Полураспад. Глава 4. Мы исправим то, что натворили.

Глава 4. Мы исправим то, что натворили.

Хром проснулся от затяжного звонка в дверь. «Восемь… Бля, кому там не спится?» - недовольно пробурчал он про себя, взглянув на часы, и поднялся с кровати. Рядом заворочалась заспанная Лика. Хром, натягивая на ходу на себя одежду, отправился открывать.

Подойдя к двери, стараясь не шлепать босыми ногами и ступая с носка, Лев посмотрел в глазок.

- Кто бы сомневался! – чуть слышно сказал он себе под нос, отпирая стальную наружную дверь

- Что случилось, Лев? Почему вы здесь? И почему ваша машина такая грязная? А это чьи такие грязные страшные джипы? – вместо приветствия обрушила груду вопросов с ходу полноватая светловолосая женщина, с круглым добрым лицом, на котором выражалась в данное мгновение высшая степень озабоченности.

- И вам доброе утро, Алла Михайловна! – по-доброму улыбнулся Лев. – Проходите, - и добавил в сторону двери в зал, где нежилась в теплой постели его девушка. - Лика, подъем! Мама пришла.

«Ружье на место положи, дурак!» - послышалось недовольное шипение Ольги из-за закрытой двери дальней комнаты, судя по всему, адресованное Лексу. Следом послышался лязг затвора и глухой, чуть слышный, удар об пол – вывалился патрон.

«Оружейный маньяк! Я тебе пизды дам, что бы руки шаловливые не чесались!» - выругался про себя Лев, провожая маму Лики на кухню.

- Лика! Гет ап, май диа! – старательно выдерживая произношение, процитировал Лев строчку из песни. – Так, идешь на кухню, готовишь маме чаю или кофе. И на остальных, сделай тоже, раз так пошло, будь добра. Сейчас всю кодлу растолкаю, кто еще не проснулся, девчонки помогут.

Лика согласно кивнула и сладко потянулась. Хром продолжил:

- Говори все, как есть. Хули тут шифроваться? Ну, конечно, не упоминай, что мы – параноики-выживальщики, но объясни, что предполагали такой вариант развития событий. Я пойду за батей твоим схожу. Его тоже в курс надо бы ввести.

- Хорошо, Лев, давай только не долго, - согласилась Лика, сосредоточенно натягивая носки.

- Может с тобой спуститься, Хром? – лениво поинтересовался Ястреб, засунув в зубы сигарету и старательно охлопывая карманы в поисках зажигалки.

Хром подошел к нему, выдернул сигарету из его рта и засунул себе за ухо.

- Не курить в комнатах. В сортир, либо на кухню! – начальственным голосом пояснил Хром. – Эдак всю квартиру прокурите, да еще и подпалите чего доброго! И остальным передай.

- Ладно, ладно, не бухти, - Ястреб пошел на попятную. – Я понял. Так с тобой спуститься? Заодно и покурим в подъезде.

- Не стоит, покуришь на кухне, - отверг предложение Хром, поддевая босой ногой полимерные пляжные тапки. – Сходи лучше остальных растормоши и скажи девушкам, пусть Лике на кухне помогут. Сегодня денек обещает быть интересным, не хуже ночи. На том свете отоспимся, параноики!

Ястреб кивнул, обозначая, что усвоил информацию, достал новую сигарету из пачки и отправился вслед за Ликой, по пути стуча в прикрытые двери комнат с воплем «Подъем, сурвайверы!»

«Клоун, бля!» - обреченно отметил про себя Хром, вышел из квартиры и отправился на первый этаж.

