Мир без солнца. Вступление. часть 3.

Бронетранспортер медленно спустился с моста на землю под прицелом трех ракетных турелей. Приходилось быть осторожным, когда разбиваешь лагерь на враждебной территории. У дикарей хватало сил, чтобы захватить одну единицу техники и на ней попытаться провести в лагерь, скажем, группу смертников со взрывчаткой. Так что любая машина, не важно, вражеская или союзная единица, сразу бралась на прицел автоматическими системами наведения. Огонь не открывался лишь после правильного обмена кодами «свой-чужой», которые каждый раз пилотом должны были вбиваться в ручную. Исключение было сделано только для воздушного судна Гористаров, и то оно продолжало находиться под прицелом нескольких зенитных комплексов, с такого расстояния способных разорвать его на куски всего за пару секунд.

В центре лагеря разместилась мобильная ремонтная установка, способная полностью разобрать и собрать «Василиск» снова всего за пару часов. На деле этот модуль представлял собой гигантского робота, запрограммированного на ремонт поврежденной техники. Подбитый танк заезжал или подтягивался внутрь раскрытого модуля, где четыре десятка манипуляторов, с разными функциями, сразу за него принимались: накладывали новые листы брони взамен поврежденных, меняли сломанное вооружение, ремонтировали двигатели или ходовые части. В общем, все необходимое, чтобы снова вернуть единицу в бой. Сейчас туда заехал легкий «Маст», повредивший гусеницу в луже с кислотой. Траки окислились и цеплялись за катки, тормозя машину и мешая двигаться, их и заменяли.

Вокруг установки разбили оперативный лагерь, расставив большие шатры из полимерного материала, тяжелого и прочного, укрепив их металлическими опорами. Пол внутри застелили пластиковой основой, при небольшом нагревании становящейся податливой и застывавшей снова в виде толстой пластиковой корки на земле.

Периметр лагеря закрывали несколько слоев колючей проволоки, по которой пустили переменный ток, и расставленные автоматические лазерные турели, стрелявшие по любым биологическим объектам, показывающимся в зоне поражения и не имевшие определителей как солдата Дома. Ворота представляли собой простой шлагбаум, охраняемый двумя боевыми дроидами класса «Страж» - дорогими и крайне эффективными моделями, несущими огневую мощь целой пехотной роты.

Транспортер остановился около командного центра, рядом с радиовышкой. Пилот осторожно остановил машину и раскрыл внешний люк.

- Можете выходить, господин, - сказал по внутреннему каналу, - Мы на месте.

Эдвард кивнул в знак признательности, посмотрев в безликий зрачок внутренней телекамеры, сейчас повернувшейся к нему, и выбрался наружу.

В лагере сильно пахло озоном от работающего ремонтного блока, но хотя бы можно было дышать без респиратора, кислородная установка воспроизводила в радиусе сотни метров вокруг себя вполне пригодную для дыхания атмосферу. Только не могла вытянуть кислый и горький запах, почти неосязаемо чувствовавшийся вокруг. Непонятно было даже само его происхождение, но пока никому не мешал, никого сильно и не заботило.

У входа в шатер, охраняемый двумя бойцами Тристанского дома, сейчас стояло и несколько гористарских солдат, бросавших по сторонам затравленные взгляды. Их снаряжение не сильно отличалось от тристанского, но уж больно сильно было украшено различными плюмажами и вышивкой, напоминая парадное, сверкавшее красными и черными цветами – основными цветами герба Гористара. Скорее всего, это действительно были парадные одежды, не боевые, что еще раз подчеркивало мирные намерения Дома.

Там же и стоял Дариер, полевой командир всей карательной операции. Здесь сложилась странная ситуация. Полковник был намного ниже рангом Эдварда, являясь вассалом его вассала, но когда Эдвард находился на командирском мостике «Викинга», то должен был подчиняться приказам Дариера, как непосредственного командующего всей операцией, пусть он даже так и не решился давать тому прямые приказы. Ограничился только тем, что разрешил Эдварду самостоятельно командовать в оперативном режиме, только с оглядкой на общий план боя.

