Мир без солнца. Глава 1. Рейнсвальд. часть 2.

Дом Тристанских баронов полностью был вырезан в скале на самом краю острова еще в глубокой древности, и лишь при Эдварде окончательно остановились работы по его расширению. Дом строился как замок на вражеской земле, ведя свою историю чуть ли не с момента заселения острова, когда первый корабли приземлились там, где сейчас стоят монументальные верфи Камского порта. Буровые машины, плавя и дробя породу, создавали огромные залы, коридоры, порой больше похожие на лабиринты, многочисленные подсобные и жилые помещения. Целые боевые батареи были полностью спрятаны в скальные породы, высовывая наружу только жерла орудий. Архитекторы тогда явно были знакомы с архитектурным стилем, сейчас называющимся «старой готикой». Высокие потолки со сходящимися опорами, тонкие резные колонны в залах, многочисленные скульптуры и лепнина, занимавшая каждый свободный участок. Балкон был отдельным произведением искусства. Не менее двадцати квадратных метров площади, он буквально висел надо пропастью. От необработанной скалы стена с дверьми на балкон отделялась двумя двадцатиметровыми фигурами мужчины и женщины, расположенных по сторонам по обе стороны, вырезанных с такой точностью, что можно было разглядеть даже отдельные складки на одежде. Фигуры держались за руки, поддерживая вырезанный в скале герб Тристанского бароната, а свободные левые руки вытягивали вперед. На ладонях каждой были установлены тяжелые защитные орудия класса «потрошитель», предназначенные для защиты от тварей, способных подлететь близко к перилам. Они тоже были замаскированы, под гигантские факелы, однако большую часть времени бездействовали, так как зверье давно научилось облетать опасную зону, не рискуя здоровьем. На самой стене, сделанной больше похожей на стену древнего замка, горели плазменные факелы, подсвечивая особенно красивые скульптурные изображения, заодно освещая и все пространство. Действительно красивое зрелище, если не видеть его ежедневно. Тогда она даже успевает надоесть своей холодной красотой и какой-то, только ей свойственной бесчеловечной отдаленностью от куда более жестокой и уродливой действительности.

- Я в этом доме с детства, - сказал Эдвард, все-таки подойдя к ней, в этот раз она уже не стала снова играть в догонялки, а просто прижалась ему к груди, - и уже успел устать от него. Когда мы обвенчаемся, то переедем в новую резиденцию Тристана, более светлую и гораздо менее укрепленную. И немножко меньше, чтобы не держать рядом целый гарнизон. А этот дом будет служить для того, для чего и создан. Будет защитной крепостью.

- А может быть, я хотела здесь остаться, - сказала она с улыбкой, - кто знает, может, мне еще понравятся высокие потолки и скульптуры неизвестных мне людей.

- Не думаю, - покачал головой Эдвард, - скорее, здесь ты заскучаешь по уюту Карии. А этого я хочу меньше всего, можешь мне поверить…

- Господин, - их прервал один из солдат внутренней стражи Тристанского бароната, сейчас, в честь даваемого банкета, одетый в парадную форму, - простите за вторжение, но около причала завис корвет и просит посадки. Агрессивных действий не проявляет, но в списках гостей он не значится, так что мы решили вас оповестить.

- Вот видишь, - сказала будущая баронесса Тристанская, отпуская Эдварда, - гости не любят, когда на них не обращают внимания, и становятся настойчивыми.

- Тогда иди и развлеки их, - Эдвард поцеловал ее в щеку, - а я скоро вернусь.

Солдат пошел впереди, показывая дорогу. Хоть барон и прожил не меньше половины своей жизни в этом замке, но все же не помнил всех коридоров, особенно к различным служебным помещениям. До пристани, конечно, мог бы добраться без проблем и самостоятельно, но сейчас надо было пройти в отсек управления, а там он уже давно не показывался, привыкнув встречать гостей около парадного трапа. Так что время, чтобы заблудится, было не самым подходящим.

