Выход 493. Глава 6

Глава 6

Андрей снова проснулся нагим и, как ему показалось, в мягкой, белой постели. Нагим! Первая мысль, вспыхнувшая сверкнувшая в затуманенном мозгу как дрожащий луч фонарика, что это происходит снова, ведь не далее, как несколько часов назад он уже просыпался в белой постели, в комнате с парусником на стене, и обоями с геометрическими фигурами. Что было потом, он помнил слишком хорошо для того чтобы не начать отчаянно хлестать себя по лицу, пытаясь проснуться до того, как ему снова придется пережить ту страшную минуту, когда его тело рассыпается в пыль, навек отделяясь от сознания.

Вскочив с кровати, он продолжил акт самоизбиения, ударяя себя ладонями по лицу, то и дело приседая и вскакивая вновь, будто вытанцовывающая гопак человекоподобная лягушка. Со стороны это выглядело достаточно забавно, но для самого Андрея не проходящий сон был ужаснее самого страшного кошмара.

Но сон, если это был сон вообще, даже и не думал заканчиваться.

Андрей, осмыслив, наконец, что от избиения толку нет, и лицо его только начинает распухать, остановился, прекратив бессмысленные прыжки, поднялся во весь рост и судорожно осмотрелся.

Лишь спустя какое-то время, он понял, что эта крошечная комнатушка не имеет ничего общего с той, в которой он уже просыпался. На стене нет парусника, вместо торжествующего солнечного света над головой "чирикала" и мигала лампа дневного света, а в углу комнаты вместо большого окна лишь два узких зарешеченных иллюминатора, так же как и его постель – серые простыни на старой каталке.

Где я? – ошарашено водя глазами, перебирал в уме догадки Андрей, но в следующую секунду прозрение уже пришло само собой: – В медотсеке!

С минуту он прислушивался к доносящимся снаружи звукам: побрякиванию стекол (возможно, пробирок в шкафчике), шуму ветра за окном, издали, вероятно из другого отсека, доносящемуся дружному гоготанию, и уже решил было, что его вопль оказался никем не услышанным, как вдруг брезентовая ширма с тихим скрежетанием ржавых колец съехала и из залитого бело-фиолетовым люминесцентом отсека показалась стройная фигура в черном.

О, черт!

Вовремя вспомнив о своей наготе, Андрей кинулся обратно к каталке, схватил с них простыню и завернулся в нее по грудь.

Юлия выглядела просто обворожительно. Расстегнутый на две верхних пуговицы китель, мокрые густые пряди черных волос, энигматичная, обольстительная улыбка и огнем пылающие черные глаза скрывали в себе какой-то немой вызов.

Кончики ее волос слегка подрагивали, зрачки расширились, повлажневшими губами она пыталась что-то шептать, а часто вздымающаяся грудь выдавала крайнее волнение, перемешанное с необъяснимым, необузданным, диким желанием.

Господи, если это сон, то пускай он продлится еще чуть-чуть! – думал Андрей.

И Юлия, будто уловив его сигнал, сделала несколько коротких шагов, грациозно покачивая бедрами, и оказалась лицом к лицу с превратившимся в каменное изваяние Андреем. От нее пахло шоколадом, - о, Боже, какой это вкусный запах!

Я хочу ее! Я хочу ее съесть, я хочу ее облизывать, - не стыдясь и не удивляясь исторгаемым возбужденной фантазией мыслям, он разжал кулак, и простынь соскользнула на пол.

- Ты нужен мне, - проговорила она тихо, и вмиг в голове у Андрея стало пусто. Никто еще ни разу в жизни не говорил ему ничего подобного. Он обнял ее, их лица сблизились, и его губы стали искать ее. Он еще никогда в жизни не целовался, да и видел как это делается, только на фотографиях…

Поцелуй принес ему легкость и, одновременно, заставил все тело напрячься, будто он готовился к прыжку. Напрягся так, что задрожали ноги, и чуть не свело судорогой. Андрей почувствовал, как ее рука скользнула по его шее, нежно коснулась груди, страстно скребнула ноготками по боку, затронула пупок и опустилась ниже… Сладострастный вскрик помимо воли вырвался у него из груди.

О, Боже, еще ниже…

Объятый неистовым желанием, он все сильнее стискивал Юлю в объятиях, все сильнее целовал, будто пытаясь втянуть ее в себя. Девушка издала приглушенный сладострастный стон, не переставая ласкать Андрея. Не в силах более выносить сладкую муку нежных прикосновений ее пальчиков, юноша чуть отстранился и, с утроенной страстью силой рванул на ней китель, так что пуговицы разлетелись по всему отсеку. Оставалась еще майка, покрывающая две полусферы. Андрей ухватился за бретельки, силой потянул на себя и тонкая ткань с треском разошлась. Случайно сорвал с шеи жетон на серебряной цепочке, но она не обратила на это никакого внимания.

Восклицать "о, Боже!" ему хотелось постоянно и безостановочно. Ее грудь, плотная, азартно вздернутая вверх тут же оказалась в его руках и он почувствовал, как ее тело пробивает мелкая дрожь. Он гладил, мял ее, целовал, пока не почувствовал, что она толкает его на каталку. О, да… Не прекращая целовать торчащие соски, он позволил уложить себя на каталку и накрыть себя трепещущим телом.

В какой-то миг он почувствовал, как внизу помокрело, но они не обратили на это никакого внимания. Все это было верхом блаженства, который только можно было себе представить, до тех пор, пока он не почувствовал, что-то лишнее. Что-то щекочет его язык, щеки, не дает открыть веки... Колкий ужас вдруг обуял им и уже в следующий миг он завопил как сумасшедший, принявшись размахивать руками, извиваться. В конце концов ухватившись за какой-то отвратительный, скользкий отросток, Андрей стянул со своего лица ослабевшее, а скорее всего умершее существо – то самое, которое на него положил Михалыч. С отвращением отбросил его в сторону, ощущая дурной привкус во рту. Затем поднялся с операционного стола и посмотрел на свое ложе.

Значит, все-таки сон…

- Очухался? – послышался насмешливый голос Мыхалыча. – Ну и как?

- Неплохо, - переводя дыхание, опершись на свою каталку, ответил Андрей. Это было поразительное ощущение: его лицо посвежело, мышцы тела набрались новой силой.

- Ну, вот. А ты говорил "врач, врач". Это Юленьке скажи спасибо, когда вернется – последнего "осьминога" на тебя не пожалела. А сны он хорошие подсылает, правда? – заговорщицки подмигнул Михалыч, покосившись на темное пятно чуть пониже ширинки, заставив Андрея густо покраснеть щеками. – Хитрые твари. Мне вон, что не раз, то вареники домашние навеивает. Просыпаешься, а в желудке марш. Кстати, есть не хочешь?

Но есть Андрею совсем не хотелось. Он думал о Юлии, все прокручивал в голове видение и чувствовал, как сердце бьется все сильнее и сильнее. Рассеяно блуждавший по отсеку взгляд Андрея вдруг зацепился за что-то блестевшее на полу возле колеса каталки. Присмотревшись, парень обнаружил, что это пуговицы с кителя, а рядом с ними обрывок цепочки с кулоном в виде кольца с расправленными внутри крыльями

* * * *

Дорожное полотно, успевшее за три с половиной десятилетия отвыкнуть от каких-либо нагрузок и смириться с теми обездвиженными грудами железа, что достались ей от "ядерного мая", в эту минуту дрожало и покрывалось паутинными трещинами под весом трех тяжелых машин. Для нее – давно не вкушавшей такого кайфа шестиполосной магистрали, это было сродни массажу, разминающему старые кости и заставляющему кровь течь быстрее.

В прожекторах уже не было никакой нужды – утреннее зарево достаточно освещало дорогу. Отчаянно стремясь спастись, экипажи машин, не сбавляя скорости, мчались сквозь прогнившие остовы легковушек, словно обезумевший бизон, расталкивая, сминая или подкидывая их в воздух.

С открытыми на всю дроссельными заслонками и вдавленными в пол педалями акселераторов, они неслись во весь опор, наперегонки с неумолимо наматывающей круг за кругом злокозненной секундной стрелкой. Неслись как угорелые, выжимая из старых двигателей последние силы.

Но время у них явно выигрывало.

- Елки, ну и где этот Яготин?! – остервенело переключая передачи, прогудел Секач. – Ты же еще полчаса назад говорил, что до него всего пять километров!

- Не мандражуй, Секач, успеем, - уверенно, будто это он решал, когда солнцу взойти и когда садиться, сказал Крысолов. – Если бы не чертов блокпост, давно уже прибыли бы на место – от Березани до Яготина всего же тридцать километров пути.

- А если не успеем, Кирилл? Может, мы уже его проехали?

- Серега, ты, главное, не наводи тоску, ладно? А то ты как скажешь свое "может", так и жить больше не хочется. Не проехали мы, вон за тем поворотом должен быть перекресток.

Не выпуская из рук карту и силясь не замечать как в бескровном утреннем небе появляются раскаленные цепи, медленно подымающие из преисподней дышащее жаром солнце, Крысолов вглядывался вдаль суженными от напряжения глазами, выискивая в размытых утренней дымкой темных силуэтах на горизонте хоть какие-нибудь признаки города. Вглядывался до появления искр перед глазами, заставляя самого себя верить в то, о чем только что сказал Секачу. Но кроме давно брошенных заправочных станций, запыленных придорожных кафе и закусочных, некогда стилизованных под старинку – с плетеными заборчиками, горшками и кувшинами на столбах, а на парковках словно с искони стоявшими там деревянными телегами – дорога ничем не подсказывала о приближении к городу.

Лишь по чистой случайности, в бесполезно валявшемся у обочины, насквозь проржавевшем куске жести, погнутом и словно кем-то погрызенном, Кириллу Валериевичу удалось разглядеть несколько не задетых коррозией букв и цифр, изначально не внесших в его мысленную круговерть никаких разъяснений. На нем значилось: ...а... ков 380, П… ав… 288, а в низу - …оти… 2 и стрелка, указывающая налево.

