Сбой системы.

Гигантский, от пола до потолка, монитор загорелся в тёмном помещении, только Станислав переступил его порог.

- Назовите своё имя, звание и личный номер - произнёс голос из репродукторов над монитором.

- Вячеслав Силезников, офицер связи. Личный номер - три сотни двадцать один.

- Принято, здравствуйте, товарищ старший лейтенант!

- И тебе не хворать, Петрович.

Одна за другой загорелись на потолке ряды люминесцентных ламп, ожили, загудели компьютеры в его, Вячеслава, аппаратной. Кабинет - так называли Центральный Пульт Управления, место работы Вячеслава. Гигантский монитор полукругом вдоль всей стены и два рабочих пульта - командира установки и офицера связи. Установка - суперкомпьютер "Петрович", по науке - "система Периметр 2 УЦ". Если говорить в вкратце, то это идеальное воплощение машины судного дня.Альтернативная командная система для всех родов войск, имеющих на вооружении ядерные заряды. Она была создана в качестве резервной системы связи, на случай, если ключевые узлы командной системы «Казбек» и линии связи РВСН будут уничтожены первым ударом в соответствии с разработанной в США концепцией Ограниченной ядерной войны. Система "Периметр" была разработана ещё в советские годы, но к 2000-м годам сильно устарела, поэтому её решено было модернизировать. Новый модернизированный Периметр перешёл на цифровую основу, но контроль человека всё-же остался, хоть и система может функционировать автономно. Компьютер и персонал, его обслуживающий и охраняющий, находятся в подземном укрытии в горе, замаскированном под шахты для хранения ядерных отходов. Благодаря такому прикрытию можно легко объяснить высокий уровень секретности и большое количество охраны на объекте.

Вячеслав был очень рад, когда получил новое назначение. Хотя его и смущала перспектива как минимум пол жизни быть "невыездным" и находиться под наблюдением, но новое звание, троекратный подъём зарплаты и, что главное, новая, комфортабельная квартира для его молодой семьи были предложением, от которого он не смог отказаться. Уже неделю он работал на пульте, но ещё не мог привыкнуть к обстановке. Всюду была какая-то недоделанность; где-то сохранились элементы аналоговых систем, где-то не до конца была доделана облицовка комнат бункера. Немного доставали и почти каждодневные учения, но всё же они были необходимостью - система требовала отладки.

Сегодня были внеплановые учения, но знал о них чуть ли не каждый, кто был в этот день на дежурстве. По их сюжету командир бункера должен был находиться в столовой вместе с начальниками охраны и компьютерного отдела и вместе с третью всего персонала, а остальная часть смены находиться на постах. В это время должна была сработать учебная тревога на проникновение в охранный периметр и на ракетное нападение с интервалом между тревогами в тридцать минут. Контролировал ход учений зам командующего РВСН, который находился в столовой, превращённой на время учений в резервный командный пункт.

Учения должны были начаться в 9.40 по Москве, было ещё минут двадцать - двадцать пять и Вячеслав пошёл в небольшую комнатку, находившуюся в их кабинете, где стояли холодильник и кофе-машина. Автомат за бесплатно заварил кофейка, Силезников взял пластиковый стаканчик и вернулся на пост.

Прошло двадцать минут тягостного ожидания - тревоги не было. Вячеслав достал из кармана мобильный телефон и включил его, хотя по инструкции на посту все личные приборы должны быть выключены. На заставке стояла фотография его жены и улыбчивое личико его полугодовалой дочери. Вячеслав улыбнулся непроизвольно...

- Внимание, внимание! Внешнее проникновение в защитный сектор, этаж минус первый, оранжевый уровень угрозы! Всем расчётам прибыть на свои места, блокировать минус второй этаж!

"Пятьдесят минут десятого - что то опазадли маленько," подумал Силезников заступая на свой пост.

9.27 МСК

В столовой в этот день было чрезвычайно людно, шутка ли - почти половина всего персонала и почти всё начальство по сценарию должно было быть здесь от начала и до конца учений. Командир комплекса полковник Семёнов немного волновался, но был твёрдо уверен в компетентности и профессионализме своих людей, напрягал только зам командующего РВСН, который вдруг ни с того, ни с сего решил лично проконтролировать ход учений и лично прибыл в распоряжение комплекса. Добавляла волнений и внезапно возникшая проблема с главным генератором: оказалось, что на потолке в генераторной появились трещины и из них даже капает вода. Главый инженер доложил, что это грунтовые воды но опасаться практически нечего... ну нечего, так нечего - и то ладно.

Начальник гарнизона комплекса, майор Сологубов, наоборот был с начала смены сам не свой. Десять раз сам лично проверил роты, которые будут принимать активное участие в учениях, снаряжение, бойцов - всё проверил, но всё равно чувствовал себя как-то не так. Всему виной был дурацкий сон, из за которого он вскочил за час до будильника. Кирилу Сологубову снился отец, именно такой, каким он видел его перед отъездом в командировку в Чечню, последний раз в жизни. Старик сидел напротив майора, тогда ещё старлея, за столом, сидел и смотрел на него не отводя глаз, оперевщись на стол локтями. Потом он пододвинулся ближе к Сологубову, буквально заглянул в глаза и проскрипел своим прокуренным голосом: " Что же вы наделали, бестолочи?". Вот из-за такой вроде ерунды майор и был сегодня в очень плохом настроении. Ещё очень бесил своим нытьём один умник - новый начальник отдела компьютерщиков, которые занимались обслуживанием всей системы, разобраться в которой Сологубов не мог, да и не хотел.