Сперва идти пришлось через банкетный зал, где и собралось большинство гостей. Зал был просто огромным, не меньше двух сотен квадратных метров, с тремя фонтанами и даже широкими анфиладами по сторонам и напротив основных дверей. Сейчас внутри был почти полон, поскольку Эдвард не скупился на пригласительные, да никто и не стал отказываться, уже по сплетням зная, что именно на этот день барон Тристанский решил поставить официальное признание будущей помолвки с единственной наследницей Карийского бароната. Если объединяться оружейные и корабельные заводы Тристана с плантациями Карии, этот союз может перерасти в одну из ведущих сил на острове, с которой придется считаться любому политику. К тому же, с такой поддержкой герцог Фларский может рассчитывать на успех в своем предприятии.

Солдат поднялся по анфиладе, разумно решив, что так пройти будет легче, чем протискивать через напыщенную толпу, рискуя отдавить ногу какому-нибудь герцогу или барону, но и там Эдварда уже ждали.

- А! Вот и сам главный виновник торжества, - барон Карийский, весьма крупный мужчина, в котором, после пятого десятка с остервенением боролись два параметра, толщина и высота, отошел от группки, с которой только что вел разговор, и пристроился рядом с Эдвардом, поставив свой бокал на поднос проезжавшего мимо робота-официанта, - я очень рад, что увидел тебя именно сейчас, - и широко улыбнулся, демонстрируя свои идеально белые зубы, - это очень важно.

Зная барона не понаслышке, Эдвард понял, что он давно его уже здесь поджидает, специально решив устроить все как чисто случайную встречу. Барон никогда ничего не делал просто так. Ни разу в своей жизни. Так что даже порой начинало казаться, что и встреча Изабеллы, ставшей его любовью, не была для Эдварда случаем, а тщательно продуманным планом барона, точно воспроизведенном в правильной последовательности.

- Господин, - Эдвард приложил правую руку к левой части груди, общепринятый знак приветствия. В принципе, они были равны, даже Эдвард был чуточку выше по строгой социальной лестнице острова, из-за большего значения его заводов для всего государства, но теперь был перед ним отец невесты, а это уже другие ранги, где муж дочери стоит уже ниже ее отца. Официально Тристанский и Карийский баронаты даже объединялись под флагом Карии, с вплетением герба Тристана, хотя реальная власть все равно останется у Эдварда. Одна внутренняя охрана Тристана была лучше вооружена, чем весь армейский полк Карийского бароната, но воевать за власть никто не хотел, да и ни к чему было. Брачный договор уже составлен и несколько раз проверен различными судами, чтобы потом не возникало вопросов.

- Ты не будешь против, если я пройдусь с тобой? – спросил барон, отнимая будущего зятя за плечи, - нам найдется, о чем поговорить.

- Я иду к пристани, - пояснил Эдвард, жестом приглашая присоединиться, - туда сейчас подошел еще один корабль, хотя все гости уже прибыли. Не знаю, будет ли вам это интересно. В любом случае, я не могу вам отказать.

- Вот и хорошо, - кивнул барон, - ты хоть представляешь, кто это может быть?

- Честно говоря, уверен только в том, что я не буду очень рад его увидеть. Я не разослал приглашения лишь тем людям, что наверняка испортят весь вечер.

- И поэтому ты пригласил капитана корсаров? – барон захохотал, как над удачной шуткой, - Будь уверен, без хорошей пьянки и пары драк такие люди любой вечер посчитают скучным. Или, если останутся достаточно трезвыми, попытаются разнообразить подобную рутину.

- Я не отказывал своим гостям в праве привести с собой кого-нибудь еще, - сказал Эдвард, постаравшись не выдать своего удивления. О том, что у него на вечере был капитан корсаров, узнал только сейчас. И этот факт его немало удивил и даже поразил. Не то, чтобы корсары вызывали у него отвращение, но он не мог понять тех помыслов, что заставляют их участвовать в подобном. Рейды всегда представлялись ему чем-то жестоким и бесчеловечным, не говоря уже об их участниках.

- На самом деле, тут все гораздо сложнее, - барон немного утихомирил свой обычно громкий голос и почти перешел на шепот, - его привел с собой герцог Камский. И это напрямую связано с проектом «Сакрала».

- Что? – Эдвард даже притормозил, - Райсор совсем с ума сошел? – он был настолько удивлен, что забыл даже об этикете, - Вы хотите сказать, что он хочет доверить командование «Сакрала» корсару? Я не буду спорить, что они отличные капитаны, видел записи с их участием, но «Сакрал» не рейдовый корабль, он с самого начала был предназначен для гораздо большего.

