"Неизбежное будущее" (глава 5) "Рассвет"

Неизбежное будущее

"Рассвет" (5 глава)

Rayan Riener

12.07.2012

Вкратце о начале главы: Главные герои просыпаються в своём убежище, не зная, сколько дней проспали, так-же не зная, следует ли за ними погоня дальше. Голод вынуждает их выбраться из тихого безопасного места в поисках пищи в городе. На улице – рассвет…

- Энни, Эн, проснись…

Слышала я сквозь сон любимый голос. Веки через тяжесть беспокойной ночи, открылись, если не сказать отверзлись. В темноте комнаты, где мы приютились, я с трудом различила его лицо, лицо любимого, с которым я спаслась от преследования. Он тоже смотрел на меня, я не видела этого, - я знала, что он сейчас смотрит мне в глаза. Помогая мне встать, мы направились к выходу. Приоткрыли дверь. За ней мы увидели уже знакомый коридор, в конце которого зиял сумрачный приглушенный свет.

На улицу мы вышли, держась за руки, довольные, тем, что мы Свободны. Хотелось кречать от этого ощющения, но, конечно-же не стоило это делать. Нас могли услышать. Прошло не так уж и много времени. Нас еще могли найти, поэтому мы решили остаться в этом потаённом месте города, скрытого за пеленой-барьером, скрывавшим все, что происходило здесь. А быть здесь мы решили до того времени, пока не закончаться все источники еды. Невдалеке от нашего ночлега, мы её уже нашли. Посреди улицы стояла перевернутая машина. Из её кузова была вывалена целая груда ящиков.

Машина была армейской или полицейской, мы не знали этого. Энн принялась потрошить со мной ящики, в них оказались пакеты с брикетами какой-то еды. В некоторых ящиках оказались консервы, но как только мы решили их проверить, вскрывая крышки, мы обнаружили – они испорчены. Все их содержимое было похоже больше на гной, нежели на то, что можно есть. Гной разносил удушающе ужасающий запах.

- Фее, ну и…

- Дерьмо, - продолжил я мысль Энн, которая выбросила содержимое консервы на асфальт.

Вместе мы разразились хохотом. Улицы ответили нам эхом.

В одном из ящиков мы обнаружили батончики, на этикетке которых было написано на старом языке, как и все надписи, увиденные нами в этом городе, - «без строка годности».

Энн удивленно переспросила:

- Значит, можно есть и сейчас?

- Возможно, но дай-ка я первый попробую на всякий случай, - и тут-же открыл батончик, намереваясь попробовать. Он был слегка черствый, но вкусный, как для продукта, пролежавшего десятилетия на пыльной улице.

- Ну? И как?

Я посмотрел на Энн испуганными глазами, скривился, и схватившись за шею трясущимися руками, сполз на землю, словно без сил. Энн перепуганно бросила коробеку из рук и бросилась ко мне, но… я туже поднялся на ноги, присев на корточки, улыбаясь. Моя шутка удалась.

- Ты что дурак? – легонько ударила меня Энни.

- Ой, да ладно!

- Это было не смешно! Ты что забыл, что та женщина говорила о радиации? Хочешь тоже эту болезнь подхватить и умереть? Еще и волосы все перед этим повыпадают! – бурчала она себе под нос, собирая выпавшие из коробки питательные батончики.

- А разве у нас есть выход? За магической стеной все вокруг разрушенно. Здесь еще все уцелело, более менее. Поищем еду, соберем все найденное в одной из квартир и переждем. А если заболею, то сразу узнаем по выпадающим волосам…

- Дурак! – буркнула в ответ она.

- Ну, если хочешь, потрогай мои волосы, - улыбаясь во весь рот, - вдруг уже выпадают от подхваченной заразы.

Энни без промедления, дернула больно меня за волосы.

- Чтоб знал! – угрожающе махая пальцем перед лицом, - Больше так не шути…

- Ладно-ладно, - согласился я, - давай сейчас соберем коробки с неиспорченой едой и пойдем искать новый дом. Ты же не хочешь обратно к Бобби и Трейси? – в ответ Эн пристально посмотрела мне в глаза, и помотав головой начала ставить на одну коробку – другую, чтоб было удобнее нести.

- Я уже сказала, - совсем не смешно.

Да я и сам прекрасно понимал, что не смешно.

