"Неизбежное будущее" (глава 4) "Запертая дерь"

Неизбежное будущее

Запертая дверь ( 4 глава )

Rayan Riener

12.07.2012

Вкратце о главе: Главные герои спрятались в уцелевшей части города, спрятанная «невидимыми стенами», она простояла здесь много десятилетий. Укрывшись в небольшом убежище, прекрасно подходившем для ночлега, они обнаружили старую видеокамеру, которая открыла им страшную тайну…

За собой мы заперли двери, хотя и на небольшую защелку, но все же.

В темноте Энн наткнулась на что – то, что непременно свалилось на пол. И что бы это могло быть? Энн пошарила рукой внизу и подняла пыльный предмет. Наверное, это была камера. У нас в городе, мы слышали о таких, но никогда не видели. Молча мы сели на пол, прислонившись к прохладной стене. Вокруг всем владела темнота. Мы прижались сильнее друг к другу, пытаясь хоть как – то согреться. В таком маленьком помещении воздух должен был быстро нагреться. И действительно, не прошло и пары минут, как мы согрелись.

Недолго мы просто сидели, держались за руки и молчали.

Нам было так страшно, действительно страшно. Сердца бешенно билось в груди не только у меня, но и у Энн. Мы не могли поверить, что смогли сбежать и остаться в живых. Да и еще эти призрачные страшные «невидимые» стены, окружавшие этот уцелевший остаток города…

Кто создал их и почему? Безопасно ли здесь? – такие вопросы не давали покоя нашим головам, ошеломленным всем этим, что происходило вокруг, увиденным и тем, что еще предстояло увидеть.

В помещении, где мы укрылись, затхлый воздух смешался с пылью, и мы дышали этим, не задумываясь, просто дышали и были в этот миг счастливы, от того, что остались в живых.

- Дайка её сюда, Энни.

Энн протянула старую пыльную камеру мне в руки.

- Зачем она тебе?

- Просто интересно, вдруг она еще работает?

И я начал трогать все выступы на камере, пытаясь найти включатель или кнопку. Но не выходило, - все, что я не клацал – не вызывало никаких «эмоций или признаков жизнедеятельности» у камеры. Разозлившись, я бросил её на пол. Наверняка она уже давно израсходовала свой заряд.

Энн испуганно ахнула, от неожиданности.

А я закрыл глаза, отчаянно и устало.

- Ей! Посмотри – ка, - затормошила моё плече Энни.

- Что такое?

- Да смотри же, вон! Она светится. Там что – то отошло, и она засветилась.

И вправду, от камеры исходил слабый свет, от экрана. Энни потянулась к ней рукой, и подесла к нашим лицам. С непривычки глаза немного ослепли от света, но это нас не волновало. Мы с любопытством уставились в камеру, а глаза быстро привыкали к свету. На экране проигрывалась запись. Звук был слабый, видно камера была очень старой. Так что мы прислушивались, поедая глазами и ушами все, что видели и слышали, а именно вот что:

- … нам страшно. Нам никто не поможет, - шептала девушка с экрана камеры.

- Стой, вскрикнула Эн, - это уже конец записи, я сейчас найду перемотку.

Как только запись начала «вещать» свой вопль, мы увидели картину с самого начала. Свет камеры был направлен на лица каких – то детей, по очереди освещая их лица, девушка начала говорить:

- … Трейси, Хелен и ( снимавшая все это девушка, сдерживая слезы продолжила )… и Бобби.

Камера была некоторое время просто направлена на детей, освещая их испуганные и застывшие лица. Трейси, - первая девочка. Она была лет семи от рождения, с замазанным лицом. На котором застыли каналы некогда текших слёз. Девочка потянулась к своим светлым волосам, намереваясь почесать их. Но неожиданно, для всех и для неё, в ладони девочки очутился комок её же волос. Зрачки девчушки еще больше расширились, а губы изогнулись в агонии, в предвестии плача. Камера внезапно заворочались.

Звук все больше заглушали посторонние шумы.

Девушка подобралась к девочке Трейси и обняла её, направив камеру на других детей. – Все будет хорошо, все будет хорошо, - истерически слышался её голос через детские всхлипывания, - Чертова радиация! - выкрикнула она.

- …Просто,- рывком продолжила она, - вы должны знать. Я… Мэган и… это..

Снова на несколько мгновения был слышен удерживаемый плач этой девушки.

- Этот город, люди просто… они просто посходили с ума! Насилие, анархия… Вы должны знать, что произошло, те, кто выживут. Вы должны знать, что случилось…

- Мэган, перестань! Это идиотская затея не имеющая смысла! – внезапно раздался голос парня, видно это был Бобби.

Камера осветила лицо Бобби, в каскаде движения трясущихся от истерики девушки, лицо парня было освещено недовольством. Ему было где – то 14 лет, как и мне. – Неужели не понимаешь? – и Бобби отвернулся спиной от камеры, прижимаясь к куче тряпок, собранных в углу комнаты.

За кадром были слышны резкие звуки, видно доносившиеся из города.

- Все имеет смысл, если нас не станет, люди должны знать…

- Ты ненормальная, ты ненормальная, ты ненормальная, - вопил без устали Бобби из своего тёмного угла.

