Безумие

Уже 4 часа! Родители скоро придут, пора и прибраться. Я выключила компьютер, встала, захватив кружку с утренними остатками кофе, и пошла в кухню. Наверно надо бы погулять сходить. Все-таки каникулы летние, а я уже который день подряд дома сижу, как в затворничестве. 
В раковине лежала не мытая посуда оставшаяся с завтрака и обеда. Поставив кружку, я решила, что вынесу мусор, а потом примусь за мытье посуды и дальше темнота…
С этого обморока все и началось. После неудачного падения у меня была травма головы, и я стала видеть, всю ту правду, которую не видят другие. И просто не понимала, почему мои родные, друзья, врачи, наконец, и просто окружающие, не видят этого. Мне открыли глаза на истинный мир вещей. Словно подарили специально созданный для меня мир, лучший мир! Мой мир! И, конечно же, пока я наслаждалась целым миром, меня таскали по психиатрам и больницам. Родители отчаянно пытались меня, как они говорили, «спасти» при этом они не хотели, что бы меня положили на лечение. А когда другого выхода не осталось, они смирились, и дали свое согласие. Родители до сих пор верят, что меня спасут, от моей головы…но нельзя вытащить через мою голову в реальный мир, то, что окружает меня снаружи. 
Почти два года я наслаждалась. А когда меня отвезли в больницу и оставили…на лечение, это было предательством со стороны родителей. Мой мир почувствовал и стал наполняться другими. Меня убеждали, что я больна, различные процедуры и таблетки раскалывали меня. От этого всего мой мир начал грызть меня снаружи, одновременно все ближе пододвигая к самоубийству. 
Сейчас без движения я лежу на своей кровати, и чувствую, как испаряются остатки гнева, как проходит боль от потери очередного шанса. Бинт на моем левом запястье окрасился в цвет крови. Санитары всегда обматывают бинтами запястье, что бы потом не осталось следов от наручников, но в это раз он был наложен и по другой причине. Рана на моем запястье не серьезная. Хочу умереть, хотя знаю, что не избавлюсь от мира. День ото дня чувствовать, как все вокруг желает твоей смерти становится невыносимо. 
Приблизительно пол часа назад все было как всегда. Я сидела на кровати и смотрела в окно. В моей комнате не было никого, было тихо. Дверь открылась и почти мгновенно ко мне вбежали Катя и Семен. 
- Я нашла его! Я нашла его! – Радостно, возбужденным шепотом сказала Катя. – Я нашла его!
- Она нашла! – повторил Сёма.
- Что нашла? – Я заметила, что Катины руки сжали, что-то около груди, как будто это очень ценный предмет, и должен храниться, ближе к сердцу.
Катя огляделась, присела на колени и протянула мне белый кусочек мела.
Сёма нагнулся поближе рассмотреть предмет и от удивления открыл рот. Как будто это был огромный кусок торта.
- Это мел?
- Да…- С восторгом произнесла Катя.
- Ну и что?
- Сейчас покажу, сейчас покажу, сейчас… покажу,- Она встала с колен, рукой отодвинула Сёму подальше от моей кровати. 
- Стой вот здесь…здесь
Сёма встал, как встают детсадовцы на выступлении перед большой публикой. По его лицу было видно, что он рад оказанной ему чести продемонстрировать, что-то. Тем временем Катя запрыгнула на кровать, и уселась в изголовье, слева от меня, И похлопала по кровати ладонью со словами:
- Сюда ноги.
Я подняла ноги на кровать:
- Зачем это все?