К вечеру, нужно было еще много чего успеть и как только мы наелись вдоволь пристарелых батончиков, и запрятали в переулке пригодную для употребления пищу, направились искать воду. Очень хотелось пить, особенно после сладкого, особенно после вчерашнего дня. Вообще в нашем городе людей и так кормили такой пищей, и мы к ней привыкли, только эти брикеты и батончики – были гораздо вкуснее, да и не нужно было столько работать на заводах, а точнее – вообще не нужно было работать, чтобы получить еду. А вкус рабского принудительного труда я уже отведал впрок. Ведь в этом году мне исполнилось 14 лет, и именно с этого возраста принуждают к тяжелому труду. И властям плевать, болезненная девочка ты или еле живой от голода мальчик. Всех принуждают к труду, и у полицейских во главе с властью – есть масса разнообразных наказаний, если не хочешь или не можешь работать, которые они применяют публично. Всех заставляли работать, даже детей.

Пусть и не каждый день, как родителей, но не меньше трех дней в неделю. С утра и до вечера я работал со всеми на гиганском заводе, расположенном в отдаленной части города преобразуя питательный порошок с помощью форм в брикеты и упаковывая их в пленку. Мы производили столько их, что казалось, можно было прокормить большую часть людей, столько сколько живет в нашем в городе и еще больше. Конечно-же мы знали, что элитные правители и крохи этого дерьма в рот не брали. Но, ни смотря ни на что, половина города вообще всегда голодала. Ведь людей не способных работать выбрасывали из их квартир на улицы и лишали гражданства. А большую часть произведенного в городе руками изнуренных людей, упаковывали в ящики и отправляли на дирижаблях в неизвестном направлениее, что наводило многих на мысль…

Есть наверняка и другие города! Ведь питательные порошки мы тоже получали невесть откуда, их также несли дирежабли, с севера и юга. Новые станки также мы получали через дирежабли, только вот летели они уже с востока и запада. Среди всех этих дирижаблей были и другие, пышные, украшенные и торжественные – дирижабли поработителей. Дирижабли элиты были всегда помпезны. Мы отчетливо знали, как выглядит дирижабль элиты нашего города. Он был окрашен в светло-желтый цвет. Но в наш город прилетали и другие дирежабли, кроме серых - грузовых, суда элиты: красные, оранжевые, синие, голубые, зеленые и даже многоцветные… Откуда им браться, как не из дргугих городов? Некоторые прилетали часто, а некоторые прибывали и вовсе всего по одному разу в год. Все это мы часто обговаривали с другими работниками на фабрике, и подвели многозначительный итог: во сем этом существует системная взаимосвязь. Но из-за полной неизвестности и информационной изоляции, вывод мы вынести так и не смогли. Надеюсь, мы с Энн обнаружим в окружающих долинах то, что сможет дать ответ на наши вопросы. Благо Эн повезло, ей только на днях исполниться 14. Она никогда не будет работать как проклятая на фабрике. Как мои родители и я, как и её дед.

Образы погибших близких людей предстали перед лицом. Мама и папа, - убиты. Дедушка Энн тоже наверняка погиб, схваченый полицией, но замедлив их, он спас нас, дав нам шанс на свободную от рабства жизнь. Но ни мама ни папа, ни дедушка Энн уже точно никогда не будут с нами и не узнают, как это быть свободными. Вольными людьми, как Энн и я.

- Как я… - произнес еле тихо.

Эн взволнованно посмотрела на меня.

- Что ты?

- Нет, ничего Энн, - улыбнулся и продолжил, указывая на одно из близлежащих зданий, с надписью у входа «Супермаркет».

На прозрачных окнах здания были наклеены изображения пищи, красочные, манившие и мы отправилась к входу. Но близь «Супермаркета» обнаружили не меньше десятка скелетов, лежавших на земле, забросанных старыми газетами, мусором и странными тележками на колесиках. Не говоря уже о том, что в машинах по всей улицы мы видели теже тревожащие сознание – истлевшие тела. Но стеклянные двери были закрыты и только вблизи них мы обнаружили разбитое стекло, через которое проникли внутрь.

Внутри было темнее, чем снаружи, но не настолько, чтобы ослепить нас. Казалось, этот склад пищи был нетронут, ведь двери были закрыты, и как мы поняли, - люди умерли раньше от той болезни-радиации, прежде чем начать грабить этот склад. Возле стола с надписью «2 касса» лежало два сотлевших трупа. По большему счету, все было не тронуто. Внутри стояли теже пресловутые тележки, что и на улице, мы додумались, что они предназначены для погрузки пищи. Взяв каждый свою, мы разделились в поисках, ведь этот «Супермаркет» был очень большой. Энн отправилась в одну сторону, а я – в другую.