Он на мгновенье закрыл глаза, дабы запечатленная на ходу картинка как можно четче отпечаталась в его мозгу. Особенно цифры, ведь головоломку с недостающими буквами в словах на ржавом указателе он уже решил, это оказалось не так уж и сложно: Харьков, Полтава и Яготин. До последнего, если верить указателю, всего 2 километра.

Это было бы просто замечательно, - думал он, - будь хоть какая уверенность, что этот указатель был установлен там же, где он его увидел.

Внезапно огромная сизая тень мелькнула в боковом окне.

Крысолов, затаив дыхание, прильнул к стеклу и отгоняя дурные мысли, всмотрелся в сосняк, ржавыми гвоздями упиравшийся в утреннее небо. На какое-то мгновение тень снова появилась, плыла рядом с кабиной "Чистильщика", но сколько бы Крысолов не прижимался к стеклу, увидеть то, что откидывало эту тень, ему не удавалось. А в следующий миг она снова скрылась из виду.

Легион или крылач? Господи, легион или крылач?

- Кирилл, - затрещала рация голосом Тюремщика – подавленным и встревоженным: - Берегись, у тебя крылач, чтоб ему пусто было.

- Черт! – не сдержался Крысолов, ударив кулаком по обшивке двери. - Только этого еще не хватало.

- Крылач? – округлил глаза Секач, смотря на зажатую в руке Кирилла Валериевича рацию так, будто переспрашивал у нее.

- О-о-о, хрень, он что-то подымает! – закричал в рацию Тюремщик. - Кирилл, змеись, их там пара!

Крылачей вояжеры ненавидели больше всех остальных ползающих и летающих тварей. Эта перепончатокрылая бестия, получившаяся то ли в результате удачного научного эксперимента, то ли выведенная селекционным способом самой природой, взяв пропорции и форму тела от бурого медведя и обзаведшаяся крыльями размахом до семи метров, играючи могла поднять в воздух обломок бетонной плиты и швырнуть ею по машине. Разумеется, в момент, которого никто не ожидал, и целиться она будет именно в кабину, по этому поводу можно было не питать никаких иллюзий.

Внезапность – их конек. Худо, если водитель не успеет вовремя заметить атакующую с воздуха громадину и сманеврировать. Сброшенная с двадцатиметровой высоты бетонная глыба, могла запросто продавить даже самую укрепленную крышу. А посему если вовремя не дать перепонокрылу отпор, рано или поздно очередным "авиаснарядом" он расплющит кабину в блин. Во всяком случае, именно к такому выводу пришел Крысолов после многодневных кропотливых исследований образа жизни и действий этих существ. Как и к тому, что выживание многократно усложняется, если крылачи, обычно живущие поодиночке, группировались для достижения общей цели. Например, для уничтожения трех движущихся по шоссе машин.

- Дама пик, - наугад выдернув из колоды карту, почти беззвучно сказал Тюремщик, выключив рацию. – Ёпти, дурная примета.

Бешеный, обычно относившийся ко всем этим Тюремщиковским суевериям с нескрываемым скептицизмом и насмешкой, считая своего друга мнительным и расположенным ко всякого рода заблуждениям, в этот раз посмотрел на карту в руках напарника как на неприятное предзнаменование.

- Всем машинам – боевая готовность, - приказал Крысолов. – Тюрьма, выпускай "Разведчика", город должен быть в двух километрах налево, пусть найдет место для стоянки. Времени… двадцать четыре минуты максимум. Стражникам занять позиции! Вести огонь только с ближних и средних дистанций! И прикрывать, мать вашу, разведку, а не только свои гнезда!

- Ну наконец-то! – радостно воскликнул Сашка, услышав отданную команду. – А я уж думал только вшивых мизерников истреблять будем.

Выполнив норматив по одеванию в защитный костюм, как ему показалось, в два раза быстрее обычного, по-мальчишески задиристо толкнув педаль, превращающую многофункциональное кресло в ступени, Рыжий с готовностью пионера дернул свисающий с потолка шнур. Не дожидаясь, пока капсула полностью растянется, вскочил на верхнюю, самую широкую ступень и, с замиранием сердца, открыл люк.

Горячий поток, ворвавшись в шлем через отверстия в воздухообменнике, обдал жаром его лицо, ворвался в легкие, сбив с ритма дыхание, вынудил закашляться, а глаза неприятно заслезиться.

Сначала Саша исступленно мотал головой из стороны в сторону, пытаясь найти положение, в котором он прекратил бы себя чувствовать, будто всунулся по пояс в гигантский пылесос, но потом понял, что таким способом он вряд ли добьется желаемого результата. На скорости воздушные потоки попросту не могли обойти торчащий над ровной поверхностью крыши торс.

Саша уже даже был бы не прочь опуститься назад в базу, хотя бы для того, чтобы отдышаться и морально приготовиться для очередного поднятия, как вдруг сзади послышалось звонкое стрекотание пулемета и что-то больно хлобыстнуло его по спине. С такой силой, что он едва не проломил себе грудную клетку о край люка, а головой не пробил доселе не раскрытый ящик с пулеметом.

Первая мысль, опередившая поворот шеи – по мне чем-то бросили. Чем-то увесистым, но не твердым как бетонная плита, иначе с целостностью грудной клетки пришлось бы распрощаться навсегда. Понимание истинности ситуации пришло достаточно быстро: по нему ничем не бросали, его пытались с разгону схватить когтями и вытащить из капсулы, и лишь благодаря бдительности одного из стражников "Форта", крылачу этого сделать не удалось. Он взмыл ввысь.

Однако вид второй пташки с бревном в лапах, метрах в двадцати за плечом, заставил его, позабыв обо всем, поспешно хвататься за рукояти ящика и дергать на себя с такой силой, что выпрыгнувший на пружинах станковый пулемет едва не отшиб ему руки.

Орудие вставало в специальный паз и могло вращаться на шарнирах вокруг капсулы, обеспечивая тем самим круговой сектор для обстрела. Это был огромнейший плюс данной конструкции, поскольку первые капсулы обеспечивали огневой радиус лишь на 120 градусов, дабы случайно не застрелить стражника из соседней базы, и тем самым практически лишали возможности оглянуться назад. Теперь же можно было кружиться хоть до упаду.

Один полуоборот, одна короткая очередь… но тварь в последний момент извернулась и трассирующие пули ушли в небо. Сашка обматерил себя и приготовился снова спустить курок, взяв крылача на прицел, но запущенное крылачом подобно бите в городках бревно, вращаясь и подпрыгивая, заухкало ему навстречу по крыше Базы-2. Время для раскрывшего во всю ширь рот и глаза Саши будто приостановило свой ход. Оцепенело уставившись на приближающуюся "биту", он не смог заставить себя даже пошевелиться, уже не говоря о том, чтобы нырнуть в капсулу. Он лишь забвенно смотрел, как выпущенное из лап бревно приблизилось и с завывающим "Ух-х-х" пролетело в нескольких сантиметрах у него над головой, щедро усыпая его трухой и гнилыми ошметками коры.

После того, как бревно скатилось на асфальт, ему захотелось перекреститься и поблагодарить Всевышнего за спасение, но потом понял, что это было лишь вступление к первому акту.

Ведь если ему поначалу и пришла в голову бредовая идея, что раз уж чудище сбросило "бомбу", то оно незамедлительно должно отвязаться от него, то спустя мгновение он понял, что все далеко не так. Разъяренная тварь взметнула вверх и в сторону. Кто-то пальнул по ней с "Форта", но сверкающие пули тоже прошли мимо.

- Ну и живучая же, блин, уродина! - скорчил кислую мину Саша, следя за тем, как крылач, описав над заостренными верхушками деревьев кривую дугу, скрылся за пологим холмом.

Из последней базы, на ходу, громко взревев мотором и брызнув искрами от удара "кенгурятником" об асфальт, выскользнул "Разведчик". Развернулся на месте и с проворством юркого грызуна, обогнав и посигналив "Монстру" с "Чистильщиком", начал быстро удаляться, вертко обходя ржавые препятствия.

Но не успел отъехать и на полкилометра, как из-за раскинувшегося вдоль дороги пригорка, похожего на исполинского ежика благодаря остроконечным шпилям сухих деревьев, показалось сразу два крылача, с зажатыми в когтях бревнами. Судя по размеру бревен, вес они имели не малый, что не сулило ничего хорошего для того, на чью голову должны были падать. Издав пронзительный крик, один из крылачей сбросил свою ношу, целясь аккурат в кабину "уазика", и бревно немедля начало свободное падение.

- Ха! – выкрикнул Сашка, когда "Разведчик", вывернув в последний момент, вильнул в сторону, и бревно, словно упавший с небес заточенный карандаш, так и осталось стоять, вонзившись в дорогу. – Вот вам гребаные уроды! – Он согнул руку в непристойном жесте.

Второе бревно полетело сразу же за первым, и в этот раз зажатая в руке Тюремщика пиковая дама вздрогнула – часть деревянного ствола ударила "Разведчику" по крыше, и уазик, подпрыгнув словно на пружинах, резко свернул к обочине.

Издали не было видно, куда именно угодило сброшенное бревно, но всем, кто наблюдал за его падением, отчаянно хотелось верить, что пришлось оно не по водительскому месту. Куда угодно, но только не по нему, иначе шансов выжить у лихого татарина практически не оставалось – на вид бревно весило, по меньшей мере, килограмм под триста.

- Господи, Коран!

Поднеся рацию к лицу, Крысолов выкрикивал имя сталкера, приваленного бревном в замершем между опрокинутой автоцистерной, издали похожей на гигантскую сосиску, и изъеденным ржавчиной бульдозером, но в ответ слышался только сухой треск и шипение радиопомех.

Какое-то время он еще тешил себя мыслью, что возможно повреждена антенна на крыше "Разведчика", но чем ближе они подбирались к покореженному уазику, тем яснее становилось, что антенна здесь ни при чем. Крыша в передней части была вмята настолько, что фактически прижалась к спинкам сидений. Поверить, что Коран, если только он вовремя не заметил атаки и не покинул борт на ходу, мог после такого выжить, было очень сложно. Ведь "Разведчик", в пользу скорости и маневренности, не был укреплен ни каркасом безопасности, ни дополнительными пластинами и решетками. У него даже оригинальные запчасти были заменены на облегченные, в частности крыша…

- Остановишь! – перекрикивая пулеметное стрекотание, скомандовал Кирилл Валериевич Секачу, когда до "Разведчика" оставалось около двадцати метров.

