Мир без солнца. Вступление. часть 1.

Вот уже некоторое время работаю над произведением собственной фантазии, названной мной "Без солнца" и здесь выкладываю маленький отрывок в надежде на критическую оценку, а так же на конструктивную критику, если такая возникнет, и главное, стоит ли продолжать или не стоит.

Вступление.

Поверхность никогда не была приветливой. Погруженные в вечный мрак развалины, обжитые немногочисленными мутантами, изуродованными формами жизни, способными приспосабливаться к любым, даже самым страшным, условиям, и редкими растениями, похожими на мох и лишайники, сохранялись неизменными на протяжении столетий, обдуваемые только ветром, несущим зараженную пыль или испарения кислотных озер. Некогда величественные города, разрушенные Катаклизмами, продолжали хранить свои тайны, до которых часто никому и не было дела, поскольку всегда возникали и более приземленные заботы.

Огромные небоскребы, соединенные подвесными дорогами и монорельсовыми путями, теперь скалились в пустоту разбитыми стеклами, полимерными обломками стен и торчащими в разные стороны обломками арматурных конструкций. Некоторые стояли прямо, как свеча, другие же, не выдержав постоянного напора времени, покосились или обрушились. И огромные куски зданий каким-то чудом удерживались от обрушения, повиснув над самой дорогой или навалившись друг на друга. Следы старой цивилизации, чьи создатели уже давно забыты, выветрившись из памяти наследников, которым и достались эти обломки.

Мельмитоловое покрытие дороги, растрескавшееся и местами просевшее, проламывалась под широкими траками «Викинга», едва протискивавшегося между покосившимися стенами еще стоявших зданий. Для подобной махины было необходимо широкое пространство и свободный обзор, а не такая зажатость маневра.

Эдвард, стоявший на капитанском мостике, лишь покачал головой, глядя на выводившееся на большой монитор изображения с основных обзорных камер. Вся картинка выдавалась в зеленых и темных тонах ночного режима, и приходилось подключать фильтры, чтобы выделять все детали. Ему казалось, что использовать «Викинг» в таких условиях было ошибкой, но с другой стороны, такой бой был отличной проверкой всех систем, без особой опасности для самой машины и экипажа.

«Викинг» называли сухопутным линкором, и проектировался он сразу как сверхтяжелый многофункциональный танк для уничтожения любых целей на поле боя. Общим весом, вместе с запасом топлива и боеприпасов, не менее сорока тысяч тонн, закрытый тяжелой броней, способной выдержать обстрел почти любой мощности, такой танк из основного калибра мог подстрелить противника на расстоянии до двадцати километров, сбивая даже воздушные цели. Для большей проходимости гусеницы были разделены попарно и так же закрыты броней. Одно из самых уязвимых его мест из-за собственного веса. Ремонт в полевых условиях был невозможен, и танк с поврежденной гусеницей превращался в большую, хоть и хорошо бронированную, но неподвижную мишень.

- Прикрытие вступило в огневой контакт с противником в километре от нас, господин, - сообщил связист по внутреннему каналу, - Просят огневой поддержки. Сопротивление не серьезное, но они не хотят рисковать техникой. Противник в большом количестве применяет реактивные заряды, могут прожечь броню.

- Рассчитайте курс, - кивнул Эдвард, - проверим второстепенные орудия.

Второстепенное вооружение «Викинга» состояло из двух электромагнитных орудий калибра сто сорок миллиметров, совершенно бесшумно выпускающих снаряд на скорости до пяти километров в секунду. Стрелять из них сейчас было все равно, что из пушки по крысам, но лучших мишеней не предвидится.

