Мир без солнца. Глава 1. Рейнсвальд. последняя часть.

- Позвольте вам представить, - к ним присоединился Райсор, уже несколько более спокойный, - капитан Северед Альквир, бывший капитан корабля «Край», - потом обратился уже к корсару, - а перед вами граф Фларский, один из претендентов на престол и корону, барон Тристанский, наш радушный хозяин, барон Карийский и герцог Хаервика, с которым вы уже знакомы…

- И, кажется, при нашей последней встрече назвал меня «бездушной тварью», - капитан чуть приподнял бокал в знак новой встречи с герцогом, - но я не обижаюсь.

- Почему бывший капитан? – спросил граф, - вы ушли из своего дела?

- Не я ушел, а корабль покинул меня, - заметил Северед с грустью, - тогда решился купиться на обещание богатых выплат, когда князья Саальта снова начали грызться между собой. Обещали легкую работу и большие деньги, мало кто смог бы устоять. И тогда я даже не сразу понял, что таких наемников будут использовать чисто в качестве живого щита для основных войск. В общем, мой корабль попал под жесткий зенитный огонь. Несмотря на все усилия, его изрешетили так, что от экипажа осталось меньше половины, а кто выжил, едва успел эвакуироваться. С тех пор я был капитаном только номинально, из-за того, что команда отказалась меня смещать, оставив своим полноправным лидером. Мы едва сводили концы с концами в Хаервике, когда герцог Камский меня нашел. С тех пор я снова обрел цель в жизни. Я видел «Сакрал» и могу сказать, что это, наверное, единственный корабль, показавшийся мне краше «Края».

- Вы жили в Хаервике? – пискнул герцог, только сейчас сообразивший, что речь идет о его зеемлях, - как же про вас никто не слышал?

- Наверное, потому, что только в сказках у корсаров рога и когти, - усмехнулся Рокфор, - а перед нами самый обыкновенный человек. И вполне воспитанный, я бы сказал. Некоторым даже следовало бы у него поучиться.

- И все-таки, вы действительно корсар? – спросил Эдвард капитана, - Что вы хотите с «Сакрала»? Этот корабль не строился как рейдовый. С его помощью будут создаваться колонии, а не разрушаться поселения мирных жителей.

- Вы ведь барон Тристанский? – переспросил Северед, - Прошу великодушно меня простить, я еще не успел запомнить всех вас в лицо. Герцог Камский уже предупредил, что от вас можно ожидать сопротивления моему назначению. Постараюсь вас убедить. Видели те, не все корсары получают наслаждение от убийств и погромов. Не буду говорить за всех, но для многих это всего лишь средство добывания средств для жизни и ремонта корабля. Для торговли корсары слишком прямолинейны, а для постоянной службы слишком легки на подъем. Это ремесло состоит не в том, чтобы перебить как можно больше народа. Главная цель рейда – получить как можно больше прибыли и пролить как можно меньше крови. Не думаю, что такие принципы так уж вам далеки.

- Я выступаю не столько против самих корсаров, сколько против тех результатов, что следуют за ними. Я не буду говорить лично про вас, капитан, но вы ведь должны понимать, что остается после ваших рейдов. Кровь, трупы и развалины. Мало кто откажется сдаться просто так перед одним или несколькими кораблями, выпрыгнувшими из гипердрайва. И рейд оборачивается сражением. К тому же, корсары редко нападают на укрепленные анклавы, чаще атакуя цели намного слабее их. С каждым рейдом загоняя их все дальше и дальше назад в развитии. Я видел записи с таких анклавов. Рейдирование на них совершается порой раз в столетие, но каждый такой налет превращается в катастрофу…

- Господин, - Северед поднял ладонь в знак протеста, - то, что вы сейчас описали, называется не рейдированием, а обычным разбоем. Корсары редко атакуют дважды один и тот же анклав. Не спорю, не из человеколюбия, а из чисто практических выводов. При частом повторении налетов добыча с каждым разом становится все меньше и меньше, порой просто не окупая затрат, потраченных на организацию рейда. Порой корсары уходят в дальние разведки, в поисках еще не нанесенных на карты территорий. В одном из таких рейдов я и наткнулся на Аверию.

- Аверия? – Рокфор напряг свои мысленные воспоминания, - Я считаюсь неплохим картографом, но что-то не припоминаю острова или территории на поверхности с таким названием. Где он находится?

- И сомневаюсь, что вспомните. Она находится в малоисследованной части в сорок четвертом секторе. Я показывал записи оттуда герцогу. Он тогда задумывался о Кальстераде, но мне удалось его переубедить. Кальстерад слишком далеко и слишком сложен в заселении, в то время как на Аверии условия для развития колонии самые положительные, к тому же есть даже довольно мирное население. Тоже люди.