- И что же теперь будет? – причитала Алла Михайловна, сидя на кухне в окружении девушек, рядом с успокаивающей ее дочерью. Мужчины, включая отца Лики, Владимира Николаевича, сгруппировались в противоположенном конце обеденного стола, дымя сигаретами и что-то обсуждая в полголоса. Только что, пока все собравшиеся завтракали, по телевизору, который висел над холодильником, показали экстренное обращение президента к народу, который объявил о вводе чрезвычайного положения в связи с попыткой государственного переворота в Москве, а так же массовыми беспорядками в некоторых крупных городах. Как было сказано, особенно сложная ситуация с радикально-настроенными группами сохраняется в Москве и области, а так же в Туле. Но, не смотря на все происшествия, глава государства призвал все население сохранять спокойствие, всячески содействовать по возможности, а самое главное – не мешать работе чрезвычайных органов власти на местах. Также, президент указал, что долг каждого сознательного гражданина - сообщить в комендатуру, полицию или ФСБ о любую ставшую ему известной информацию, относительно радикальных лиц, настроенных против существующего строя или же сочувствующих повстанцам. Революционеров он назвал ренегатами и террористами и пообещал навести порядок в кратчайшие сроки. Чрезвычайное положение введено на четырнадцать суток, а право принятия мер в соответствии с федеральными законами, применяемых в условиях чрезвычайного положения, было делегировано властям на местах, которые уже получили необходимые инструкции. После обращения показали интервью с депутатами государственной думы, которые как один обвиняли западные страны в организации беспорядков, требовали от вновь организованного государственного комитета по чрезвычайному положению и главы государства временно отменить мораторий на смертную казнь и приговорить к высшей мере наказания все зачинщиков и участников сегодняшних событий. Затем был репортаж с окраины Тулы, в которой шли бои между полицией и спецназом внутренних войск с одной стороны и повстанцами с другой. Репортер в тяжелом армейском бронежилете поверх голубого джемпера зачитывал списки жертв и потери. Хрому же врезался в память один единственный кадр, задержавшийся на экране лишь несколько секунд, а потому, наверное, и не вырезанный цензурой. В кадре был раскуроченный сожжённый бронетранспортер, какие-то обломки вокруг него, а на фоне – типичная хрущевская многоэтажка, на стене которой неровными, но крупными, около метра высотой белыми буквами было выведено «Мы исправим то, что натворили», и ниже, буквами чуть меньшими «106 гв. ВДД».

Затем сигнал федерального канала сменился сигналом местного телевидения, по которому выступил средних лет мужчина в строгом черном костюме, представившись комендантом области. Он зачитал постановление о мерах, принятых на время чрезвычайного положения, огласил имена и фамилии районных комендантов, адреса комендатур и органов исполнительной власти, объявил о введении комендантского часа девяти часов вечера до шести утра.

- Опять август девяносто первого? – хмуро задал риторический вопрос Владимир Николаевич и уменьшил громкость телевизора, особо и не ожидая внятного и однозначного ответа.

- Боюсь, да, - ответил Ястреб. – А может и хуже.

- Хуже? Куда уж хуже! – чуть дрогнувшим голосом начал Владимир Николаевич. – Вы еще детьми были, когда путч случился. Как тогда народ настрадался! Бандитский беспредел, безработица… Голод чуть ли не в каждой третьей семье. А нищета, так вообще была признаком девяти из десяти… - он осекся и тряхнул головой, отгоняя нахлынувшие неприятные воспоминания.

- Прорвемся, Владимир Николаевич, - ответил Лев, стараясь придать своему голосу уверенность, но получилось как-то не очень.

- А чего вы вдруг сюда-то переехали, - поинтересовался отец Лики. – Нет, я конечно же не против такого соседства, дочь, опять же, рядом, но как-то все неожиданно, такой толпой…

- Мы давно дружим, - пояснил Лекс, набирая в опустевший чайник воды из-под крана. – А в такие времена всегда лучше быть вместе.

- И тем не менее? – Владимир Николаевич тонко намекнул, что это не все.

- Оружие, - ответил за Лекса Хром. – Его сейчас изымать могут начать. А могут и не начать. Зависит от обстановки. Но не хотелось бы в случае разгула бандитов остаться с голой жопой.

- Вы молодцы, - чуть подумав над услышанным, сказал Владимир Николаевич. – Не знаю, как вы догадались, что так будет, но вы молодцы. Держитесь вместе. Берегите друг друга. Но будьте аккуратны.

- Стараемся, - натянуто улыбнулся Рок и затушил в пепельнице сигарету.

- Ладно, деньги на бочку, - принял решение Хром. – Теперь мы – община. Надеюсь, нет возражений? – Хром обвел хмурым взглядом собравшихся.

