Косово поле.

Предуведомление.

Этот небольшой рассказ из числа тех, что не вошли в продолжение «Бронемашины времени», хотя первоначально это и планировалось. Соответственно, сербы, братья Калесичи и непосредственный начальник главного героя, «воевавший в армии – победительнице» в «Бронемашине» упоминаются. Ну, а остальное и так понятно.

Косово Поле. Ближайшее будущее.Косово поле. Сербия. Весна.

Было сырое и довольно-таки промозглое утро. Кто бы мог подумать, что в апреле на Балканах погода столь мерзенькая. Если бы знал заранее, оделся бы по теплее. А пока изморось залезала под воротник плаща и пробирала своим холодом до костей. Солнце постепенно поднималось над окрестными горами, но, как на зло, делало это чрезвычайно медленно. Поэтому в низинах и ямах ещё висели клочья ночного тумана.

В лёгкой туманной дымке оставались ноги выстроившихся но поле солдат, основание трибуны и ещё многое из того, что обычно находиться на расстоянии менее метра над землёй. В утренней тишине трансляция разносила голоса находящихся на трибуне деятелей особенно далеко. Кстати, публика это была весьма любопытная, хотя бы потому, что среди генералов различных армий и барственного вида штатских выделялась немаленькая группа церковников. В их числе был какой-то православный патриарх или митрополит с сопровождающими лицами и несколько католических и протестантских высших чинов. Я думаю, эти ветви христианства здесь были представлены не менее чем кардиналами, или епископами. Трибуну украшали флаги основных европейских стран. Отдельно на трёх флагштоках повисли в почти полном безветрии флаги России, Сербии и Черногории. А из динамиков, установленных у трибуны, пока неслись почему-то, в основном молитвы, просившие бога о даровании окончательной победы христианскому воинству. Говорилось это на разных языках, но главный смысл был общий и понятный.

Тем интереснее выглядели стоявшие на поле батальонные коробки войск, представлявшие собой интересный интернационал. Голубые и чёрные беретки нашей десантуры и морпехов я разглядел сразу, равно как и красные береты сербского армейского спецназа. А вот остальные вояки смотрелись здесь куда неожиданнее. Тут, в числе прочих, стояли по стойке смирно какие-то немцы в чёрных и зелёных беретах, болгары, чехи, словаки, итальянцы, румыны, греки и прочие. Бросалась в глаза рота французского Иностранного Легиона в традиционных белых кепи и ещё какие-то явные французы в тёмно-синей форме, на трёхцветном знамени которых помимо красного герба с двумя жёлтыми львами имелась надпись: «Воинская часть сражающейся Франции «Нормандия-Неман»». Не видно было разве что флагов англичан, стран Бенилюкса, скандинавов и прочих турок. Интересно, почему? Я тряхнул головой, и вдруг вспомнил, в чём тут собственно дело. И моё присутствие здесь, в качестве представителя прессы, означало только одно – в мире уже довольно давно идёт третья мировая война. Кроме шуток. Не ядерная, но, тем не менее. То, о чем нас давно предупреждали, чуть не случилось. Про то, как однажды закипели и лопнули север Африки и Ближний восток, помнят все. Равно как и о толпах беженцев оттуда, растащивших дальше по миру идеи всяческих зелёнознамённых радикалов. И когда в большинстве европейских стран количество исламского населения (как эмигрантов, так и «новообращённых») перевалило за 35-40%, последовала тщательно подготовленная и неплохо скоординированная попытка всеевропейского восстания. С целью создания единого «халифата». У исламских радикалов была чёткая цель и замечательная организация, плюс свои люди в правительственных кругах и армейском руководстве большинства стран Евросоюза, почему они сразу же добились ряда серьёзных успехов. В их руки попала часть армейских арсеналов, а приток добровольцев и оружия из Северной Африки и Ближнего востока (включая окончательно исламизировавшуюся за последние годы Турцию) заставил европейцев, после некоторого периода сокрушительных поражений и полной растерянности, воевать всерьёз. Американцы, после своего позорного ухода из Ирака и Афганистана и длительной безуспешной войны с Арабской Коалицией, возглавляемой Ираном не стремились более соваться в европейские дела. Тем более, что длительное и кровавое восстание афромусульман было и в США. Хотя и подавленное, оно вызвало ответную реакцию в виде постоянных акций вооружённых партизан и бандподполья на американской территории. Из-за этого власть в США фактически перешла в руки армейских генералов, которые ввели военное положение, режим изоляции от внешнего мира и начали проводить откровенно расистскую политику. А в условиях, когда тебе приходиться защищать от нападений террористов любые мало-мальски значимые объекты на собственной территории, желание посылать войска за океан как-то сразу пропадает….