- Многие тоже так считают, - согласился барон, - но герцог непреклонен. Считает, что ни один офицер Королевского флота не сможет сделать то, на что рассчитан «Сакрал». От этой компании зависит будущее всех Камских верфей. Герцог полностью заложил их, до нитки. И ты это знаешь не хуже меня. Если предприятие провалится, то весь порт окажется под чужим контролем. А это смерть для герцогства. С учетом растущего влияния Гористаров на торговлю… Ты, надеюсь, в курсе, кого из претендентов на престол они хотят поставить?

- Наследника, графа Ростийского, - кивнул Эдвард, - он будет марионеткой у них в руках, как и весь остров, в результате. Вас, я понимаю, такой вариант не устраивает?

- Конечно, нет, - барон даже надулся, - даже еще меньше, чем этот выродок Вассарий, со своими завоевательскими замашками. Только, думаю, ты должен знать, что Фредерик является близким другом Респира. А с ним, думаю, не захочешь лишний раз столкнуться, - вот это было серьезное предупреждение.

Респир был потомком одной обнищавшей ветви Гористарского рода, но сумел добиться благосклонности промышленников этого же клана, а вместе с ними и барона Гористара. Сейчас Респир носил титул герцога Розмийского, но чисто формально, Розмия была слишком важной частью Гористарского графства, чтобы отдавать ее в руки такого несдержанного человека. А эта репутация за ним уже успела закрепиться основательно. Он был, как считал Эдвард, человеком не совсем здоровым с психологической точки зрения. Даже было достаточно на его лицо взглянуть, на вечно вытаращенные глаза и пульсирующую жилку на виске, начинавшую набухать, как только он терял спокойствие, чтобы убедиться в этом. Сперва Респир возомнил себя наследником всего Гористарского графства, даже попытался устроить заговор, но в самый последний момент передумал. Точнее сказать, его заставили сделать это, чтобы не быть повешенным на глазах у толпы. Через месяц после этого он кинулся в другую крайность, начав вкладывать все имевшиеся у него средства в торговлю, в результате потерял все, поскольку совершенно не умел играть на бирже. Виноватых, естественно, нашел на Саальте, и даже написал королю просьбу устроить против Саальта военную операцию, чтобы вернуть его деньги. Слава Небесам, письмо не дошло.

А вот последней его истерией было то, что он по уши влюбился в Изабеллу. И был твердо уверен, что она отвечает ему взаимностью. Это, естественно, сделало их с Эдвардом непримиримыми врагами. В этом отношении граф Гористара его даже тайно поддерживал, рассчитывая, что в любом случае извлечет выгоду. Может, все же добьется своего, и тогда получит на блюдечке Карийский барона. А может, в худшем варианте, сделает какую-нибудь глупость и расстроит помолвку, тогда союза Тристана и Карии не будет. В пообном случае Гористары просто от него избавятся, вместе со всеми проблемами, которые он буквально генерирует вокруг себя.

- Я надеюсь, Респир помнит мое обещание застрелить его, если он хоть только еще раз посмотрит в сторону Изабеллы? – сухо спросил Эдвард, чувствуя, что такого поворота он не предвидел. В политика, чтобы ее демоны забрали, вечно появится какой-нибудь поворот, который не предусмотрел.

- Помнит, - кивнул барон, - но это не мешает ему отправлять ей письма каждый день. Если тебе интересно, можешь даже почитать их, я принесу.

- Не стоит, лучше отправьте их в солдатский туалет, там их используют для того, для чего они на самом деле созданы, - Эдвард только сейчас обратил внимание, что уже прошли через всех гостей и медленно шли служебным коридором, чьим украшением был только короб вентиляции на правой стороне потолка, - а что говорит по этому поводу сама Изабелла? Какова ее реакция?

- Ревнуешь? – барон ехидно ухмыльнулся, но продолжать шутку не стал, встретившись с ледяным взглядом Эдварда, - По этому поводу можешь даже не волноваться. Изабелла в жизни не променяет такого жениха, как ты, на этого психа. Хотя его настойчивость в какой-то мере делает ему честь.