-Катя сейчас покажет, сейчас…покажет,- проговорила она еле слышно, внезапно она встала во весь рост и огляделась. Спрыгнула с кровати и начала занавешивать окна шторами. Но свет все равно проникал сквозь них. Яркость исчезла, все стало мягким, и окрасилось в оранжевый цвет. Задернув шторы, Катя ловко прыгнула на прежнее место и села. Она переставила с тумбочки стоящей перед ней, мои часы. Я посмотрела на Сёму, он все так же стоял на своем месте, не шелохнувшись. Катя тем временем начала аккуратно выводить на моей тумбочке, какое то слово. Я понимала, что буквы русские, но, сколько бы я не пыталась его прочитать, у меня ничего не получалось. «Как это возможно? Это же буквы». Я напрягала зрение, называла про себя букву за буквой, но даже первый слог мне не давался. «Что за черт?!» Катя закончила с первым словом и перешла ниже, следующее слово… Я попыталась прочитать второе. Кажется, у меня начало получатся «д»… я знаю эти буквы, я их с детства знаю! Я знаю алфавит! Я умею читать! Но почему так происходит?» Буквы читались, но их распознанные образы мгновенно исчезали куда-то. От этого у меня начала кружиться голова, да так, что казалось, ветер кружит огромную воронку в моей комнате. Я начала бороться с желанием лечь, как только Катя прокричала: «Вон оно!» и указала в сторону Сёмы. Я посмотрела на его лицо полное ужаса, он как будто кричал, но ничего не было слышно. По всюду метался ветер, в ушах гудело, я почувствовала, что мой мир пришел в движение… вновь началось, все началось. Катя улыбалась, ее глаза блестели, они были направлены на пол, туда, где стоял Сёма, ведь именно от туда начали подниматься руки. Для меня это не было большой неожиданностью, это было одним из очередных проявлений мира, я к этому начинаю привыкать. Сёма пытался сдвинуться с места, но было видно, что ему это не под силу. Руки медленно поднимались все выше и выше. Схватив его за колени, начали втягивать его в пол. Опомнившись, я протянула руку и хотела встать на пол, но Катя меня схватила и оттащила на кровать: 
- Не ходи, тогда они тебя заберут в пол. 
- Я умру, совсем умру?
- Они возьмут.
Я посмотрела на Сёму, он скрылся уже по пояс, его трясло, по лицу катились крупные капли пота, лицо выражало невообразимый ужас. «Вот он момент…момент, тот самый момент». Я так давно хотела умереть, что бы не выносить страхов нападающих на меня в моем мире, но ведь это лучше самоубийства… «Туда надо сойти, прыгнуть, спуститься, уйти из мира…» Как только Сёмы больше не стало, Катя стерла две одинаковые буквы в последнем слове. «Эти буквы….без угла…что это? я их видела, видела во многих предметах… «о»! это две «о»! первая …. «д», вторая «о», буква….., четвертая снова «о», и еще две… »
- Что это? Слова? 
Катя лишь улыбнулась. 
- Я хочу, что бы руки забрали меня!
- Они не заберут тебя, пока слова не дописаны, они не придут, пока не дописаны. Надо дописать и они придут.
- Дай мел!… - я протянула руку, Катя испуганно отдала мел.
Я отодвинула ее и склонилась, что бы дописать буквы, но, пытаясь, сосредоточится в прочтении слов, у меня вновь началось головокружение. С трудом я поставила «до…» внезапно Катя начала оттаскивать меня от тумбочки.
- Не пиши! Они снова придут! Они всегда забирают!
Она почти оттащила меня от тумбочки, лишь вытянув руку с мелом, я смогла бы дописать, но в этот момент Катя начала карабкаться по мне. Я попыталась написать букву в том месте, где она должна быть, по моим расчетам и, судя по внезапному шуму и ветру, у меня получилось. Я видела как Катя села на меня и мгновенно достала нож из кармана. Она попыталась обрезать мне руку, в которой я держала мел, что бы я не написала недостающих букв, но она не успела. Я отдернула руку нож слегка задел меня, от боли я дернулась, и скинула Катю с себя. Я не рассчитывала, что Катя упадет на пол, как раз в руки, ждавшие очередной жертвы. Я перекинулась через кровать, что бы дать ей руку, но ее уже не было. Ее утащили мгновенно. Взглянув на тумбочку, я увидела, как затирается первое слово…второе…это мой мир играет со мной, он не хочет, что бы я умирала, он хочет, что бы я жила и ужасалась, как и раньше… ветер и шум затихли…
В палату ворвались два санитара, подбежали ко мне
- Что произошло? – Спросил Женя. Он был единственным из санитаров, кто хорошо относился ко мне.
Я посмотрела на пол, там лежали тела Кати и Сёмы:
- Они мертвы?
- Кто? – Удивился Женя, переглянувшись с Костей.
- Кто мертвый? – Костя посмотрел удивленно на меня.
Я не поняла, что означает их недоумение:
- Катя и Сема…они умерли…здесь…
Костя усмехнулся:
- В таком случае их трупы и вышли от тебя пару минут назад. 