Натовцам тогда пришлось очень туго. Попробуй вести нормальные боевые действия на собственной территории когда тебя застали врасплох, а твоя армия процентов на сорок состоит из баб, пидорков и лиц сомнительных в психическом и религиозном плане. Которым, к тому же, основательно промыли мозги всевозможные лжегуманисты и лжезаконники. В итоге, всё вылилось в трёхлетнюю полномасштабную войну, с массированными авиаударами и танковыми атаками, во время которой в «либеральной и человеколюбивой» Европе творилась откровенная чертовщина. В конце концов, исламисты, понеся очень серьёзные потери, всё-таки сохранили полный контроль над Англией. При этом в их руки помимо всей боевой техники английской армии почти целиком попал и британский ядерный арсенал, который они пока что не особенно спешили пускать в дело. С англичанами всё вообще получилось весьма некрасиво, поскольку они изначально отказались сопротивляться взбунтовавшимся мусульманам, а тамошний наследник престола добровольно принял ислам. Далеко у них там всё зашло, ох далеко… Что в головах, что в сортирах….Кроме того, исламисты контролировали испанское Марокко с английским Гибралтаром, юг Испании, от Бадахоса до Малаги, и часть Португалии. Косово, Македонию и Албанию, конечно, хоть и не без труда и крови, зачистили от янычар. Но, при этом турецкие неоисламисты с их союзниками все равно контролировали Босфор с Дарданеллами, отвоевав даже часть болгарской территории. То есть, объединённые исламские силы прочно и надолго запечатали входы в Средиземное и Чёрное море, сделав этот регион ареной активных боевых действий. И здесь у них было некоторое превосходство, в первую очередь – численное. При этом по всей Европе весьма энергично работало неистребимое исламское бандподполье, а кое-где по горам и лесам водились и откровенные партизаны под зелёным знаменем пророка.

На Россию в этой связи свалилось много чего нерадостного, но, тем не менее, уже вполне привычного. А именно - война с исламистами в Крыму и по всей линии южной границы. При этом, с большим трудом, удалось удержать только союзные Казахстан и Таджикистан. Интересно, что новое центральное правительство Афганистана (что самое смешное – исламское) осталось лояльно к России и теперь, при её поддержке активно воевало со слишком буйными и радикальными соседями, к тому же стремившимися откровенно оттяпать куски от афганской территории. Весь Кавказ до границы Ставропольского края и почти вся Средняя Азия практически без сопротивления вошли в «зелёный пояс».

У остальных дела были немногим лучше. Очередная индо-пакистанская война шла девятый год, и конца ей видно не было. А в Китае пекинское правительство, на протяжении уже десяти лет, тщетно пыталось усмирить синцзянь-уйгурских моджахедов, которые теперь стремились построить собственное государство, опираясь на помощь многочисленных заграничныж «братьев по вере». Сколько народу погибло в этой войнушке – не знал вообще никто, поскольку в Пекине не считали, что в Синцзяне вообще идут какие-то боевые действия и запретили обнародовать любую достоверную информацию по этому поводу. Оптимисты полагали, что там, в ходе «полицейских операций» полегло не менее десяти миллионов человек. Пессимисты эту цифру увеличивали, причём весьма значительно. Чудный мир. Весёлый аж до слёз….

Меж тем, на весеннем поле началось некое движение. Вся присутствовавшая на мероприятии репортёрская братия заметно оживилась. Одна из батальонных «коробок» преклонила колено. Что за кино? Солдатики были в специфической форме цвета табачного хаки и очень характерных фуражках с белыми орлами. Пшеки, что ли? И точно, склонённое знамя было красно-белым, а на нём…. «Отдельная мотострелковая бригада имени Войцеха Ярузельского» - прочитал я на знамени и понял, что меня начинает внутренне разбирать дикий хохот. Это, до какого же такого состояния опять довели поляков, что они вдруг начали называть воинские части именем этого деятеля?! Хотя, за пятнадцать лет, как показывает опыт, исторические оценки почти всегда меняются на прямо противоположные. А полтора десятка лет с момента, когда генерала Ярузельского настойчиво тягали в суд, как раз истекли….

