Пертурбация. Часть 2. Глава 3. Инцидент.

Глава 3. Инцидент.

Как только Глория с Ильей выбежали из отсека отдыха, сирена стихла, так же внезапно, как и заревела. Однако вызванная паника не улеглась так быстро, поэтому Глория все еще тревожно осматривала длинный коридор, в котором они оказались.

- Чья-то неосторожность? – Скорее у себя, чем у девушки, спросил Илья.

- До чего же нужно быть неосторожным, чтобы поднять защитное стекло, опустить блокирующий рычаг и нажать кнопку тревоги.

- Может проверка или… кому-то стало скучно.

- Я конечно понимаю, что каждый хороший ученый чудной в той или иной степени, но не думаю что настолько.

- Ладно, что гадать, пошли проверим.

Но вся решимость Ильи исчезла при первом же шаге. Пол, под его ногами, внезапно изогнулся, словно небольшая поднятая волна в реке и затем, эта самая «волна», двинулась дальше по коридору, постепенно увеличиваясь в размерах. Достигнув, наконец, преграды, в виде закрытой двери разделявшей коридоры станции, разбилась, как морская волна о камень.

- Скажи мне, что ты это тоже видела.

Глория попыталась что-то ответить, однако из ее уст вырвалось лишь непонятное мычание. Они оба обратили взгляды на пол. Ничего необычного там больше не наблюдалось. Илья отважился на еще один шаг и к общему изумлению, пол начал вести себя так, словно это была самая обычная лужа, только абсолютно белого цвета. Никакие нарастающие волны больше не мчались к дверям коридора, однако от очередного шага Ильи расходились колебания, в разные стороны.

- Что же это – общее помешательство? – Глория тревожно смотрела в глаза Солнцева.

- Слишком яркое, слишком правильное.

- Правильное?

- Да ты посмотри, это же лужа! – Илья несколько раз притопнул ногой. Раздался звонкий плеск жидкости и во все стороны полетели брызги белого пола.

- Лужа да, - Глория прикрыла веки, стараясь сосредоточить метающиеся мысли, - то есть некая жидкость. Пол ведет себя как жидкость. Но! – Глория резко раскрыла веки и что есть силы, топнула ногой по жидкому полу. Разлетевшиеся капли пола забрызгали все окружающее, в том числе Илью с Глорией. Однако эти капли, словно на них не действовала сила трения, быстро соскользнули обратно к полу. – Далеко не все тут правильно.

- Хорошо, допустим это помешательство, но я не понимаю как мы можем видеть одинаковый бред!

- Значит, скорее всего, общая галлюцинация чем-то вызвана, есть какой-то источник. Не забывай где мы находимся.

- Думаешь это может быть вызвано влиянием аномального поля?

- Как вариант. Но давай пока отложим рассуждения, надо проверить остальных.

Илья согласно закивал головой и они двинули к двери, ведущей в следующий коридор. Но за дверью их ждало нечто иное.

- Жидкий коридор еще куда не шло, но какого черта здесь делают заснеженные холмы?! – Илья начинал нервничать, что в сложившейся ситуации было вполне нормальным. Глория же спокойно обвела взглядом то, что простиралось сразу за дверью станции.

Редкие снежинки плавно опускались на белоснежные возвышенности, которые, впрочем, обрывались не так далеко от двери. За ними ясно виднелась огромная пропасть, за которой, на горизонте вздымалась до небес невероятных размеров гора.

Глория осторожно сделала шаг за пределы станции, где ее нога тут же провалилась в глубокий слой снега.

- Ощущения очень реальны, я даже мороз чувствую. Ума не приложу, как подобное происходит.

Илья молча прошел вперед, на несколько шагов дальше. Затем обернулся и развел руками.

- Я чокнулся!

Глория подошла к нему и тоже оглянулась назад. Вместо станции проносился лишь ветер, подхвативший небольшое количество снежинок (пропала даже дверь, из которой они вышли). Вместо красноватой поверхности аномальной точки, снежные сугробы. Вместо галактики над головой, кристально чистое синее небо.

- Не ты один. – Глория внимательно всмотрелась туда, где должна была находиться станция. – Там кто-то есть. Ты видишь?

- Где?

- Да вон же. – Глория указала пальцем на еле разбираемую фигуру человека в окружении непонятных черных пятен, после чего Илья тут же пошел в указанном направлении. – Ты уверен, что нам стоит подходить к нему? Может это очередная галлюцинация?

- Мне от всех этих галлюцинаций становится все холоднее, так что решение просто остаться здесь и ждать что будет дальше, мне тоже кажется не очень разумным. – Отозвался Илья, с трудом преодолевая большой слой снега. Глория безутешно вздохнула и проследовала за ним.

Пройдя некоторое расстояние, Илья остановился как вкопанный:

- Это тоже люди. Черные пятна – люди.

Глория слегка прищурилась и еще раз присмотрелась к черным пятнам на снегу. Илья оказался прав. Теперь, когда они подошли на то расстояние, с которого их можно было рассмотреть, стало отчетливо видно, что это были распластанные на снегу люди в черной униформе. Военной униформе. Человек, вокруг которого лежали все эти тела, был одет также. Он сидел на коленях, слегка пошатываясь взад и вперед. В его руке удалось рассмотреть пистолет, который он то и дело подносил к своему виску, а потом вновь опускал.