- Но, Кирилл, рассвет…

- Останови, я тебе говорю! – крикнул Крысолов и поднял к губам рацию: - Мужики, мы останавливаемся, а вы продолжайте движение. За тем поворотом будет перекресток, поворачивайте налево. Мы догоним.

- Кирилл, ты…

- Борода, я все сказал! – оборвал командира БМП Крысолов. – Ищите место. Времени около семнадцати минут осталось. Давайте, давайте же, шевелитесь, чертовы клоуны!

Боже, надеюсь этот город не будет так же раскатан, как Березань! – мысленно обратился Кирилл Валериевич к Всевышнему: - Хоть бы в нем было место, куда можно укрыться!

Тем временем первый крылач, чей снаряд остался стоять вертикально в точности на двойной разделительной полосе, словно столб для дорожного указателя, сделал круг над движущимися машинами и, сноровисто уклоняясь от летящих в него пуль, снизился и подхватил бревно, собираясь повторить атаку.

- Крысолов готовится к выходу, - глядя как впопыхах облачался в свою "защитку" Кирилл Валериевич, обратился к остальным членам экипажа по внутренней связи Секач. – Братки, прикройте командира.

- Прикроем, прикроем, не волнуйся, - заверил его кто-то. – Стражники постараются уж.

Нахлобучив шлем, Крысолов выдернул закрепленный в специальном пазу "калаш" и, не дожидаясь полной остановки машины, толкнул дверь, впуская в кабину разогретый воздух.

Пулемет на крыше, бивший до этого короткими очередями, перешел на непрерывный огонь. Крылач с бревном возвращался, чтобы закончить начатое. Крича диким зверем от дырявящих крылья пуль, крылач спикировал над остановившимся тягачом и, более не пытаясь вилять между блистающими на фоне зреющего утреннего неба трассерами, скинул бревно, целясь в уазик.

Контрольный…

Крысолов на какой-то миг застыл у трапа в нерешительности. В его голове стало темно и пусто. Если это толстое, имеющее больше полуметра в диаметре бревно рухнет на то же место, что и в первый раз, резон проверять жив ли Коран отпадет сам по себе.

Но время снова как бы замедлило свой ход. Паузы между выстрелами стали удлиняться, крик изрешеченного крылача, становился все басовитее и грубее, будто запись на затянувшем ленту магнитофоне, а летящее бревно будто летело не по воздуху, а продиралось сквозь толщу воды.

Когда снаряд приземлился, громко ударившись оземь, Крысолов невольно втянул шею и глупо осклабился.

Можно было вздохнуть с облегчением. Если бы брошенное крылачом бревно, перекувыркнувшись в воздухе, перед самым приземлением приняло бы горизонтальное положение, проверять, что там с Кораном, ему действительно не было бы уже никакой необходимости. Кто-то сказал бы: как такое может быть? Чтоб два раза упасть на торец? Ни за что не поверю. Ну и на здоровье, но у фарта странное чувство юмора. Но в этот раз оно раскололось на несколько частей, брызнув фонтаном щепок.

Теперь можно было еще раз вздохнуть с облегчением – расстрелянная стражниками тварь, словно ощипанная курица, вдруг часто-часто замахала порванными крыльями, из последних сил стараясь цепляться за воздух, но обессилев, камнем полетела вниз. Больше не взмахивая крыльями и не издавая никаких предсмертных воплей, крылач с характерным треском проломил просвечивающуюся от проеденных ржавчиной дыр крышу "Туриста" и вольготно развалился на задних сиденьях единственным пассажиром.

Но Крысолову было не до вздохов. Подобно берущему с авианосца разгон истребителю, он рванул с места, несколькими, поистине громадными шагами он обогнул опрокинутую посреди дороги автоцистерну, и, подскочив к уазику, обеими руками схватился за ручку на покореженной дверце. Несколько раз с силой потянул на себя. Ударил, снова потянул. Дверца не поддавалась.

- Коран! Коран!!! – кричал он, слепо нашаривая ручку задней дверцы.

Все надежды на то, что Коран покинул борт до того, как на него свалилась трехсоткилограммовая тяжесть разбилась в прах при одном только виде забрызганных кровью стекол. Самого же Корана было видно лишь отчасти – крыша спереди была прогнута настолько, что разложила спинки сидений. Из-за руля виднелись забрызганные кровью штаны и подрагивающая рука.

С другой стороны машины появилась темная фигура Секача с выведенной на шлеме красным эмблемой в виде перекрещенных серпа и молота, которая всегда вызывала у Кирилла Валериевича непреодолимое желание окунуть Секача в бочку с черной краской.

- Он жив! – радостно закричал Секач, приподняв край искореженной крыши с пассажирской стороны. Через узкое забрало шлема выражения его лица Кириллу Валериевичу не было видно, но и без того ясно, что тот не просто рад – он весь светится от счастья. Это значило, что Коран жив.

- Я здесь. – Его окровавленная рука слегка шевельнулась.

- Успел, бродяга, залечь! – так же радостно выкрикнул Секач. – У-у-у, водила, мать твою так! Кирюха, тяни дверь, я крышу подержу!

Похоже, что азиат все-таки не так уж и прост, как это могло показаться попервоначалу. Живуч оказался, зараза! И Слава Богу!

И все бы хорошо, все бы просто замечательно, если бы не жгущее головы восходящее солнце и не возникшая где-то на полпути между "Чистильщиком" и ближайшим холмом широкая тень второго крылача.

Первое несло смерть без умысла, ведь, по сути, у него не было выбора – оно выполняло свою работу, как и за миллиард лет до сего утра, и как, вероятно, еще многажды будет ее выполнять с той же неизменной педантичностью. И на то, как пагубно оно влияет на человека, собственноручно сжегшего небеса, ему, по всей видимости, было и будет наплевать. Что касается второго, то тот, по всей видимости, решил во что бы то ни стало завершить дело собрата и уничтожить экипаж хотя бы одной машины.

Подобно летчику-камикадзе он устремился на врага. Понимая, что ему уже все равно не найти укрытия от безжалостно палящего солнца, крылач, с увесистым камнем в лапах, бесстрашно летел навстречу пулеметам. И хотя его яростный вопль звучал уже не так устрашающе, как когда их было двое, тем не менее, по взмокшей от пота спине не может не пробежать холодная дрожь.

Нарушая отданый Крысоловом приказ, стоявшие за пулеметами стражники открыли огонь, не став ждать, пока тварь приблизится на среднюю дистанцию. Первым, кто ослушался приказа, был молодой сталкер по прозвищу Лек. И хотя знал, что трепки ему не избежать даже в этой ситуации, казалось бы вполне себя оправдывающей – ведь не иначе как самого Крысолова прикрывал – он не сдержался и нажал на курок. А затем и остальные стражники, подобно спортсменам на беговой дорожке, совершившим фальстарт интуитивно, заметив, что кто-то дернулся раньше, чем прозвучал свисток, также принялись расстреливать порхающую тварь. Большая часть с особым усердием вылитых укрытскими мастерами пуль ушла в молоко, но нескольким все же удалось поразить главную цель.

Крылач задергался, будто кто-то прикоснулся к его оголенным нервам, чаще замахал левым крылом и сменил свой первичный курс, решив сделать круг и подойти с тыла.

- Как же ты меня затрахал, чертов летака! - выругался Лек, следя за тем, как тварь начала отдаляться.

Решив, что пулемет с такой дистанции малоэффективен, он с негодованием упаковал его обратно в ящик и, не обращая внимания на жгучую боль в спине, будто кто-то засыпал ему за шиворот раскаленных углей, согнулся, пошарил рукой внутри капсулы и вытащил свое любимое оружие.

- Ну, - довольно ухмыльнулся он, - покажи мне еще, как ты умеешь летать!

Парень, лет которому было чуть больше двадцати, считался талантливым стрелком и опытным, как для своего возраста, сталкером. Имел много успешных выходов на поверхность, в том числе для прикрытия групп ученых, и это при том, что у него вот уже три года как не было левого глаза – вечное напоминание о первой вылазке…

Крысолов, - чего уж тут греха таить, - после того случая даже думал перевести его на другую должность, а то и вообще от службы отстранить. Но как-то сумел выпросить бедолага себе второй шанс доказать, что не все еще для него потеряно. И хоть заместо левого глаза, который ему выела брызнутая сколом кислота, он носил на одетой наискось шлейке круглую резиновую заглушку а-ля морской пират, закрывавшей дыру в черепе, это отнюдь не помешало ему обрести славу отличного стрелка.

Мудрено ли, что только ему была доверена единственная из уцелевших в Укрытии винтовок с оптическим прицелом? И пускай возраст "старушки" уже подходил к столетней отметке, и вид она имела архаичный, свою работу Gewehr 43 в умелых руках выполняла на все сто. И в сложных ситуациях, когда прикрывать группу нужно было с дальних дистанций, аналога старой немецкой винтовке не было.

Правда дряхлая, капризная старушенция была не всем по зубам. Лишь старому оружейнику Юххе, любившему ее всей душой, удалось укротить строптивую немку. А после того, как он умер пару лет назад, она словно выражала свой протест перед другими стрелками, то заклинивая, то стреляя совсем не по цели. И даже Леку, которому оружие также пришлось по душе, обучение стрельбы с оптикой далось даже не с двадцатого раза. Едва лишь разобрав и собрав винтовку раз сто, и в точном соблюдении с записями старика проведя ее чистку, смазку и подгонку, ему удалось кое-как завоевать железное сердце ветеранки, по злой иронии судьбы в свое время отбиравшей жизни у солдат Красной Армии. О ее судьбе и петляющем жизненном пути, приведшем в итоге к Укрытию, можно сложить целую историю.