- Господин, - Дариер поклонился, - Сошел посол Гористаров, сейчас он ждет вас в столовой. Я не знал, куда его определить, чтобы он не смог увидеть ничего лишнего. Я надеюсь, поступил правильно?

- Все хорошо, - согласился Эдвард, - Не знаешь, кто именно прибыл?

- Он не представился по имени, - пожал плечами Дариер, - но, похоже, кто-то из родового семейства. Видимо, действительно что-то важное, если решили рискнуть кем-то из своих родственников. Мы ведь вполне могли сбить транспорт еще на подлете, у нас ведь еще со времен вашего отца нет никакого согласия с ними.

- Увеличьте количество постов по периметру, - сказал Эдвард, - и предупредите поверхностную базу, пусть будут готовы, пусть даже к нападению. Они вполне могут пожертвовать одним из своих, а потом застигнуть в неготовности. И уже начинайте собирать войска. Нам нет смысла охотится за каждым дикарем, поверхность убьет последних и без нашей помощи.

- Как прикажете, господин, - сказал Дариер, - и, кстати, ваш «Викинг» передал данные с разведбота на расшифровку. Неужели действительно весь обоз сумел уйти?

- Мы ориентировались в первую очередь на технику, - сказал Эдвард, почему-то решив, что полковник хочет его обвинить в этой ошибке, - а они бросили все грузовики и платформу. Так что не думаю, что смогли далеко уйти. И из кольца они точно не вырвутся, хоть на машинах, хоть пешком. Когда расшифруете данные, сразу доложите мне, даже если будут занят с послом. Ясно?

- Будет сделано, господин, сразу вам доложим. И сразу скажите, вам нужно сопровождение при переговорах? От Гористаров можно многого ожидать.

- Посол там один? – спросил Эдвард, остановившись на секунду.

- Один, и без оружия. Мы у него даже церемониальный кинжал забрали.

- Так почему я должен приходить еще с кем-то. Будет встреча тет-а-тет, - он усмехнулся и хлопнул полковника по плечу, - Как свидание, только с врагом.

- Гористары намного хитрее любой девушки, - сказал Дариер, не ответив на попытку разрядить обстановку, - И пойдут на все, чтобы помешать нам. Мы ведь даже до сих пор не знаем, были ли они причастны к гибели вашего отца.

- Если мы это узнаем, - тоже сразу посерьезнел Эдвард, - то единственное, что они от меня получат, будет небо, полное боевых кораблей и земля, засыпанная водородными бомбами. И уж никакими послами я их предупреждать не буду.

Столовая отличалась от всех остальных установленных шатров тем, что больше походила на ангар для воздушной техники, слишком была вытянута в длину. Там могли разом поместиться все солдаты, участвовавшие в операции, но все остальное время столовая пустовала. Теперь туда и отправили посла Гористаров.

Из всей меблировки там были только длинные и широкие пластиковые столы и скамьи, выстроенные в несколько длинных рядов, за которыми солдаты и принимали пищу. Внутри никого не было, кроме самого посла, сидевшего здесь с таким видом, будто одно лишь его присутствие облагораживало это место. Он даже не поднялся, когда Эдвард вошел внутрь. Разодетый как на торжественном приеме, в отделанным дорогими мехами парадном камзоле и теплом плаще с такой же меховой отделкой, посол положил ногу на ногу, чуть слышно постукивая металлическими набойками на каблуке по полу, ожидая, пока Эдвард подойдет ближе.

- Барон Тристанский, как я понимаю, - протянул он, когда Эдвард встал перед ним, - Говорить я обязан только с ним.

- Перед тобой барон, а не адъютант, - ледяным тоном сказал Эдвард, смерив того настолько уничижительным взглядом, что посол даже потерял всю свою напускную спесь. Утратив свой прежний хозяйский вид, он поднялся и поклонился барону.