Противник представлял собой кочевую орду дикарей, вторгшихся в зону влияния поверхностной базы. Первый контакт с ними, довольно вежливая просьба покинуть эту территорию, окончился неудачно. Уверенные в своей силе, дикари ответили отказом, сказав, что не собираются никуда сворачивать. Возможно, они так и не успели толком понять, с кем имеют дело, но теперь уже было слишком поздно. Дом Тристана не привык спрашивать дважды. В ответ на отказ было принято решение уничтожить пришельцев, заодно проверив новую технику. Тот же «Викинг» предполагалось использовать в Рахийской пустыне, где уже давно возникла напряженность в отношениях с Алийским анклавом, претендующим на титановые рудники в этой области, но машины такого типа до этого еще ни разу не проверялись в боевых условиях. Сейчас шанс был как нельзя лучше.

- Фиксирую две мишени, - передал координатор огня, - в полутора километрах от нас. На сигнал «свой-чужой» не реагируют. Обнаружены многочисленные пуски реактивных снарядов по позициям союзных единиц.

- Сквозь здания прострелим? – спросил Эдвард, выведя на главный дисплей трехмерное изображение поля боя. Между «Викингом» и обнаруженными целями высились громады полуразвалившихся небоскребов.

- Да, господин. Снаряды пробьют развалины без угрозы обрушения.

- Тогда из второстепенных башен открыть огонь, - приказал он.

Оба орудия «Стилет» развернулись в сторону целей и дали залп. Пятидесяти килограммовые снаряды почти беззвучно пробили развалины и один за другим попали в отмеченные цены. Компьютер верно рассчитал траекторию, и больше выстрелов не потребовалось. Обе точки сразу исчезли с радара, но визуальное подтверждение было невозможно из-за загораживающих обзор полуразрушенных небоскребов.

- Сверните как можно ближе к ним, мне нужен визуальный обзор целей, - сказал Эдвард, - Хоть поймем, по чему сейчас стреляем.

Радиоэфир был заполнен сигналами дикарей, только сейчас начавшими понимать, с кем столкнулись. Все их вооружение на деле оказалось не способным выстоять против техники Тристанского дома, но отступать уже оказалось поздно. Кольцо почти замкнулось, и начиналось методичное уничтожение противника, которому ничего и не оставалось, кроме как продолжать сопротивляться, хотя это и было почти бессмысленно. Лично Эдвард поступил бы точно так же, сражаясь до последнего и попытавшись забрать с собой как можно больше врагов.

Автобот подъехал к нему и он взял с подноса чашку кофе. Армейский, со складов, он даже близко не стоял рядом с привычным Эдварду, но вкуса сейчас почти не ощущал, слишком занят боем.

В конце улицы выехал «Василиск», средний танк, один из сопровождения «Викинга», и сейчас же передал шифрованную радиограмму, что основное сопротивление противника в соседнем секторе. Понимая, что отступать уже некуда, дикари пытались собрать все свои силы в одну группу, то ли для прорыва, то ли садясь в круговую оборону. В любом случае, большая часть подвижных соединений Дома была занята тем, что не давала дикарям объединится, перехватывая небольшие группки, но многие проскальзывали, разбиваясь чуть ли не на одиночные единицы.

Как раз в этот момент на той же улице показалась одна из вражеских машин. Большой двенадцатиколесный грузовик, в сравнении с огромной тушей «Викинга» казавшийся совсем миниатюрным. Радары засекли его слишком поздно, до этого был закрыт толстыми бетонными стенами ближайшего здания, глушившими сигналы локации. Наверное, на самом грузовике не было никаких средств обнаружения, иначе просто не объяснить, как он выехал прямо на прямую наводку двух танков. «Василиск» выстрелил первым, и в паре метров от грузовика поднялся фонтан земли, когда туда врезался снаряд. Машину тряхнуло ударной волной, но водитель удержал управление и сразу же сдал назад. Второй снаряд «Василиска» угодил в бетонную стену здания, пробив в ней серьезную дыру, но снова не достав цель. Грузовик же, чудом избежав уничтожения, спешно пытался ретироваться.

