Апокалиспис внутри меня. История третья - у судьбы нет хозяина

- Думаешь все так просто? Набрал еды, где-то укрылся? Надеешься, что тебе повезет? И, что дальше? Что ты будешь делать?

- Буду пытаться выжить!

- Зачем?

- Кто-то должен выжить, люди всегда выживают.

- А смысл? Ты только оттягиваешь неизбежное. Не мучайся, накинь веревку на шею и все будет кончено. Боль уйдет. Веревка у тебя есть, можно снять люстру и на тот крючок петлю повесить.

- Нет, я буду стараться выжить до последнего.

- Ты думаешь выжить? Да кто ты такой, что ставишь свою жизнь выше жизни других людей на Земле? Ты просто ничтожный червь, которого планета смоет в свою канализацию, как и остальных.

- Уйди!

- Нет, не уйду. У тебя кончаются продукты, вода почти на исходе. Когда они все кончатся – ты будешь медленно и в адских мучениях умирать. Тогда ты ещё вспомнишь мои слова! Ты будешь мучиться, откроешь дверь. А когда пойдешь искать себе новую еду и воду – ты подцепишь заразу. Ты будешь долго умирать, ты будешь умирать не так как остальные. Ты помнишь первых заразившихся, которых ещё могли лечить в больницах?

- Помню, и что?

- Ты очень хочешь жить, поэтому ты будешь мучиться как они – целый месяц. Иди и сейчас открой дверь! Что тебе стоит? Смысл ждать? От смерти не спрячешься!

- Я не от кого не прячусь! Я просто сижу три месяца дома. Я почти не проветриваю квартиру, потому, что отключили свет и нечем дезинфицировать воздух. Ты – это плод моего воображения. Ты нереален. У меня просто поехала крыша.

- Я реален. Я реален, так же как и твоя смерть. Ты просто откладываешь меня на сладкое. Ты считаешь, что сошел с ума?

- Да я так думаю. Ты – жалкая галлюцинация, мучающая меня уже вторую неделю. Вероятно, в воздухе недостаточно кислорода, и из-за этого мне видятся всякие черти вроде тебя.

- Открой окно, что тебе стоит? Просто подойди и поверни ручку. Ты же видишь, на улице уже месяц как нет людей. Подыши чистым воздухом! Или ты хочешь мучиться дальше?

- Нет, я не открою окно! Я заражусь!

- Посмотри на свои глаза, у тебя такие же прожилки, как у зараженных! Ты болен.

- Я не болен, это от недосыпания. Если бы я был болен, я б уже давно умер. Уйди. Я попытаюсь уснуть. Мне нужно беречь силы.

- Для чего их беречь? Ты думаешь, ради смерти придется много трудиться? Ты обречен!

- Уходи.

- Я уйду, но ты подумал, ради чего ты будешь жить? Никого не останется! Даже если ты выживешь, ради чего ты будешь жить? Один – на всей земле?

- Кто-то обязательно выживет! По телевизору передавали – у некоторых людей есть иммунитет, они легко переболеют и выживут.

- По телевизору всегда врали, ты как баран слушал их указания. Ты до сих пор веришь в сказки?

- Я верю, в то, что смогу выжить и тогда ещё посмотрим кто кого!

- Твои соседи, которые выходили с вещами на улицу перед подъездом, на специальную площадку – тоже верили. Ты видел хоть одного из них, которые возвращались бы назад?

- Я верю, а ты, Сатана, меня не достанешь. Лучше найди себе более удачное занятие.

- Я не Сатана, я – твоя совесть. Я уйду, но когда я вернусь – ты заговоришь по-другому.

***

Читатель читал, читал. Но уловил только пару мыслей. А разобраться в остальном ему поможет закадровый голос АБИ. Это началось неожиданно. Та самая эпидемия, что писали в комментах на дэдленде к первому рассказу серии «Апокалипсис внутри». Такая вышла история.

Началось все с глупых сообщений из далекой страны, из аграрного штата «Техас». Передавали первые несколько недель про масштабную эпидемию Сибирской язвы. Мир следил с некоторой зевотой на лице. Так бывает, когда смотришь скучный фильм и потихоньку засыпаешь. Так же было и у нас. На первой канале и на новостях 24 покрутили первую неделю ролики про эпидемию, а потом и забыли.

