной техники, как правило, происходит уже после боя

Удельное давление на грунт станет в двое больше. А в условиях ядерной войны безопасного тыла уже не будет.

"Dozornui" пишет:
Ну а вес больше 300 тонн создает большие проблемы для перемещения - грунт не держит.

Когда вот эта херня едет, то под ней даже травяной покров не разрушается. А весит эта херня 13,5к тонн.

"WhiteDrake" пишет:
Когда вот эта херня едет, то под ней даже травяной покров не разрушается. А весит эта херня 13,5к тонн.

Вопрос не просто веса, а УДЕЛЬНОГО ДАВЛЕНИЯ НА ГРУНТ - распределения веса на определённую площадь. У автора даны габариты машины и примерная масса, удельное давление легко посчитать при желании и сделать соответствующие выводы.

Так он же тебе вроде как посчитал удельную массу,не?

"WhiteDrake" пишет:
Так он же тебе вроде как посчитал удельную массу,не?

Было такое :), не отрицаю. Только вот танк размером 6Х15 метров с четырьмя гусеницами будет двигаться по ПЕРЕСЕЧЁННОЙ местности, а многоковшовый экскаватор (как у тебя на картинке) по насыпям, оврагам, канавам не лазит. Для многоковшового экскаватора площадку готовят бульдозерами. Танку дорогу никто ровнять не будет, значит в реальности площадь контакта гусениц с грунтом будет меньше, а удельное давление - выше. Особенно на подъёмах на насыпи - уже писал об этом.

отлично написано, конец прикольный))

Куда исчезла авиация и нейтронные боеприпасы ?

Хе-хе... Я ожидал этого вопроса - и подстраховался в конце. Все происходящее в рассказе - [СПОЙЛЕР] копьютерная игра, реалистичная, но все же игра. Откуда в танковом симуляторе авиация? :))

Если серьезно, я написал даже чуть объемней, чем хотел, а если бы включил еще и авиацию, и флот, и пехоту, пришлось бы прописывать взаимодействие разных родов войск, а это замах на повесть из нескольких глав, или даже мини-роман. На это времени нет. :( К тому же я в этом случае уже не обошелся бы без прямой речи в тексте, а ее отсутствие - одно из самоограничений, которые были наложены на рассказ.

Нейтронные боеприпасы, как мне думается, не дадут желаемого эффекта. По сути - это сверхмалый ядерный заряд, у которого при взрыве радиус полного разрушения строений на порядок меньше радиуса получения летальной дозы радиации. Во-первых, фон уже немаленький, а все танки надежно защищены от проникающего излучения (специфика постъядерной войны), во-вторых, развитие техники, особенно бортовой электроники, в рассказе на довольно высоком уровне и каждый танк, даже без экипажа, автоматически превращается в бомбу замедленного действия без возможности обезвреживания. Это, отчасти, явилось причиной второго выстрела "Стилета" по "Церберу" в середине произведения - простая подстраховка от спонтанного подрыва рядом с проезжающим союзником. В общем, смысла в нейтронных бомбах при данных вводных нет, куда проще шарахнуть стандартным ядерным зарядом, что и было в итоге сделано.

"Egoist" пишет:
Нейтронные боеприпасы, как мне думается, не дадут желаемого эффекта. По сути - это сверхмалый ядерный заряд, у которого при взрыве радиус полного разрушения строений на порядок меньше радиуса получения летальной дозы радиации.

Поток нейтронов при взрыве нейтронного боеприпаса легко проникает через танковую броню и поражает экипаж танка и приборы. Надёжным экраном служат плиты из обеднённого урана (как на "Абрамсе").

"kuleshoff.a" пишет:
Поток нейтронов при взрыве нейтронного боеприпаса легко проникает через танковую броню и поражает экипаж танка и приборы. Надёжным экраном служат плиты из обеднённого урана (как на "Абрамсе").