- Вторым калибром, навесной, с напалменной начинкой, - сказал Эдвард, подключив картинку со спутника. Быстро определив точку, в которой грузовик увидали в последний раз, снова нашли его, увеличив разрешение до уровня отдельных объектов, спешно удирающим по параллельной улице.

Вторая башня «Викинга», расположенная чуть ниже главного калибра, задрала орудие вверх и сделала выстрел. Напалменный снаряд триста пятидесятого калибра вылетел почти вертикально, достиг высшей точки своей траектории, и начал падать. Примерно на высоте двухсот метров сработал взрыватель, и горящий напалм разлился на территории в несколько сотен квадратных метров. Картинка сразу исчезла в белом матовом свете, пока светофильтры на несколько секунд ослепли от пламени. Место, где ехал грузовик, исчезло в огне.

Передав «Василиску» задание подтвердить уничтожение вражеской единицы, «Викинг» двинулся дальше, к месту скопления основных сил дикарей. Там Катаклизм прошелся гораздо сильнее, почти до основания разрушив все здания на участке в несколько десятков гектаров, оставив только развалины высотой в два или три этажа. Для «Викинга» это было все равно, что открытая местность. Удивительно, что дикари выбрали такой участок для обороны. Хотя, с другой стороны, им тоже ничто не загораживало обзор. Стоило только выехать, как в одну из башен угодил реактивный снаряд, пущенный по низкой дуге. Заряд оказался недостаточно мощным, чтобы не то, что пробить, но даже повредить броневые плиты, но предупреждение было неплохое.

Тут же рассчитали траекторию полета. Локация в этом месте зафиксировала сразу несколько вражеских единиц. Небольшая группа, сумевшая обойти отряд «Василисков», следовавших в прикрытии «Викинга».

- Главный калибр, - только и сказал Эдвард, отхлебнув еще кофе и переведя основной дисплей на изображение с камер.

Основным орудием танка являлась импульсная пушка класса «разрушитель», до этого устанавливающая только на крейсерах или линкорах. Направленный импульс посылал двухтонный снаряд на расстояние до двадцати километров при нормальной силе гравитации. Мощная отдача компенсировалась пневматическим стволовым тормозом, из-за чего конструкция башни была изменена специально под это орудие.

Первый выстрел был сделан простой болванкой. С диким свистом пронесшись по прямой, он угодил прямо с середину отряда. Две машины, попавшие под удар, буквально разнесло в клочья, а соседний бронеход подбросило далеко в воздух, как пушинку. Перевернувшись в воздухе, упал на крышу, продолжая вращать горящие колеса. Шедший передним небольшой танк, усиленный дополнительной навесной броней, развернул орудие и сделал ответный выстрел. Угодил куда-то в лобовую часть «Викинга», но даже не повредил его. На него уже использовали фугасный снаряд. Взрыв не только разворотил танк, но и снес все развалины вокруг него, оставив только большую воронку с разбросанной вокруг землей. Последняя машина, еще один танк, попытался уйти, сообразив, что с «Викингом» ему не тягаться, только спрятаться было негде. По нему тоже выстрелили болванкой, чуть изменив траекторию, посмотреть, как сработает ударная волна. Снаряд упал в землю рядом с ним, смяв ударом танк как жестяную банку.

- Двигаемся дальше, - приказал Эдвард, садясь в свое кресло перед пультом командования. Здесь на тактическом дисплее отмечалось расположение всех единиц отряда, затягивающих кольцо вокруг последних сил противника, пытающихся обороняться. Чем дальше они въезжали в это кольцо, тем больше целей появлялось. Неудивительно, что сразу дикари отказались от мирного предложения покинуть эту территорию. У них было не меньше сотни единиц тяжелой техники, не считая грузовиков и подвижных платформ. Почти целый городок на колесах. Странно даже, что еще нигде не осели. Вполне могли бы даже захватить какой-нибудь небольшой анклав и сделать его своим, но почему-то продолжали передвигаться по пустошам. Скорее всего, искали наиболее подходящее место или же причины были в чем-то другом, до чего еще не додумался.