- Тогда позвольте и мне тоже представиться, - сказал он, разгибаясь и снова посмотрев на молодого барона, - Такиль Аз’Сабир де Гористар, личный посланник великого графа Гористара, великого Дома Рейнсвальда.

Посол упомянул родовое имя Дома, значит, приходился прямым потомком одной из ветвей этого древнего рода, знаменитого даже не столько своими огромными богатствами, хоть и упорно выставлял это напоказ, сколько вечно скользкой и грязной политикой, жестокостью как к врагам, так и к своим пеонам, а главное, постоянной, словно у них это уже заложено в генах, склонности к предательству. Ни один из Гористаров еще не удержался от того, чтобы изловчившись, не ткнуть кинжалом в спину бывшему союзнику. Потому и соглашения с ними заключали только по самой острой необходимости, либо когда были полностью уверены, что поддержание этого соглашения будет выгоднее Гористарам, чем его расторжение.

Тристанский баронат в этом ракурсе выгодно отличался от Гористаров. Еще дед Эдварда любил говорить: «будь честен с другом, жесток с врагом и справедлив с союзником, тогда сможешь иметь опору в нужде, помощь в беде и победу в войне». Тристанский Дом имел соглашения почти со всеми Домами Рейсвальда, кроме Гористаров и еще нескольких, бывших или потомственными Домами этого рода, либо его старыми союзниками, больше походившими на вассалов, поскольку почти не имели возможность вести собственную политику. Из-за относительно спокойных границ с другими Домами Тристанский баронат мог уделять часть энергии и ресурсов на развитие качественных возможностей своей армии, уделяя немало внимания постоянному совершенствованию техники и вооружения, исходя из правила, что дешевле подготовить одного опытного солдата, чем двоих новобранцев. Гористары же всегда воевали числом, активно используя не только свои армии, но и технологии клонирования, буквально заваливая поля сражений трупами своих бойцов. В общем, в человеколюбии или расовой толерантности этот Дом никто обвинить не мог.

- Тогда можно ли мне осведомиться, Такиль Аз’Сабир, что же вас заставило покинуть безопасность родного Дома и прилететь сюда, далеко от Рейнсвальда, рискуя быть сбитым или попасться мутантам, - спросил Эдвард, усаживаясь напротив него на одну из скамеек, - И сразу, давайте забудем о дворцовом этикете, здесь не королевские залы, чтобы потеть над всеми этими нагромождениями титулов и рангов. Здесь зона боевых действий, говорить приходится четко и по делу.

- Как изволите, - наклонил в знак согласия голову посол, сев по другую сторону стола, - Как вам известно, у Дома Гористаров до сих пор нет соглашения с вашим Домом с плачевных событий времен вашего прадеда.

- С плачевных? – удивленно сказал Эдвард, - насколько мне помниться, ваши корабли намеренно напали на конвой, идущий под знаменем Тристанского бароната. И его солдаты были просто вынуждены открыть огонь. А баронат был вынужден ответить на такое недвусмысленное оскорбление…

- Что привело к военным действиям, длившимся более двух лет, - закончил посол, - И это делает произошедшее лишь еще более трагичным, поскольку уверен, что ни одна из сторон не мечтала о войне друг с другом.

- Давайте немного поконкретнее о цели визита, - сказал Эдвард, - Все-таки, чем обязаны такой… - чуть задержался, подбирая подходящее слово, - такой неожиданной встречи? Гористары все же решили извиниться?

- Извиняться нашему дому здесь не за что, но теперь нам нужны контакты с Тристанским Домом. Видите ли, во многом это связано с деятельностью вашего союзника, герцога Камского. Если быть точным, связано даже с его определенными кораблестроительными планами. Понимаете, торговая деятельность герцогства во многом мешает процветанию нашего графства, и до сих пор мы с этим мирились…

- Думаю, мирились вы с этим в первую очередь из-за того, что на Камских верфях стояли гарнизоны тристанских войск. И до сих пор стоят, готовые стрелять по любым вашим кораблям, которые подойдут на расстояние выстрела. И в том, что торговые корабли сворачивают туда, во многом виноваты вы сами, постоянно поднимая пошлины за товары, - вежливо улыбнувшись послу.