Лек принялся "нащупывать" в прицеле летучую тварь. Он должен был положить пулю непременно в голову, попадание в туловище крылач бы просто не заметил. Однако стрелок никак не мог поймать чудовище в перекрестье, после отчаянной пальбы из пулемета перенапряженные руки мелко дрожали. Нужно было принять устойчивое положение. Снайпер поспешно улегся на крышу, широко разведя ноги и опершись на локти.

- О, вот это дело! – обрадовался приникший к прицелу Лек, когда голова летящей твари оказалась надежно "зажата" между остриями трех черных полосок. – Пли! – сам себе скомандовал снайпер, инстинктивно выбирая момент между ударами сердца, и плавно вдавил спусковой крючок. Маленький кусочек свинца яростно громыхнул, покидая ствол, и устремился к тому месту, где Леком ему была уготована встреча с черепом крылача. Сделано! Карминовый фонтанчик вырвавшийся из правого виска твари превратился в едва различимое кровавое облачко. Кто-то еще стрелял по инерции из пулеметов, но в этом уже не было нужды. Гигантские кожистые крылья застыли, так и не завершив взмах, а в следующее мгновение безвольно обмякли, и массивная туша крылача вслед за выпавшим камнем устремилась навстречу земле.

Лек ликовал! Он был просто вне себя от радости! Еще бы одним выстрелом снять крылача! Он уже представлял себе, как по возвращению домой будет рассказывать салагам из "учебки" как одним выстрелом снял крылача. Нет, не так: как он одним четким, точным выстрелом, экономя последние боеприпасы, вышиб не какому-то там мизернику или гребаному банкиру, а самому фантому мозги! Ох, как они разлетались в разные стороны! Как выплеснутая манная каша. С какого расстояния? Да, метров с пятидесяти, не меньше. А то и все шестьдесят! Пулеметчики что делали? Да ничего, собственно, палили себе в небо, им-то что? Патроны не они ведь чеканят! Нет, попадали конечно, вон первого крылача завалили. А второго я грохнул. Тоже хотите так стрелять? Ха, щеглы еще, проживите для начала с мое, тогда и научитесь.

Вскочив на ноги, ликующий Лек принялся исполнять посвященный поверженному крылачу, незамысловатый победный танец, состоявший по большей части из ритмичных движений тазом и размахивания руками. Новоиспеченный герой слишком увлекся хореографией и не обратил внимания на то, что "Чистильщик" тронулся с места. Даже легкого сдвига "Форта" под ногами оказалось достаточно, чтобы парень, совершив неудачный пируэт, потерял равновесие и полетел с крыши прицепа на асфальт

Натужно взвыв, "Чистильщик" рванул вперед, подняв в небо столб черного дыма. А пританцовывающий Лек слетел с крыши с такой же непринужденностью, как слетает с тарелки в мусорное ведро недоеденный кусок мяса. Все его попытки уцепиться за край гладкой крыши, как и надежда но то, что его крик кто-то услышит, свелись на нет. Даже если б и было за что ухватиться, то продержаться, повиснув где-то между краем крыши и убегающим асфальтом долго ему все равно не удалось бы. Равно как никому не удалось бы услышать его ор, ведь в последнем отсеке, кроме него больше никого не было, а в соседнем – медблоке – вряд ли кто-то стал бы прислушиваться к наружным звукам.

Так или иначе Лек, здорово шлепнувшись об асфальт спиной и по инерции кубарем прокатившись несколько метров, с минуту извивался, лежа на спине, как ошпаренный, хватая ртом воздух и пытаясь закричать. А когда его легкие, будто сдавленные прессом, отпустило, из гортани вырвался нечеловеческий вопль. И если бы не видеть, как посреди дороги бьется, словно в агонии, тело юного стрелка, можно было подумать, что это взвывают к небу тлеющие остатки машин.

"Чистильщик" скрылся из виду быстро. Гораздо быстрее, чем Лек понял, что он уже никогда не сможет рассказать салагам из "учебки" как он снял одним выстрелом крылача, в то время, как пулеметчики расстреливали облака.

* * * *

Крысолов пытался уснуть, удобно устроившись на расстеленном поверх капота "Чистильщика" любимом матрасе, старость и грязь которого отнюдь не мешали чувствовать себя так же комфортно, как в гостиничном люксе.

Да вот только сон не шел. Уже который день Кирилл Валериевич не мог заснуть, как бы не старался. Едва ему удавалось сомкнуть глаза, как дурацкие мысли, словно вороны, дождавшиеся когда уберут огородное пугало, налетали на него со всех сторон. Сколько у нас топлива? Сколько мы истратили патронов? Какое состояние машин и криокупола? Каков дальнейший план?

Но это было бы еще полбеды, если бы вслед за этими пернатыми, не вгрызались бы в сердце Кириллу Валериевичу так нелюбимые им, несущие с собой только сомнения и разлад, крысы. Сначала пробиралась одна, самая шустрая, но Крысолов не даром получил свое прозвище. Прибить ее не составляло ему никакого труда, что он и делал. Но когда их становилось все больше и больше, когда они уже не пользовались лазейкой первой крысы, а начинали прогрызать свои ходы и Крысолов не успевал их уничтожать, он сдавался…

И тогда это начиналось…

Для чего мы вообще едем в тот Харьков? (одна крыса) Посмотреть на кормящихся христовым именем нищих? (вторая) Уверить их, что они не одни в этом мире? (третья, четвертая) Подбодрить их, мол, выберемся, не мандражуйте, ребята! (сразу несколько) Посидеть с ними у костра, выслушать их длинную и, несомненно, грустную историю выживания, а потом поделиться своей? (еще пара) А в конце – вот вам презент, так сказать, от старшего брата – ящик патронов и пулемет, отстреливайтесь на здоровье! (снова несколько) А ведь был прав генерал Толкачев. Определенно в чем-то был прав. (много и крупных) Мы выполняем всего лишь роль того проклятого, что шел к нам с весточкой из Харькова, не так ли? (прорвались…) Различие скрывалось только в том, что харьковчанам было наплевать на жизнь того бедолаги. Дойдет – так дойдет, а не дойдет… Раз уж они наладили с ними контакт, а другими словами – приручили этих полулюдей, то они могли отсылать их и десятками. Сотнями. Через каждых два дня отправлять в Киев гонца, или не так? А мы – что? Мы взяли самые лучшие машины, самых лучших бойцов, и на каждом шагу рискуем их жизнями. А ради чего, собственно? Почему они из Харькова, если им так нужно, не выслали караван своих "друзей"? Кого-то бы убили, но и кто-то вернулся бы обратно если не с патронами, то хотя бы с информацией. А так получается, что это нам нужно? Зачем? Я не видел пустых, безнадежных лиц и выплаканных глаз? Навиделся за свое, не всякому врагу желать. Так зачем?! (много-много крупных, серых, хвостатых крыс) Почему бы нам не развернуться, пока еще не поздно, и валить отсюда к чертовой матери? А? Что скажешь? А если кто-то в Укрытии снова проголосует за экспедицию – флаг им в руки и древко в задницу! Валяйте! Наберите команду сами и давайте, покажите всем насколько вы круты! Спасатели, мать вашу! Дотяните хотя бы до Полтавы не обоссавшись. Василий Андреевич? А что Василий Андреевич? У него просто свое мнение, вот и все. Старик надумал на старости лет совершить доброе дело? Да ради Бога! Но только не подвергая смертельной угрозе еще жизни двадцати человек. Пускай бы прислушался, когда говорили, что нужно отправить "Бессонницу" одну, ведь она и уязвима меньше по сравнению с грузовиками, и маневрировать ею легче, и место для дневной стоянки находится проще. Да и экипаж у нее скромный – всего три человека, с десантом – семь. Василий Андреевич и еще шесть безумцев. Уверен, такие найдутся. (крысы обрели небывалых размеров, но вдруг сжались, затрепетали и шмыгнули во все стороны, как тараканы от света)

Это вошел другой крысолов.

А что ты будешь делать, а? (защемились крысы во все углы, отвратительно запищали) Что ты будешь делать, громила ты херов, когда уже дряхлый старик сядет за руль БМП? Помашешь ему платочком, перекрестишь вслед и пойдешь со спокойной душой спать на своем гребаном матрасе, зная наверняка, что тот уже не в состоянии ни стрелять, ни драться? (все меньше…) Успокоишься, что тебя миновала сия чаша и Совет тебя не тронул, как никогда не трогает? (…и меньше) Будешь дальше воспитывать своих курсантов, не задумываясь для чего ты это делаешь? (… и еще меньше). А что будет через месяц-другой, знаешь? Знаешь, что случается, когда человек дни и ночи напролет прислушивается к звукам – а не лязганье ли это гусениц слышится вдали? Ты же возненавидишь себя! Возненавидишь, потому что с каждым днем все явственнее будешь понимать, что ты нужен был там, что те люди нуждались в тебе, но ты побоялся…

Побоялся?! Ты что это, вправду? (три черных крысы остановились, развернулись)

Не обманывай себя хотя бы сейчас – да, побоялся! (кыш…) Попытке найти проточную воду ты предпочел медленное испарение из пересыхающей лужи.

Проточную воду? О, друг, да ты никак философ, я погляжу. (те же крысы, на одну меньше) Оптимист, значит? Считаешь, в Харькове тебе медом намазано? Все еще веришь, что мир можно вернуть людям? Если так, то ты смешон, ей Богу. И мне тебя истинно жаль. А почему ты не подумаешь, что твой ручей может иссякнуть быстрее, чем испарится, как ты назвал, моя лужа?

Почему же не думаю? Думаю. Но не обманывайся – тебе этого не хочется, так же как и мне. Ведь смерть не бывает одинаковой, и ты знаешь это отменно. Одно дело умереть, пытаясь выбраться из горящего котла еще и помогая при этом другим, и совсем другое – опустив руки, эгоистично низвергнуться в пучину. А ручей… Что ж, даже если он иссякнет, то за то время, что он тек, признай – он жил! Пока он бежит, он живет, понимаешь? Он живет, а не бессмысленно испаряется! Живет… Живет… (больше ни одной)

Крысолов уснул. После нескольких поистине тяжелых дней, сначала посвященных подготовке к экспедиции, а теперь уже и во время ее продвижения, ему наконец удалось уснуть. И крысы больше не донимали его.