- А вы уверены, что там все в порядке? – продолжал сомневаться Рокфор, - Позвольте, но это же название из древнего языка сакров. От них сейчас мало что осталось, но культуру свою они до сих пор успешно хранят. Аверия в переводе значит «дух светлого», если не ошибаюсь.

- С сакрами я почти не знаком, - сказал капитан, - за исключением огневого контакта парсеках в сорока отсюда, на одном пустом островке, где они окопались. В любом случае, местные именно так называют свой остров. К тому же, несмотря на почти дикарский образ жизни, имеют достаточно неплохие знания о физике и устройстве нашего мира. Они даже знают основы принципа работы пространственных двигателей, но не представляют, для чего он нужен. Какие-то остаточные знания, как я понимаю, свидетельства очень быстрой деградации.

- Как бы это не переводилось, но мы колонизируем Аверию и сделаем ее еще одним миром Цитадели, - сказал Райсор, - мы развиваемся и идем вперед.

- Мы не развиваемся, - довольно критично ответил капитан корсаров, - в этом я с вами не соглашусь. Всю свою историю здесь, человечество, как и другие расы, просто копается в могилах, выискивая остатки прошлых цивилизаций. Вот что вообще мы знаем о своем мире? Досконально о нем мы не знаем практически ничего, кроме того, что многое кардинально отличается от известных и применяемых нами законов мироздания. И еще одного факта, что вокруг нас, повсюду: на других островах, на поверхности, глубоко под ней, есть развалины других цивилизаций, множества различных миров, почему-то нашедших свою смерть именно здесь, на этой всеобщей и грандиозной свалке. Это ведь даже по-другому назвать нельзя. В этом мире даже нет естественных светил, хотя в мифологии почти каждого народа отмечаются легенды о реальном источнике света на небесах. Даже мы сами до сих пор пользуемся понятиями день и ночь, не задумываясь о настоящем их значении.

- Для капитана боевого корабля вы слишком хорошо разбираетесь во многих философских вопросах, - заметил граф, - и вы, я так понимаю, сторонник теории, что наш мир всего лишь чьи-то обломки.

- Господин, - приложил руку к сердцу капитан, - вы, как я понимаю, никогда не были на поверхности и не видели того, что там есть?

- Нет, как-то не пришлось, у меня и на островах дел хватает, - заметил граф, не очень довольный вопросом, но капитан, кажется, не обратил на это внимание.

- Поверхность, на все своем протяжении, - пояснил Северед, - по большей части представляет собой сплошные развалины, порой пересекающиеся скальными горами, неимоверной высоты. Развалины некоторых построек настолько масштабны, что в них можно спрятать этот замок. Я не согласен с тем, что наш мир создан таким изначально из-за какого-то провидения или высшего существа. Даже острова, высоко над поверхностью, и то несут на себе следы других цивилизаций. Вот даже, к примеру, Рейнсвальд. Всем известно, что на глубине, под поверхностью, расположена целая сеть искусственных тоннелей, часть из которых совмещается в естественными, но кем они вырыты и что из себя представляют, неизвестно. Мне разрешили поискать в архивах королевской библиотеки, и там я нашел много интересного. К примеру, нам даже не известна общая карта этих подземных коридоров. Экспедиция Фролова, организованная восемьдесят лет назад, пропала без вести, не нашли даже следов. Две другие спасательные экспедиции, посланные на их поиски, тоже бесследно исчезли. Разведкоманда Юрова пятнадцать лет назад также погибла при невыясненных обстоятельствах, выжил только один из младших помощников, и то от него так ничего и не смогли добиться, кроме пускания соплей да бессвязного бреда, даже мыслескопия не помогла.

- Вы так хорошо во всем этом разбираетесь, - заметил Эдвард, - Любите историю? Или занимались ей до того, как стали корсаром?

- Скорее, увлекаюсь историей, - согласился капитан, - видели те, на корабле во время гипердрайва, если он не разваливается на части, возникает огромное количество свободного времени, которое просто необходимо чем-то занять, если не хочешь сойти с ума от скуки. Вот, мой навигатор, к примеру, отличный музыкант, пишет неплохую музыку, а главный механик рисует. Не скажу, что превосходно, но его картины покупаются, а это главное.

- А что, если говорить об Аверии, можете про нее рассказать? – спросил Рокфор.