Противников решения не нашлось, и Хром продолжил:

- Итак, господа, шоу начинается. Сейчас сбрасываемся всей наличкой. Лекс, Ольга, Ястреб – берете Грейт Вол – и в Магнит здесь, в Роще. Не думаю, что его под контроль взяли. До этого не скоро дойдет. Затариваетесь под завязку. Крупы, макароны, консервы, сахар, мука, крепкий алкоголь, сигареты блоками, кофе и чай в непотребных количествах. На месте сориентируетесь, что еще. Лекс, Ястреб, вы отвечаете за еду. Еще обычного скоропорта возьмите на неделю, холодильник забьем. Ольга, на тебе средства личной гигиены из хозяйственного отдела, особенно для вас, девушек. Ну и мыла там, порошка стирального, туалетной бумаги, свечей, пасты зубной, щетки, зажигалок газовых несколько десятков, батарейки всех типоразмеров, средств для бритья возьмите по-больше. Ольга, там, в Магните, так сказать в фойе, есть аптечный киоск. Прикупите лекарств еще. Самых примитивных. Жаропонижающих, противовирусных, от пищевых отравлений, антибиотиков, антисептиков, сердечных средств, антигистаминные, обезболивающие, перевязочный материал. Все это у нас есть, но лучше пополнить запасы: сдается мне, скоро с этими вещами будут проблемы. На все про все, скажем тысяч пятьдесят. Справитесь?

Лекс с Ястребом кивнули, а Ольга уточнила:

- По лекарствам есть предпочтения?

- На твой выбор, Оль, - уже более мягким голосом ответил Хром. – Главное – чем дольше хранится – тем лучше.

Ольга одобряюще кивнула.

- Лев, - вступил Владимир Николаевич, - у нас на даче есть еще пять мешков картошки. Лук еще, чеснок сушатся. Надо бы съездить забрать. Здесь ведь недалеко, в Сухово, за Рощей.

- Да, еда нужна, - согласился Хром. – Сейчас берем Патрика и едем с вами за урожаем, только прицеп ваш надо взять.

- Зима на носу, Хром, - справедливо заметил Рок, заваривая очередную кружку растворимого кофе. – Что у нас с отоплением?

- Верно подметил, Рок! – опомнился от легкой заминки Хром. - Берешь Шеви, едешь на ТНК, где вчера заправлялись. Она ближе всего. Там есть ГЗС. Покупаешь заправленных баллонов, сколько влезет. Кстати, в Шеви сколько влезет? Баллона четыре? В гараже есть изонел в пластинах. Возьми с собой, между баллонами проложишь, что бы не громыхали. Если заправщик залупаться будет из-за количества – дай на лапу пятихатку, что бы рот закрыл и отпустил, как положено. Так, три баллона в гараже под завязку есть, один сейчас к плите подключен. Если еще четыре привезешь – нам на год точно хватит. А может и на два, если экономить. А если к горелке котла не подключаться, то и на три спокойно. Так, дров полный сарай во дворе. Этого на одну зиму, если на две квартиры. Нужно потом Аллу Михайловну и Владимира Николаевича сюда переселить, тогда на пару лет хватить может, если экономно. Но не плохо бы еще и углем разжиться. У нас котел мультитопливный, на угле вообще Ташкент будет! Плиту и круглую печку будем дровами топить.

- У нас же пятиэтажки заводские топятся от угольной котельной, - вспомнила Лика.

Действительно, пять пятиэтажных домов, образующих целый квартал на окраине поселка отапливались специально для них возведенной неподалеку котельной. Дома, построенные перед началом перестройки, принадлежали кабельному заводу, одному из крупнейших предприятий города, и использовались как служебное жилье для специалистов.

- Владимир Николаевич, вы случаем не знаете никого оттуда, с котельной? - моментально перенял идею Хром.

- Ну, Серега, пьянчужка местный, там кочегаром работает, знаемся, а что? – не уловил ход мысли отец Лики.