Главный санитарный врач, несколько раз выступил, типа запрещаем въезд в нашу страну гражданам США. Ха! Они и без этого запрета сюда не особо спешили. Все походило на очередную успешную компанию по продаже лекарств, на подобии птичьего и свиного гриппа. В самой Америке лекарства сметали с полок с бешеной скоростью.

А в России дело подходило к новому году. Никто и не задумывался о какой-либо пандемии. Все успешно таскались по магазинам, ходили, друг к другу в гости. Много народу участвовало и в массовых гуляниях. Короче, передача заразы шла полным ходом. Пока власти умалчивали о состоянии дел вне границ страны – народ веселился.

Да и властям трудно было понять, что это – очередная выходка буржуев или реальная угроза безопасности страны и её гражданам. Пока решились только на закрытие границ и карантин приезжих.

А зараза была хитра. Первую неделю ты ничего не чувствовал, вирус тем временем, делился в твоих клетках и рвал их оболочки, заражая весь организм. Ты уже разносил заразу, а все ещё чувствовал себя замечательно. На вторую неделю наступало гриппозное состояние. Все как при обычном гриппе или простуде. С каждым днем становилось хуже и хуже. Заключительным актом пьесы о заражении было кровотечение из носа, глаз, ушей, со всех слизистых оболочек, а потом смерть. Все происходило быстро. У заболевшего человека было всего две недели.

Врачи, при всей их современной медицине, смогли достичь только одного – продлить это состояние больного, поддерживая в нем жизнь, максимум на полтора месяца. Потом уже организм превращался в полуразложившийся фарш, и спасать было нечего.

Два месяца мы не слышали ничего интересного об этой эпидемии, а потом кто-то включил рубильник, и на граждан России полилась правда. Такая, правда, от которой хотелось залезть под землю, впрочем, многие это и успели сделать, пока была возможность – эвакуировались в убежища и там ожидали переждать опасный момент истории человечества. Американцы мерли как мухи, следом за ними мерли Китай и Европа. Болезнь была зафиксирована во многих крупных городах России, каждый день говорили, что делать и про поиски вакцины.

На первое февраля, медицина сама пострадала под ударом. Врачи шли в больницу как на смерть. Треть медицинского персонала была или заражена или уже мертва. Вызывать скорую помощь было бесполезно. Полиция, армия, все были брошены только на одно – соблюдать карантин. Обеспечивать изоляцию зараженных лиц, их перевозку к местам карантина. Все дороги были перекрыты. Страну поделили на части, и те, кто не успел куда-то укрыться, уже не могли никуда убежать. Каждый город стал тюрьмой. В самом городе было несколько квадратов, между которыми нельзя было перемещаться. Каждый дом, подъезд, этаж становились отдельными от других. Все говорили – «Безумие! Мы можем хоть умереть спокойно!» А власти таких демонстрантов просто расстреливали на месте. Какая разница – трупом больше – трупом меньше. Наконец-то никто не стеснялся уже в выражениях по телевизору, не было и смысла лгать людям.

Говорили одно – мы стараемся изо всех сил, чтоб найти лекарство. Нужно потерпеть и дождаться этого момента. Кто-то должен выжить.

Народ согласился. Все видели, что перед смертью все равны и адвокат, и судья, и вор. Врачи уже почти все вымерли. Бунты прекратились. Люди изначально пытались заняться мародерством, где-то укрыться, переждать, проедая запасы. От бессилия многие превращались в тварей. Одни, видя скорый конец, просто решили покончить с собой. К сожалению, многие делали это общественно-опасным образом – типа взрыва бытового газа, что разносит весь подъезд.

Никто не мог прогнозировать, сколько людей осталось ещё не зараженных. Думали девяносто процентов.

Потом оказалось, что это только первая волна и за ней идет вторая. Когда начался массовый мор людей. Уже никто никому не помогал.