Смех смехом, Но, к коленопреклоненным мотострелкам спустились с трибуны некий вальяжный генерал в польской парадной форме и упитанное католическое духовное лицо в богатой сутане. Сначала священник прочитал что-то на латыни (наверное, приличествующую случаю молитву) и сделал характерное движение руками. Перекрестил своё любимое воинство, надо полагать. А после этой краткой молитвы второй генерал, с ещё более авантажной физиономией и в более богато расшитом парадном мундире начал читать в микрофон следующий текст на польском:

- К присяге!

Коленопреклонённые шеренги колыхнулись. Солдатики (а точнее сказать, жолнерчики) сняли фуражки и подняли вверх два пальца правой руки.

- Присягаю христианской вере, земле польской и народу польскому…- произнёс генерал, старясь отчётливо выговаривать слова.

Шеренга повторила хором:

- Присягаю христианской вере, земле польской и народу польскому….

Бригада подождала, пока пан генерал произнесёт следующие слова присяги. И повторяла дальше:

- …честно выполнять обязанности солдата в лагере, в походе, в бою, всегда и везде… строго хранить военную тайну, беспрекословно выполнять приказы командиров….

Мне в этот момент даже показалось, что в сыром воздухе весеннего утра над шеренгами солдат колыхается легкий парок. А далее последовал самый интересный пункт присяги.

- Присягаю на верность своим союзникам и братьям по христианской вере, народам Российской Федерации и Сербии, давшим мне в руки оружие для борьбы с общим врагом. Присягаю на верность братской российской армии и армиям других стран-союзниц…

В небе возник далёкий свист, быстро перешедший в рёв, и, над выстроенными на поле войсками на малой высоте проскочили в строю ромба четыре реактивных истребителя, отстреливших в конце пролёта из-под крыльев импровизированный фейерверк тепловых ловушек. Торжественность момента, переходящая в пафосность, свято соблюдалась.

- Клянусь быть преданным знамени моей бригады, традициям Войска Польского и памяти предков наших!

Такими словами закончила церемонию принятия присяги новообразованная польская бригада (прим. автора – текст присяги более-менее соответствует присяге первых частей Народного Войска Польского, формировавшихся в СССР в 1943-44-м годах). И я не знал, смеяться мне, или плакать. Это поляки-то, с их всегдашним, огромным кукишем в кармане и, мягко говоря, генетической нелюбовью к русским, присягают им на верность?! Опять!?! С каких пор православные русские и сербы для этих упёртых католиков братья по вере?! А потом я вспомнил некоторые местные реалии и понял, что всё происходящее совершенно справедливо. Дело в том, что во время исламского восстания все европейские армии понесли почти катастрофические потери в технике. Например, захваченную часть авиапарка (а в некоторых странах эта цифра равнялась 60-65% наличного состава боевых самолётов и вертолётов) исламисты сразу же перегнали от греха подальше в Северную Африку и теперь, по мере надобности, использовали этот арсенал против бывших хозяев. Полностью восполнить технические потери промышленность Евросоюза не могла физически, хотя бы потому, что от многих производств после восстания остались одни руины да головёшки. Соответственно, помочь вооружить (пусть иногда и старьём) своих горе-союзников по несчастью смогли русские, да еще ряд стран, вроде Сербии, на чьей территории восстания не случилось. А поскольку европейцы для России очень долгое время были совсем даже не друзья, присяга на верность русским союзникам в данном случае выглядит вполне логичным и где-то даже необходимым шагом. Поскольку в России больше не принято доверять, кому бы то ни было на слово. Вероятно, и немцы с французами какую-то аналогичную присягу принимали, раз уж вынужденно впряглись в совместные с русскими боевые действия. Только война здесь была какая-то хреновая, с откровенным оттенком религиозного безумия, а это самое худшее, что можно вообще придумать. Поскольку самые бессмысленные и кровопролитные войны во все времена – как раз войны религиозные….