Супермаркет был наполнен невероятным просто количеством «всего». Только так я мог это описать. Но приходилось все пробовать на язык, прежде чем складывать в тележку. Некогда лежавшие здесь фрукты и овощи – истлели, и уже очень давно. На полках с консервами тоже – неудача, большая их часть испортилась, и только немногие из них сохранили вкус. Но зато в стекляннх банках – фрукты и овощи еще кажеться были пригодны к употреблению. В странных пакетиках, подписанных как «Чипсы» я обнаружил довольно таки интересные вкусности. А вот когда я подошел к множеству полок с алкоголем, я и не знал, что мне делать. По сути то они не должны были испортиться, но пить я боялся, ведь можно было отравиться, да и как можно на пьяную голову бдить свою безопасность, но всеже пару бутылок вина я захватил с собой.

Тут уже со всей мочи ко мне бежала Энни, улыбаясь во весь рот, чуть ли не задевая продуктовые полки, она еле остановилась рядом, останавливая доверху набитую тележку. В ней я увидел целую кучу всевозможной одежды, которую она подобрала нам обоим. Красивая, яркая, иного кроя из мягкого материала, а не те синтетические тряпки, что мы получали раз в год. Тут-же мы переоделись, довольные своим новым видом.

- Энни, а ты уверена, что эти узкие штаны для мальчиков?

Энн посмотрела на меня как на дурака.

- Конечно-же я там видела на фото на стенах, они для всех. И для девочек и для мальчиков. Я так поняла, что раньше так можно было одеваться. Они одевались как хотели, почему бы и нам так не делать? Прикольно, правда?

- Хм, - задумался я, - впринципе, да. Прикольно!

Если уже избавлять от всего старого от города, то и от запретов и глупых законов, решили мы с Энни. Все это ненужный пережиток и хлам. В Супермаркете оставалось еще много всего, но мы взяли столько, сколько нам было нужно. Две сумки на плечи, чтоб носить все нужное – при себе. Остальную еду - мы сложили в пакеты, которые нашли здесь и спрятали в переулке вместе с армейскими коробками, за мусорным баком. Там их никто не должен найти. Конечноже это отняло у нас довольно много времени, переносить туда-сюда. Вскоре должен был наступать вечер, и мы поспешили в поиски нужного здания, где можно было спрятаться на долгое время, не боясь быть найденными…

Вместе, держась за руку, мы ходили по улицам, разглядывая гиганские здания, построенные очень давно. Но все, что мы видели, будоражило воображение, - мир прошлого был действительно славным интересным миром, совсем иным, нежели наш. Разглядывая трупы людей, мы сделали вывод, что все в то время были богаты, у всех была еда, все, что нужно для жизни. Люди жили словно в сказке, в эфире ярких красок, нося разноцветную одежду, крася волосы в другой цвет, нося украшения, передвигаясь на шикарных машинах… Заключения приходили с легкостью, стоило только поразглядывать вывески на улицах, прочесть надписи на них, поднять листовки, разбросанные на асвальте, далекое прошлое быстро давало о себе понять одно: люди в прошлом действительно жили, хотя подступало смутное сомнение – «все ли»?

Энн стремительно потормошила моё плече, указывая на особо высокое стеклянное здания, возле которого мы проходили. На нем красовалась надпись «Хилтон отель». Мы прочитали бумаги, что валялись невдалеке него и поняли из них, что здесь можно было хорошо переночевать. Но как пробраться внутрь мы не знали, дверь была накрепко заперта. К трудностям не привыкать, и переглянувшись, мы отправились искать вентиляционный лаз, ведущий внутрь. Недолго пришлось искать его, возле черного входа он виднелся в высоте стены, мы подтащили мусорную урну на колесиках и, взобравшись на неё, обнаружили довольно большой лаз.

Но он был закрыт сеткой, некоторе время нам пришлось её проламывать с помощью куска железной трубы. Не прошло и получаса, как мы исчезли в темном проходе. Все мы делали на автомате, ведь мы так от всего устали, хотелось как можно скорее передохнуть. Найти кровать и отключиться, но лишь до завтра, ведь нужно еще перетащить столько еды и вещей сюда. Но пробравшись, вокруг видели лишь темноту. Каждое движение в вентиляции оттдавалось эхом, бившее в уши, ведь весь гиганский отель был пуст. Но я всеже прихватил с собой железный кусок трубы, на всякий случай, пусть он и мешал быстрее передвигаться. В том момент мы пожалели, что не захватили с собой фонари. Но кусок трубы оказался важнее. И он вскоре понадобился…

- Ты это слышишь? – первая заметила Энни, вглядывась в темноту развилки труб.