- Его настойчивость только показывает, что он не способен увидеть правду и живет только в каком-то своем мире, выдуманном и заточенном только под него. Там нет места людям, эмоциям, обстоятельствам и прочему. Только одно его невероятно раздутое самомнение, - Эдвард даже руками взмахнул, показывая, что об этом думает, - и мне остается только надеяться, чтобы, в конце концов, он не заставил меня его сдуть. Однако, если будет настаивать, все же это сделаю.

- Не стоит, - барон взял его за локоть, словно пытаясь успокоить, - все можно решить гораздо спокойнее и без развязывания войны с Гористарами. Вот именно об этом я и хотел поговорить с тобой.

- Вы хотите предложить сбросить на них несколько мегатонн и разом покончить со всем этим семейством? – усмехнулся Эдвард только для того, чтобы барон сразу выложил все карты и не водил разговор вокруг да около, как он любил, больше часа. Вообще, слишком заманчивую сейчас придумал мысль, чтобы быть просто шуткой. После воспоминаний о Респире настроение у Эдварда окончательно испортилось. И даже непонятно, чем бы его снова поднять. Даже снова увидев Изабеллу, он наверняка бы вспомнил об этом человеке, ставшим для него чем-то вроде занозы в пятке, слишком мелкой, чтобы вытащить, но слишком болезненной, чтобы не обращать на нее внимания.

- Нет, конечно, - барон, кажется, решил, что Эдвард сейчас может серьезно рассматривать такое решение проблемы, - все гораздо цивилизованнее. Я предлагаю тебе официально сделать свой выбор в поддержку одного из претендентов на престол. Уверен, что оружейные заводы марки «Тристан-цикл» станут весомым аргументом в предстоящей борьбе за трон Рейсвальда.

- И, как я понимаю, - спросил Эдвард, - на корвете сейчас находится один из претендентов? А именно, герцог Фларский. Или все же ошибаюсь?

- Ты, как всегда, снова попал в самую цель, - сказал барон, похлопав его по плечу, и довольно улыбнулся, - и думаю, уже догадался, что это я его пригласил. Он не должен был прибыть сразу, чтобы не возникло ненужных разговоров. Да и тебе должна была остаться свобода выбора. Ибо как иначе показать свою верность ему, кроме как самому пригласить наследника, как еще одного гостя, - барон специально оговорился, сказав «наследник», а не «претендент». Так говорят, только когда уверены, что этот человек единственный, у кого законные права на престол. А вот Эдвард так не считал, но спорить все равно не стал.

- Да будет так, - согласился он, а потом повернулся к солдату, стоявшему у двери в рубку управления, - пригласи корабль на посадку, а я встречу его уже там. И не беспокойся за безопасность, все отлично.

- Так точно, господин, - солдат приложил правую руку к шлему и зашел внутрь. Эдвард чуть выдохнул, раздумывая, как быстрее всего будет спуститься к причалу, заодно припоминая планировку этого участка. И только сориентировавшись, повел барона за собой, вниз, где сейчас корвет должен был высадить графа Фларского.

Тристанский дом, как и многие другие, имел две пристани, внутреннюю и парадную. Последняя обычно использовалась для приема высоких гостей, но была слишком маленькой, чтобы там могло пришвартоваться большое количество кораблей. Чаще всего суда просто высаживали там гостей, а уже после отправлялись швартоваться на простые терминалы внутренней пристани.

Парадная пристань занимала огромную естественную полость в скале. В свое время строители только выстроили причалы, где мог остановиться корабль, и пристроили необходимые технические помещения. Самым монументальным здесь были статуи титанов, поддерживающих потолок, они сами по себе были не меньше корвета прибывшего графа, а с тщательно подобранной подсветкой выглядели ее более внушительным. Все остальные украшения пристани только подчеркивали их величие, заодно отображавшее и величие Тристанского бароната.

Шлюз, отделявший парадную пристань от окружающего пространства, медленно открылся, задвигая тяжелые полиметаллические створки в специальные пазы в стенах. Сразу подул сильный ветер, поскольку температура внутри была гораздо выше, чем снаружи, и давление постепенно уравновешивалось с уходившим наружу воздухом.

Ваша оценка: None Средний балл: 5.4 / голосов: 5

Быстрый вход