- Торговая политика Гористарского графства вряд ли может каким-то образом касаться вашего бароната, господин барон, - так же притворно улыбнулся посол, - в то время как подготовка «Сакрала» напрямую угрожает торговой и внешней политики графства. И мой граф весьма обеспокоен так же и тем, что Тристанский баронат так же вкладывается в постройку этого корабля и даже привлекает в этот проект другие Дома, снабжающие герцогство средствами, вполне достаточными для завершения этого проекта. «Сакрал» может оказаться гибельным проектом для всего Рейнсвальда.

Эдвард мысленно улыбнулся. Так вот, значит, в чем крылась действительная цель встречи. «Сакрал» должен был стать первым в истории колонизационным кораблем класса «Миротворец», спущенным со стапелей Рейнсвальда. К тому же, в нем использовались древние технологии, за огромные средства выкупленные у Центра Древней Науки. До сих пор многие Дома считали закладку этого корабля слишком амбициозным и рискованным проектом, в одиночку герцогство не смогло бы вытянуть его постройку, но теперь, из-за помощи Тристанского Дома и определенных событий, связанных как со всем Домом, так и лично с Эдвардом, финансирования должно было хватить. Причин было еще больше, если связывать все с внутренней политикой Рейнсвальда, но зашевелились Гористары именно в свете недавно заключенного Эдвардом договора. Поняли, какая опасность им угрожает, если корабль будет завершен.

- Видите ли, - сказал Эдвард, тщательно подбирая слова, - Внешняя политика бароната так же никаким образом не касается Гористарского графства до тех самых пор, пока между нашими Домами не будет заключено соглашение. Проект «Сакрал» был в первую очередь задуман как развитие Рейнсвальда, отнюдь не в ущерб нашему анклаву. И главное, был одобрен королевской волей. И могу вас заверить, что будет завершен, даже без помощи Гористара. Можете передать своему графу, что его озарение насчет важности этого корабля наступило слишком поздно, и в настоящее время в его средствах проект более не нуждается.

- Проект «Сакрал» был одобрен волей Ииана III, - сказал посол, - а король сейчас находится при смерти. Несмотря на то, что все мы молимся за его выздоровление, должны быть готовы ко всем возможным исходам его болезни. Вполне может оказаться, что его наследник может наложить вето на завершение проекта. Не думаю, что тогда вложившиеся в его постройку Дома окажутся весьма рады такому повороту событий.

- Могу вас заверить, - мило улыбнулся Эдвард, - что я уверен в том, что король справиться с этим небольшим недомоганием. И будет дальше радовать нас своим царствованием на престоле Рейнсвальда. Так что «Сакрал» будет спокойно достроен и спущен со стапелей. И все доходы с первой основанной колонии будут распределены между всеми Домами, вложившимися в проект. Такой результат их всех устроит. Есть ли у вас еще какие-то вопросы?

- Да, есть и очень срочные. Во многом именно из-за них я и здесь, - сказал посол, - Так как мы не смогли достигнуть договоренности в первом вопросе, то я с прискорбием перехожу ко второму, по которому сюда прибыл. Сейчас, как понимаю, вы объявили зону боевых действий здесь, занятые уничтожением группы дикарей, вошедших на эту территорию…

- Вы чрезвычайно проницательны, друг мой, - сказал Эдвард, - думаю, другие могли подумать, что здесь просто состоялся выездной раут Дома. Вы же сразу посмотрели в самую суть. Остается только понять, для чего же вы об этом спросили?

- Вопрос в том, что группа находится под покровительством графа Гористара, давшего им разрешение на проход по этой территории, находящейся под контролем Рейнсвальда. И вашу операцию можно назвать прямым оскорблением великого графа.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 9
Комментарии

Прикольно. 9 баллов.

Быстрый вход