Ссылка из Википедии:

"Нейтронное оружие — разновидность ядерного оружия, у которого искусственно увеличена доля энергии взрыва, выделяющаяся в виде нейтронного излучения для поражения живой силы, вооружения противника и радиоактивного заражения местности при ограниченных поражающих воздействиях ударной волны и светового излучения. Из-за сильного поглощения и рассеивания нейтронов в атмосфере дальность поражения нейтронным излучением, по сравнению с дальностью поражения незащищённых целей ударной волной от взрыва обычного ядерного заряда той же мощности, невелика. Поэтому изготовление нейтронных зарядов высокой мощности нецелесообразно — излучение всё равно не дойдёт дальше, а прочие поражающие факторы окажутся снижены. Реально производимые нейтронные боеприпасы имеют мощность не более 1 кт. Подрыв такого боеприпаса создаёт зону поражения нейтронным излучением радиусом около 1,5 км..."

То есть человек, стоящий на расстоянии в полтора километра от эпицентра взрыва, получит лучевую болезнь... а человека, стоящего на том же расстоянии при взрыве 100-килотонной боеголовки, развеет в пыль. В рассказе же, напомню, речь о суровых танках, оснащенных противорадиационной защитой. Отрывок рассказа:

"...ядерный реактор «Бастиона» распылило по окрестной местности и в сочетании с общим, крайне высоким фоном пребывание здесь грозит лучевой болезнью даже в танке, оснащенном противорадиационным бериллиевым экранированием."

Бериллий при своей дороговизне является гораздо лучшим поглотителем быстрых нейтронов, чем обедненный уран. Оксид бериллия используют во внутренних контурах ядерных реакторов как превосходный радиационный изолятор. Помимо этого бериллий используют как легирующую добавку, повышающую твердость и прочность сплава.

Еще раз напомню: окружающий фон радиационного заражения в городе запределен (кстати, это одна из объективных причин отсутствия бронепехоты в рассказе), поэтому все танки максимально защищены от проникающего излучения.

"Egoist" пишет:
Еще раз напомню: окружающий фон радиационного заражения в городе запределен (кстати, это одна из объективных причин отсутствия бронепехоты в рассказе), поэтому все танки максимально защищены от проникающего излучения.

Если фон запределен - то ЗАЧЕМ вообще там находиться ? Какая боевая задача ? Рыцарский турнир с покатушками и пострелялками ?

Защита от гамма-излучения ("нормальная" радиация после атомного взрыва) и защита от быстрых нейтронов - две разные вещи. И подробности: наведённую радиацию никто не отменял :) - через пару-тройку недель таких покатушек танк будет фонить, как Чернобыльская АЭС.

"kuleshoff.a" пишет:
Если фон запределен - то ЗАЧЕМ вообще там находиться ? Какая боевая задача ?

Фон высокий везде. Напомню, произошел ядерный конфликт, причем с применением сверхмощных боеприпасов, и, возможно кобальтовых бомб. Так что вопроса выбора не стоит. Боевая задача - захват определенного квадрата местности, где находится нечто, представляющее ценность - штаб, лаборатория, секретный полигон для секретных разработок, что угодно, выбирай.

"kuleshoff.a" пишет:
Защита от гамма-излучения ("нормальная" радиация после атомного взрыва) и защита от быстрых нейтронов - две разные вещи.

Почитай про бериллий в Википедии: он в первую очередь используется именно как эффективная защита от быстрых нейтронов и как замедлитель управляемой цепной реакции в реакторах. Защищает от жесткого изучения он тоже неплохо. Плохо одно: он на порядок дороже обедненного урана, который вешают на "Абрамсы". А вообще подумай - если современный танк отлично защищен от быстрых нейтронов, почему танки из рассказа, постоянно воюющие в этих условиях, защищены хуже?

"kuleshoff.a" пишет:
наведённую радиацию никто не отменял :) - через пару-тройку недель таких покатушек танк будет фонить, как Чернобыльская АЭС.