- Ну, Аверия имеет громадный потенциал. Там явно когда-то был весьма процветающий анклав, но потом что-то произошло, и почти все погибли. У местных это в памяти сохранилось как «война колдунов». Точнее сказать не могут. Предки жили в красивых домах с множеством огней, потом создали колдунов, сначала добрых, но потом все поссорились и передрались, перебив друг друга. А колдуны и вовсе исчезли. Так что, понимайте, как хотите. В действительности, Аверия не очень большой остров, вряд ли наберется даже миллион квадратных миль в общей площади, но он очень активно застроен. Это целых три небольших острова, совмещенных друг с другом. Основной, над ним чуть выше, примерно в тысяче километров, еще один, а на расстоянии двухсот-трехсот километров, третий, соединенный с основным искусственным мостом, не менее грандиозным, чем Хальский мост. Население немногочисленно и старается держаться от застроенного центра как можно дальше. Ну, вот это как раз объяснимо. Там сохранилась действующая система защиты, в то время, как самое страшное оружие населения – фитильные ружья на самом примитивном порохе.

- Действующая система защиты? – поразился Эдвард, - как она еще работает? Даже если никакие важные узлы не повреждены, то любые источники энергии должны уже выдохнуться. Никаких запасов не хватит.

- Ну, почти любые источники энергии, - кивнул Райсор, - Северед сказал, что там действующий нуль-реактор. Он и поддерживает систему в боевом состоянии. С таким источником энергии наша колония может не зависеть от поставок из центра, развиваясь практически автономно.

- Райсор, друг мой, - наклонил голову Эдвард, - скажи, когда ты собирался об этом сказать? Когда бы высадился на острове? Или когда бы уже передали, что реактор обнаружен? Почему ты это скрывал?

- Это я посоветовал пока об этом молчать, - сказал капитан корсаров, - информация все же не стопроцентная, могу и ошибаться. К тому же, у экспедиции есть немало противников, и думаю, тогда они постарались бы сделать все возможное, чтобы она не состоялась. Вряд ли кого-то устроит, что его соперник получает в руки почти бесконечный источник энергии.

- Насчет противников… - вспомнил Эдвард, - Гористары все так же тверды в своей позиции против экспедиции «Сакрала»? Не так давно они снова пытались заставить меня отказаться от спонсирования постройки, но потерпели неудачу. Зная это семейство, могу сказать, что так они это не оставят.

- Совсем наоборот, - заметил Райсор, - теперь они просто всем советуют отказаться от участия и забрать деньги, поскольку экспедиция все равно провалится. Хотя на днях на верфь с визитом приезжал Респир. Ничего хорошего из этого не вышло, конечно, но он просил осмотреть «Сакрал», сказал, что хочет вложить свои собственные капиталы.

- Респир? – неприятно удивился Эдвард, - Надеюсь, ты не подпустил его к кораблю? Не хватало только, чтобы еще этот ненормальный там что-нибудь открутил.

- Ну, он на корабль смотрел только снаружи, этого я не мог ему отказать. К тому же все-таки приходится учитывать, что он один из Гористаров, ему нельзя отказать без действительно веской причины, чтобы не портить отношения со всем кланом. А они, могу сказать точно, наверняка воспользовались бы таким случаем, чтобы выдвинуть претензии, - сказал Райсор, - а мне война с этим кланом совершенно без надобности.

- И все же, могу сказать вам, что меня такой визит взволновал, - добавил Северед, - конечно, не сильно глубоко разбираюсь в ваших внутренних делах, но позвольте добавить, что это больше походило на разведку. Респир со своей компанией шнырял по верфи практически весь рабочий день, от монтировочных доков до складов с инженерным оборудованием. После его визита мы усилили охрану, но пока ничего не произошло. На верфи спокойно, но могу на собственном опыте сказать, что самое страшное место то, где ничего не происходит.

- Вы хотите сказать, что Гористары могут попытаться захватить верфь и корабль? – удивился граф, - неужели у них хватит наглости пойти на это? Такой поступок заставит весь Рейнсвальд объединиться против них.

- Не Гористары, господин, - сказал Эдвард с самым мрачным видом, а именно сам Респир. Могу вас заверить, этот человек совершенно непредсказуем. Он может наплевать на клан, если решит, что от этого станет известнее. А Гористары могут просто отказаться от него после такого поступка, разом убив двух зайцев. Избавятся от неугомонного родственника и на корню обрубят проект «Сакрала».

- В таком случае, я сделаю все от меня зависящее, чтобы не допустить такого, - сказал граф, - Я могу вступить в проект на правах участника и вложить необходимые деньги в него, но при одном условии.

- Каком? – жадно спросил Райсор, почувствовав финансовое вливание в свое дело. Можно сказать, что он бы согласился на любые условия, если они гарантировали взлет «Сакрала» со стапелей.