- Товарищ полковник, и всё же я не понимаю: зачем нужно было выгонять весь мой отдел из кабинетов в столь ответственный момент предфинальных тестов? А если что-то случиться с электроникой, или не дай бог начнутся проблемы с компьютером? Отвечать то мне!

-Не беспокойтесь, Михаил Александрович, вас с вашими людьми необходим отдых, а то всё время сидите за мониторами, понимаешь, а это вредно для организма.

- Но система новая, нужен контроль, а если что не так...

- Кировский, вы уже надоели всей нашей компании своим нытьём. Если что-то не нравиться, идите к своим компьютерщикам и поплачьте вместе с ними.

Это уже майор Сологубов не выдержал и оборвал Умника, как его прозвали среди военного персонала.

Зам командующего ракетными войсками сделал глоток стакан с горячего чая, поставил стакан на стол, и сказал:

- Майор Сологубов, вы бы были повежливее с господином Кировским - всё же специалист высокого класса... ах, да, сколько там осталось времени до начала первой тревоги, Леонид Николаевич? - обратился он уже к полковнику Семёнову

- Минут двадцать, товарищ генерал лейтенант. Не обращайте внимания, Александр Иванович, на перепалку между комендантом и "умником", Кирил Петрович, как и все мы, переживает за своих людей и за то, справятся они с задачей без него, или нет.

- Добро! Я, помню, тоже когда не в штабе сидел, на "на полях", страшно мандражировал, когда проверка приезжала... хехе!

Генерал лейтенант радостно хохотнул и похлопал себя по животу, с сытым вздохом он сказал:

- Ох и кормят у тебя тут Леонид Николаевич, прям как на убой!

- Боец должен быть сыт, чтоб думать только о выполнении своего воинского долга, так нам ещё в бытность мою молодым курсантом говорили.

- Праавильно мыслишь, полковник, только вот что-то не все твои бойцы как следует свой долг исполняют.

Семёнов напрягся, стараясь не выдать волнение, он спросил:

- А что не так, товарищ генерал?

- Да вот в генераторной, говорят, заминочка вышла...

- Аааа! Это? Так это не наш пробел, а строителей. Я уже отправил бригаду инженеров вместе с их начальником на устранение этой беды, глав инженер говорит, что ничего серьёзного.

- Ну это хорошо - резюмировал генерал, ехидно улыбнувщись. - так во сколько тревога, Кирил Петрович, а то я что-то опять забыл...

- В девять пятьдесят ровно, товарищ генерал, то есть через минуту!

- Если быть точным, через сорок и одну секунду, - встрял в разговор "умник"

Майор недобро оскалился в ответ на наглый ухмыл Кировского.

Ровно через 41 секунду по обеденному залу разнёсся тревожный сигнал и двери в столовую закрылись - стандартная процедура, когда помещения на уровне, находящемся под угрозой вторжения, блокируются, замедляя скорость продвижения нападающих.

- Понеслась! - довольно крякнул полковник

- Связь с действующими частями по легенде только через телефон, и то только с войсками гарнизона, находящихся в бункере, с поверхностью и командным центром связи не будет. - продекламировал встав генерал.

- Это и есть секретная часть учений? - удивился Семёнов

- А вам мало? У вас хоть сохранилась аналоговая система связи в столовой?

- Аж два телефона и коммутатор на кухне - ответил довольный полковник. - майор, принесите сюда один из телефонов и свяжитесь с вашим замом.

- Есть!

Сологубов убежал на кухную, а "умник" ушёл за стол к своми "умникам" рангом поменьше.

- Слушай, Семёнов, - генерал пододвинулся поближе к полковнику - а как ты думаешь, не оплошает твой Силезников один-то?

- Вячеслав хороший человек, надёжный-должен всё правильно сделать... я вот не знаю, какбы чего непредвиденного не случилось, тогда я не знаю , как он будет реагировать.

- Ну посмотрим, посмотрим... а когда будет вторая тревога?

- О рактеном нападении?

-Она самая...

- Через пол часа после штурма.

С кухни послышался шум, грохнулась на пол кастрюля, кто-то выматерился, из кухни вышел Сологубов неся в руке телефон и разматывая провод с локтя.

- Товарищ генерал! Есть связь!

- Ну, послушаем...

9.54 МСК

Лейтенант Мерузлев стоял и слушал наставления командира по телефону.

- Так точно, товарищ майор, три группы уже выдвинулись на позиции. Лифт уже блокировали.

- Сколько человек в каждой группе? - послышался тихий голос еле слышимый из-за помех

- По пол взвода в каждой, остальных я на переходе между уровнями оставил, как запас.