Согласен, будет. Только вот динамика боевых действий позволяет усомниться в том, что большой процент бронетехники будет столько жить. В директивах на случай Третьей Мировой танковому полку на границе с ФРГ отводилось 15-20 минут жизни, потом его место занимал полк второго эшелона, и так далее. В случае долгожительства проводится регулярная дезактивация корпуса, когда же она перестает быть эффективной, извлекается все годное оборудование, а корпус идет на переплавку. У сверхтяжей же вообще корпус многослойный, и танк под списание не идет - только верхние бронепластины.

"Egoist" пишет:
Боевая задача - захват определенного квадрата местности, где находится нечто, представляющее ценность - штаб, лаборатория, секретный полигон для секретных разработок, что угодно, выбирай.

Ядерная война - МАНЕВРЕННАЯ !!! Если тупо пытаться любой ценой удержать кусок земли , то ядерный удар не заставит себя ждать. Командные центры в наше время должны быть маневренные.

"Egoist" пишет:
А вообще подумай - если современный танк отлично защищен от быстрых нейтронов, почему танки из рассказа, постоянно воюющие в этих условиях, защищены хуже?

Только лобовая проекция и только вроде как у "Абрамса". Я что-то не припомню других танков с плитами из обеднённого урана.

"Egoist" пишет:
Только вот динамика боевых действий позволяет усомниться в том, что большой процент бронетехники будет столько жить.

А смысл в таких условиях делать супер дорогой супер-танк ? Если жить ему 20 минут ? :)))

"Egoist" пишет:
В случае долгожительства проводится регулярная дезактивация корпуса, когда же она перестает быть эффективной, извлекается все годное оборудование, а корпус идет на переплавку. У сверхтяжей же вообще корпус многослойный, и танк под списание не идет - только верхние бронепластины.

Ну и какое "годное оборудование" можно извлечь из фонящего танка ? Сиденье командира ? Орудие, ходовая часть и двигатель - контактируют с окружающей средой - по-любому будут радиоактивными. Если уж так остро стоит вопрос защиты экипажа, то имеет смысл разместить его в компактной бронекапсуле и экранировать её одну, а не весь танк. Или вообще сделать танк беспилотным с элементами искусственного интеллекта и внешним управлением.

"kuleshoff.a" пишет:
Ядерная война - МАНЕВРЕННАЯ !!! Если тупо пытаться любой ценой удержать кусок земли , то ядерный удар не заставит себя ждать. Командные центры в наше время должны быть маневренные.

Согласен полностью. Только мы с тобой на одну и ту же ситуацию смотрим с разных точек зрения. Мобильный командный центр двигается (это ясно из названия), но в каждый конкретный момент времени он находится в конкретной точке. Быстрым передвижением здесь и не пахнет: это же штаб, а не маневренная огневая группа.

"kuleshoff.a" пишет:
А смысл в таких условиях делать супер дорогой супер-танк ? Если жить ему 20 минут ? :)))

[пожимаю плечами] Это же гонка вооружений! Если у врага есть мощный танк, значит нам нужен такой же, а лучше мощней :))) Ассиметричный ответ (Т-34 с Вот Такоооой Пушкой) не катит. Тут война не масштабная (типа ВоВ), а столкновение небольших, хорошо оснащенных групп. Все, как в современных войнах - 90% боевых задач выполняет спецназ, остальные - для массовки.

"kuleshoff.a" пишет:
Если уж так остро стоит вопрос защиты экипажа, то имеет смысл разместить его в компактной бронекапсуле и экранировать её одну, а не весь танк.

Так ведь бронекапсула присутствует и имеется на каждом танке из рассказа! Она заэкранирована по самое не могу и герметична. Танк не герметичен, это просто не нужно, да и сложно реализовать технически. ГГ в конце погибает не от взрыва, а от разгермитизации бронекапсулы.

"kuleshoff.a" пишет:
Или вообще сделать танк беспилотным с элементами искусственного интеллекта и внешним управлением.

