Прекрасное зеленое поле

- Это что, правда что ли? - спросил самый младший.

- Да, представь себе, - заросший неопрятной бородой пожилой мужчина потрогал пальцами склеенную скотчем дужку очков.

- Прямо сколько хочешь? - всё так же недоверчиво продолжал младший, - Просто заходишь и берешь?

- Нет, я же говорил. Не просто берешь. У тебя деньги. Ну, это такие бумажки с портретами, с номиналами. Черт, не знаю, как вам объяснить. Или монеты. Сейчас покажу.

Мужчина порылся в засаленном брезентовом балахоне и выудил тускло блестевший кругляш. На грязной от машинного масла ладони монетка смотрелась инопланетной. Дети зашевелились, сгрудились возле редкого зрелища. Кто-то тяжело закашлялся и его отпихнули обратно в темноту.

- И вот ты заходишь в магазин, выбираешь что понравилось. Пиво там, или водку. Запить что-нибудь и поесть.

- Поесть? - не поверил детский голос. Не младшего. Тот заворожено смотрел на монету и покусывал обветренные губы.

- Да, поесть, - подтвердил мужчина.

- То есть ты... вы... хотите сказать, что вот эту вещь можно было обменять на целую миску еды? Как на камбузе у тети Саши?

Из темноты послышались недоверчивые смешки. Мужчина помолчал, вздыхая, почесал бороду.

- Да не на миску.

- Говорил я, врет он всё, падла, - опять крикнули сзади и закашлялись. Из темноты послышалось шуршанье, звуки возни, сдавленные вскрики и звуки глухих ударов.

- Продолжайте, дядь Коль, это Мишка Косой. У него опять туб открылся. Не в себе он. А вы так складно рассказываете. Особенно про еду. - на мужчину глядели десять пар голодных детских глаз.

- Выбираешь , значит, пив... еды какой-нибудь. И отдаешь за нее монету. Или банкноту, это бумажные деньги.

- А сколько раз в день можно в магазин было ходить?

- В смысле? - не сразу понял бородатый.

- Ну, как у нас, еду давали как на ферме, дважды? - это опять подал голос младший.

- Да сколько хочешь, хоть сто раз, - несолидно махнул рукой мужчина.

- Прям сто раз?

- Прям сто раз.

- А один раз по сто? - фраза из далекого прошлого сочно вылетела из тьмы бункера.

- Это как это? - не понял мужчина.

- В смысле сто мисок еды за один раз можно было унести? - дети замерли в ожидании чуда. А бородатый снял очки, заблестел глазами.

- Понимаете, не было мисок. Еда была...разная.

- У тети Саши тоже разная. То с куриным вкусом, то с грибным. И даже по цвету разная бывает. Вчера вот, например, желтая была. Правда руки и губы от нее до сих пор желтые.

Это было сказано серьезно, без намека на шутку. Бородатый опять замолчал, задумался и начал непроизвольно раскачиваться. Дети услышали то ли стон, то ли вой.

- Дядь Коль, у вас трясучка? - испуганно спросил младший. Тот помотал головой.

- А то мы испугались. Это от желтой еды так бывает у некоторых. Тетя Саша говорит, что это от несовместимости какой-то. И плачет. Так откуда вы брали монеты? От фермеров?

- Что-то вроде, - уже немного успокоился мужчина. - Работали, получали зарплату. Ну, монеты.

- И сразу разную еду покупали?

- Ну да. И не только. Денег ведь не только на еду хватало. Оставалось. У кого больше, у кого меньше. Вещи всякие покупали, одежду.

- Ну я б на одежду не стал брать. Ее и так фермеры дают. Лучше бы еды. Грибной. - младший мечтательно глядел на огонёк, кутаясь в рванье.

- Сто мисок еды это здорово, - пробормотал кто-то из темноты.

- Ты хоть три бы миски в руках унес, - осадили говоруна.

- Монет хватало не только на еду. На всякое разное. Всё было по-другому, понимаете?

- Чё вы слушаете его, он вас подписывает помните на что? Кто ж вам даст к комбайну подбежать? - из темноты высунулась грязное лицо Мишки Косого. Пацан сплевывал красное в замотанный грязной тряпкой кулак. То ли губу раскровенили в темноте, то ли действительно туберкулез. Через правую половину лица тянулась неровная борозда ожога от электрокнута. Косой хотел еще что-то добавить, но поперхнулся и откинулся в темноту.