Если ты заболел - собирай все свои вещи, бери немного еды и выходи к подъезду. Вставай на специальную площадку. Таких собирали в пять часов вечера военные у каждого дома. Карантин перестал существовать. Смысла в нем не оставалось. Болезнь была везде. Да и поддерживать карантин не было сил ни у кого – военные несли колоссальные потери. Полиция была уже выбита из строя. Последнее, что оставалось – обрабатывать народ, чтоб те не умирали у себя дома, и не приходилось вытаскивать их трупы, вскрывать двери квартир. Жалели своих соседей – так как распространение заразы напрямую зависит от разносчика. Если у вас за стенкой разлагающийся труп умершего соседа – это не лучшим образом скажется на вашем здоровье.

На конец марта постоянно ездили машины для набора добровольцев. Их брали в похоронные команды, в команды развозящие еду и воду, в охрану правопорядка – народные дружины. Требовались люди и в коммунальных службах – кочегары, операторы, сантехники, электрики. Лето ещё не наступило, нужно было поддерживать системы жизнеобеспечения – отопление, воду, свет, где есть – газ.

Казалось – все! Это конец и тот самый обещанный апокалипсис. Народ бросился в отчаяние, кто-то убивал соседа из-за того что тот ему не нравился. Массовый грабеж складов МЧС примерно тогда и произошел. Растащили все. Были такие погромы, каких не видно было никогда. Причем особенность этих погромов была простая – мародеры просто шли на пули. Им было все равно. Что толку – день сегодня или завтра. Это всего лишь больше или меньше одной бутылкой и бабой.

Тогда появились первые сообщения о выживших людях, вакцине. Это как-то позволило сгладить эффект. Люди получили надежду. Сообщалось, что некоторые имеют стойкость к этой заразе на генетическом уровне. Таким образом, они выживают. То есть шанс на спасение реален. Примечательно, что этот иммунитет наследственный, если выжил отец, то можно смело говорить о том, что выживут его дети и внуки с большой вероятностью.

Апрель встречали пустыми улицами. Электричество и отопление не работало. Газ в квартиры не подавался. Некому было следить за всеми этими устройствами. Сколько людей умерло – никто не считал. Знали только, что выжившие из крупного города эвакуируются в более маленькие, где это все поддерживать есть смысл. Где не будет мертвого соседа за стеной.

Все кто мог выжить до этого момента и те, единицы людей, поборовших болезнь, эвакуировались. Город стал черным и пустым. Кто-то остался. Но их было мало.

***

Наш герой тоже остался. С самого начала он придал большое значение болезни и стал готовиться. Вот, что значит, когда у тебя есть интернет, мозги, знание английского языка и друг – уехавший в Америку, который сообщил тебе о настоящем положении вещей в мире. Все пугало. Никита рассказывал о том, как болезнь действовала у них. Сначала СМИ только о заражении и говорили, а потом – тишина. И его слова в точности повторились в нашей стране.

Дальше было уже слишком поздно что-то предпринять. Паника если и была, то у себя в собственном доме. Роман панике не поддался.

Обстоятельства сложились странным образом, родители Романа всегда хотели, чтоб он стал врачом. Он им почти стал – выгнали с четвертого курса за плохую учебу. Такова была официальная версия. На самом деле выгнали за разврат и пьянство в общаге.

С тех пор Роман искал работу, иногда находил. Последние несколько лет он работал в Эльдорадо, продавая технику. Так уж получилось, что он вместо того чтоб стать терапевтом, продает чайники и микроволновки. С другой стороны сам Роман не напрягался. Его друзья работали сменами и парились за двенадцать, а он развлекается на работе за тридцать.

Этим декабрем должен был быть отпуск. Получив отпускные, Роман занялся ничегонеделаньем. Он любил это занятие. Можно было сидеть дома целыми днями, читать книги и смотреть телевизор, лазить в интернете. Там в интернете он и вычитал про странную болезнь. Решил поиграть в игру – запрусь, дома и посмотрю, что будет.

А тем временем начались первые случаи заражения, о которых говорили по новостям. Казалось это так далеко – примерно так же, когда говорили о войне в Сирии и об арабской весне в целом. Где то далеко-далеко кто-то гибнет, ну и что с того, ведь ты не слышишь выстрелы и не видишь покойников. Над ухом не свистят пули. Ничего не угрожает.

А потом, бывшие одногрупники, с которыми планировал встретиться Роман, перед новым годом, стали рассказывать ужасные вещи по телефону. Тогда стало ясно, что это не шутки. Нужно было что-то делать, но что именно – Рома никак не мог придумать. Поэтому сидел дома как тюфяк и читал новости в компьютере.