В корне не согласен. Танк с ИИ - просто супердорогой бот, который не то что двадцать, он и пары минут не проживет. Внешнее, или удаленное управление же при сложных "погодных" условиях (высокий уровень фоновых помех) нереализуемо. И не забывай про РЭБ - тут не то что танк потерять можно, а вообще получить лишнего врага при перехвате управления.

"Egoist" пишет:
Мобильный командный центр двигается (это ясно из названия), но в каждый конкретный момент времени он находится в конкретной точке. Быстрым передвижением здесь и не пахнет: это же штаб, а не маневренная огневая группа.

Тогда напрашивается вопрос: КТО ведёт разведку целей на местности с запредельным уровнем радиации ? Если скажешь, что сам танк - опровергну моментом. Даже во времена Вьетнамской войны уже были системы REMBASS, которые засекают не то, что танки весом в 300 тонн, а отдельных людей за 50 метров от сейсмического датчика. Если я захочу надёжно прикрыть объект, то разверну на дальних подступах полосы из таких систем и снижу эффективность наземной разведки в разы.

"Egoist" пишет:
Если у врага есть мощный танк, значит нам нужен такой же, а лучше мощней :))) Ассиметричный ответ (Т-34 с Вот Такоооой Пушкой) не катит.

Ситуация утопична изначально. Такой танк с берилиевой защитой в условиях локального конфликта или даже ограниченной ядерной войны проиграет своим нормальным собратьям по маневренности и скорострельности, а затяжная ядерная война - область уже ненаучной фантастики. Кто и на чём будет производить это чудо техники после разрушения промышленности ядерными ударами ?

"Egoist" пишет:
Все, как в современных войнах - 90% боевых задач выполняет спецназ, остальные - для массовки.

Да ну ? :))) Может заменишь "спецназ" на "авиацию" и вспомнишь Югославию, Ирак и Ливию ?

"Egoist" пишет:
Так ведь бронекапсула присутствует и имеется на каждом танке из рассказа!

Соглашусь.

"Egoist" пишет:
Внешнее, или удаленное управление же при сложных "погодных" условиях (высокий уровень фоновых помех) нереализуемо.

Ещё как реализуемо. У сапёров из инженерной разведки есть высокочастотные радиостанции, которые работают при включённых "глушилках", которые подавляют обычные переносные рации и мобильники.

Так штоб один раз жахнул, и людей - нет, а имущество - вот оно!

_______________________________________________________________

тупой ублюдок

Мне однозачно понравилось!!!

"Dozornui" пишет:
А 5000-тонный "Бастион" и вовсе утонет, едва проехав десяток метров, причем на любом покрытии кроме каменного - продавится.

А может быть и не утонет. Роторные карьерные экскаваторы имеют порой сходную массу. Вот например:

"Роторные экскаваторы, использующиеся на добыче угля, безусловные лидеры по размерам. А немецкий Bagger 288 побил все рекорды. Вес его примерно 13,5 тысяч тонн"

И тем не менее...

"Чтобы под такой тяжеленной махиной не просаживалась земля, конструкторы оснастили ее 12 гусеницами по 3,8 метра. В результате, создаваемое давление на грунт не превышает давления ступней человека при ходьбе. В результате, он может ездить даже по полям, не испортив почвенный слой. "

Источник

http://maxi-exkavator.ru/articles/excavators/~id=1...

Спасиба за ссылку, етот Bagger 288 - заебись машинка!! так чё немецкие танки "Крыса" и "Монстр" при желании можно реализовать в реале..

ставлю 10

Гм... Мне одному рассказ напомнил захудалую флэш-игру, где один супер-танкист сотнями расстреливает превосходящих его врагов? ____________

В чем разница между уткой?

:((( Ну, давай подсчитаем:

1. "Вепрь" - танк аналогичного класса, средний (боя как такового не было, просто уничтожение);

2. "Паук" - вообще легкий танк, но перед гибелью поднасрать-таки успел: вывел из строя один из траков и навел арту.