Ржавая консервная банка с горящим фитилем давала неровный прыгающий свет. Других источников света в бункере не было.

Замотанные в грязное тряпье дети жались к огоньку и ждали продолжения.

- Дядь Коль, - позвал младший, опасливо поглядывая на снова зашедшегося в кашле Мишку Косого.

- Что?

- А вы нас не обманываете?

- Насчет чего? Еды ранешней? Нет, не обманываю.

- Да нет, насчет того что нам нужно сделать.

Мужчина опять замолчал, тряся брезентовыми плечами. Потом сипло ответил:

- Нет, малыш, не обманываю.

- Это из-за того, что тетя Саша заболела?

- Да, конечно.

Мужчина посмотрел на замызганные электронные часы на нелепом розовом браслете.

- Давайте уже. Пора.

Дети отползли от огонька и стали разбирать связанные в углу самодельные рюкзаки. Затем подходили к бородатому и он поправлял и завязывал лямки на груди дополнительной веревкой. Двоим рюкзаков не хватило и они стояли в стороне. Это был Мишка Косой с младшим.

- Ребята, повторю на всякий случай. Когда я открою люк, вы быстро выскакиваете и отваливаете в сторону. Не важно в какую, это чтоб на входе не толпиться. Увидите уборочный комбайн - бегите сразу к нему. Там должна быть тетя Саша, и она вас покормит. Поняли? Если сразу не найдете, всё равно попробуйте залезть на него. Может она просто вас не заметила. Понятно.

Нестройная толпа загудела, соглашаясь.

- А вы со мной останетесь. Поможете. Миша, приволоки ящик из угла. Деревянный, зеленый. Давай живо. Готовы?

Бородатый зачем-то вновь потрогал сломанную дужку очков и навалился на люк. Скрипнуло, и темноту бункера разрезал ослепительный луч солнца. Снаружи был день. Люк грохнул открываясь, мужчина высунулся, быстро осмотрелся.

- Давайте.

Детвора быстро по одному выскакивала наверх и исчезала из виду. Когда они остались втроем, бородатый рывком подтянул ящик под пятно света из люка. Вскрыл замки, вынул замотанную в масляную ветошь трубу.

- Там три выстрела под фанерой, доставайте давайте, - скомандовал бородатый пацанам и принялся что-то прикручивать к трубе. Косой с младшим замерли нерешительно на месте и мужчина рявкнул на них: - Доставайте, блядь!!!

Снаружи послышался треск. Бородатый замер, вжав голову в плечи, потом быстро пролез наверх. Присел на корточки и бросил в люк:

- Выстрел мне! И сзади не стойте.

Наверх выбрался младший, а за ним сжимая пузатый гранатометный выстрел вылез всё понявший Косой. Сунул хвостовой частью в ладонь бородатому и с ненавистью выдохнул:

- Ну и сука ты, дядь Коль. Или ты никакой не "дядь Коль"? А?

Вокруг них расстилалось прекрасное зеленое поле, плотно заросшее одной их технических культур так необходимых фермерам. Из этой травы вроде делали топливо. Метрах в ста от них ворочалась пятиэтажная туша уборочного комбайна. Красная, как детская кровь. Было видно как поворачивается пулеметная турель комбайна с нашлепкой РЛС над ствольной коробкой. Опять застрекотало.

- Дядь Коль, - заканючил младший, размазывая неожиданные слезы по грязному лицу, - Там же Костя, и Иван. По ним же стреляют. Дядь Коль!

- Стреляют-стреляют. Папы ваши с мамами страну просрали. Думали долги вы будете отдавать. Баблом. Монетами, - бородатый старался выцелить пятиметровый полосатый флаг, нарисованный на борту комбайна. - А приходится вишь как. Не баблом, а кровушкой вашей. А я сука, да. Такая же как ваши папаши и мамаши.

К флагу рванулась дымная полоса...

http://petty-j-jones.livejournal.com/

http://samlib.ru/editors/k/konstantin_antonjuk/pre...

Ваша оценка: None Средний балл: 7.1 / голосов: 20

Быстрый вход