Более в этот день никто никому не присягал и, после ещё нескольких молебнов на разных языках, церемония стала заканчиваться. Солнце наконец взошло и остатки утреннего тумана развеялись. Теперь становилось даже жарковато. Телевизионщики собирали свою аппаратуру. Войска, после финального прохождения строевым шагом перед трибуной, начали постепенно покидать поле. Армейцы грузились в ждавшие в отдалении крытые грузовики и БТРы и отъезжали. То же делали и высокие гости. Только машины у них были куда богаче.

Меня тронули за рукав. Я обернулся. Передо мной стояли два немолодых , очень похожих друг на друга человека, один из которых заметно опирался на длинную трость. Хотя и я сам, по внутренним ощущениям, был какой-то не очень молодой. Старые друганы объявились….

-Здравствуй, друг!- сказал тот, что выглядел несколько моложе.

-Здравствуй, Божко!- приветствовал я его и добавил, обращаясь ко второму брату: - Здравствуй и ты, Эмир!

Братья Калесичи не обманули меня и появились-таки на церемонии. Ужасно трогательная получилась встреча. Чуть ли не на ступеньках рейхстага, поскольку это поле – полный сербский аналог этого самого рейхстага.

- Рад вас видеть, - сказал я сербским браткам.- Вы, други, потом куда собираетесь лыжи вострить? А то у меня тут ещё есть кое-какие дела. По соседству сегодня собирались какой-то монастырь освящать, после длительной реставрации.

Правильнее было сказать, что монастырь был «новодельный», поскольку косовары тут камня на камне не оставили, за годы своего хозяйничанья.

- Это ничего,- сказал Божко и улыбнулся.- Мы никуда не торопимся, можем съездить туда с тобой, а потом уже поедем к нам. Ты, надеюсь не против?

Значит, намечается баня, водка, гармонь и лосось, с поправкой на сербский национальный колорит. Ладно.

- Да нет, отчего же против? Ты мне лучше вот что скажи, друг Божедар – ты доволен? Ведь вроде всё, о чём я тебе тогда говорил, в основном сбылось….

- Даже не знаю, - ответил Божко и в его голосе я уловил оттенок некоторой горечи.

Оно и понятно. Косово-то опять сербское, но какой ценой? Ценой большой войны, при которой вся Европа в руинах. Включая Париж, Берлин, Мадрид, Амстердам и прочее. Да и, в остальном, жизнь, мягко говоря, невесёлая. По всему миру постоянные, уже почти неразрешимые, проблемы с водой, едой, топливом и прочим сырьем, кругом болтаются миллионы беженцев, да и ещё много чего на всех нас тут свалилось. И почему-то я в этот момент осознал, что мой ненаглядный непосредственный начальник, похоже, имел в виду совсем не это, говоря, что он через пятнадцать лет будет служить в армии-победительнице. Не похож он на человека, способного воевать за какое-нибудь, мало-мальски правое дело, ох не похож…. Зато на сволочь он походит отчётливо. А значит, есть где-то и другой вариант, или варианты реальности, где нет всего этого – весны, Косова поля и Сербии. Зато там должно быть кое-что другое. Не скажу что радостное, но тем не менее….

Ваша оценка: None Средний балл: 7.2 / голосов: 13
Комментарии

Реконкиста ? :) Нормально, только вот Арабская Коалиция, возглавляемая ИРАНОМ ??? выглядит уж очень фантастично. Лучше уж Коалиция, возглавляемая Саудовской Аравией.

Насчет Ирана - не знаю, не знаю... идеология у них не та, скажем. Политический ислам, но буржуазный. Аскетичный шиизм, а не вычурный салафитский суннизм а-ля Катар (а это значит, что начальники хотят реально править нацией, а не царствовать над горой предрассудков, систематически посылая толпы двуногих баранов на убой). И насчет "возврата в золотой век" - отметим, что Алькайеда эту идею муссирует с упорством Thule verz.2.0, поскольку погрузить в мистику своих адептов может, а в современную среду обитания - нет. А Иран - может, поэтому оказывается в роли потенциального регионального лидера, причем не столь сильно зависящего, в отличие от КСА, от продаж углеводородов. Что с Израилем у Ирана схлестнулись идентичные неоколониалистские амбиции - печально, однако.

________________________________________________________________

Гуманизм - наша профессия. Никто не должен страдать бессмысленно, ибо это садизм.

Быстрый вход