3. "Жнец" - на танк записать можно скорее уничтожение тягача с боеприпасами, чем саму арту. Все остальные враги погибли от взрыва фугасов на тягаче.

"Цербера" уничтожил "Стилет", а "Молоха" - артудар, впрочем, не без помощи того же "Берсерка".

Итого: три убийства: средний, легкий и тягач. Плюс засвет супертяжа для арты. ГДЕ СОТНИ УБИЙСТВ???

P.S. У меня в WoT частенько бывает и 4, и 5 фрагов плюс пробития по другим танкам. Герой рассказа воюет неплохо, но далеко не идеально, в конце вообще погибая.

У тебя какой ник в игре?

ЗЫ: давай вместе погоняем как-нибудь) отпиши в личку

Ник - KOMEPCAHT_HA_TAHKE (с одной "м", и транслитом, естественно).

А погонять - это можно, только я сейчас в основном с ноута в интернете, а танки на игровой машине стоят. Настольник жена оккупировала: в Симсов играет (а я в Х-COM по ночам). Но в принципе - why not? :)

Ясно xD Ну как надумаешь - пиши. Ник у меня такой же, как на форуме.

"Egoist" пишет:
P.S. У меня в WoT частенько бывает и 4, и 5 фрагов плюс пробития по другим танкам. Герой рассказа воюет неплохо, но далеко не идеально, в конце вообще погибая

У меня рекорд 13 на Гочкисе)

"WhiteDrake" пишет:
У меня рекорд 13 на Гочкисе)

Гочкисс??? Педобир, не? :)))

супер. этот рассказ можно было бы превратить в сериал но концовка на это почти не дает шансов. мог бы много еще сказать но ... короче 10.

Сведу две ветки обсуждения в одну (а то зрителям читать неудобно:) )

"kuleshoff.a" пишет:
Обратная сторона медали (существования систем обнаружения) это возможность засекать танк высотой 4,5 метра и весом 300 тонн. Как спрятать такую бандуру в складках местности ? 4,5 метра уже не укроешь, а бронепробиваемость современных ПТУРов 600-800 мм.

Поэтому-то действие рассказа (да-да, это не реальные события, напоминаю :) ) и происходит в городе, а не на местности. Загонять бронетехнику в город, где она теряет главное преимущество - расстрел врага с безопасной дистанции, это, конечно, неправильно. Но в складках местности, как ты правильно заметил, танк высотой в пять метров не спрячешь (а там есть образцы и выше). Из-за этого обстоятельства пришлось пойти на условности - никто не захочет читать двухстраничный "эпос" о том, как две группы мегатанков безо всяких тактических изысков разобрали друг друга на фрагменты за пятнадцать секунд.

"kuleshoff.a" пишет:
А кто сказал, что в качестве метательного вещества будет использоваться порох? Если на танке стоит ядерный реактор, то почему нельзя использовать электро-магнитную пушку с более высокими начальными скоростями снаряда ?

Электромагнитные пушки, как, впрочем, и лазерно-плазменные установки, в сеттинг конкретно этого рассказа не вписываются. Задачей стояло показать этакий танковый "бокс" на близкой дистанции, с отрываниями башен, взрывами, уничтожением окружающего пейзажа и так далее. Народ хочет зрелищ, пафоса, брутальности! Война же в реальности вещь довольно скучная и монотонная.

"kuleshoff.a" пишет:
Удельное давление на грунт станет вдвое больше.

При номинале в 10 тысяч тонн и прибавке в тысячу тонн при неизменной площади гусениц удельное давление вдруг стало в 2 раза больше??? Даже комментировать не буду.

"kuleshoff.a" пишет:
Даже во времена Вьетнамской войны уже были системы REMBASS, которые засекают не то, что танки весом в 300 тонн, а отдельных людей за 50 метров от сейсмического датчика. Если я захочу надёжно прикрыть объект, то разверну на дальних подступах полосы из таких систем и снижу эффективность наземной разведки в разы.