Энн прижалась к моему плечу, дрожа. Но наши глаза были направлены только на происходящее, столь давнее, что сводило рассудок. Эти дети, эта девушка. О, как они выглядели! Их одежда и ровно уложенные волосы, причудливой формы. А как мы поняли, у Хелен, её волосы и вовсе были окрашены в зеленую полоску. Их язык некоторым образом отличался от нашего, произношение и даже слова, - все это было неизвестно нам. Словно существа из иного мира. Мира, который исчез столетия тому назад. Наверное, тем миром правила магия, - думали в то мгновение мы. Все эти механизмы сводили рассудок, как и то, что дальше поведала нам камера.

- Это все война, - отрешенно начала снова неугомонная Мэган, - третья мировая война. Все знали, что она будет, но… не так же, черт побери, скоро!!! После развала правительства Единого Мира, четыре сверхстраны пребывали в напряжении. Все понимали, что новой войне не миновать. Началась обоюдная бомбардировка ядерными бомбами. Сейчас, большинство столиц мира уничтожено. Повсюду анархия. Вашинг… - простонала девушка, - его больше нет. Он уничтожен, стерт с лица земли. Нет правительства, СМИ и радиовещания. Те, кто выжил после бомбардировки, словно сошли с ума. Люди убивают… друг друга за еду, воду и топливо, транспорт. Оставшиеся военные отряды творят бесчинства. Нам только что удалось сбежать из их плена. Военные придумали что – то вроде плана возрождения цивилизации, они ловят выживших людей и заставляют работать на них, строить и… убивают всех мужчин не способных к тяжелому физическому труду, а выживших женщин и детей забирают и насилуют… насилуют, - прикусила она язык и расплакалась снова.

Хелен истерически начала биться в дрожи, удараяясь головой об стену.

- Пожалуйста, хватит, - взмолились Трейси и Хелен, тряся снимавшую за руку.

- Неет… - снова раздался голос Бобби из темного угла.

Камера осветила его встревоженное лицо, покрытое маской ужаса и подтеками слёз. Бобби смотрел себе на руку, на которой лежала его челка, - Нееет, - завопил он.

- Бобби, - сочувственным голосом взвизгнули девочки.

Из – за стен их убежища доносились мужские голоса и злобные крики. Они только усиливались, и все в убежище словно застыли, в страхе. Мэган повернула камеру, направив её в своё лицо, прошептав:

- Это конец… Выживут, наверно, только те, богачи, что за высокими своими стенами, в закрытой не разрушенной безопасной части города…

- Нам страшно, - сквозь слёзы промолвила Трейси.

- Нам никто не поможет, - закончила отрешенная Хелен.

Экран камеры погас.

Энн и я, словно застывшие от ужаса два существа из неизвестного мира, - нашего мира, - окаменели. Перед лицом так и стояли лица тех детей, залитые слезами, стеклянными глазами, испачканные грязью и их выпадающие волосы.

Мы понятие не имели, о чем говорила эта девушка. Мы были просто в шоке от того, что так внезапно увидели и услышали, оглушены полученной информацией.

- Где они сейчас? – сквозь зубы процедила Энни.

Я промолчал, понимая, что их уже давно нет.

Потом в голову пробралась некая глупость и я начал светить экраном камеры вокруг, по стенам комнаты, где сотни лет тому назад сидели эти люди. Вокруг мы увидели много мусора, паутины и какие - то палки. В углу, где некогда сидел Бобби, так – же находилась груда тряпок и мусора. Я пнул их, и вдруг, что – то хрустнуло… Энн ахнула, перепугавшись.

Подобравшись поближе, я снова осветил угол. На меня смотрел череп с двумя зияющими дырами, вместо глаз. По телу пробежала дрожь, и сердце неистово забилось. Нет сомнений - это были остатки Бобби.

-Ай, нет! Нет, - закрыла рукой свой рот Энни, - давай уйдем отсюда, прошу! Я не могу это видеть! Пожалуйста,- дрожала она.

В тот же момент, я повернулся к ней, и камера осветила полы около противоположной стены. Свет оставлял свои лики на трех скелетах, лежавших, практически прижавшись, друг к другу. В руке, а точнее то, что от неё осталось, самого большого скелета – мы обнаружили небольшой нож.

- Неужели… - начал я.

- Они убили себя, что-бы не попасть в руки военных! - продолжила Эн. – Давай уйдем отсюда, я не могу… Это ужасно быть тут с ними.

- Энн, но куда мы уйдем? Сама посуди. Вдруг нас сейчас выискивают те ублюдки по этой уцелевшей части города? Хочешь дать лишний след их ищейкам? Лучше не высовываться несколько дней. Сидеть тихо и надеяться, что они бросят свои поиски и оставят нас в покое.

- Но я не могу, - залилась она слезами, ухватываясь за мои плечи.

- Я пониманию, но высовываться нельзя.

Обняв её, мы еще долго сидели, греясь, прежде чем нас одолел сон. Даже во сне, мы чувствовали тот смертельный холод, присутствовавший в этом месте. И это был не просто холод пустынной ночи. Это была сама смерть.

На экране пыльной старой видеокамеры, что так и осталась лежать в моих руках, все раз за разом бежала из стороны в сторону строка вопроса:

«Проиграть запись снова?»

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 23

Быстрый вход