Это не укладывалось у меня в голове. Я посмотрела на пол, трупы все еще лежали, бездыханные, как напоминание о происшедшем. Чувство, что меня жестоко предал собственный мир, пылало огнем в моей голове, схватив лежавший около меня нож, я попыталась заколоть себя, но Женя с легкостью отнял его.
- Спокойно. Тебе надо успокоиться.
Я хотела вырваться из собственного тела. Сложившаяся ситуация меня потрясала, это лишний раз доказывало мою неполноценность перед всеми. Я вижу не так как все…

В мою палату вошел врач, он вздохнул. Присел со мной рядом:
- Как самочувствие?
Я ничего ему не сказала, не хочу разговаривать с тем, кто не дает мне умереть.
- Анечка, пойми, мы все здесь хотим тебе только добра, и еще больше хотим, что бы ты поправилась, но если ты не будешь с нами сотрудничать, это не принесет желаемого эффекта. Ты вспомни, ведь раньше мы с тобой хорошо ладили, ты потихоньку начала поправляться, а сейчас что? Неужели ты не хочешь вылечиться? У тебя же вся жизнь впереди.
Я ничего ему не ответила.
- Давай с тобой поговорим. Ты видела сегодня Катю и Семёна?
- Чего вы общаетесь со мной как с сумасшедшей! Конечно, я их видела! 
- Тааак, хорошо. Что вы здесь делали?
- Вы мне не поверите! Я не буду вам рассказывать
- Не спорю, но я в любом случае выслушаю тебя, расскажи.
- Не буду! Вы мне никогда не верите!
- Я верю всему, что ты говоришь, ты можешь мне рассказать все, что захочешь. А чей нож тут нашли?
- Это Катин нож …
- Зачем она его с собой принесла?
- Я не знаю.
- Она не рассказывала где она его взяла?
- Нет! – Я отвернула голову к стенке, показывая, что его присутствие мне противно.
- Что ж, я думаю тебе надо отдохнуть. Возможно, завтра мы продолжим разговор. – Он встал с кровати и вышел.
Через несколько минут вошел санитар и вколол мне успокоительное…

Я просыпаюсь от противного чувства, как будто меня, что-то обволакивает…наручников больше нет, за окном ночь. Страх струится по моему телу волнами, от ощущения чьего-то присутствия в комнате. Меня бросает в жар. Кроме тел на полу, только черные тени привлекают внимание в углах, ведь именно от темноты можно ожидать всего. Я замечаю, что комната наполняется теплым, неярким светом. Он мерцает, становится то ярче, то тускнеет, одновременно немного успокаивая меня. Я повернула голову к окну и увидела свечу стоявшую на подоконнике. Первое, что пронеслось у меня в голове настоящая она или нет. «Ведь ее здесь не было, ее кто-то зажег или она горела, и просто я не замечала ее?». Я смотрела на нее некоторое время и стала убеждаться, что она не плод моего воображения, а реальность. Мой страх проходил. Я встала и подошла к подоконнику, чтобы перенести на свою тумбочку, единственное освещение в комнате. Не успев взять ее в руки, я посмотрела в окно и вместо привычного ночного пейзажа я увидела развешанных на деревьях, как украшения, людей. Сквозь черные силуэты ветвей и покойников проглядывал закат болезненного фиолетового цвета. И вместе с тем к моему отражению в окне сзади надвигалось, что-то вроде человека. Сердце бешено заколотилось, словно ветер на меня налетел ледяной страх. Я резко обернулась, но никого не увидела. Что теперь делать? Казалось, просто вздохнув, я привлеку к себе новый поворот событий. Из моих глаз покатились слезы, мне хотелось, что бы это все немедленно закончилось, но мой разум отказывался мне повиноваться. Со стороны окна начали доноситься, звуки…как будто ветка стучит в окно. Пересилив себя, я с трудом повернула голову к окну. Это было что-то человеческое…порванное…куски мяса…оно, словно пыталось просочиться сквозь окно любым способом, словно умоляло меня открыть ему. Я не выдержала. Выбежала в коридор и мгновенно остановилась. Вокруг тьма, на горизонте восход того же сиреневого солнца. Под ногами ничего нет, как будто я стою в воздухе над огромной пустотой. Дух захватывает… «так нельзя…» Внутри сжалось что-то, словно сама душа, испытывающая страх пред бездонной пропастью. Слезы брызнули из моих глаз:
- Я больше не хочу! Хватит! 
- Ты чего? – Ко мне подбежал Костя.