Да. И я бы так поступил. Но это была бы уже совсем другая история, правда?

"kuleshoff.a" пишет:
Затяжная ядерная война - область уже ненаучной фантастики. Кто и на чём будет производить это чудо техники после разрушения промышленности ядерными ударами ?

Ненаучная фантастика - это когда по полю бегают розовые говорящие единороги, блюющие друг в друга радугой. :))) В четырех из каждых пяти прочитанных мною художественных произведений нет настолько детальной проработки технической части. Когда у Тармашева перехватчики ведут бой за семи световых скоростях, все только умиляются... а тут блин, у танка перегруз в пару тонн и все - ну ващщщще нифига не реально! Если говорить серьезно, то описание экономической части в цели не входило - объем и жанр не тот. Кстати, АК и ракеты малой дальности для человека XIX века - тоже чудеса техники, которые, тем не менее, успешно производятся и используются в многочисленных арабских странах.

"kuleshoff.a" пишет:
Может заменишь "спецназ" на "авиацию" и вспомнишь Югославию, Ирак и Ливию ?

Имелась ввиду именно сухопутная составляющая военных действий. А так, да, авиация с КР на пару действительно рулят :))

"kuleshoff.a" пишет:
Ещё как реализуемо. У сапёров из инженерной разведки есть...

Ну да, ну да. У них разные приблуды есть. А еще есть инженерная разведка и у врага (как ни странно), у которой тоже есть саперы, у которых тоже есть фиговины, нейтрализующие приблуды первых. А у них, в свою очередь, есть такие хреновины, которые делают бесполезными фиговины... ну, ты понял. :)) Лучше и не начинать, а просто посадить в каждый, довольно дорогой танк по человеку, который будет им управлять. Хотя массированная атака дронов - это тоже эпично...

"Egoist" пишет:
Задачей стояло показать этакий танковый "бокс" на близкой дистанции, с отрываниями башен, взрывами, уничтожением окружающего пейзажа и так далее. Народ хочет зрелищ, пафоса, брутальности!

Игрушка будет интересна детям лет до 12 и то - не всем. Я один раз был свидетелем случая на Поклонной Горе (в Москве), как мелкий мальчишка лет 10-12 "умыл" музейщиков и собственного папашу у танка "Шерман". Суть была в том, что дитё указало экскурсоводу на "косяки" в оформлении экспоната и у того отвисла челюсть. Папа пустился было в рассуждения в защиту работников музея - дитё "умыло" и его до кучи :))) Такие дела - правдоподобность должна быть по-любому.

Правдоподобность и реализм не есть тождественные вещи :))

"kuleshoff.a" пишет:
Игрушка будет интересна детям лет до 12 и то - не всем.

Мне 20, и я играю в "Мир Цыстерн".

Кулешофф, вы скучны. В конце концов, каждому своё.

Автор имеет право сказать "от*тесь, это про игру. Считай, фэнтези" :D

Мог бы. Но тогда не было бы интересного обсуждения, over 50 комментариев и столько информации в них, что хватило бы на второй рассказ. :) Обсуждались ТТХ на полном серьезе, как будто все существует на самом деле. Лично я считаю, что уровень технической достоверности для фантастического рассказа вполне достаточен и даже местами избыточен. Это же не журнал "Зарубежное военное обозрение", все должно легко читаться и быть правдоподобно.

А лазейку, что это только игра, а не реальность, я как раз оставил для особо жирных троллей - на крайний случай :)) К счастью, не понадобилась - все отзывы на удивление адекватны и корректны.

Hotchkiss H35))

----

Чем больше узнаешь, тем меньше веришь в бога (с)

Hotchkiss H35))

----

Чем больше узнаешь, тем меньше веришь в бога (с)

Быстрый вход