Снился пляж и набегающие на него белые барашки волн. Он никогда не видел моря вживую, но откуда-то знал, как шумит прибой. Как кричат чайки. Как поглаживает лицо легкий теплый бриз. Как бегут где-то в вышине белые пушистые клочки туч. Как мягко и приятно шевелится под ногами золотистый песок. Как заманчиво шелестят широколистные кипарисы.

Господи, какая же это идиллия! Полжизни, не задумываясь, отдал бы чтоб только оказаться в этом месте не во сне. С разгону вбежать в это бескрайнее синее море, поднять в воздух мириады брызг и отдать все свое тело, без остатка, в объятия нагретых щедрым южным солнцем волн. И больше ничего не просил бы от жизни. Клянусь, больше ничего…

Господи, как же красив был созданный Тобою мир! Так бы и созерцал его до скончания дней…

Очнувшись, Крысолов первым делом взглянул на часы и был приятно удивлен – он проспал почти четыре с половиной часа. Неплохой результат. Все же лучше, чем надвинув на глаза кепку и скрестив на груди руки полулежать в запыленной кабине и отгонять от себя словно назойливых мух отрицательные мысли. И хотя в ногах даже после сна все еще чувствовалась тяжесть, прилив сил сон, безусловно, обеспечил.

- Спали? Счастливчик. А у меня бессонница уже с месяц. Крысы…

Приподнявшись на локтях, Кирилл Валериевич изумленным взглядом окинул забравшегося на переднее колесо трактора поникшего, изнуренного, с синими мешками у глаз то ли от недосыпания, то ли от всей прожитой жизни старика. Вспомнились слова Стахова, когда он рассказывал, как тот подслушал его разговор с одним из новичков. Что тут скажешь, умеет старик подкрасться незаметно, умеет.

- Что вы сказали? – выдавил Крысолов из себя, все еще находясь в дремотном состоянии, не в силах избавиться от мысли, что старик присутствовал не только здесь, на этом колесе, но и в его голове, наблюдая за разыгравшейся там баталии.

- Крысы, говорю, - поднял брови Василий Андреевич. – Только закрываю глаза, и вижу целые полчища. Как ж тут уснешь?

- Знакомо, - честно ответил Крысолов.

- У вас тоже такое бывает? – неподдельно удивился старый полковник.

- Если выражаться фигурально, то – да, бывает. Хотя чаще они имеют форму вопросительных знаков. – Крысолов приподнялся и сел, опершись спиной на решетку лобового стекла.

- Вопросы… Сомнения… Да-а-а… - будто погрузившись в мир прошлого, задумчиво протянул Василий Андреевич. - Рано или поздно они одолевают каждого человека, не говоря уже о тех, на кого возложена большая ответственность. Поверьте, Кирилл Валериевич, я понимаю вас больше чем кто-либо. И знаю, какие думы тяготят вам сердце. Но вам, в отличии от меня, еще не за что чувствовать вину. Вы все делаете правильно, и люди доверяют вам. А доверие – это самое главное, уж поверьте.

- А вы чувствуете за собой вину? – осторожно спросил Крысолов.

- Хм, - уголки рта у старика приподнялись. – Думаю, вы мне чертовски польстите, если не сочтете, что вся эта экспедиция существует благодаря мне.

- Я об этом не думал, - повел бровью Кирилл Валериевич. - Но даже если подумаю, уверен, не найду в ваших действиях вины. По-моему, никого насильно в экспедицию не заставляли записываться. Никого не принуждали, никому не угрожали. И, если мне не изменяет память, желающих было в два с половиной раза больше, чем мы набрали. Стало быть, люд сам принял решение, как и я с вами. За что вы хотите заняться мазохизмом своей совести я действительно не понимаю.

Старый полковник снова улыбнулся.

- Вы искренни и справедливы, Кирилл Валериевич. Наверное, за эту черту все вас и любят. Но, знаете ли, все же есть разница в поступках людей. Это немного не так, как в Библии, где любое нарушение закона, либо то убийство, либо выкуренная сигарета, есть один грех и отвечать за это все равно смертью. В жизни, между людьми, все по-другому. Ведь, думаю, вы не станете отрицать, что есть разница между тем человеком, что возглавляет экспедицию, и тем, кто спровоцировал ее существование? Кто родил ее. Как вы считаете, у кого из них петля на шее затянута больше? – и, не дожидаясь ответа, продолжил: - Не обижайтесь, Кирилл Валериевич, право, я не хотел вас оскорбить, но, думаю, даже если вы и провалите миссию, тьфу-тьфу - он поискал глазами деревянный предмет, чтоб постучать по нему, но не найдя ничего подходящего, забавно постучал себя по лбу, - проклинать вас никто не станет. А меня будут. Ведь не настаивай я на том, чтобы экспедиция существовала и, глядишь, все сидели бы дома, овсяные лепешки ели. А так я, старая калоша, во всем виноват, - он досадливо хлопнул себя по колену. - Вряд ли молодому Владимиру Ивановичу удалось бы убедить народ если бы я тогда не упрекнул Толкачева… - он отвел взгляд в сторону и Крысолову, изначально принявшему слова об субординации как упрек, теперь почему-то стало жаль несчастного, ссутуленного дедка, в которого превратился полковник Щукин. – Так что, товарищ начальник экспедиции, рано тебе еще грустить и жалеть о чем-то. Рано.

Старик заговорщицки подмигнул Кириллу Валериевичу и, опасливо подстраховываясь узловатыми пальцами, нетвердо соскочил на землю (и зачем влезал на то колесо вообще?), после чего неуверенной, какой-то кривой походкой подошел к разложившим костер дежурным и, спросившись, подсел к ним. Те охотно приняли полковника в свою компанию, предложили чаю. Но он то ли скромничал, то ли побоялся за дряхлое сердце, но разделить с дежурившими Тюремщиком и Бешеным удовольствие от чаепития отказался.

Крысолов задумался.

Зачем же он здесь, этот старик? Что он хочет найти? Для чего оставил дом? Неужели не наигрался еще в войнушки? Неужели захотелось на старости лет острых ощущений? Нет, в это не верится совсем. Тогда почему? Да потому, что полковник человек хоть и скрытный по натуре, - чему собственно удивляться совсем не стоит, - но у него же на лбу написано, что он так же, как и все, не смог бы жить нормально, если бы экспедиция ушла без него. Он бы увядал, пропадал бы, как забытый на поле после уборки урожая стебелек пшеницы.

Вопил бы, кричал бы… Не обходите меня стороной, не забывайте, не отворачивайтесь… Возьмите меня, у меня еще есть полный зерна колос… Я еще пригожусь вам. Не дайте мне сгнить.

И тут Кирилла Валериевича осенило. Вот! Вот, что всех их – ВСЕХ ИХ – без исключения, объединяет! Чувство, что своим участием они смогут помочь друг другу. Чувство, что каждый из них является звеном, создающим собой крепкую, прочную цепь! Чувство, что он не может остаться, потому что он больше нужен там, в экспедиции! И не важно, куда она направляется, да хоть на Чукотку, хоть на Аляску – это всего лишь фон. Это всего лишь повод, чтобы им стать командой. Чтобы прикрывать друг другу тыл, чтобы подставлять свое плечо тому, кто этого требует, и чтобы в итоге, сжавшись в один кулак, "пробить на фанеру" этот мир и еще помочь тем, кто нашел способ просить о помощи!

Был бы у него внутри прибор, измеряющий силу боевого духа – ей, Богу, сейчас бы он зашкалил. Но длиться этой радости было суждено не долго.

Кирилл Валериевич как раз дотронулся рукой до купола и, отметив про себя, что тот был лишь слегка теплым, удовлетворенно пробормотал "Вот и славненько, раньше соберемся", когда из одного из отсеков выбежал Секач. Он был настолько взволнован, что Крысолов первым делом подумал, что кто-то умер. Хотя "умер" сказано еще мягко. Скорее, будто Секач случайно поджег "Форт" и загерметизировал отсеки, предписав всем, кто там находился, смерть от удушья.

- Беда, Крысолов.

- Что случилось?

- Коран плох… и это… парня одного нет. – Его лицо все блестело от капелек пота, глаза бегали, как у неловко признающегося в любви мальца.

- Стоп, Серега. Давай по порядку. – Крысолов незамедлительно спрыгнул на землю и потянулся за матрацем, чтобы скрутить его в рулон и забросить за сиденье до следующего случая. – Что с Кораном?

- Плохо с Кораном. Михалыч говорит, что он слишком много крови потерял, нужен донор. Но сначала ему нужны анестетики или как там их… а их нет. Последнего ламара на мелкого этого истратили, ну, что его Тюрьма воспитывал. Ты же сам хотел, чтобы его быстро восстановили… Вот и…

- Быстро восстановить и лечить ламарами – это разные понятия. Пора бы уже знать. Скоро будут ими головную боль лечить, расточители, м-мать.

- Так Михалыч говорит, что это Юлька так решила. А ты вроде как сказал…

- Тоже мне, нашел чьи решения!.. – оборвал его Крысолов, но в следующую секунду остыл. – Так, ладно, а что за парень пропал? С чьего экипажа?

- С нашего. Парень в последнем отсеке дежурил. Леком кликали, помнишь такого?

- Конечно, помню, - лицо у Кирилла Валериевича потускнело, брови свелись к переносице. - Это ж наш Ворошиловский стрелок. Куда же он мог пропасть?

- Не знаю, - развел руками Секач. – Капсула его была открыта, а отсек – закрытым изнутри.

- Может, его крылач это..? – он провел большим пальцем по горлу.

- Да нет, - отмахнулся Секач, - ребята сказали, что это как раз он второго крылача и снял. Одним выстрелом. Мы как раз в машину садились, когда он ему мозги со "старухи" вышиб. А влезал ли он назад в отсек, никто не видел.

Со "старухи"? – задумался Крысолов и, плотно сжав губы, выпустил ноздрями воздух. – Значит, покидал-таки капсулу, гад.

- Вроде как грозовые тучи идут, - сказал Секач, заглянув в иллюминатор над головой Крысолова.