- Отлично. Происшествий нет?

- Да как сказать...

- Что не так?

Мерзулеву показалось, что он расслышал в голосе нотки зарождающегося раздражения. Но докладывать всё же нужно.

- Тут короче двое штатских из персонала на уровне остались.

- Кто? Инженеры?

- Нет, айтишники, умники то-есть.

Фарид слышал, как на том конце провода выругались, потом Сологубов проскрипел в трубку:

- Умников в дежурку отведи. И пусть сидят там до конца учений и не отсвечивают, понял?

- Так точно, понял, товарищ майор.

- Конец связи.

Мерзулев положил трубку старого дискового телефона, посмотрел на двух испуганных умников, которые отчаянно не понимали в чём дело, и сказал одному из солдат, продолжая смотреть на ботанов.

- Рядовой Иванов.

- Я.

- Этих в дежурку ко мне... и останься там с ними, чтоб не шатались они, под ногами не мешались.

- Так точно.

Фарид вышел из дежурки, на выходе его ждала группа из пятнадцати солдат в полной выкладке. Его пост находился около комнаты отдыха, среди персонала "библиотека", хотя в этой комнате была не только библиотека но и много чего ещё полезного. За одной из стен библиотеки был очень широкий вентиляционный тоннель. Нападавшие, а их по сюжету должно быть не больше взвода, могут появится где угодно, поэтому майор так распределил силы. Роль Мерзулева в планировании операци была минимальная - он был лишь исполнителем воли своего начальника с минимальным простором для манёвра и инициативы.

Для связи остались только рации, но работают они только на уровне этажа, дальше не берут плюс старый телефон в дежурке для связи с начальством. Надо ждать сидеть. Долго ждать. Не любил Фарид ждать, он любил действовать - восточная кровь всё таки.

Диверсанты объявились не на его участке. Группа вероятного противника нагло попёрла на пролом, возможно надеясь застать обороняющихся в расплох и пошла по шахте лифта. Там группу встретили дружелюбно и жарко, учебный бой закончился за пятдесят секунд полным уничтожением диверсантов.

Фарид вернулся в свою дежурку, там его ждал командир отличившегося взвода лейтенант Васильев и "убитые" диверсанты.

- Ну чё, Мёрлзый, принимай шпиёнов!

Лейтенант буквально светился от счастья, наверно от радости он так не по уставному обратился к своему начальнику и даже подмигнул, Мерзулев похлопал его по плечу.

- Отличная работа, Васильев! Так держать!

- Рад стараться, товарищ старший лейтенант!

Фарид ещё раз хлопнул лейтенанта по плечу, потом набрал на телефоне номер столовой и стал хдать ответа.

- Майор Сологубов на связи, кто говорит?

- Говорит старший лейтенант Мерзулев. Товарищ майор, диверсионная группа противника уничтожена, потерь нет.

- Молодец, Фарид! Жди дальнейших указаний, бойцов с позиций можешь снять, пусть отдыхают.

10.24 МСК

Старший лейтенант Вячеслав Силезников, как и было положено, всё это время находился на посту в ожидании второй тревоги. Связи с временным командным центром у него небыло как по сюжету учений, так и по факту. Командный центр, как сердце всего комплекса, во время атаки блокировался от внешних проникновений наглухо. Через двадцать минут после начала тревоги Вячеслав капитально заскучал и уже в наглую подключил наушники к мобильнику и сидел слушал музыку, всё равно если дадут тревогу, то не прослушаешь. Но даже любимая музыка не давала того ощущения умиротворения, всё время в Вячеслав чувствовал себя неспокойно.

Прямо посреди любимой композиции как всегда неожиданно тишину кабинета разрезала долгая сирена. потом ещё три раза повторилась и затихла. Вячеслав знал, что это сигнал о ракетной атаке. Следуя инструкции он ввёл на клавиатуре командира комплекса комбинацию, которую знал только офицер связи. Этот код давал ему почти все полномочия на запуск протокола "Периметр - уничтожение", то есть на ядерный удар. Одна поправка - ядерный удар учебный.

Вячеслав посмотрел на табло: по гигантской карте мира ползли полосы с североамериканского континента в направлении России. Их было так много! Картина на мониторе хоть и была учебно , но была настолько красивой и завораживающей, что Силезников на пару секунд оцепенел, но затем пришёл в себя и продолжил выполнять свои обязанности по инструкции - никакой отсебятины...

Вячеслав посмотрел на часы. Специально посмотрел перед тем, как ввести код на запуск алгоритма, который передаст всем войскам приказ на ответный удар по агрессору...

10.31 МСК

Старший лейтенант Вячеслав Синельников ввел код на запуск алгоритма и активировал систему...

В 10 часов 31 минуту 36 секунд на мониторе высветилась запись об активации программы "Периметр"

В 10 часов 31 мину 39 секунд на всей территории комплекса "Периметр" отключилось электричество, свет, связь, словом - всё. Комплекс погрузился в кромешную тьму и тишину.