- Колония, основанная этим кораблем, должна будет вступить в Цитадель как баронат, признавший сюзеренитет графа Фларского. Думаю, это будет серьезный удар по моим соперникам, - сказал он, посмотрев на Райсора. Капитан корсаров, заметив взгляд Эдварда, только повел плечами, говоря, что, мол, этого стоило ожидать. Эдвард понимающе кивнул. Он сразу понял, что интерес графа к проекту обоснован чем-то большим, чем простое любопытство. К тому же заодно он и приковал к себе своих союзников. Теперь уже никто из участников проекта не сможет отступиться от него, не лишившись вложенных капиталов. А как сказал один мудрец, человек скорее простит убийцу отца, чем поджигателя своего дома. Спорный вопрос, но чаще всего люди вели себя именно так. Что ж, хороший ход, граф.

- Конечно, господин, - кивнул Райсор, - это большая честь для меня. Как только вы позволите, мои люди подготовят все необходимые бумаги. Только надо будет оговорить кое-какие мелочи, а потом можно и заключить договор. Вы сколько здесь пробудете? Или оставите доверенных лиц?

- Я думаю, если хозяин позволит, немного воспользуюсь его гостеприимством и остановлюсь здесь ненадолго. К тому же вы говорите, что корабль практически готов и может со дня на день взлететь. Я бы хотел это видеть, - сказал граф, обратившись к Эдварду с самым спокойным видом.

- Конечно, господин, можете оставаться, сколько вам захочется. Свободных комнат для гостей у меня хватает, можете занять любую, какая вас устроит, - сказал он, заодно подумав, что мутанты из охраны тоже, наверное, останутся здесь. Хорошо хоть, что замок достаточно большой, чтобы не видеть их каждый день.

- Эдвард, а когда же ты все-таки собираешься сделать свое объявление? – спросил Рокфор, болтавший в стакане остатки своего коктейля, - а то гости, как замечаю, все больше увлекаются разговорами о политике, чем о помолвке.

- Успокойтесь, барон, - сказал Эдвард, - все уже подготовлено. И время, кстати, подходит. Сразу после танца, который объявят, если не ошибаюсь, через десять минут, я возьму слово.

- Так вы действительно женитесь? – переспросил капитан корсаров, - Конечно, гости говорили об этом, но мне больше казалось это слухами. Позвольте тогда вас сердечно поздравить. Среди корсаров ходит поговорка, что жена лучше хорошей пробоины может держать корабль капитана в доке.

- Действительно Эдвард, - с улыбкой заметил Райсор, - после женитьбы ты, думаю, все-таки осядешь в своем имении и перестанешь спускать на поверхность при каждой тревоге?

- Изабелла очень бы хотела этого, - согласился Эдвард, - но думаю, в таком случае я очень быстро превращусь в брюзгливого старика, ищущего только, где бы выпить да рассказать о своем героическом прошлом. А сам даже не могу представить свою жизнь без службы. Что мне тогда делать?

- Идти в политику, - уверенно сказал граф, - при дворе очень не хватает честных и уверенных людей, как вы, все больше старики, пекущиеся о собственном богатстве, чем о процветании государства. Я бы вас с радостью принял.

- Рад это слышать, граф. Даже дам слово подумать над вашим предложением…

- Господин, - к ним снова подошел солдат из охраны, - прошу меня простить, что снова вас отвлекаю, но к воротам подъехало несколько машин с гербами Гористаров и требуют, чтобы их немедленно пропустили. Мы активировали несколько орудий, но это не похоже на нападение. Что прикажете делать?

- Ну, стрелять по ним сейчас явно не стоит, - предложил граф, приподняв одну бровь, - взрывы могут испортить настроение вашим гостям. Я бы предложил их впустить, хотя бы узнать, что здесь ищут.

- При всем моем уважении, господин, - заметил Эдвард, - но все же это мой дом и позвольте мне самому решать, что делать с незваными гостями. К тому же всем известно, что с Гористарами у меня очень прохладные отношения, тем более, после последних событий.

- Барон, вы имеете в виду ваш конфликт с Респиром? – спросил капитан и тут же, заметив удивленные взгляды, добавил, - гости только и говорят, что Респир уже успел пообещать выкрасть будущую невесту, считая, что брак е навяз насильно.

- Респир всего лишь псих, место которому в лечебнице, - отрезал Эдвард, - я впущу их только для того, чтобы потом выкинуть вон отсюда. Не желаю видеть здесь ни одного человека из этого клана, тем более, в такой день. Впусти их, солдат, и передай проводить сюда. Не собираюсь больше их встречать лично. Если там будет граф Розмийский, не пускать дальше порога автостоянки.

- Так точно, господин, - щелкнул каблуками солдат и, откланявшись, вышел.

Ваша оценка: None Средний балл: 4 / голосов: 5

Быстрый вход