- Тучи это хорошо, - протянул Крысолов и сверился с барометром, - Это очень хорошо, - утвердительно повторил он, убедившись в правоте напарника.

Не говоря ни слова больше, он открыл водительскую дверь "Чистильщика", небрежно закинул матрас за сиденье, затем повернулся к напарнику и наткнулся на ничего не понимающий взгляд.

- Ты что, собрался идти искать его?

- А есть другие варианты? Или… - он специально выдержал как можно дольше эту гнетущую паузу, словно проверяя товарища на вшивость, – так поедем? Оставим его здесь?

- Но с чего ты взял, что он жив? Он пробыл под солнцем… - наклонив голову, Секач пригляделся к положению стрелок на часах скрестившего руки на груди Крысолова, указывающих три двадцать, и снова полными изумления глазами замерял начальника. – Больше восьми часов! Считаешь, он может выжить?

- Почему же не может? Ты забыл, как Сенька Дух в поле нашел где укрыться от солнца? А Лек – парень толковый, выживет, если захочет.

- Тогда я с тобой, - решительно сказал Секач.

- Ну тогда чего стоишь? Тащи баллон, резак, "Разведчика" я что, по-твоему, на обратном пути подбирать буду? Разбуди Бороду и давай, объявляй общее построение.

Но делать этого уже не нужно было. Большинство сталкеров сами высыпали наружу, обговаривая случившееся. И даже те, кто спал, услышав гомон, тоже присоединились к обсуждению, разжевывая новость в подробностях. Кто-то отрицательно мотал головой и, словно говоря о мертвеце, выгибал губы луной, время от времени отмахивался, как от пустой затеи. А кто-то наоборот, поглядывая в сторону Крысолова и Секача и догадываясь о чем они говорят, одобрительно кивал, время от времени тыча в оппонентов пальцами и указывая на дорогу. Мол, а если бы ты там оказался?

- Э, мужики! – окликнул Крысолов, и толпа тут же затихла. – Мы с Секачом выходим. Пока погода позволяет, попробуем найти Лека и вернуть "Разведчик". На все про все мы берем себе час. Если за час не вернемся, уезжайте. "Чистюлю" пускай ведет Бешеный. Старшим оставляю… - Кирилл Валериевич посмотрел на Василия Андреевича, хотев было бразды правления передать ему, но на фоне дюжих, здоровых ребят-сталкеров, он выглядел настолько уставшим и потрепанным, что назначить его на этот пост просто не повернулся бы язык. – Стахова. Никитич, - он обратился к вышедшему наперед толпы бывшему начальнику заставы, - тебе все понятно?

- Да, – ответил он.

- Значит, схема такая. Если у нас все выгорит, и мы справимся раньше часа, то на перекрестке оставим метку и, не заезжая в город, будем двигаться к следующей контрольной точке – Пирятину. До него шестьдесят километров. Думаю, если дорога будет нормальной, вы за часа три туда вразвалочку тоже доберетесь. Если вы метки не найдете, значит, мы либо застряли в городе, либо каюк "Разведчику". На всякий случай пускай Борода съездит проверит, если нас возле "уазика" нет – отправляйтесь дальше. Не будем превращать нашу экспедицию в поиск поисковиков, потому что с таким успехом до Харькова не доедет никто.

- Так почему бы вам не взять "Бессонницу", Кирилл? – возник у Стахова резонный вопрос. – Погода все равно портится. Сейчас сложим купол, и айда. А мы вас тут подождем или на перекрестке.

- Змей! – вытянув шею, попытался рассмотреть за головами кучкующихся сталкеров "Бессонницу" Крысолов.

- Я здесь, Кирилл Валериевич. – Заскрипела старыми колесами похожая на большой скейтборд каталка, на которой механик "Бессонницы" последние дни проводил почти все свободное время. Да и сейчас, выехав из-под днища бронемашины, все его лицо было перепачкано мазутом, в руках он держал большие разводные ключи, а на асфальте у его ног лежали детали разобранного привода.

- Сколько еще времени займет ремонт? – спросил Крысолов не столько для себя, столько для того, чтобы Стахов понял ответ на свой вопрос.

- Часа два, а если кто поможет, то где-то полтора, - передернул плечами Змей. – Эти, блин, мудаки из слесарки все мне тут напутали. Они же думают что это им в "зилке" сто тридцатом ступицу поменять. А это ж техника!

- Ладно, мужики, не будем тогда минорить, - бодряще подморгнул сталкерам Крысолов. – Думаю, у нас должно получиться. Всё, - он прихлопнул в ладоши, - даст Бог, свидимся.

- Ну тогда возьмите хоть еще добровольцев что ли, – поднял руку Тюремщик, когда Кирилл Валериевич уже повернулся к ним спиной.

- Да, - последовал его примеру Рыжий, – для подстраховки?..

- Нет, - без дополнительных объяснений обрубил Кирилл Валериевич.

- А, может…

- Отставить, Никитич. Пожелайте нам лучше удачи.

- Удачи вам, командир, - кивнул Стахов и его голос тут же подхватила толпа, многоразовым эхом повторив одно и то же слово.

Они вышли, когда по небу, от края до края, сверкнула первая молния, отразившись в осколках слез мертвого города своим белесым светом. Затем вселенную сотрясли раскаты грома.

Снова собирался дождь.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 65
Комментарии

Молодец)

Захватывает, так держать.

Ждем продолжения!

:c

отличное продолжение!жду с нетерпением 7 главу

Всем спасибо. Луна, я в тебя просто влюбляюсь :)))

К следующему понедельнику обещаю выдать 7-й выход.

Чето давненько сталкера19 не видать! Эй, бро, ты где?

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

я прям подсел! динамично. жду 7 часть.

что очень бросается в глаза: Рыжий мыслит не как ловкий паренек из подземелья, а как студент филологического факультета, курса эдак третьего. "Дружба – это прежде всего связывающий людей стальной трос...", "Тебе не ведомо..."

не верю)

и еще: лично у меня нет ощущения незащищенности героев: большинство мутантов им знакомо, оружия у них завались, к тому же путешествуют они в передвижных таких крепостях. вот за Лека переживаю, но его, по ходу, скоро вернут, не так ли?

удачи)

Cпасибо, зомби.

Вопрос понял - отвечаю:) (с) Пуговкин

//Рыжий мыслит не как ловкий паренек из подземелья, а как студент филологического факультета, курса эдак третьего//

Дело в том, что я и сам к этому пришел, но, честно признаться, я ненавижу блатняк. А убери я мысли студента филфака и получился бы он самый - уличный жаргон и слэнг а-ля сталкер Хемуль у Орехова (если читал - поймешь). А Рыжий не хулиган, просто жизнь у него такая. Вобщем, если очень палёно, потом передалаю.

//лично у меня нет ощущения незащищенности героев//

обычно, я никогда так не делаю, но тебе на ухо шепну... до Харькова ситуация поменяется, обещаю :)

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Death, ;-)

Интересно, захватывае, но... Есть на мой взгляд странные моменты.

Смущает бравада Андрея награни с тупостью. Он вылез в люк без костюма, хотя ясно было сказано что камары смертельные. Ведь с призраками то он сидел не дышал, а тут вылез - ну не верю!

Теперь Лек. Допустим он и в правду жаждет наград. Но какого черта он пошел к лесу, а не по дороге за колонной, ведь вроде было сказано что там километра 4 до города. И самое главное меня поразила быстрая развязка с Леком, хотя там можно было еще описать его трудный путь "домой". Ну и уж совсем смешно, это когда Лек подстреливает сумашедшего в тумане :-) И зачем? ведь сумашедший никаких действий не предпринимал пока. А поведение Крысолова это просто... ну я разочаровался. Я бы на вашем месте переписал ту часть с сумашедшим.

Вот это по детски - я бы убил его ножом - ну не стал бы матерый сталкер такую херню нести. Лучше бы написали чтото типа того... Крысолов уже был готов метнуть спрятанный нож, когда голова сумашедшего разлетелась как арбуз :-) Вот в это я бы поверил. А тут какието сопли пошли к концу главы и чувствуется желание дописать ее поскорее. Пожалуйста, не упрощайте так, а то комикс какойто выходит. Допишите еще про тяжелый и опасный путь Лека, о том как он наткнулся на разборку крысолова с сумашедшим и вынес ему голову в целях профилактики.

И еще по ходу рассказа есть нестыковочки... то значит мальчуганам видео не на чем смотреть, а то в магазине залежи видеоплееров, компов и прочее, а в грузовике играет мп3 :-)

Но в целом впечатление хорошее, я думаю потом вы сами перечитаете и все поправите и будет не хуже метро 2033 и уж точно лучше метро 2034 (это унылое гуано, с морем болтологии, с какойто водянистостью и сумбурным концом)

Воспользуюсь временным отсутствием автора.

«Но какого черта он пошел к лесу, а не по дороге за колонной, ведь вроде было сказано что там километра 4 до города»

Если я все верно читала, то Крысолов велел торопиться, мол в запасе всего 20 минут. То есть через 20 минут солнышко, наконец, взойдет и тем, кто не спрятался под криокуполом будет не айс.

Человек идет со средней скоростью 5 км/ч, это такой почти прогулочный шаг. Бегает он быстрей, но подозреваю, что когда вы упали с высоты второго этажа и вы не Чак Норрис, вы вряд ли сможете бежать. Тем более по жаре. Ковылять – это да. И решись Лек ковылять по дороге, за колонной, то через 20 минут, где-то на полпути к городу, он бы упал на раскаленный асфальт и корчился в конвульсиях, а волдыри от солнечных ожогов лопались бы, забрызгивая все вокруг своим желеобразным содержимым. Славная смерть.

А в лесу…ну нору какую-нибудь можно найти, под валежник забраться.

«Ну и уж совсем смешно, это когда Лек подстреливает сумашедшего в тумане :-) И зачем? ведь сумашедший никаких действий не предпринимал пока.»

Ну, я не знаю, я человек не армейский, но когда в твоего командира тычут винтовкой, это разве называется «никаких действий»? Наверное, Леку надо было дождаться, пока Крысолова убьют и уж тогда, с чистой совестью, стрелять.