10.32 МСК

Вячеслав слышал, как загудел суперкомпьютер за стеной, хотя компьютер и его друг от друга отделяла железобетонная стена толщиной в два метра, если не больше. На потолке загорелись лампы аварийного освещения, по монитору раза два пробежала надпись ПЕРЕЗАГРУЗКА большими красными буквами.

- Хренасебе - только и смог сказать Вячеслав

Мало помалу в кабинете восстановилось нормальное освещение, последним ожил главный монитор. Та же картина, что и перед отключением света - с американской стороны к России летят учебные ракеты, вот только что-то было маленько не так...

Вячеслав вдруг заметил, как на территории уже нашей страны начали один за другим появляются разные треугольнички, квадратики и круги, в море - прямоугольники.

- Опа на, что то я не помню такого в плане.

Синельников схватил трубку аппарата связи - тишина. "Связи же нет" - пронеслось в голове.

- Отчёт о состоянии вооруженных сил, готовых для удара: личный состав и состояние вооружения 100%. Готовность к нанесению удара - начать подготовку - сказал искусственный голос из репродукторов.

- Чегооо? Какого удара?! Эй?!!

10.35 МСК

Командирская рубка подводной лодки серии "Дельфин", Ледовитый океан.

- Товарищ капитан второго ранга!

- Да, товарищ мичман.

- Тут... тут сообщение экстренное...

- На сколько экстренное?

- Вот... очень срочное, товарищ капитан второго ранга.

Капитан быстро пробежал по листу с шифрограммой, чем ближе он был к концу, тем сильнее его лицо меняло заинтерисованние выражение на испуганное. Волнение передалось всем, кто был в этот момент на мостике, никогда ещё офицеры не видели своего командира на столько ошарашенным.

- Совещание командиров БЧ и офицеров в кают-компании через пять минут, - сказал капитан севшим голосом кончив читать.

10.37 МСК

- Готовность к ответному удару 26 процентов - произнёс беспристрастный голос из репрдукторов.

- Чёрт, твою мать, чёрт!!! Как там было... где инструкция?!

Силезников как оглашённый искал папку с инструкциями на рабочем столе полковника Семёнова. Сомнений больше не оставалось - всё, что происходило сейчас на мониторе не было частью сюжета учений. Экран кабинета ожил: на нем по территории нашей страны и в водах океанов уже сотнями отображались разные геометрическое объекты, о значении которых Вячеслав смутно, но всё же догадывался. Прямоугольники в водах океанов и у береговой полосы - атомные подводные лодки... треугольники... треугольники наверное самолёты, так как они есть и над морем, и над сушей. ТАк вот вся эта геометрия пришла в движение, вся кроме кругов... "круги наверно шахты!" догадался Вячеслав.

- Да где же инструкции! - проговорил в отчаянии Вячеслав.

10.40 МСК

Кают компания АПЛ серии "Дельфин", Ледовитый океан .

Капитан второго ранга, командир атомной подводной лодки, человек переживший многое и многое повидавший, сечас он чувствовал себя крайне ужасно. Он старался скрыть своё волнение и даже страх, старался придать себе серьёзный и сосредоточенный вид, но получалось как-то не очень... собравшиеся сейчас в кают компании командиры боевых частей чувствовали, что что-то не так.

- Товарищи офицеры... - начал капитан уверенно, но тут же запнулся

- Товарищи офицеры... - повторил он ещё раз с наигранной серьёзностью, и вдруг перешёл на совсем уж неофициальный тон

- Мужики... пришла шифрограмма. Там... там говорится... в общем война, мужики.

На пару секунд в каюте повисла гробовая тишина. Все, даже делавший вид, что его здесь нет замполит, вперили в своего командира ошарашенные взоры.

- Как война? С кем? - переспросил начальник БЧ 1

- Термоядерная война с Соединёнными Штатами Америки. Сегодня в десять часов тридцать одну минуту они нанесли ядерный удар по крупнейшим городам и по армейским базам. Москва уничтожена, приказ пришёл через запасной командный пункт связи... мужики, Москвы нет, Питера нет... нам приказано начать готовится к ответному удару... удар будет нанесён всеми уцелевшими силами ориентировочно в 11.30 по Москве.

Никто не думал спорить с командиром. Во всех, кто присутствовал при этой речи загорелось жгучее желание отомстить врагу. Никто даже и не думал предложить не отвечать американцам - так все были разозлены вероломностью и бесчеловечностью их поступка.

Через пять минут после совещания весь экипаж знал о случившемся, и каждый подводник, до последнего матроса, был готов к выполнению своей работы.

10.36 МСК

Уже пять минут сидящие в столовой начальники и остальной персонал не могли ни связаться с кем нибудь, кроме солдат гарнизона, ни выйти из той же столовой потому, что как только вновь дали свет переборка не то что не открылась, а наоборот окончательно заблокировалась и не открывалась изнутри. Генерал потихоньку выходил из себя, да и полковник Семёнов начал волноваться, такого вообще не было запланировано ни в основной, ни с секретной части учений.

- Майор Сологубов, свяжитесь со своими людьми, узнайте, как они там и что у них происходит?