- Значит, нам нужно сегодня с ним пересечься, - пояснил Хром. - И купить у него угля. Правильнее будет сказать «спиздить», однако ему мы заплатим, что бы он «ничего не видел». Осталось решить, на чем уголь привести.

- Так котельная же еще не запущена, отопительный сезон еще не начался, - начал было сопротивляться Владимир Николаевич. – Там сейчас нет никого.

- Но кто-то же ее сторожит, - возразил Хром, - иначе, зная местный контингент, там уже котлы на чермет сдали бы!

- Ну, так Серега и сторожит. Он и еще один его сменщик, его я не знаю, - ответил Владимир Николаевич.

- Значит так, - подвел итог Хром, - сейчас забираем урожай, а потом – к котельной, будем покупать Манхэттен за бусы у аборигенов.

- А вести уголь на чем? – резонно поинтересовался Рок. – Не в багажниках же! Грузовик надо бы.

- Спасибо, кэп, - подколол его Шарк. - Я на работу позвоню, мужикам, кто в гараже дежурит. КАМАЗ не обещаю, но ЗИЛа или ГАЗона, думаю, достанем.

- Здорово! – Хром обрадованно похвалил Шарка. – Только вот, боюсь, грузить лопатами придется. Ну да никто и не обещал, что будет легко. Итак, задачи ясны? Приступаем. Через час мы с Владимиром Николаевичем вернемся, к этому времени постарайтесь все справиться. Постоянная связь. Рации с собой и мобилы. Все, черти, собираемся!

Лев отсоединил от фаркопа Патриота прицеп, уперся в борт и окликнул Рока, укладывающего в соседнем гараже на место изонел:

- Помоги затолкать!

Рок бросил свое занятие и поспешил помочь Льву. Вдовем, изрядно напрягшись, они втолкнули непослушный, стремящийся все время съехать с направляющих мостков прицеп в гараж Владимира Николаевича. Рок снова направился в соседний гараж сворачивать изонел. Лев в это время загнал за прицепом Ford Fusion родителей Лики и запер гараж.

- Рок, давай заканчивай там, - поторопил друга Хром, вращая на указательном пальце связку ключей. – Надо к котельной двигать.

Рок вышел из гаража, отряхнул руки и испачканные пылью штаны и кивнул в сторону ворот:

- Запирай. Закончил уже.

- Рок, на Шеви поедем, она единственная чистая пока, - сказал Лев, с грохотом закрывая стальную створку ворот.

- Не вопрос, где Владимир Николаевич? – спросил Рок.

- Картоху в подвале запирает. Что бы не убежала, - ухмыльнулся Хром.

Из подъезда вышел Шарк.

- Ну что там с углем? – спросил он. – Я уже с мужиками договорился. По звонку ЗИЛ приедет с откидывающимся кузовом. Две штуки хотят за рейс.

- Нормально, - кивнул головой Хром. – Сейчас Николаич закончит в подвале копаться, поедем в котельную. Что там с покупками? Нормально затарились?

- А то! – довольно ответил Шарк. – Сорок штук как корова языком слизнула. Алла Михайловна предложила у них разложить пока, а то у нас места не очень.

- Нормально, - снова кивнул Хром. – О! Николаич идет. Рок, заводи Шеви, Шарк, с нами едешь. Народ дома только предупреди.

Шарк достал мобильник, позвонил жене и предупредил о предстоящей поездке.

- Рацию дома забыл, - пояснил Шарк в ответ на удивленный взгляд Хрома.

- Башку лучше дома забыл бы, - недовольно буркнул Хром. – Надо было Ольге сказать, что бы от склероза что-нибудь в аптеке прикупила.

Через пять минут тряски по разбитому асфальту поселковых улиц, Chevrolet Niva аккуратно остановилась возле мрачных и грязных строений котельной, мимо которой группа выживальщиков меньше суток назад въезжала в поселок. При свете дня с отсюда, от котельной открывался шикарный вид на подножие холма. Наполовину заросшая дорога, сбегающая с открытого холма, терялась в густой поросли насыпи недостроенной объездной, а чуть левее, вдоль асфальтовой дороги, ведущей из Рощи на федеральную трассу, протянулась опушка леса, шумящего в порывах леса ярким разноцветным одеянием. Справа от дороги, прямо в центре распаханного поля, в свете солнца поблескивал вытянутый пруд, обрамленный невысоким кустарником.