«ну не стал бы матерый сталкер такую херню нести»

Вы прочли книгу «Психология матерого сталкера»? Я хочу себе такую же.

«то значит мальчуганам видео не на чем смотреть, а то в магазине залежи видеоплееров, компов и прочее, а в грузовике играет мп3 :-)»

Опять же, насколько я поняла, детишки не смотрят кино, не потому что у них нет дисков и ДВД плееров. Просто, электроэнергия, вещь не дешевая. Там в тексте где-то было, что с некоторых пор в Убежише был установлен лимит на пользование электричеством. Будь у вас выбор – приготовить еду или посмотреть три икса, то что бы вы выбрали?

А мп3…люди рискуют жизнью, имеют право послушать музыку. Нам песня строить и жить помогаааает.

А вообще, не знаю…может все это действительно ляпы. Оправдать то можно любой ляп, при желание.

Спасибо, Сергей. Очень интересный комментарий.

Спасибо, Entropy, давно не было так смешно. :))))

Попробую дать кое-какие ответы.

Относительно Андрея (призраков и комаров) - с Сергеем согласен, но все же делаем поправку на возраст. Думаю, юношу, который только поднялся на поверхность впервые за 15 лет, комарами не сильно испугаешь, это ведь не призраки. Ставя себя на его место, мне бы не было страшно - адреналин затмит любой страх. :) Просто если это убрать - придется перекраивать всю главу… :(

Относительно Лека - можно было бы и растянуть, но во что бы это все превратилось? Я рассчитываю в среднем на 20 глав, а если запустить Лека по отдельной реке - половина их пойдет только на него одного. Да и сильно разобщать команду, думаю, не следует, а? Если у вас есть варианты - выслушаю.

Относительно психо и появления Лека - согласен на все 100. Переделаю обязательно. Энтро, там действительно не хватает остроты конфликта для того чтоб стрелять. Это правда. Моя недоработка.

Относительно поведения Крысолова - согласен на 50. Если вы имеете ввиду то, что он начал смеяться при виде стрелка, то, думаю, нет в этом ничего такого. Иногда поведение людей (даже самый суровых командиров) может быть непредсказуемым. А у нас ведь речь уже не о нормальном мире…

Относительно двд - ну, это как посмотреть. То, что в магазинах они были бы в любом случае - вполне правдоподобно, мне кажется. То, что в Укрытии не было на чем видео смотреть… я такое писал? Убейте - не помню. То, что в машине мп3 - вообще не вижу с чего удивляться, разве проблема достать проигрыватель?

Считаете, нужно все переделать? Тяжело вздыхаю. Тогда о седьмой главе придется забыть до середины следующего месяца…

А Глуховский… вот открываю любую его страницу наугад… И восхищаюсь им, и ненавижу одновременно. :( Ничего не могу с собой поделать - он для меня как для деревенского тракториста Бред Питт.

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

С юношеской безбашенностью в принципе согласен.

Про Лека можно простонемного дописать его дорогу, ну хотябы вкратце. А то люк закрыл и все.

Ивот еще попутно вспомнил одну интересную вещь :-) Вы конечно будете меня обзывать мелочным, но все же. На поверхности днем очень высокая температура, такая, что человек не может без криокупола. И в то же время на поверхности кусты, деревья, сухая трава - я конечно не проверял, но помоему если трава и кусты не сгорают, то и человек спокойно может находиться на улице под солнцем. Ведь впринципе взять самую высокую температуру в том же Египте - жарко, градусов 50, но выжить можно не обугливаясь и трава не горит :-)

То что Крысолов смеялся, это поятно и впринципе жизненно, но не понравилось то что потом произошло, когда он взял Лека за голову, сказал ему слова про то что он ит ак убил бы психа, потому что у него спрятан нож... ну не будет серьезный мужик так говорить - это скорее бравада малолетки, который ничего толком не умеет и нож таскает насмотревшись Нико и тп :-)

Про двд - было упоминание фильма рти икса, который Андрей выменял у знакомого или что то такое, так он четко сказал - как в том фильме, который не удалось посмотреть. Но я допускаю что двд запреены из-за экономии. Хотя кто мешает смотреть его крутя педали генератора :-) в каком то советском фильме видел и еще в "Побег из города Эмбер".

Переделать нужно, но наверное потом, когда уже будет полное произведение. Просто дайте почитать его умному человеку и он пометит странные моменты, а вы поправите. Умному, это не значит, что вы не увидите косяков сами, просто по себе знаю - глаз замыливается и родное дитя кажется идеальным. Я обычно даю читать свои статейки другу и он мне честно критикует.

А так очень жду следующей главы - не отвлекайтесь на правку.

В общем и целом весьма неплохо. Но следите за языком.

"Серизной подъездов" это круто :)

"Про Лека можно простонемного дописать его дорогу, ну хотябы вкратце. А то люк закрыл и все."

В принципе, так и есть. Он потом расскажет, что вылез из канализации и просто шел на звуки выстрелов, вот и все.

Я кстати этот момент уже расписал в 7-й части.

"я конечно не проверял, но помоему если трава и кусты не сгорают, то и человек спокойно может находиться на улице под солнцем." :))) я об этом тоже думал, когда перечитывал как Лека резанули шипы куста. Думал, никто не заметит... И что теперь делать?

"не понравилось то что потом произошло, когда он взял Лека за голову" Признаюсь честно - писал эту речь в состоянии легкого алкогольного опьянения. А когда правил текст через неделю, снова был селебрейшн и до конца главы правка... ик... ик... так и не дошла. Завтра перепишу. Может, вы возьметесь? :) Момент с арбузом уже передалал, сейчас выложу.

"Хотя кто мешает смотреть его крутя педали генератора" Пацталом :)

"просто по себе знаю - глаз замыливается и родное дитя кажется идеальным." Идеальным? Я вас прошу, не давите на свежую рану. Я потому не могу и переделывать/перечитывать, потому что каждое предложение из предыдущей главы мне кажется взятым из школьного сочинения уровня 5 класса. Я местами готов сам себя задушить, поверьте.

Мелкор, спасибо, я и не заметил этого... Перепишу. :)

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Про кусты даже не знаю что сказать. Может убрать их, а просто сделать так, что Лек заметил люк, попытался спуститься для укрытия от солнца, но проржавевшие скобы не выдержали и он приложился головушкой. А про монстра прикольно написано. И беззащитность Лека перед тьмой и вышедший из строя прибор ночного видения - прям как в "Я легенда", когда он зашел в подвал с зомби - уух.

Вообще как-то странно, у вас похоже нет ГГ. Андрей пока слабо тянет на гг, както мало внимания и мотивации. Хотя я могу ошибаться. Описываются судьбы второстепенных персонажей и действительно пока кажется странной эта экспедиция. Чем они смогут помочь, почему те, другие не смогли к ним приехать а послали на убой черного, ведь его бы убили по любому. Короче море вопросов :-)

Я бы добавил побольше выживания еще, вот...

ПЫСЫ: читая чужие произведения на тему ПА и сталка не раз порывался написать своё, но так пока и не решился, а посмотрев "Aftermath Population Zero" и вовсе задумался над реализмом всей литературы ПА :-)

для ночала хочется поблогодарить автора, зацепила так что неслезть.

Косаемо Лека, если добавите накала то будет просто замечательно но и такой вариант вполне приемлим, оружее направленое втвоего товарища да плюс надпись на площе психа "УВИДИШЬ МЕНЯ – СТРЕЛЯЙ,

ВТОРОГО ШАНСА МОЖЕТ НЕ БЫТЬ" оброзуют вполне достойный аргумент чтобы нажать на спуск.

Косаемо кустов отмечу что и в пустыне есть ростения, хотя пояснение то что в прошлом это был крыжовник стоит убрать, покрайне мере я внем не нуждался, а в этом напровлении призадуматся немного заставило , да и мне оно показалось какойто кочкой в доэтого гладко идущем текстн.

спасибо за внимание и очень жду следующею часть.

*Вообще как-то странно, у вас похоже нет ГГ*

Потому что так и есть. кто-то уже говорил, что здесь нет одного ГГ. И это кажется прикольно.

+10

Вот что мне нравится, так это неубиваемый оптимизм поклонников сего автора. Вот читаю камменты от главы до главы и диву даюсь. Народ, вы чего в самом деле? Я все понимаю, парень нормально пишет как для юриста, но не более же того. Зачем вы гоните на Глуховского? Мол м2033 отстой, м2034 унылое гуано! А этот "выход" что по-вашему – шедевр? Это что, по-вашему, может претендовать на звание бестселлера года? Или может получить титул лучшего дебюта года? Или хотя бы читателей у него до полмиллиона? Так зачем пытаться доказать, что Жигуль может ездить как Феррари? Сам автор признается, что идею он "затырил" у Глуховского. Так что это, не построенный на чужих идеях плагиат, начиная с названия? Вы мне что хотите говорите, но даже чтоб все авторы этого сайта во главе с этим взялись за написание своего метро, все равно это была бы жалкая подобия. Потому что есть работа мастера, а есть его подражателей. И никогда они не смогут перевершить мастера. Сравните 2033 и предысторию. Правда, небо и земля?

Автор, не в обиду, но кесарю – кесарево, тем более ты сам сказал, что хочешь быть как Глуховский. Тоесть подражать ему. Подражать ему ты конечно можешь, а вот сразиться с ним на равных – никогда. Перо коротко. Надеюсь, не разочарую тебя, если скажу, что ни одно издательство не примет твое бумагомарение? Лучшее, на что тебе можно рассчитывать, это десятки звезд от твоих поклонников на этом и подобных этому сайтах. Сколько тебя читают человек – десять, двенадцать, пятнадцать? Ты никогда не задумывался сколько им лет? Уверен, не больше двадцати. Мой тебе совет: хочешь признания? Найди себе свою нишу, найди свою тему. Потому что даже если тебе и улыбнется удача и ты станешь известным, тебе никогда не выбиться из тени Глуховского. Попомни мои слова. В лучшем случае тебя будут называть "вторым Глуховским" и обречен ты будешь этим титулом до конца своих дней.