Родители Романа хотели, чтоб он, наконец, женился. Но спутница жизни на горизонте никак не появлялась, а последняя его любовь оставила глубокую рану на сердце. С тех пор он уже второй год ненавидит женский пол. Жил один, друзей приличных и надежных не осталось. Либо спились, либо скололись, либо стали такими людьми, что жать руку продавцу из Эльдорадо они стесняются. Родители уехали на родину отца, почти на другой конец страны. Остался герой один.

В середине декабря, когда уже пробежало волнение среди горожан, Рома, наконец-то, принял правильное решение. Он спустил все деньги на еду, воду, гигиену, лекарства - брал, что долго лежит и особо не прихотливо в готовке. Мечтал о той самой тушенке из СССР, которая была из настоящего мяса – мечта любого выживальщика. Но её не было. Белорусскую - достать тоже не получилось. Ограничился казахстанской, она была не хуже белорусской, но с жилами. Есть можно.

Купил лекарства и даже такие, что можно было бы лежать дома, если станет совсем плохо – капельницы, катетеры и т.п.

Потом пошла доработка двухкомнатной квартиры. В прихожей разместилась уличная одежда и ванна с хлоркой – где мылась обувь и протиралась одежда. Сама квартира постоянно кварцевалась несколькими ультрафиолетовыми лампами.

Когда заняться было нечем, Роман придумывал и вычитывал в интернете схемы вытяжки. Решил, что сделает её из фильтра и пылесоса, раствора борной кислоты. Но пока ещё активно не занялся конструированием.

За неделю до нового года вообще перестал выходить на улицу. Это было правильным решением. Пьяный угар после нового года спал и сразу пошли тревожные сообщения. Запрет на массовые мероприятия и гуляния.

Потом было все хуже – смотрел за окно, а там только успевали увозить больных и выносить мертвых. Все подтвердилось – гибли люди. По телевиденью говорили совсем о плохом.

В заточении Рома прожил до середины марта. Уже было не так холодно, но мир погиб. И первый признак был - отсутствовало электричество и вода уже второй день. Отопление, похоже, тоже отключали – становилось холодней с каждым днем. У Ромы окончательно съехала крыша от одиночества, и были галлюцинации – по всей видимости, от недостатка свежего воздуха.

***

Это утро было таким же, как и все остальные. Проклятый голос внутри по-прежнему донимал, предлагал всякие гадости. На смыв унитаза ушла последняя вода из бачка. Герой проснулся поздно. Всю ночь он наблюдал за городом – его интересовало, кто ещё остался. Это можно было видеть ночью по свету в окнах – где фонарики, где огоньки. Сегодня почему-то он увидел только один огонек.

Внезапно в дверь начали стучать. Роман сильно этому удивился. К нему последний раз стучал кто-то после нового года – числа десятого – одиннадцатого января и просил телефон позвонить. Тогда Рома не открыл.

Выживальщик думал, что делать и кто это может быть. Перебирал варианты – даже тот, что это новые происки голоса из головы, сводящего Романа с ума. Но любопытство взяло верх. Роман подошел к двери и глянул в глазок.

***

- Кто стучит? – пытался узнать гостя хозяин квартиры. В глазке было видно лишь расплывчатую фигуру. На лестничную площадку проникало мало света.

- Это я – ответил испуганный женский голос.

- Кто я? – и тут Рома, кажется, стал понимать, кто перед ним стоит. Там была именно она. Бывшая подруга и просила помощи.

- Это Вика! – девушка кричала прямо в глазок.

- Ты болеешь? – спросил Роман.

- Нет! – испуганно ответила Вика.

- Сейчас открою – и Рома стал сдирать липкий скотч от двери, зашелестел ключами.

***

- Прости меня, я не понимала, как ты нужен мне, прости – девушка плакала.

- Прощаю, заходи – Рома обнял Вику – Ты почему пришла?

- Мне больше было некуда идти – Вика рыдала крокодильими слезами, больной она не выглядела.

- Располагайся, я тут один – Рома провел Вику за прихожую, открывая самодельную занавеску из целлофана, которая герметично разделяла прихожую и коридор.