- Ну и где здесь кто? – недовольно буркнул Рок.

- Пошли искать, думаю, - предложил Хром, жадно рассматривая сквозь решетчатый забор отвалы каменного угля, прикидывая в уме, на сколько бы лет автономного проживания им хватило бы одной такой кучи.

Ржавые въездные ворота были замотаны цепью, на которую был повешен средних размеров замок, но калитка рядом с ними оказалась не запертой. Шурша разбросанными под ногами кусками шлака, которым обильно была посыпана вся территория, мужчины направились в сторону невысокой кирпичной постройки рядом с конвейерной наклонной шахтой, судя по всему, являющейся каким-то административным зданием.

- Э-э-э, бля! Че здесь надо?! – послышался пьяный бас.

Хром обернулся и увидел невысокого плотного мужичка лет пятидесяти, одетого в старые засаленные джинсы и потрепанный свитер, нетвердой походкой направляющегося к ним со стороны основного здания котельной.

- Добрый день, - начал Владимир Николаевич. – А Серегу где найти можно?

- Какой Серега, на хуй? – продолжил возмущаться мужик. – Вы хуле тут делаете? А ну пошли вон! Щас вышвырну всех, блядь!

Поняв, что нормального разговора не выйдет, Хром сделал пару шагов навстречу мужику, резко схватил его за грудки и сильно, всей своей массой, приложил пьянчужку о грязно-рыжего цвета кирпичную стену котельной.

- Тело, тебя же спросили: где Серега? А ты хамишь! – рявкнул Хром. – Что, ребра сильно крепкие? Не мяли давно? – Хром несильно ткнул свой приличных размеров кулак в левое подреберье алкоголику.

- Ты че, мужик? – алкаш сменил тон на удивленный, но уже более дружелюбный. – Дронова что ль Серегу? Так он это, дома он. Сегодня я дежурю. А что случилось-то?

- Ничего не случилось, - хмуро обрезал Хром и отпустил прижатого к стене мужика.

- Мужик, тебя как звать? - довольно добродушным и располагающим тоном спросил Рок.

- Иван я. Иван Михайлович. Но все Михалычем зовут. А что? – мужик с подозрением покосился на Рока.

- Слушай, Михалыч, - продолжил Рок, - меня вот Славой зовут, это – мои друзья, - Рок обвел рукой собравшихся. – Михалыч, хочешь заработать нормально? Тебе вообще ничего делать не надо будет…

- Нет здесь цветмета, мужики, - перебил его Михалыч и раздосадовано потупил взгляд.

- Да на фиг нам твой цветмет нужен? Нам бы угля, Михалыч! А мы тебе денег дадим и заправим еще, - намекнул Рок, щелкнув средним пальцем себе по горлу.

- Дык чего ж вы молчали-то?! – неподдельно обрадовался Михалыч. – Идите, набирайте сколько надо.

- Нам много надо, Михалыч, - вступил в разговор Шарк. – Хотя бы машину одну. Сейчас ЗИЛ подъедет.

- Ого! И правда, много. Куда вам столько, мужики? – Михалыч посмотрел по очереди на мужчин.

- Нужно, Михалыч. Очень нужно, - по-доброму настоял Рок. – А мы не обидим, отблагодарим.

- Три тыщи! – выпалил Михалыч.

- Не вопрос! – Шарк отсчитал три тысячи из кармана, потом достал еще одну. – Вот четыре, и нас здесь не было, куда уголь делся - ты не знаешь. Да и вряд ли кто заметит, вон кучи какие!

Рок сбегал до машины и вернулся с семисотграммовой бутылкой водки.

- Это тебе за неудобства, - протянул он ее Михалычу.

- Все, Шарк, звони своим, пусть выезжают, - сказал Хром.

- А грузить как? – резонно поинтересовался Владимир Николаевич.

- Лопатами, как, - ответил Хром. – Михалыч, у тебя тут лопат найдется? Пять штук надо.

- Шесть, - поправил его Владимир Николаевич.