Честно признаться, читал я твой "выход" не полностью, а если еще честнее, то только часть первой главы и последней. Комментить не буду по понятным причинам, и оценки ставить тоже. У тебя же и без меня есть кому их ставить. ;)

Удачи, зёма.

Завидуют молча

//Честно признаться, читал я твой "выход" не полностью, а если еще честнее, то только часть первой главы и последней.//

Твой пост, конечно, был обращен к читателям, но мне почему-то кажется, ЗЁМА, что если ты почитал только отрывки... твой комментарий, мягко говоря, не объективен.

//Надеюсь, не разочарую тебя, если скажу, что ни одно издательство не примет твое бумагомарение?//

Пророк? :)

________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Внимание:никого не защищаю, просто мое мнение.

Забавный Вы,товарищ Недоброжелатель...Столько слов потратили на рассуждение о том, что Дмитрий не добьется успеха как литератор, и что он стремится загнать Глуховского в свою тень. Бред.

Вы бы, прежде чем распаляться и распушать хвост, изволили бы все же почитать и все шесть глав и комменты к ним.

Речи о том, что у Глуховского метро"гуано"-нет. Первая книга-шедевр, вторая тоже очень хороша.Также читала его "Сумерки"- восторг.

То, что "Метро 2033" вдохновляет Дмитрия-это не секрет, и он этого не скрывает, при этом Глух для него гуру(думаю, что правильно поняла один из его комментов).

Снискать какие-либо награды и премии здесь?Смешно!Здесь собрались люди, которым интересна тема ПА.

Вы так упорно делаете ударение на "поклонничестве" - Вы, видать, путаете его с обычным добрым отношением к человеку, с которым у тебя общее увлечение, но мы Вам это прощаем..)

Знаете, когда прочтешь Стругацких, всю серию STALKER и Глуховского, а хочется еще и еще, то некоторые ребята на сайте -неплохая альтернатива, а на гениальность,полагаю, тут никто не претендует.

Вы хотели красиво выпендриться? У Вас почти получилось. Просто получился не брутальный коммент, а бездарное цирковое представление.

Учитесь, и, быть может, Вы сможете кого-то здесь задеть.

__________________________________________________

Лучше ужасный конец, чем ужас без конца.

Почитаем(потирая потные лодошки)...)))

На счёт кустов и прочей ростительности.

Просто нужно было изначально акцентировать на УФ излучении, что и имелось в виду, как я понимаю. Отсель и мутации и прочая бяда. Ди и криокупол, он же из полупрозрачных панелей собран, без дополнительного охлаждения, чисто от жары такая конструкция защитить не может. УФ, другое дело.

Акцент же изначально был сделан просто на СОЛНЦЕ.

А Солнце это в первую очередь источник тепла и света)))))

От того и неразбериха.

Спасибо, Гость. Это, конечно, ляп, но, думаю, простительный. И я где-то писал, мол, включился в работу купол... Стало быть, он не просто пластины, они механизм. Ну, я так думал.

Луна, можно нескромных 2 вопроса? Прости, прости триста раз, но сколько тебе лет - глупый вопрос? Никогда бы не спрашивал, если б не Зёма.

И как ты считаешь - и вправду ниодно издательство не станет читать это бумагомарение? Просто твое субъективное мнение.

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Да незачто)))

Прочитал.

Свербит.

Захотелось историю этого блудного снайпера узнать.

Кто, как выжил, кого отстреливал и откуда они взялись.

Может они его берлогу откопают и "записки сумашедшего" нейдут?.....

Нельзя так над читателем измываться)))

В общем интересно.

Это главное.

А все ляпы от того что пишется от души, сразу, а планы чувствуется пущены в расход. Кроме може главной идеи.

Знакомо. Помнится для меня нарисовать блоксхему и писать(когда то бейсиком баловался) на основании неё, было самое трудное....)))

Сразу все мысли разбегаются.

Правда потом отлавливание блох занимало времени в десятки раз больше чем само написание кода....

Дима, заходи в гости 430030327(завтра удалю номер:-)) на первый вопрос я тебе с легкостью отвечу.

Что касается второго, разумеется оценка субъективна:

Это не бумагомарание-ты молодец, у тебя хороший слог и задумка хороша. Я не люблю читать, но если захватывает - то я в книге без сна и пищи. Твой труд захватил, и я правда жду следующую главу.

Мне глубоко плевать, кто что написал о "выходе" и кто что еще напишет, у меня свое мнение.

Насчет того, примут ли в печать? Не знаю..как и в любом бизнесе там свои правила, но я бы тебя издала, будь у меня такая возможность. Большого успеха бы не предрекала, потому как тема уже раскрыта Глухом, а народ быстро пресыщается чем-то новым. А воообще, давай ты сначала допишешь, а потом мы все вместе подумаем, что с этим делать. Ок?)

___________________________________________________

Лучше ужасный конец, чем ужас без конца.

Спасибо. Вот говорят, что отрицательные комменты более важные, чем позитивные. А мне вот...

К радости товарища Недоброжелателя. У него здорово получилось подбить мой самолет. Правый двигатель работает с перебоями, левый почти отказал...

Вчера сел писать - и не идет. Гипнотизировал-гипнотизировал монитор, и пошел спать. :(

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Ну емае...Кто, если не ты?

____________________________________________________

Лучше ужасный конец, чем ужас без конца.

Это ты о чем? :0

У меня нет аськи - ну не умею я все это подключать. А без нее, что - никак?

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Это я том, что кроме тебя дописывать некому, а вестись пусть и на неглупый, но все же бред - тоже не вариант. Что теперь, в каждую кучку, что лежит на дороге надо наступать?)Миль пардон)Электронка у тебя наверняка есть: la_luna@list.ru Кстати, хочу тебе кое-что показать)

____________________________________________

Лучше ужасный конец, чем ужас без конца.

Показывай, я весь внимание. :))

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Перенёс из "ответов".

"Прочитал.

Свербит.

Захотелось историю этого блудного снайпера узнать.

Кто, как выжил, кого отстреливал и откуда они взялись.

Может они его берлогу откопают и "записки сумашедшего" нейдут?.....

Нельзя так над читателем измываться)))

В общем интересно.

Это главное.

А все ляпы от того что пишется от души, сразу, а планы чувствуется пущены в расход. Кроме може главной идеи.

Знакомо. Помнится для меня нарисовать блоксхему и писать(когда то бейсиком баловался) на основании неё, было самое трудное....)))

Сразу все мысли разбегаются.

Правда потом отлавливание блох занимало времени в десятки раз больше чем само написание кода...."

//Захотелось историю этого блудного снайпера узнать.

Кто, как выжил, кого отстреливал и откуда они взялись.

Может они его берлогу откопают и "записки сумашедшего" нейдут?.....//

Кого отстреливал и откуда они взялись - это ты о чем? А насчет берлоги дельно. Но, просто, после 7-й главы, думаю, следует уже выкатить из этого города, а то слишком много чести. Да и в другой уже пора...

//\Нельзя так над читателем измываться// А Кингу можно? :) Знаешь сколько раз я хотел ему сказать то же самое?

Язык программера мне не известен, сорри. :))

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

\\Кого отстреливал и откуда они взялись - это ты о чем?\\

Цитирую.

"- Поверить? Вам? – он снова рассмеялся. – Вы когда бежали к озеру не заметили там, у руин, гору костей? Так вот это те, кто пытались переубедить меня в своей человечности. Эх, видел бы ты какие они тут мне номера исполняли… "

и

далее

"Посмотри мне в глаза. Ну, посмотри. Ты убил не человека, ты убил мразь, сынок. Ты убил урода, который без разбору отстреливал всех людей, что приходили в этот город."

На счёт поздно, согласен.

Ну разве что Лек по дороге нашол берлогу, случайно...)))

Где то он ведь день пересидел, после того как его из канализации выперли.

А на счёт интриги согласен.

Автор совсем не обязан всё расжёвывать.

И на том благодарствуем)))

//Где то он ведь день пересидел, после того как его из канализации выперли// Замётано. Сделаем.

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Случайно наткнулся на этот сайт. Был удивлен всему что тут есть. Читал разные вещи - но этот рассказ реально захватил. Читаешь на одном дыхании. Единственное что немного утомляет слишком много мыслей героев. Иногда теряешься просто о ком идет речь и чтобы не потерять мысль иногда приходится возвращаться к предыдущим главам.

А так все супер.

По пововду критики в адрес автора могу лишь заметить что по моему мнению это не есть плагиат Метро 2033 в том понимании, что содрана идея. Тут принцип другой. Если считать за образец произведение Глуховского то выходит что большая часть работ по ПА это плагиат Метро. В самом деле тут важно понимание, общее выражение идеи и видения. Личного восприятия и выражения своих мыслей по тому что может случиться или не случится никогда. Это фантазия, а фантазию нельзя мерить общепринятыми догмами.

Спасибо, Бывалый.

Часть 7 и фрагмент 8 уже выложены.

Подключайтесь!

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Сильно! Складна тема, а дуже легко читається. Радує, як автор не заривається (майже)в дрімучу фантастику+10

Не звертай уваги на "недоброжелателей", пиши. Мені наприклад ляпи зовсім не псують загальної картини, я читаю атмосферу. читав багато "бізнес-проектів",виданих тисячними тиражами, які приблизно не чіпляли так , як твій (аматорський?) твір. Мені цікаво було б бачити більше людей, варіанти , як кому вдалось вижити. не хочеться думати, що виживе тільки купка з підземки

//Мені цікаво було б бачити більше людей, варіанти , як кому вдалось вижити. не хочеться думати, що виживе тільки купка з підземки

Обещаю... Сейчас... СТРЛ+Шифт... Тобто, обовязково. В главі десь дванадцятій-тринадцятій будуть люди... Щоправда, не обіцяю, що це буде братський народ :))

А твір - так, аматорський. :)

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

снова ударилось о дорогу как слетевший с небес эрегированный член.

непонятно, не совсем уместно

Почему у Лека когда один,а когда 2 глаза?

иногда он забывал, что у него нет одного глаза :))

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Не совсем понятно вдул ли Андрей Юле или нет

Зачот:)) Для автора это тоже осталось загадкой :))

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Быстрый вход