***

Все складывалось лучше, чем предполагал Рома. К нему вернулась любовь, причем так покорно вернулась, что теперь готова лизать ему ноги. Он до сих пор жив. У него есть еда и вода. Нет только света – что немного расстраивает и не работает водопровод, но до состояния амбре бомжа ещё далеко. Впереди время развлечений в погибшем мире. Рома ощущал себя Ноем – спасителем рода человеческого, а свою квартиру Ковчегом.

Первый день прошел хорошо, Вика помылась из ковшика, поела, отдохнула. Не забыла отблагодарить Рому, по-своему, по-женски. Потом был ужин при свечах, признания в любви. Выпили вина, отдыхали, Вика рассказывала как жила.

Так было несколько дней и казалось, будет бесконечно.

***

- Мне кажется ты горячая - Рома, очередной раз во время секса заметил странность – Вика горячая. Не сильно, но горячая – градусов тридцать восемь.

- Тебе показалось – Сразу стала оправдываться Вика, мы же двигаемся, ты сам подумай. Когда двигаешься, потеешь – почему потеешь? – Мышцы тепло выделяют – вот тебе и кажется, что я горячая.

- Ты у меня самая-самая горячая девушка на земле – перевел Рома свои подозрения в комплимент.

***

- Вика, посмотри в зеркало! У тебя красные глаза, ты знаешь, что красные глаза признак болезни – Испугался Роман.

- Ромочка, а ещё красные глаза признак бурной ночи и похмелья – хватит уже переживать.

***

Роман готовил ужин. Впервые ему пришлось что-то варить и готовить несколько блюд. В его распоряжении была туристическая газовая плитка, которая сжигала очень много воздуха в квартире, из-за этого Рома так её и не включал. Но сегодня был особенный день. И плитка работала.

Когда борщ был сварен, стол накрыт, свечи зажжены. Вино снова открыто. Любовники уселись есть.

- Даже не думала, что вот так буду сидеть с тобой за столом, при свечах, когда весь мир уже погиб, а мы остались – Вика начала душевный разговор.

- Я вообще не думал, что тебя увижу ещё раз – Признался Роман.

- А я знала, что когда-нибудь тебя увижу, тебе нужно было всего - лишь позвонить.

- И ты бы вернулась? – удивился Рома.

- Вернулась – ответила Вика и на её лице расплылась улыбка.

-А у тебя был кто-то после меня? – Роман все не решался задать этот вопрос, и оставлял его на потом. Но теперь все-таки решился.

- Конечно же, нет! – даже с некоторой злостью ответила Вика, и махнула своими распущенными рыжими волосами.

- Ты не обманываешь? – Роман знал, что у неё кто-то есть, он даже следил за её домом первое время, но она его не видела. Она была занята другим парнем, тем, что был вместо Ромы. Это, наверное, последний вопрос, на искренность Вики. Дальше он не будет её спрашивать и не расскажет, что знает про то, с кем она встречалась. Рома не хотел усложнять себе жизнь.

- Какой ревнивец! Не веришь? Я говорю - не было! - Вика демонстративно качнула головой. Рома был прикован взглядом к её лицу. Ему хотелось считать с этого лица лживые эмоции – ложь. Он знал, что она врет. Но ей бы сейчас позавидовал даже самый лучший актер.

А Рома так был внимателен, что увидел, как из носа Вики вылетела маленькая капелька. Она тут же упала на стол, а Вика незаметно поставила на неё стакан и сделала вид, что обиделась.

- Ах, ты, вообще, как ты можешь не доверять мне? – Вика убежала в ванную.

Когда Вика ушла, Роман отодвинул стакан, посмотрел на капельку. Но взгляд не давал точного ответа – вино это или кровь. Тогда Рома размазал капельку пальцем. Ответ был единственный – кровь.

- Боже мой… - тихо прошептал Рома. Все кончено! В Висках запищало, адреналин заставил колотиться бешено сердце.

- Ладно, не злись, я прощаю тебя – Вика выбежала из ванной с умытым лицом и изображая искреннею обиду.

- Вика, это что такое? – Рома указал на каплю.

- Наверное, капля вина, ты переживаешь за скатерть? – Вика сохраняла чудеса самообладания. – Сколько же раз она мне изменяла с таким актерским мастерством и врала? – удивлялся Рома.