- Найдем, - по-хозяйски ответил Михалыч и направился в котельную.

- Владимир Николаевич, вы сейчас с парнями езжайте лучше домой, с женщинами побудьте, мы сами справимся, - попросил Хром, на что тот немного разочарованно пожал плечами и кивнул.

- Шарк, Рок, езжайте на квартиру, переодевайтесь в робы, сапоги, мне комплект не забудьте привести, берите остальных мужиков, встречаете ЗИЛа и пулей сюда, нам тут лопатами до вечера махать. А я здесь останусь, осмотрюсь.

- Вопрос назрел, Хром, - задумчиво произнес Рок. – А куда сгружать-то будем?

- Кстати, да! Хром, что с углем делать будем? – согласился с ним Шарк.

- А что с ним делать? Вывалим на землю возле сараев, - ответил Хром. – Воровать сразу его хрен кто будет – угольные котлы и печи мало у кого есть. А потом посмотрим. Там брошенные сараи есть, так можно прихватизировать, подлатать, перегрузить и запереть.

- Логично, - согласился Шарк, - Поехали, Рок. Владимир Николаевич, вы с нами?

Отец Лики кивнул и направился вслед за мужчинами. Хром развернулся и пошел под конвейерной постройкой в сторону отвалов.

Вопреки предположению Льва, загрузку ЗИЛа закончили уже к четырем часам. Грязные, как шахтеры, взмокшие и пропахшие потом, мужчины вернули успевшему изрядно нажраться Михалычу его инвентарь.

Хром уселся на сухую траву рядом с решетчатым забором котельной и закурил, ожидая, пока водитель ЗИЛа прогреет двигатель. Рядом, сперва на корточки, а потом точно так же на траву уселся Ястреб. Рок стянул с себя рабочую куртку из грубого брезента, постелил на землю, а сверху улегся сам. Рядом с ним уселся Лекс, а Шарк пошел поговорить с водителем.

- Сейчас бы в баньку, - мечтательно протянул Ястреб, вытирая с черного лба капельки пота, тем самым еще больше размазывая грязь по лицу.

- Душ примешь. Не барин, поди, - устало ответил Хром. - Котел затопим, горячая вода будет. Душ есть и у Ликиных родителей, просто там электротэн с накопителем, а не котел.

- Ну, тогда нормально, - с облегчением вздохнул Лекс. – А то в один душ очередь ждать заебешься.

- Что завтра делаем, Хром? – спросил Рок.

- Вообще-то завтра – понедельник, - ответил Хром. – Мы, мужики, на работу идем. А вот женщины пусть дома сидят, так спокойней будет. Пусть Ольга организует им больничные задним числом, хорошо Лекс?

- Сделаем, - уверенно ответил Лекс.

- Нахуя на работу, Хром? – воспротивился Ястреб. – Пиздец же на носу!

- Ястреб, не охуевай! – возмутился Хром. – Толком еще ничего не случилось, не тупи. Деньги нам не помешают, да и информация теперь только из «уст в уста» без интернета, если не считать цензурированное зомбирование теле- и радио- СМИ. А информация нам нужна, она – жизнь.

- Поехали! – крикнул, отходя от ЗИЛа, Шарк, направляясь в сторону ворот.

Мужчины поднялись с земли и, отряхиваясь по пути, направились к Chevrolet Niva, стоявшей за территорией котельной.

- Все интересней и интересней становится, мужики! – произнес Шарк, залезая к Року и Ястребу на заднее сиденье. – Сейчас с Коляном, с водилой, разговаривал. Говорит, сегодня утром дэпэсов в конце Гагарина сожгли. Они по дворам ехали, так им из кустов в бок зажигалку кинули. Двое нормально, они с другой стороны из тачки выскочили, а водила с ожогами в больничке.

- Нихуя себе! – удивился Рок, объезжая очередную колдобину и контролируя в зеркало заднего вида ЗИЛ, что бы не отстал.

- Нормально так, - пробубнил Ястреб, погруженный в какие-то свои мысли.

- Думаете, и у нас начинается? – спросил Лекс.