Я посмотрела на него заплаканными глазами, мир вокруг исчезал:
- Мне плохо…
- Ну, еще бы…пойдем, тебе надо лечь. – Он взял меня под руку и хотел отвести в палату. 
- Я не пойду туда! Там за окном кто-то есть! Там трупы! Я НЕ ПОЙДУ!
- Пойдем! Не кричи, разбудишь кого-нибудь. – Костя потащил меня в комнату. 
Я упиралась, как могла, но он втащил меня внутрь. В комнате все было по-прежнему. Свеча, трупы, и то, что за окном…смотрело на происходящее. 
- Вон оно! – Я показала Косте на окно.
- Я посмотрю при условии, что ты сядешь на кровать!
Я, дрожа от страха, села, не сводя глаз с окна. Рваные раны покрывали все его тело. Кровь текла из разорваных вен, казалось, я слышу его дыхание и стук его сердца. Я не знаю человек ли это или просто окровавленная масса похожая на него. 
- Там ничего нет. Теперь ты успокоилась? – Костя задернул шторы и подошел. – Сама ляжешь или помочь?
С очередным приступом страха я легла на кровать. Смотря в потолок. 
- Не уходи, пожалуйста, мне страшно…
- Видимо, нужна помощь для успокоения?… - Я отрицательно мотнула головой, зная, что его помощь будет заключаться в успокаивающем уколе и после этого я не смогу сопротивляться всему, что происходит.
- Другое дело. - Костя выключил свет, и вышел из комнаты. 
Я боялась пошевелиться, посмотреть, что происходит в комнате. Каждая секунда казалась часом. Я не ощущала в себе ни жизни, ни биения сердца, ни дыхания. С трудом, при сопротивлении моего же тела я повернула голову влево. На полу лежали трупы Кати и Сёмы. Они лежали не подвижно с того самого момента, как умерли у меня здесь. Я не знала, почему они здесь, ведь Костя сказал, что они живы. Свеча тускло освещала их тела, ко мне приближался сон. И я потихоньку начала успокаиваться. Я уснула.
- Подъем! Аня, вставай. 
Я открыла глаза, передо мной около кровати стоял Женя.
- Чего с тобой вчера было?
Я повернула голову и посмотрела на лево, трупы на полу не исчезли, они лежали на тех же местах. 
- Ты видишь их? – Я показала ему на пол.
- Кого? Что там?
Вздохнув, я встала и подошла к окну, рука потянулась отодвинуть штору, но что-то остановило, у меня пробежал холодок по коже. 
- Чего там лежит?– Спросил Женя и подошел ко мне. И предугадав мои намеренья, отодвинул занавеску. На подоконнике стояла погасшая свеча. За окном сияет солнце, тает снег, радостно поют птицы, деревья тянут свои жалкие почерневшие от сырости ветки к солнцу…повсюду чувствуется весна…
- Повсюду весна.
- Так, что там на полу?
- Трупы…
- Чьи? – Женя посмотрел на меня с недоверием.
- Кати и Сёмы…
- И сейчас они там?
-Ну… – Осознав, что говорю бред, я села на кровать. - А свеча?
- Эта? – и внезапно Женя взял свечу с подоконника. 
От удивления я встала:
- Она же тоже…как и трупы…так же
- Свечка, как свечка. А что?
- Она сама зажглась ночью, прямо тут.
- Тебе просто это показалось.
Женя поставил свечу на подоконник и усмехнулся:
- Ты только меня то с трупами не путай… 
Я лишь растерянно взглянула на него в ответ. 
- Весна-обострение… Я пошел. А ты, что бы обязательно пришла на завтрак, а не как в прошлый раз. Поняла?
Я кивнула головой. Женя вышел.
Вскоре я тоже вышла из своей комнаты. Первым делом я направилась в комнату к Кате. Мне хотелось самостоятельно убедиться в том, что она и Сёма живы. Дверь в палату Кати была открыта. Она лежала на своей кровати, как будто спала. Я подошла к ней и произнесла:
- Катя…
Она повернула голову:
- Ты пришла. Он тоже приходил. 
- Кто?
- Который ходит за окном. Он искал тебя и спрашивал где ты. Я ему сказала, что тебя тут нет, а он потом ушел.
- Чего??? 
- И еще я ему сказала, что тебя тут нет. И он ушел. Он в окно мое стучал руками. Но я сказала…
- Подожди! Ты его видела?