- Вика, это не вино, это капля крови. КАПЛЯ ТВОЕЙ КРОВИ из носа, я видел, как она попала на скатерть и как ты её закрыла стаканом – давил Роман.

- Ты чертов параноик, ты совсем свихнулся пока тут сидел? – на глазах Вики навернулись слезы, а милое личико покраснело.

- Хватит концерт разыгрывать, я все знаю, и про того белобрысого черта с которым ты таскалась когда даже мы ещё встречались и про то, что ты больна знаю! – Рома раскрыл карты.

***

- А что мне оставалось? У меня младший брат. Сначала умерла мать, ещё в самом начале, тогда- то меня Лешка и бросил, выгнал к родителям, потому, что я с ними общалась. Отец, он тоже вскоре умер. Я старалась, как могла – снимала гостиницу сначала, чтоб в изоляции быть. А потом брат заболел, приехала ему помогать. Он тоже умер. Вот и все – начала рассказ Вика, а Рома отметил про себя – умер брат, умер отец, умерла мать – иммунитета точно нет. Умрет.

- Зачем же ты прибежала ко мне, да ещё и врала? Вика, ты же заразила меня! Я теперь тоже умру. Как ты могла? – Рома говорил почти шепотом. Ему хотелось убить эту суку. Но он понимал, что это уже все бесполезно.

- Понимаешь, мне хотелось, чтоб перед смертью меня кто-то любил. Чтоб не умирать одной. Прости меня, если можешь. Меня любил только ты – Вика разрыдалась.

- Так почему ты меня бросила? – спросил Рома.

- Иногда, одной любви не достаточно, нужно ещё и квартиру иметь, перспективы в жизни, положение. Я не могла смириться, чтоб мои дети говорили, что их папа торгует чайниками и утюгами.

- Ясно – С горечью сказал Роман и тоже заплакал. Теперь его жизнь кончена, так же как и Вики.

- Вика, я тебя прощаю. А теперь просто уходи. Если ты думала, что я буду, о тебе заботится, после того, что ты сделала – ты ошибалась. Я уже не тот наивный мальчик, что был раньше. Уходи иначе не знаю, что с тобой сделаю.

- Ромочка, пожалуйста, можно я останусь? Ещё чуть-чуть? Все будет как раньше! Мы сделаем вид, что ничего сегодня не было! – Вика стояла на коленях и умоляла.

- Ты права! Все будет как раньше. Ты будешь где-то далеко от меня, и мы не будем знать о друг друге – Роман был жесток.

- Пожалуйства! Я тебя прошу! – Вика упала на пол и рыдала, волосы расплылись по полу рыжим ковром.

- Вика, не заставляй меня выкидывать тебя как последнюю шлюху из квартиры! Будь хоть немного достойней. Останься в моей памяти той любимой женщиной, ради которой я открыл дверь – Горькая слеза попала Роману в рот, а руки сжались в кулаки и задрожали.

- Прощай тогда. Прости.

- Прощаю. Уже не увидимся.

***

Вике оставалась неделя. Роману оставалось две недели. Где-то в глубине души он сильно жалел о прошедшем.

- Чертова капля крови. Чертова капля крови! – Повторял Роман и ходил по комнате. Он открыл, наконец, окна и проветрил помещение – Лучше бы не заметил! – Если бы не заметил, у меня были бы ещё пара дней с любимым человеком, пока Вика бы не разболелась. Чертова капля крови!

***

Шел третий день. Теперь уже мандраж ушел, а Роман пытался наесться таблеток от вирусных инфекций. Голос из головы куда-то пропал. Теперь он уже ничего не говорил. Роману хотелось, чтоб голос снова появился и тогда Роман сделает все как говорит голос. Он повесится или выпрыгнет из окна. Роман надеялся, что не успел заразиться и постоянно себя разглядывал перед зеркалом.

***

Восьмой день, наконец, дал о себе знать. Красные глаза, выступающая кровь на уголках глаз, кровь в слюне и вечером кровь из носа. Это был конец. Вика вероятно уже умерла и где-то валяется её тело. Роману даже захотелось найти её и похоронить. Но он решил бороться до конца.