- Да хрен его знает, - пожал плечами Шарк. - Может и маргиналы нарайонные какие, только вот вряд ли. Интересно, не Кучера ли подпалили? Он же ночью дежурил.

- Все может быть, - подтвердил Хром. – Что еще Колян говорил, Шарк?

- Еще говорит, что на въездах в город менты посты организовали, тормозят всех подряд, шмонают, - продолжил рассказывать Олег. – Слышал он, что центр города, квадратом Дьяконова, Пионерская, Некрасова и Третьей Ударной завтра перекроют для транспорта наглухо. Всем живущим в этом районе будут по паспорту в комендатуре пропуска выдавать. Остальным въехать можно только после получения разового спецпропуска в комендатуре.

- Ну, понятно, - произнес Ястреб, выходя из своих раздумий. - В этом же квадрате и ментовка южного микрорайона, и городская администрация, а ныне – комендатура, две пожарных части, база МЧС на Пионерской, на берегу реки… Блять, и городской рынок там же. Шоу маст гоу он!

Нива протиснулась между деревьев, растущих на газоне во дворе джокервиля, и остановилась рядом с остальными внедорожниками параноиков. Следом скрипнул тормозами ЗИЛ, из которого высунулся водитель, поинтересовавшись, куда вываливать груз.

- Вон туда задом сдай, - Хром указал на угол ряда деревянных сараев. – Заворачивай, я направлю, - Хром пошел к ЗИЛу, что бы жестами через зеркало заднего вида помочь водителю выдержать верное расстояние.

Сгрузив уголь и получив причитающееся вознаграждение, водитель лихо запрыгнул обратно в свой грузовик, который рыкнул через прогоревший глушитель двигателем и аккуратно выполз из дворов.

- Все бля, мыться, - устало буркнул Рок, поставив Chevrolet Niva на сигнализацию, и направился в сторону подъезда.

- Их бы тоже помыть надо, - Шарк кивнул в сторону выстроенных в ряд внедорожников. – Року весь салон углем перемазали, а наши – это вообще пиздец. Смотреть без слез не возможно.

- Сейчас сами помоемся – и поедем мыть их, - ответил Хром. – Главное поторопиться, а то через пару часов уже темнеть начнет. Лекс, не забудь с Ольгой насчет больничного поговорить. Да, сейчас нужно будет дамам объявить, что они теперь временно безработные.

- Чего-то телек работать перестал, - пожаловалась вышедшему из душа мужу Ольга. – Пять минут назад работал, а теперь ни один канал не ловит.

- Зашибись, бля, - буркнул Лекс, вытирая голову полотенцем. – Рок, что там с телеком?

- Они уже к машинам спустились, Леш, - ответила за Ольгу Вера. – Сказали, что тебя ждут. Может посмотришь, что с телеком?

- Вер, давай потом, нужно машины вымыть, пока светло, - отказал Лекс. – Тем более, мужики ждут. Мне Хром всю плешь проест, что я так долго.

- Ладно, давай, езжай, мой шахтер, - улыбаясь, отпустила мужа Ольга, вытерев ему с затылка остатки пены геля для душа.

Взяв пластиковое ведро и тряпку, Лекс спустился вниз и обнаружил друзей, собравшихся у Патриота Хрома, сгрудившись возле водительской двери. Хром сидел за рулем и пытался настроить магнитолу.

- Бля, ну сегодня же работало радио, - непонимающим голосом сказал Рок. - Мы же когда в котельную ездили – музыка бубнила. И обратно когда ехали. Что за херня происходит?

- Опять что-то нездоровое, - сосредоточенно ответил Хром, отрываясь от сенсорного дисплея монитора. – Ладно, хер с ней с музыкой, диски послушаем. Поехали.

- Народ, - окликнул собравшихся подошедший Лекс. – Радио тоже что ли не работает?

- Что значит «тоже»? – Ястреб недоуменно посмотрел на Лекса.

- Ну, я из душа вышел, девушки пожаловались, что телек ничего, кроме помех, не показывает, - пояснил Лекс.

- Не нравится мне вся эта херня, - буркнул Рок.