- Он приходил сегодня ночью. За окном стучал и…
Я была удивлена. Что же это? Мой мир теперь видят другие…или они то же часть моего мира и это все мне кажется?
- А когда он стучал, - продолжала Катя - Он сказал, что съест меня и Сёму. Но когда я сказала ему, что тебя здесь нет…
- Чего? Как это съест?
 - Он сказал что съест. – И Катя утвердительно покачала головой. 
- Зачем ему тебя есть?
- Я не знаю, он только тебя искал. Он уже съел мои ноги. Смотри, их нет. – Катя показала на свои ноги, но я ничего не увидела, ноги были в порядке. Вероятно, это было ее воображение. 
- Он еще спросил, где ты…
- Ладно, Катя, я пошла. 
Я вышла в коридор и медленно пошла в комнату Сёмы. Меня не покидал вопрос «Как он может, привидится и ей?». Подойдя к палате Семы, я бездумно открыла дверь. Передо мной тут же возник санитар и со словами «Сюда нельзя» выпихнул в коридор. У меня в голове только лишь успела, запечатлеется картина с тремя санитарами, перекладывающими тело Сёмы на каталку…  
- Он мертв? Его съели! - Меня вдруг как будто поразило током - Да ведь это он его съел. Трупы в моей комнате!
Я побежала в свою комнату. Зайдя в нее, я остановилась на пороге. Рядом с трупами сидел человек, цвета запекшейся крови. Он был повернут спиной ко мне, и, казалось бы, не замечал меня или просто не обращал на меня внимания?… Он неторопливо ел, и что бы хоть как-то помешать ему я решилась кинуть в него свечой. Я тихо подошла к подоконнику и взяла свечу. Замахнулась и кинула, но не рассчитала, и свеча едва долетела до него и только слегка его потревожила. Он закончил есть. И через некоторое время повернул голову. У меня бешено заколотилось сердце, я застыла в ожидании. 
- Капля за каплей я выпью жизнь и из тебя. 
Он встал на корточки и стал пристально смотреть на меня своими глазами, ярко белого цвета. 
- Ты теперь моя, как и все здесь.
Сказав это, он сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее начал приближаться ко мне, как будто для того, что бы набросится. Но какая-то сила словно вытолкнула меня из комнаты. 
Когда я пришла в сознание то поняла, что бегу по коридору, я остановилась. Страх метался во мне, сжимал все мои внутренние органы, причиняя противную режущую боль. Стараясь ни о чем не думать и останавливая в себе порывы к действию, спокойно пошла в столовую. 
На входе стояли санитары.
- Ты сегодня в числе первых, молодец, так держать – улыбнулся Женя.
Я прошла мимо него. Села за ближайший стол лицом к дальней стене и заметила в углу, что-то свисает с потолка. Провод от лампы…веревка завязанная в петлю, тянет меня к себе. Без единой мысли я подошла к ней. Из-за того, что она висела почти под самым потолком я встала на стул, потом на стол. И просунула голову в петлю. Спрыгнула. Дыхание перехватило…
- Дурочка! Ты себе этим не поможешь!!! – Женя снимал меня с петли. 
- Это не я…
- Больше никогда так не делай! Поняла?!
- Это оно…
- Что, оно?! Какое еще оно?! Ты хоть понимаешь, что ты делаешь?! Или уже окончательно сошла с ума?! – тряс меня Женя.
Как будто по чьей-то чужой воле я повернула голову направо. Там сидел он. Человек из моей палаты. Но он уже был одет санитаром и улыбался. 
- Нет. Сам справлюсь. – Женя понес меня в палату. Весь коридор он прошел молча. И лишь по его лицу я видела ярость, по какой-то причине бушевавшую внутри него. Положив меня на кровать, он спросил:
- Ты как?
- Мне страшно… он приходил
- Кто? 
- Тот, кто придумал мой мир…наверно
- Он больше не вернется. Не бойся, и обещай, что ты больше не будешь так делать. Обещаешь? 
- Обещаю…
- Я скоро вернусь, отдохни. - Женя ушел. 
Вскоре дверь открылась, и вошел он, тот самый человек. Мой новый призрак.
- Как здоровье? – Он обаятельно улыбнулся.
Я ничего не ответила. Он подошел и сел на кровати рядом со мной. 
- У меня к тебе разговор…
- Я решил поменять тело…
Я не реагировала на его речь. Ведь это всего лишь мое воображение!