- Есть!.. Мерзулев! Мерзулев на связь! Фарид, я тебя не слышу, приём, ответь!

Старший лейтенант не мог ответить своему начальнику потому, что он лежал в дежурке весь изрешечённый пулями, как и почти всё его отделение. Уцелевшие бойцы отошли к лифту и укрывались кто за чем мог.

- ...Фарид, я тебя не слышу, ответь!

- Товарищ майор! Товарищ маор!

- Васильев, ты чё орешь? Где старший лейтенант?

- Мёрзлый убит, товарищ майор! Вообще какая-то хрень происходит! Чё происходит то, товарищ майор...

Сологубов непонимающе посмотрел на полковника, несколько раз переспросил "Ты уверен?", потом положил трубку телефона.

- Что случилось, майор? - спросил Семйнов.

- Лейтенант Васильев доложил, что на их этаже активировалась автоматическая система защиты. Старлей Мерзулев убит, как и половина солдат гарнизона...

- Что за чепуха?!

- Всё точно так... турели стреляют по всему, что движется...

- Погодите, погодите! Что вы сказали?!

Все военные, собравшиеся за столом начальников оглянулись на так внезапно давшего о себе знать "умника".

- Турели стреляют по своим... а что? Вы можете знать, с чего это они так начали?

- И связи нет... переборки герметичные заблокированы...

- Ради всех святых, Кировский, побольше конкретики! - перебил его нервничающий генерал.

- У меня есть некоторые догадки, товарищ генерал лейтенант, но я бы не хотел, чтобы они оказались правдой...

10.51 МСК авиабаза Каменный Ручей, Хабаровский край.

Начальник авиабазы стоял в диспетчерской вышке и наблюдал за завораживающей картиной: похожие на гигантский серебристых ласточек, ту стосороквторые, с ядерными бомбами на борту один за другим взлетали в небо и ложились на свой боевой курс.

- Эти сволочи ответят нам за то, что сделали! - проскрипел зубами он, сжав кулаки.

10.40 МСК столовая комплекса "Периметр"

- Полковник Семёнов, помните, что должна делать система, если есть данные о ракетном нападении и нет связи с центром?

- Конечно: передать всем частям, на вооружении которых есть ядерное оружие, приказ об ответной атаке, а что?

- А то, что система сейчас это самое и делает!

Полковник опешил. Он даже резко встал со стула, потом как бы опомнившись сел обратно и сказал:

-Этого не может быть!

- Ещё как может, товарищ полковник! Чёрт возьми ещё как может!!! - Кировский грохнул ладонями по столешнице.

Михаил Александрович! - генерал взял умника за плечо - Держите себя в руках! Успокойтесь, и объясните толком, как такое вообще может быть?

Кировский закрыл лицо руками, тяжело вздохнул, взъерошил волосы и поднял безумный взгляд на генерала.

- Система, товарищ генерал, система всё сделала сама.

- Но как она это сделала, Михаил Александрович? Неужто она это сделала по своей воле, как в фильме... как его там?

- Терминатор, - буркнул Сологубов.

- Во во, как в нём в самом.

- Нет, всё гораздо проще, - усмехнулся Кировский, - Искусственный интеллект в программе "Периметр" туп как пробка и действует только в рамках прописанных алгоритмов...

- Что то я не помню, чтобы был алгоритм самостоятельно принимать решения о начале войны, - искренне удивился полковник Семёнов.

- Я ещё раз повторюсь, что система ТУПАЯ - Кировский начал раздражаться, что его постоянно перебивают, - сначала офицер связи, который остался за место вса на пульте, товарищ полковник, активировал программу. По сценарию учений на нашу страну было совершенно УЧЕБНОЕ ракетное нападение США, но программа НЕ ЗНАЕТ, что нападение учебное и воспринимает его в серьёз... но она не действует потому, что есть связь со штабом РВСН и президентским ядерным чемоданчиком...

- Но потом происходит прекращение подачи электричества и связь с Москвой обрывается потому, что центральный узел связи у нас не обеспечен автономной системой питания. - вдруг осенило Семёнова.

- Именно!!! - завопил Кировский опять с размаху грохнув ладонями по столу - Именно!!! Программа сложила два и два и получила четыре!!!

- Так это значит... - начал генерал.

- Это значит что программа уже раздаёт приказы частям о начале атаки, а все другие передачи блокируются ей, чтобы избежать помех и путаницы в приказах! - перебил его Кировский вскочив со своего стула.

Перед глазами генерала всё поплыло, он схватился руками за сердце. Зал столовой взорвался тысячами голосов.

11.02

Персонал, который находился в комнате связи, с самого момента восстановления электропитания пытался связаться с кем - нибудь внутри комплекса, или с поверхностью - но всё было тщетно. Выйти из заблокированной аппаратной тоже не было никакой возможности. Начальник узла связи капитан Ерипаенко сидел в своем кабинете и докуривал вторую сигарету - всё происходящее начинало ему порядком поднадоедать.

Тем больше он разозлился, когда вбежавших сержант связист доложил ему какую-то нелепицу, что будто кто-то "долбится" сверху.

