Мир без солнца. Вступление. Последняя часть.

Эдвард силой воли заставил улыбку остаться на лице. Самое неприятное, что получалось из этой ситуации – события снова развивались так, как хотел граф Гористара. Этот старый павиан с чрезвычайно раздутым самомнением, которое с еще большим старанием поддерживала целая толпа подпевал и лизоблюдов, все же был отличным мастером интриг и успевал все просчитывать на несколько шагов вперед. Значит, он специально заставил дикарей прийти сюда и даже уверил их в полной безопасности, только лишь для того, чтобы потом тристанцы разбили их в пух и прах. Интересно еще, знал ли он о новых разработках Дома. Маловероятно, поскольку после показательных казней предателей, перекупленных Гористаром в прошлом году, больше у контрразведки проблем не возникало.

И теперь эти дикари, пролившие свою кровь дали чужих интересов, стали отличным козырем в руках Гористара. Только вот вряд ли он думает, что теперь Эдвард станет плясать под его дудку. Раз уж принял одно решение, то не стоит от него так сразу отступать. Будем идти по той же линии, какую взяли сначала. А дальше посмотрим, что из этого получится.

Еще раз мило улыбнувшись послу Дома Гористаров, Эдвард спокойным тоном ответил, потратив почти несколько минут на то, чтобы правильно подобрать слова. Может быть, эта пауза была принята послом как проявление слабости, тем интереснее будет его разочаровать в этом.

- Во-первых, хочу вам напомнить, что данная территория не является зоной влияния Рейнсвальда, а входил в подконтрольную зону поверхностной базы Дома Тристан. И это обозначает лишь то, что никто, кроме главы Дома, не имеет права юрисдикции на этой территории. И, в чем Дом Гористаров мог уже не раз убедиться, - Эдвард внутренне улыбнулся, сумел ввинтить напоминание о прошлых поражениях от тристанских войск, - что Тристан всегда готов защищать свои территории, вне зависимости от того, насколько силен противник. И как раз разрешение Гористара на проход по этой территории является прямым оскорблением мне. Ведь граф здесь не имеет подобных прав. Единственное, что он мог сделать в помощь этому племени, если так уж не терпелось им помочь… Хотя в благотворительности его никто не мог никогда упрекнуть… то должен был обратить ко мне с просьбой о том, чтобы уже я мог принимать решение в их отношении. Так как он этого не сделал, то все они, по всем принятым нормам, являются вторженцами, с которыми и поступать следовало любым подходящим образом. Можете дословно передать графу мои слова.

Посол снова не смог удержать свою мимику и на долю секунды на его лице проступило выражение раздражения, словно он рассчитывал на такой вариант, но все же думал, что Эдвард поступит по-другому. А такой поступок заставлял его переходить к более неприятным действиям.

- Жаль, весьма жаль, что вы не согласны следовать авторитету графа, - сказал посол, - граф Гористар очень высокого мнения о вас, но в то же время вы не можете не понимать, что опыт в управлении не приходит сразу, ему нужно долго и тяжело учиться, нередко даже на собственных ошибках. И я уверен, что графу будет горько наблюдать, как вы совершаете те ошибки, от которых он хотел вас предостеречь…

- При всем моем уважении к графу, - ответил Эдвард, - но я предпочитаю свой личный опыт, в котором могу быть уверен. А у меня его уже не мало. Помнится, в первый раз в бой я попал в возрасте пятнадцати лет, командую патрульным корветом. Тогда мы сражались против рейдеров, атаковавших наши торговые суда. Помнится, тогда мы были еще сильно удивлены некоторыми находками на их борту… Может, нашего разговора это и не очень касается, но от каких ошибок меня хотел предупредить граф? До сих пор я следовал заветам моего отца и пока еще они меня не подводили, хотя порой, на мой взгляд, некоторые действия казались лишними.

- Видите ли, - сказал посол, - граф вынужден защищать свои прямые интересы и, главное, свою позицию. А вы уже не в первый раз поступаетесь с его решениями. И еще одно оскорбление, нанесенное вами сегодня, может переполнить чашу весов его поистине безграничного терпения.

- Действительно, терпения у него хватает, особенно, когда оно касается его столь значительной персоны, - с сарказмом заметил Эдвард, - однако, прошу вас продолжить начатое. Кажется, вам есть, что еще мне сказать.

- Конечно, есть. Вы можете исправить его ситуацию и восстановить прежние отношения. Для это вам всего лишь достаточно будет отказать от финансирования «Сакрала». Граф рассчитывает, что вы его поймете, ведь это будет лишь затратой огромных средств, которые все равно не окупятся. И вы еще будете благодарить графа за то, что он предупредил вас об этом.

- Если это единственное пожелание графа, то я с удовольствием, - Эдвард внимательно посмотрел на посла, но тот уже справился с собой, сохранив каменное выражение лица, - откажу ему в этом. И даже добавлю, что «Сакрал» будет спущен со стапелей для завершающих работ сразу после публичного объявления моей помолвки.