- Я и есть твое воображение…
- Хватит! Убирайся!!!! – Вскрикнула я, села и закрыла лицо руками – Тебя нет… 
Он усмехнулся:
- Правильно, меня нет….пока нет. Я лишь мстящее тело. Конечно, и у меня раньше было все, свой мир и свои мозги, но, ни что не вечно под луной, как ты знаешь. Мой разум начал делать то, что и во сне не присниться, а помощь этой больницы добавила страданий и поставила большой крест на мне. Я не хотел умирать, но мой мозг не выдержал и умер раньше тела. Я живу лишь местью. А вот теперь возрожденный я смо…
- Хватит! Ты мне надоел! Убирайся! – Я вскочила с кровати и встала к противоположной стене:
- Ты говоришь полнейшую ерунду! Будь человек без разума он был бы просто идиотом! Никем, таких не бывает!
- Ты судишь меня по меркам этого мира, а это очень глупо… – С этими словами он встал и начал смотреть на меня диким взглядом, словно в нем проснулся инстинкт хищника. – Можешь считать, что, съев твоих друзей, я получил лучшую их часть.
- Чего тебе надо?!
- Катя тебе не сказала?…Тогда в окне многие меня видели, но искал я лишь тебя.
Страх накатывал на меня все с большей и большей силой. Я подумала о побеге, но дверь была ближе к нему и он смог бы легко меня перехватить. Выхода нет. Я почувствовала, что от безысходности у меня на глазах появляются слезы. Он смотрел на меня, не отрывая глаз и не моргая, словно испытывая. Я не знала, куда деть себя от этого проедающего насквозь взгляда, но и не смотреть на него я не могла, все его тело было напряжено, словно в любую минуту он готов наброситься. 
- Мы с тобой так похожи. Не плачь, скоро все кончится.
- Ты меня убьешь?
- Я тобой отомщу…моим любимым доброжелателям. – и, улыбаясь, он начал медленно подходить ко мне. Сердце бешено заколотилось «Сейчас или никогда…» пронеслось в голове. Я бросилась к выходу. Но он рывком меня схватил, я закричала, что есть сил. 
На мой крик прибежал санитар, увидев меня стоящей у стены, спросил: 
- Кто на этот раз к нам приходил?
Я улыбнулась, глаза мои как никогда блестели:
- Твой давний знакомый… - Рывком я набросилась на него, схватила за голову и, выдавила глаза, и что бы он не орал больше вырвала ему язык. Его противодействия ничуть мене не мешали. Впервые в жизни я чувствовала такую силу и такую ярость ко всему, что движется! Я была в восторге от происходящего. Со всего размаха я кинула его голову о пол, словно мяч, и все его тело рухнуло на пол. Сев на него я разодрала ему грудь и выдрала легкие. 
- Вам больше не жить… - С улыбкой на лице я вышла в коридор. Оглянулась, и увидела множество людей, каждый из них был мне так дорог! Как долгожданная игрушка для ребенка. Чувство, овладевшее мной, было сладким предвкушением великого праздника мщения. В моих венах разогрелась кровь, подталкивая меня скорее начать. Каждая мышца в моем теле умоляла о действии. 
- Аня, что с тобой? – Ко мне подошел Женя. – Ты чего? – Он посмотрел мне в глаза, его выражение лица изменилось на удивление.
- Это что? Кровь? 
Я с трудом сдерживалась, что бы не вцепится в его шею зубами и не брызнуть его кровью на стены. От этой мысли и напряжения всех мышц меня колотила дрожь. По всему телу пробегал, словно разряд тока, оставляя сладкую боль в мышцах. Я бы могла наслаждаться этим моментом вечно, я смотрела прямо ему глаза. Мой разум рисовал мне разные картины его смерти – это было превосходно! 
Но Женя поспешно пошел по направлению к своему кабинету. Не сводя глаз с его спины, я пошла за ним. Когда он вошел, я остановилась у двери. Улыбка не сходила у меня с губ, ведь когда зайду я, месть моего тела будет в самом разгаре.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.3 / голосов: 4
Комментарии

Не очень, поставил 6.

это реальная история твоей жизни?)

скорее мечта)

До половины рассказа хотел поставить 10 (понравилось про буквы, руки из пола), но вторая половина мне показалась частью другого рассказа и не такой интересной поэтому 8.

Быстрый вход