«Викинг» прицельно стрелял с небольших остановок, громя последние точки сопротивления, где дикари еще пытались обороняться, постепенно подбираясь к центру окруженной территории, отмеченному со спутника. Он фиксировал там большое количество техники противника, в основном подвижные платформы или большие многоосные грузовики, сбившиеся в кучу. Там собрали все, что не могло само себя защитить. И в то же время, это была отличная возможность обкатать прицельные системы «Викинга».

Вся дорога сверхтяжелого танка отмечалась чадящими кострами горящей и развороченной техники, по которым обрабатывали порой сразу из нескольких калибров. Постепенно вокруг «Викинга» начали собираться и танки прикрытия, передающие отчеты о проведенной операции. Это тут же быстро переводилось в статистические данные, определяющие результаты и подводились итоги.

- Скорострельным шестидесятимиллиметровым, длинными очередями, - сказал Эдвард, когда на мониторе стали визуально отображаться собравшаяся техника.

По «Викингу» в этот момент вели огонь, но ничего из того, что использовали, не могло пробить его толстую броню. Снаряды или соскальзывали, или разбивались, даже не оставляя царапин, в лучшем случае, небольшие пропалины. Скорострельные пушки танка в ответ прочертили сразу несколько очередей разрывов по скоплению врага, круша небронированные борта или легкую тонкую противопулевую броню грузовиков как мягкую бумагу.

- Слишком много в одном месте, - сказал про себя Эдвард, разглядывая, как «Викинг» из нескольких орудий разносит собранную в одном месте технику, - разумнее было ее рассредоточить. А если бы, к примеру, у нас была бы авиация? Пары заходов было бы достаточно, чтобы тут одни воронки остались… Подключите тепловизор, разрешение на поиск форм жизни.

Экран тут же расцвет теплыми и холодными цветами тепловизора. Яркими красками полыхали горящие грузовики, расцветали яркими лепестками новые взрывы и вспышки разрывов снарядов, но людей, которые здесь должны были бы быть, почти не отмечалось. Или же попадались очень редко. Словно они все сквозь землю провалились. Здесь должны были быть семьи и мирные жители, не занятые в военной технике, последние остатки которых сейчас добиваются карательными силами.

- Прекратить огонь! – сказал Эдвард, - Их здесь нет! Выведите разведбота, пусть проверит, что там.

Снова сев в кресло, он просмотрел полученные сведения. Силы противника практически были разгромлены еще на подходе к этой точке, когда отходили со своих позиций. Осталось только несколько одиночных машин, которые сейчас пытались отследить, чтобы добить окончательно. И все же, ради чего они пытались здесь собраться? На что рассчитывали? Это ведь не самый адекватный поступок – собираться в кучу на фоне численно и качественно превосходящего противника.

- Господин, - по внутренней связи прозвучал голос связиста, - наши радары фиксируют приближение воздушного транспорта. Код «свой-чужой» передается на параметрах дома Гористаров. Судно не вооружено, но его взяли на прицел. Какие будут ваши приказания?

- Не стрелять. Если бы эти падальщики хотели войны, то прислали ракету с ядерным зарядом, а не транспорт. Запросите у него цель пролета здесь. И заодно сообщите в ультимативной форме, что здесь наша территория, если у него нет тут конкретной цели визита, то собьем.

- Будет сделано, господин, - связист отключился.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.8 / голосов: 13
Комментарии

На мой взгляд, вышенаписанного мало, чтобы оценивать рассказ

ну, это скорее, оценить стиль, качество текста, грамматику и т.д. и т.п. Если понравиться, буду выкладывать продолжение.

С этим всё в порядке) Сейчас прочту продолжение и после расставлю оценки

Быстрый вход