- Что там? – и я прислушался.

Энни хотела было ответить, но я прикрыл её рот своей рукой. Я услышал отвратительный визг, - это бежали к нам большие крысы, топтаясь по металлу и, разнося таким образом всюду эхо. Наверняка именно той породы, что мы видели раньше. Большие и отвратительные. Они все приближались. Я приготовился, крепко сжав в руках метталическую трубу. Крысы были настроены явно не дружелюбно, к тому же – еще и голодны. Из темноты на меня бросилась черная тень, затем еще одна. Видимо подлая крыса целилась укусить меня в шею, а другая схватилась пастью за руку. Но атака была успешно отбита. Пока я бил одну из крыс, Энн отбивалась сумкой уже от третьей, и снова я почувствовал, что на меня бежит целая тьма теней, бесчисленными своими лапками создавая эхо по всей вентиляции, а своим визгом, заглушая все звуки. Именно в этом момент, понял, как ненавижу крыс. Оставив позади себя две издохшие тущки, бросился вперед, перед этим помогая Энн избавиться от крысы, впившейся в её сумку. Тут-же на меня набросился целый океан омерзительной материи, готовой поглотить меня, закрызть и изцарапать своими зубами и мерзкими когтями. Исходя из их яростных укусов, - они были очень голодны. В то же мгновение Энн издала крик, полный боли, - крысы добрались и к ней…

Ваша оценка: None Средний балл: 8.1 / голосов: 19
Комментарии

Буду благодарен за ваши отзывы..) А то совсем мнения не пишите:3

Пропусти текст через Ворд и поймешь почему никто не комментирует. "Стояла перевернутая машина" - не расскажешь как это? Меня поражает почему современные школьники такие безграмотные.

Я пишу в Ворде. И я не школьник. Просто проблема с программой, не выделяет ошибок, а диалог с программами у меня один - взаимное непонимание. Извините...

Неизбежное будущее

"Рассвет" (5 глава)

Koketka

21.11.2012

Вкратце о начале главы: Главные герои просыпаются в своём убежище, не зная, сколько дней проспали. Они не знают, будет ли пьянка продолжаться дальше. Сушняк вынуждает их выбраться из тихой безопасной спальни в поисках бухла в квартире. На улице – рассвет…

- Анька! Анька, епт! Проснись!

Слышала я сквозь сон хриплый голос. Веки (КАК У ВИЯ!) отверзлись. В темноте комнаты, где мы валялись, я с трудом различила его лицо, лицо собутыльника, с которым я всю ночь бухала. Он тоже смотрел на меня, дыша перегаром. Я не видела этого, - я знала, что он сейчас думает, как бы опохмелиться. Помогая мне встать, мы направились к выходу - ноги не разгибались. Приоткрыли дверь. За ней мы увидели уже знакомый коридор, в конце которого зиял сумрачный приглушенный свет из открытого холодильника.

В кухню мы вошли, держась за руки, довольные, тем, что мы Бухали. Хотелось крИчать от этого ощУщения, но, конечно-же не стоило это делать. Нас могли услышать собутыльники, которые лежали везде вокруг. Прошло не так уж и много времени. Быть на кухне мы решили до того времени, пока не закончатся все источники еды. Невдалеке от нашего ночлега, мы её уже нашли. Посреди кухни стоял перевернутый холодильник. Из него была вывалена целая груда еды.

Холодильник был советский или российский, мы не знали этого. Вроде "Бирюса". Анька принялась потрошить со мной свертки, в них оказались пакеты с брикетами какой-то еды. В некоторых ящиках оказались консервы, но как только мы решили их проверить, вскрывая крышки, мы обнаружили – они испорчены. Все их содержимое было похоже больше на гной, нежели на то, что можно есть. Гной разносил удушающе ужасающий запах.

- Фее, ну и…

- Сюрстремминг, - прочитал я на консервной банке. - и как только скандинавыэто едят?

Вместе мы разразились хохотом. Собутыльники ответили нам матюками.

- #@@##@#$^%&*&*(%^%^%!!!! Что ж ты орешь! Голова раскалывается!

Я бы мог и смешнее написать, если бы хотел:3

Быстрый вход