- По башке бы тебе подолбить, Кириянов! - пробурчал Ерипаенко нехотя выходя из своего кабинета.

Тем не менее Кириянов не наврал, и с верху действительно был слышен настойчивый стук.

- Чёйта? - спросил непонятно кого Ерипаенко.

Сначала с потолка в левом верхнем углу посыпалась штукатурка, потом с грохотом вниз рухнула куча бетона.

- Ерипаенко! Ерипаенко, ответь, ты там?! - полковник, уставший от работы, тем неменне бешено орал в образовавшийся пролом.

- Товарищ полковник! Это вы?!

- Ерипаенко! Едрить твой корень!- Семёнов сел на край пролома, - подойди сюда, капитан.

Удивлённое усатое лицо капитана показалось внизу.

- А это чё, часть учений?!

- Ерипенко, родный, нет времени объяснять!.. Сологубов! Передайте капитану телефон.

Майор спустил на шнуре обалдевшему капитану один из телефонов, находившихся на кухне столовой.

- Чебриков, полезай в дыру, расскажи капитану, что нужно делать...

тот, кого назвали Чебриковым, спрыгнул в пролом и оказался возле продолжающего находится в ступоре связиста.

Чебриков был единственным из членов инженерной команды, не задействованным в починке потолка генераторной, так он и оказался в столовой. Это по его продолжению все, кто был заточён в столовой долбили пол там, где предположительно находился потолок пункта связи,как оказалось - Чебриков не ошибся.

Спустившись в аппаратную, Кириянов взял телефон и пошёл в правый дальный угол.

- А шо происходит? - недоуменно спросил шедший рядом с ним Ерипаенко.

- Восстанавливаем связь... старым дедовским методом... - ответил запыхаясь торопящийся инженер.

- Чебриков, ты что там тормозишь, еб твою мать! Есть твой вентиляционный люк там?

- Есть, товарищ полковник, щас спущу аппарат... капитан... у вас есть листочек бумаги и ручка?

Сначала Вячеславу показалось, что он сошёл с ума. За прошедшие пол часа он успел пережить и страх, и адскую жажду деятельности, и дикую злобу, а сейчас погрузился в отчаяние, в общем пережил всё, что переживает обречённый на смерть человек. Трель звонящего телефона из вентиляционной шахты вполне могла быть признаком наступившего помутнения рассудка, если бы она не длилась так долго.

Силезников потратил минуту на то, чтобы оторвать решётку. В шахте действительно лежал допотопный дисковый телефон, трубка была примотана к корпусу скотчем, скотчем же к трубке была приклеена ещё и записка: " Силезников, если это ты, ответь"

Вячеслав дрожащими не слушающимися пальцами разодрал скотч и сорвал трубку.

На той стороне провода была тишина... некоторое время была.

- Алло, алло! Кто на проводе, алло!

- Товарищ полковник?...

- Готовность к нанесению удара 75 процентов.

11.23 МСК

- Никак нет, код не принят, ответ отрицательный.

- Селезников, попробуй код отката системы, ну попробуй ещё раз, родный.

- Да не принимает программа этот сраный код, не принимает блять, НЕ ПРИНИМАЕТ!!!

Истерика. Как это не к лицу офицеру, тем более в такой ситуации, но у Вячеслава была именно истерика. Минутный проблеск надежды потух сразу, как только система не приняла первый код, который сказал полковник по телефону. Не приняла система и второй, и третий... и двенадцатый код. Кто выдержит такое?

Капал на мозги своими постоянными рапортами Периметр. Вячеслав практически не слушал его, но понимал - удар скоро начнётся. Скоро начнётся конец всего, Конец бесконечного... апокалипсис, армаггедон... страшный суд... три ангела: он, полковник, и программа Периметр... конец... начало... полковник...

- Селезников! Селезников, твою мать!

- Да... - Вячеслав услышал, что его голос дрогнул...

- Вячеслав... Слава, ну попробуй ещё раз.

Старший лейтенант ввёл код ещё раз. 356910фКПС9012 Ввод

- Отказ, несуществующий код, - появились на мониторе беспристрастные буквы

- ТВОЮ МАТЬ!

Отчаянный вопль услышали и на том конце провода. Полковник Семёнов положил трубку рядом с телефоном, вдохнул, выдохнул... тихо выматерился.

- Кировский, сколько сейчас время по Москве?

- Двадцать пять минут двенадцатаго, товарищ полковник.

Медленно Семёнов поднял трубку.

- Слава, сколько у нас времени?

Никто не отвечал.

- Вячеслав, вы там?

-Так точно - ответили ему

- Сколько времени до удара?

- Минут пять... может десять.

- Слава, слушай, я не могу тебе приказывать, ты должен сам решить...

- Что я должен делать?

- У меня в столе, вторая с низу полка, ключ...

- В красной папке?

- Да, он самый. На моём пульте, в левом углу крышка жёлтая такая, опечатанная... там цифры... 4815 вроде, нашёл?

- Да.

- Крышку открой, ключ вставь и слушай... вставил?

- Так точно.