- Нравится – не нравится, спи моя красавица, - процитировал похабную частушку Ястреб. – Поехали боливары мыть.

- Ладно, поехали, - согласился Хром.

Пруд, на который отправились мыть машины, находился за пределами Рощи, недалеко от железнодорожной насыпи, в паре километров от деревни Сухово, где держали дачный домик родители Лики. Добравшись по грунтовке до нужного съезда, колонна грязных до самых крыш внедорожников, возглавляемая единственной чистой снаружи Chevrolet Niva, направилась вдоль окраины заросшего бурьяном поля по грунтовой дорожке, поросшей посредине травой, в сторону пруда. Справа поодаль возвышался откос насыпи железнодорожного полотна, слева же на пару километров простиралось широкое давно непаханое поле. Расставив внедорожники на узком, единственном на этом болотистом водоеме твердом участке берега, в устье небольшого ручья, вытекавшего из пруда и змейкой прятавшемся в трубе железнодорожной насыпи в километре от истока, мужчины принялись отмывать своих железных друзей. Особенные трудности в этом процессе испытывали Хром и Ястреб, машины которых и в заводской комплектации были весьма высокими, а после внедорожно-эскпедиционной подготовки, в частности лифта кузова и установки высокопрофильной внедорожной резины, высота машины перевалила далеко за два метра. Друзья один за другим носили ведра с водой, поливая машины, что бы засохшая почти за сутки грязь наконец отмокла. Рок же в свою очередь, вооружившись жесткой полимерной щеткой, взбивал в ведре с водой и шампунем густую пену и усердно тер обивку дверей и чехлы, перепачканные угольной пылью.

Из леса, протянувшего свою опушку в паре километров от дороги, с которой съехала группа, вынырнула серая змея грузового состава, движущаяся в направлении города. Ястреб взглянул на поезд, прекратил намывать фар УАЗа и обратил внимание окружающих, махнув мокрой тряпкой в сторону состава:

- Очень интересно! Смотри, - он слегка подтолкнул плечом стоявшего рядом с ведром в руках Хрома, - несколько цистерн, несколько крытых грузовых и целая куча платформ с чем-то под брезентом. В свете последних событий, не думаю, что там трактора.

Локомотив уже находился над водопропускной трубой, когда внезапно поверхность насыпи мгновенно вздулась и лопнула, как гнойник, разбрасывая вокруг грунт, камни и куски искореженного металла.

- На землю, бля! – взревел Хром, отбросив в сторону пластиковое ведро и, увлекая за собой стоявшего рядом Ястреба, рухнул животом вниз рядом с колесами Патриота.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 44
Комментарии

Пока нравится,как и предыдущие главы,но обычно в рассказах такого типа самое интересное как раз начало.Потом автор обычно не в состоянии придумать что то интересное.Но буду рад,если автор сможет зайти дальше:) ставлю 9.

Рад, что нравится.

Однако, думаю, стоит прояснить кое-какие нюансы.

1. Автор не стремится понравиться лично Вам, дамы и господа. Он не профессиональный графоман, а всего лишь писака-любитель, пишущий для друзей.

2. Я выкладываю это здесь, т.к. мне нравится и я решил поделиться этим с вами. На своем мнении не настаиваю - на вкус все фломастеры разные.

3. Автор не может посвятить всего себя написанию новых глав. Поясню, что автор - не школьник и даже не студент. Это вполне взрослый семейный мужчина, а потому забот у него хватает и без книжки. Придется набраться терпения и ждать новые главы.

4. Из общения с автором я вынес следующее: он хочет написать книжку или просто большую по объему повесть. Не будет мутантов, зомби, аленов-содомитов, ядреных вундервафель, Рэмбо и Чаков Норрисов. Так что любителям подобных ништяков 100% не понравится, я гарантирую это. Но обещано много мата, грязи, подлостей и несправедливости в том числе и со стороны главных героев. Прямо-таки, как в жизни.

Такие дела.

Отличное начало! Ждемс продолжения

Автору спасибо за то, что написал, 22 спасибо, что поделился с нами. То что прочитал мне понравилось, продолжение, судя по описанию в комментарии, должно понравиться :)

Быстрый вход