Тогда он достал все свои медицинские припасы. Налил большую бутыль воды из растворов для инъекций, добавил туда антисептиков, несколько лекарств и оставил. Это было нужно ему, когда он уже не сможет сам за собой ухаживать или потеряет сознание, чтоб организм не умер от обезвоживания и получал воду через капельницу.

***

Это был двенадцатый день. Температура больше не поднималась. Кровь регулярно шла из носа и глаз. Роман уже не мог вставать. Тогда он включил капельницу и к вечеру провалился в небытие.

***

Роман открыл глаза. Сам он не предполагал, что откроет их когда-нибудь вновь. Но он их открыл, и видно было только черноту. Нет, он не умер. Просто на улице была ночь, а в фонариках давно сели батарейки. Как странно, он остался жив. Тот самый шанс одного на тысячу шестьсот семь человек, что писали в интернете, выпал именно ему. Он ещё был слишком слаб, чтоб встать с постели, но уже хотел танцевать и петь. Он выжил. Он жив.

***

Двадцатый день. На улице ярко светило солнце. Роман уже ничего не боялся. Он думал только одно – он хозяин целого города. Последние два дня он жил в небольшом микроавтобусе. Планировал, как будет жить дальше. Все было хорошо, за исключением одного – за прошедшую зиму люди проели много запасов. Остатки еды увезли эвакуирующиеся. Еду стало добывать тяжко.

Со звоном рассыпалось стекло газетного киоска. Но это было бессмысленно. Жвачка и несколько сникерсов – вот вся добыча мародера.

- Придется вскрывать квартиры, там я могу наткнуться на покойников – отметил про себя в уме Роман. Покойники ему не нравились. Именно поэтому он не спешил вскрывать квартиры.

***

Дешевая китайская дверь скрипела, и железо рвалось как фольга. Никто не закричал или стал возмущаться проникновением в квартиру. Роман учился орудовать ломом. Наконец, с хрустом, удалось выломать поперечный ригель, дверь с хлопком открылась.

- Как бутылочка шампанского – отметил вслух Роман. Он был очень доволен и счастлив. Сегодня смотрел несколько фильмов и помылся, накипятив ведро воды. Даже побрился и подстригся. Надел дорогой деловой костюм. Как говорили в одном из фильмов – «в таком костюме не грех и в могилу ложиться». Много вещей оставалось брошенными, ими Роман пользовался. Людей на улице пока повстречать не удалось.

- Гадство! Не взял с собой фонарик – расстроился герой и шагнул в темноту. Темнота в тот же миг осветилась яркой вспышкой и громким хлопком. Романа отбросило к искореженной двери, он потерял сознание.

***

Сознание постепенно возвращалось. Перед глазами Роман увидел фигуру, которая становилась четче. В боку боль была тупой. Ноги немели, но ими можно было шевелить.

- А, ты, сосед. Помню, я твой логан постоянно подкуривал зимой, ты ещё говорил: «Откуда у врача деньги на новый аккумулятор». А теперь? Стреляешь в соседа? – с трудом проговорил Роман.

- А ты зачем полез? Своей квартиры мало? – Седой мужик с большой бородой говорил и держал наставленным ПМ на Романа.

- Денег на аккумулятор нет, на оружие есть... ну и сука ты! – Роман старался плюнуть в стрелка.

- Знал бы - не стрелял, я вообще перевязал тебя – сосед показал на перебинтованный живот Романа.

- Куда меня? – еле выдавил Роман.

- Живот, наискосок, печень задета – поврежден кишечник.

- Сквозное? – уточнил подстреленный.

- Пуля внутри – с сожалением сказал сосед.

- Что можно сделать?

- Ничего. Оперировать я не могу. Раньше бы у тебя ещё были шансы. Кровь не останавливается. Ноги поднял, чтоб ты в сознание пришел.

- А почему боли нет?

- Я же анестезиолог – ответил сосед.

- Так ты сука убил меня! – Роман попытался подняться, но это не получилось.

- Ты тоже меня убил! Я же вижу, что ты переболевший и заразный – добавил сосед – теперь и мне конец. Я это знал, когда тебя перебинтовывал.

- Почему не умер, скрывался?

- Скрывался. Смысла нет в моей профессии.

- Мне вообще никак нельзя помочь? – Цеплялся за жизнь Роман.