Полковник Семёнов вытер рукавом рубашки лоб, по лицу струился пот. Он перевёл дух и продолжил.

- Поворотом ключа ты, Слава, запустишь механизм немедленного самоуничтожения. Проще говоря под нами взорвётся ядерная бомба.

Пожертвовать собой ради того, чтобы жили другие - величайший подвиг. Но как быть, если вместе с собой ты приносишь в жертву всё то, что дорого тебе? Легко можно дрогнуть и засомневаться... вот только Вячеслав был не из таких.

В столе полковника помимо ключя для запуска самоуничтожения была и начатая пачка сигарет беломор канал. Надо бы попробовать, а то ни разу в жизни не курил - подумал Селезников.

Сигаретный дым обжог горло, засвербил в лёгких, Вячеслав зашёлся в сильном кашле.

- Здесь не курят. - пробухчал электронный голос.

- Пошёл в жопу, Петрович.

Вячеслав затянулся ещё раз, развалившись в полковничьем кресле. Когда он потянулся к ключу, репродуктор на потолке ожил и заговорил успокаивающим и приятным женским голосом.

- Внимание персонала комплекса Периметр: просьба сохранять спокойствие и оставаться на своих местах. В 11.40 МСК нашими доблестными вооружёнными силами будет нанесён ответный удар по агрессору, осмелившемуся вероломно напасть на нашу державу. Враг будет разбит! Убедительная просьба: сохраняйте самообладание и верность присяге.

Приятный женский голос оборвался, вместо него началась милая и весёлая музыка. Когда Сенельников услышал слова, он зашёлся в громком смехе, прерываясь только на кашель.

We'll meet again

Don't know where

Don't know when

But I know we'll meet again

Вячеслвав как мог хрипло подпевал английской певице, время от времени затягиваясь остатками беломорины. Когда дерючий и горький табак закончился, он повернул ключ.

Ваша оценка: None Средний балл: 9 / голосов: 67
Комментарии

Вымучил. Прошу, отнеситесь с пониманием - писал больше на эмоциях и не в ворде.

___________________________________________________________________

Наплевать , наплевать !

надоело работать !

Ваще по кайфу было читать! Моя оценка- 10

Довольно интересно +8.

Прбрало блин.

Круто, но конец фигня, всё ждал чё Периметр реально запустит ракеты по пиндосам. +9, если бы запуск был успешным дал бы +10))

Если бы Периметр дал залп, вот тогда была бы фигня.

З.Ы. Уж не про Янгантау ты писал, имея ввиду базу под горой? Бля, это поди самое проходное место из всех военных объектов. Шарятся все кому не лень.

не Ямантау? Ходил слух о подземной базе с таким названием.

Отлично

Местами пробирало,хорошо написал

+10

"А при ядерной войне всё будет зашибись,

Она будет скоро, надо только ждать,

Мы с тобою свалим по тоннелям в Ямантау,

Там наверное жрачки хватит лет на пять"

(с)СЦБ Шевчук - "Все идет по плану"

Очепятки бы убрать и 9 можно поставить.Конец удивил. 8 поставлю

Господа уважаемые великие технари!

Эмоциональный фон рассказа выдержан прекрасно. +9.

Однако, специально для любителей читать между строк (если уж занять мысленно рабочее место главкона и составить ТЗ на АСУ выше Вашего достоинства) довожу, как говорят в войсках, последний писк интернет-разведки, добытый через филиал ЦРУ и системы Echelon-3 - сайт Google.com :)

Цитата для не желающих нажать на мышке кнопку:

"Она была разработана так, чтобы находиться в дремлющем состоянии, пока высокопоставленное официальное лицо не активирует её в кризисной ситуации. Тогда она начала бы мониторить сеть датчиков — сейсмических, радиационных, атмосферного давления — на признаки ядерных взрывов. Прежде чем запустить ответный удар, система должна была бы проверить четыре «если»: если система была активирована, сперва она попыталась бы определить, имело ли место применение ядерного оружия на советской территории. Если бы это оказалось похожим на правду, система проверила бы наличие связи c Генеральным штабом. Если связь имелась, система бы автоматически отключилась по прошествии некоторого времени — от 15 минут до часа — прошедшего без дальнейших признаков атаки, в предположении, что официальные лица, способные отдать приказ о контратаке, по-прежнему живы. Но если бы связи не было, «Периметр» решил бы, что Судный день настал, и незамедлительно передал право принятия решения о запуске любому, кто в этот момент находился бы глубоко в защищённом бункере, в обход обычных многочисленных инстанций."

Итого, что мы знаем:

1. АСУ ответно-встречного удара снабжена системами резервного электропитания изначально, по условиям своего штатного функционирования. В таком виде ее принимают на вооружение, что является для такой системы процедурой инициирования боевого режима работы. При этом, никакого "блэкаута" быть не может - резервирование горячего типа, что необходимо для сохранения памяти постоянно контролируемых переменных компьютеров АСУ (аналог класса static в C++).