- Значит, свадьба у вас все-таки состоится? – спросил посол без тени удивления, - Тогда думаю, что имею право передать от лица графа самые искренние поздравления и пожелания счастливой семейной жизни.

- Никогда не думал, что Дом Гористаров пожелает мне счастливого супружества в этом браке, - сказал Эдвард, но поклонился по правилам этикета в ответ на поздравления, - Передайте графу, что благодарен ему за пожелания, но в то же время мне очень бы хотелось, что ими его заботы о моей будущей свадьбе и закончились. И теперь позвольте с вами попрощаться. У меня сейчас множество неотложных дел, на которые приходится тратить свое время. Надеюсь, это мне простительно.

- Как вам будет угодно, - поклонился посол, - тем более, что и задерживать вас на большее время я тоже не собираюсь. Все, что граф велел мне передать, я уже сказал в скромной надежде, что все же вы задумаетесь над этим и примите правильное решение, не совершая скоропалительных поступков.

- Будьте уверены, я никогда не принимаю поспешных решений, - заверил его Эдвард, поднимаясь, чтобы попрощаться. И в этот момент в столовую вошел связной, дважды поклонившись. Сперва своему барону, а потом уже послу.

- Господин, - обратился он к Эдварду, - вы велели сообщить вам, как только будут расшифрованы данные с разведбота. Все данные считаны, и там обнаружен подземный ход, уводящий в систему пещер глубоко под уровнем земли. Господин полковник велел направить туда несколько тяжеловооруженных отрядов, но ему нужно ваше подтверждение на применение силы к убегающим дикарям. Сейчас они еще держаться на расстоянии, но солдаты скоро должны настигнуть их. Каковы будут ваши распоряжения?

- Мои распоряжения будут весьма просты, - он бросил быстрый взгляд на посла, стоявшего с выжидающим видом. Повернувшись к связному, закончил начатую фразу, - убейте всех, кого настигните, никого в живых не оставлять.

Посол кивнул, принимая такое решение. Теперь ему есть, что сказать графу.

Когда связной вышел, Эдвард показал послу на дверь, предлагая сопроводить его до трапа корабля. Снаружи сейчас было несколько шумнее, чем в начале, поскольку танковые подразделения уже возвращались с поля боя на базу, и часть из них проезжала здесь. Пехотные части, не участвовавшие в добивании уцелевших дикарей, в первую очередь сначала заезжали сюда, докладывали о состоянии дел, после чего снова выезжали на дорогу.

Еще раз обменявшись с послом любезностями у подножки трапа, Эдвард провожал его взглядом, пока транспорт Гористаров не поднялся в воздух, быстро набирая высоту и разворачиваясь в сторону своего Дома. К нему еще подошел Дариер, с самым вопросительным видом, надеясь услышать подробности разговора. Как командующий силами Дома на поверхности, он не мог так просто закрыть глаза на появление здесь Гористаров.

- Что хотел посол, господин? – спросил он, подождав, пока Эдвард к нему повернется, - Снова возникли противоречия?

- Они никогда и не ослабевали, - спокойно сказал ему, - только теперь этот гнилосос действительно начал понимать, что последнее время мы только и занимались тем, что подливали масло в костер у него под ногами. Думаю, это была его последняя мирная попытка заставить меня отказаться от «Сакрала». Дальше можно ждать уже более грубых действий. Видят Небеса, единственное, что удерживает меня от войны с ним, только моя свадьба. Не хочу начинать ее на поле боя. Однако, если он нападет первым, мы должны быть готовыми к тому, чтобы ответить. Ясно, полковник?

- Господин, мы всегда готовы. Но у меня есть один вопрос. Неужели вы верите, что граф готов начать войну без поддержки во дворе нашего короля?

- Король при смерти, - разумно заметил Эдвард, - и все те взятки, которые мы с отцом потратили на то, чтобы настроить министров в нашу пользу, теперь ничего не значат. Эти жирные толстоносы сидят и ждут нового короля, преемника несчастного старика. И побегут с радостным визгом за каждым его решением, как к корыту с кормом. Так что сейчас Гористару самое время начинать войну. Он рассчитывает в ней победить, а значит, сразу укрепить позиции своего кандидата. А тот уже одобрит любое его действие, каким бы незаконным оно ни было. Полковник, велите подготовить мой корабль. Я возвращаюсь на Рейнсвальд. Придется превращать помолвку в военный совет. И все из-за этого павиана! – сказал Эдвард с откровенным расстройством. Меньше всего хотелось думать о политике в такой светлый день. Странно звучит фраза в мире, где никогда не восходит солнце, но для молодого барона свадьба действительно должна была стать лучиком солнца в его жизни.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.8 / голосов: 5

Быстрый вход