- Можно – Анестезиолог развернулся и куда-то пошел – Я сейчас вернусь.

***

- Омнопон, больше в несколько раз, чем нужно – Врач держал два шприца – Объяснять нужно или сам все поймешь?

- Не нужно. Четыре курса медицинского. Второй мне или себе? – Нижняя губа Романа затряслась.

- Себе.

- Думаешь, у тебя нет шансов? Я же выжил.

- Пистолет отдал брат, когда заболел. Он военным был. Остальное сам все понимаешь.

***

Они сидели и смотрели через распахнутые настежь окна и балконную дверь на закат. Ветер кидал шторы по комнате. Дома искрились бликами красного света от стекол жилых домов, в которых теперь уже нет жильцов. Роман и не думал, что так может все кончиться. Если бы он знал, что так будет, то послушал свой внутренний голос. Тот, что предлагал ему все сначала. Дома начали уплывать, красный свет стал сливаться в один сплошной тон, сознание проваливалось в сон.

- Ну и что? Ты этого хотел?

- А ты сейчас скажешь, что нужно было так сделать с самого начала?

- Нет, не скажу.

- А зачем тогда снова появился?

- Попрощаться, может даже как-то поддержать.

- Поддержать? Ну, удивил.

- А ты думал, я только смерти твоей желаю?

- Думал да.

- Что сейчас хочешь?

- Извиниться перед Викой. Я действительно плохо поступил. Ведь я любил её и отправил умирать в одиночестве.

- Ты прав. Считай, она тебя простила.

- Но ты не можешь утверждать?

- У тебя ещё будет шанс перед ней извиниться.

- Как?

- У судьбы нет хозяина...

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 53
Комментарии

"- Ты думаешь выжить? Да кто ты такой, что ставишь свою жизнь выше жизни других людей на Земле? Ты просто ничтожный червь, которого планета смоет в свою канализацию, как и остальных. "

Почему то сразу в голову лезет "ты кто такой, давай досвиданья" :D

Не увлекайтесь Ю-тубом :)

Как сам рассказ?

Да вроде особо не увлекаюсь... ) Когда в реальности а не в Ю-трубе от пяти летнего до старика все знают..о.о"

Хороший рассказ..)) 10 поставил.

Оказывается 11 про сборщиков металлолома это твой рассказ.Единственный из всех рассказов о Секторе,который мне понравился.Нет банальной сталкерщины.

Этот рассказ честно говоря не сильно понравился,нeзнаю почему,написано неплохо,но не зацепило.8 поставлю.

А старые рассказы забросил?Или еще нет?

Старые в процессе, дописываю. Сам не ожидал, что редактура займет столько времени.

А это пишу так, для тренировки. Ну и собственно рассказы для разных категорий читателей. Разносол так сказать.

сборщики металлолома и петля связаны. Это 1 рассказ у которого не хватает двух частей. Обратите внимание на зомби, который с которым остался герой в Петле. В сборщиках металлолома есть откуда этот зомби. Потом герой на машине - он появляется и в перовм рассказе и во втором.

Петлю прочитал только сегодня.О том что части связаны догадался по имени персонажа.А о том что зомби которого он встретил в конце,даже не задумывался.теперь мне понятно окончание петли:)

Номано. :) +10.

*************************

СОБАКА - ЛАЕТ, КАРАВАН - ИДЁТ.

Всех с Новым Годом!!!

======================

СОБАКА - ЛАЕТ, КАРАВАН - ИДЁТ.

Начну с того, что я очень редко читаю мало известных авторов, хотя сам к ним отношусь. Понимаю что иногда среди кучи ненужного литературного бреда очень часто бывают шедевры мирового класса. И кто его знает может быть через пару лет ты напишешь гениальный рассказ и тебе за него дадут престижную литературную премию за самый блистательный дебют всех времён и народов. Теперь по поводу рассказа: во первых, мне понравился он, а это уже не мало. Во вторых: написан очень грамотным языком. И в третьих очень интересный сюжет и повороты событий. Ну вот, наверно, и всё что я хотел сказать. Да, это всё!!!

Язык не назвал бы совсем литературным...

Рекомендую из этой серии рассказ про любовь прочитать, над ним действительно старался.

*Идти на встречу неизвестности легче, чем оставлять её за спиной

Быстрый вход