2. АСУ ОВУ снабжена распределенной сетью датчиков, позволяющей идентифицировать события типа "нанесение ядерного удара по суверенной территории", "прекращение связи по причине отсутствия абонента", "прекращение связи по причине разрыва канала связи" с независимо измеряемыми вероятностями, исключающими ошибку в измерении вероятности одного события, значимо зависящую от измеренной вероятности другого (фактически - корреляцию ошибки измерения вероятностей).

3. Никто не будет снабжать АСУ ОВУ системой самоликвидации на основе ядерного боезаряда, хотя бы по той причине, что это - готовая закладка для диверсантов и будущих систем ВТО. Представьте себе, что можно создать лучевое оружие, дистанционно инициирующее подрыв ядерного боезаряда... Гораздо рациональнее построить систему делегирования полномочий с заданным разграничением прав ИИ и оператора в зависимости от оперативной обстановки (вплоть до отключения полномочий).

4. Физическое разрушение КП АСУ ОВУ после отдачи команды на ответный удар не приведет к отмене исполнения этой команды, т.к. команда является, как уже говорилось выше, делегированием полномочий на нанесение удара. Это самая надежная из всех возможных схем: во-первых, при реальном несанкционированном доступе к АСУ есть шанс на определение этого факта низовыми звеньями СЯС, и, соответственно, на принятие превентивных мер хотя бы частично; во-вторых, при истинном событии атаки на суверенную территорию разрушение управляющего ядра не снизит уровень ущерба от ответного удара до порога приемлемости, т.к. решение об ударе будет приниматься низовыми звеньями распределенно.

5. Никто не будет проводить на недоделанной АСУ ОВУ учения с передачей реальных команд управления штатному наряду боевого дежурства СЯС. Отвлекать дежурную смену от боевой задачи по любой причине не допускается.

6. В степени защиты АСУ ОВУ от неправильного определения вероятности опасных событий (говоря языком радиолокации, P(H0/1), P(H1/0), P(H1/1)) должна входить и аппаратная часть системы встроенного контроля, т.е. не только программная защита от аппаратного сбоя, которую можно подменить заменой ПО, но и аппаратная защита от программного сбоя, для подмены которой надо вытащить солдатиками на горбу и заменить тяжелые стойки с платами БИУС.

7. Все посторонние каналы связи, типа GSM, 3G, в сооружениях такого класса защиты от утечек информации по ПЭМИН организуются через роутер, который их просто блокирует в нужный момент. Поэтому все приказы о запрете мобильных внутри сооружения неактуальны - связь тупо отключается в нужный момент механически АСУ ОВУ в рамках основных полномочий.

8. Никто не будет распыляться в приказе, сколько чего прилетело в Москву, а сколько в Химки. Просто не будет времени читать все это. Команда на инициирование процедуры запуска по программе (полетному заданию) номер такой-то средствами доставки такими-то - и все.

9. РПКСН получает в позрайоне на подвсплытии команду в 10:40 МСК через 9 минут после предполагаемого упреждающего удара 10:31 по SIOP MAO-4, на ответный удар с объявлением предполагаемого времени на 11:30 МСК, т.е. через 00:59 после удара, минимум через 01:08 после запуска носителей (при подлетном времени 9 минут), т.е. через 01:10...01:30 после отдачи в СЯС атакующей стороны команды на нанесение удара. В ОКНШ знают об этом еще раньше. Мне интересно, сколько времени, по Вашему мнению, может РПКСН проболтаться на подвсплытии незамеченным при этой вводной. Напомню, противолодочные БР никто еще не отменял.

Именно по этим причинам +9, а не +10...

________________________________________________________________

Гуманизм - наша профессия. Никто не должен страдать бессмысленно, ибо это садизм.

"kv-astakhov" пишет:
Господа уважаемые великие технари!

По-моему сейчас как раз то случай, когда нужно объявить "техническую" амнистию :))) Рассказ написан с душой и эмоции явно перевешивают технические неточности. Автор - давай в том же духе!

Не, про эмоциональный фон я уже сказал :) никаких против у меня нету. Просто видел похожие системы невоенного назначения (иначе не писал бы об этом) - АСУТПП, и там в них все эти заморочки с резервированием и защитами, пришедшие от военных, выдержаны прекрасно.

Как ни странно звучит, можно считать, что "Периметр" и его клоны разного профиля, несмотря на высокую секретность исходника, видело достаточно большое количество людей, чтобы даже заново построить такие системы в случае полного экстерминатуса. Прогресс на месте не стоит. Вот только не одичать бы...

________________________________________________________________

Гуманизм - наша профессия. Никто не должен страдать бессмысленно, ибо это садизм.

Технические допущения - основа любого фантастического рассказа, ибо без них произведение становиться документальным. Автор использовал их оправданно, и не более в той мере, которая необходима для создания завязки - это признак мастерства.

Большим плюсом является поддержание напряженности в течение всего рассказа.

Недостатками можно назвать не совсем внятную смену событий, а так же некоторую поспешность в развитии событий. Впечатление, что рассказ создан без предварительного плана а по принципу "оттолкнусь от первой идеи, а там посмотрим". Завершается рассказ одним из банальных окончаний.

В целом твердая семерка.

Быстрый вход