Подойдя еще ближе, Илья и Глория рассмотрели, что люди лежали на багрово-черном, от крови, снегу. Постепенно в их разуме вырисовывалась полная картина произошедшего. Однако эта картина приобрела совсем другие краски, когда Глория выдохнула:

- Я знаю его, это же…

- …майор. Лежащие на снегу – все остальные военные, находившиеся на станции. – Сухо закончил Илья. Услышав его голос, майор, сидевший на коленях, медленно обернулся. Илья и Глория увидели заросшее щетиной лицо, покрытое легким инеем, на котором кое-где можно было различить засохшие капли крови, явно не принадлежащие майору. Пустые, не выражающие никаких эмоций глаза, говорили о помешательстве военного.

Солнцев дал знак Глории, чтобы та застыла на месте. Однако это было лишним, так как страх сковал девушку достаточно сильно и не позволял ей сделать очередной шаг. Илья же постарался начать диалог с безумным майором:

- Леонид? Леонид! Вы меня узнаете?

Майор безрадостно усмехнулся и вновь повернул голову к обрыву, темнеющему в нескольких метрах от него. После чего до Глории с Ильей донесся хриплый, еле различимый голос:

- Конечно узнаю Илья. И тебя Глория, тебя я тоже узнал.

Илья, приободренный ответом, продолжил уже более уверенно:

- Как вы здесь оказались, Леонид?

Майор ответил не сразу. Какое-то время он отрешенно глядел на громадную гору, что закрывала собой горизонт, после чего опустил свой пустой взор на пистолет и произнес:

-Я не знаю и никто из них тоже не знал. – Майор кивнул на бездыханные тела, которые лежали вокруг него. Тревожно следя за рукой Леонида, в которой он держал пистолет, Илья продолжил расспросы:

- А что произошло с ними?

- Что произошло? А разве ответ не лежит перед тобой? Они были убиты.

Солнцев уже знал ответ на свой следующий вопрос, однако он хотел услышать его из уст майора.

- И кто же их убил?

- Я. – Как-то совсем просто и обыденно кинул Леонид. После чего слегка приподнял пистолет. – Вот этим пистолетом. И не смей меня осуждать Илья, и ты, Глория. Вы не имеете права, вы не знаете, как все было.

- Вы нам не расскажете?

- Пожалуй. Я не хочу, чтобы меня осуждали, вы не имеете права.

- Но никто вас не осуждает…

- …Нет! Осуждаете! Оба! Я знаю это, я чувствую это! – Майора постигла внезапная вспышка гнева, однако она так же быстро и исчезла, после чего он продолжил уже более спокойно. – Мы попали сюда, словно герои нелепой сказки. Были в одном месте, а затем оказались здесь, мгновенно, словно и не находились мы ни на какой станции. Сначала мы приняли все это за бред, за какую-то шутку ученых станции, которые решили поиграть с нашей психикой. Однако с каждым часом эта шутка становилась все менее смешной, так как здешний мороз ощущался все сильнее и сильнее. Когда некоторых из нас начало трясти от пронизывающего холода, а желудки каждого начали напоминать о голоде, пересохшая глотка о жажде – мы наконец убедились в реальности окружения.

Топтаться на месте не было смысла, поэтому мы все время брели в направлении горы на горизонте. Но чем ближе мы к ней подходили, тем больше она от нас удалялась. Через некоторое время мы заметили, что между нами и горой появилось какое-то темное пятно, увеличивающееся при каждом нашем шаге. Но мы продолжали идти, пока не лишились сил. Как видите, - майор махнул пистолетом в направлении черной бездны впереди, - нам удалось пройти довольно большое расстояние, из небольшой ямы, это черное пятно превратилось в огромный бездонный кратер.

Те, кто еще имел какие-то силы, решили пойти в обратном направлении, но обратного направления не было – мы все время оказывались здесь, на краю этого обрыва. Это был замкнутый тупик. Все прекрасно понимали, что нас ждет однозначная гибель, однако встал вопрос как именно умереть – мучаясь от голода, жажды и холода, или быстро погибнуть от пули пущенной в голову. Многие сразу согласились на последний вариант, другие тоже примкнули к ним, только немного позже, окончательно лишившись страха. Как старший по званию, я взялся за выполнение этой задачи. Как видите, я почти выполнил ее. Но есть еще один человек, которого я убить не в силах – это я сам. Господи! Я не думал, что это будет так сложно!

- Подождите, из вашего рассказа выходит, что вы здесь находитесь уже несколько дней?

- Так и есть Глория, так и есть.

Глория удивленно посмотрела на Илью, который ответил ей аналогичным взглядом.

- Вы видимо попали сюда совсем недавно? – Майор медленно развернулся к Илье и Глории, крепче сжимая свой пистолет.

- Да, но… - Глория хотела было рассказать Леониду, что попали они сюда несколько иначе, чем он и что необъяснимые галлюцинации у них начались не так давно, всего пару часов назад, ни о каких днях не может быть и речи. Однако остановилась, решив, что обезумевшему майору это рассказывать бессмысленно.

- «Но» что? – Ответом ему была тишина. – Знаете, у меня в обойме еще как раз два патрона.

Майор плавно перевел полузакрытые, покрасневшие глаза с Глории на Илью и обратно. Оба они напряглись, предчувствуя дальнейшие намерения Леонида, который спокойно продолжил:

- Я как старший по званию, готов обречь себя на мучительную смерть, однако вам я еще могу помочь.

- Не нужно Леонид. – Как можно более спокойно сказал Илья.

- Не нужно - так говорили и некоторые из них, - майор кивнул на трупы возле себя, - но голод, жажда и холод заставили изменить их мнение. Я не могу просто уйти и оставить одного из вас на муки. – Леонид направил пистолет на Илью. – Выбирайте, кто будет первым.

В тот момент, когда майор перевел дуло пистолета с Ильи на Глорию, она почувствовала непонятную вибрацию в воздухе, после чего Леонид внезапно упал лицом в снег. Глория тут же посмотрела в сторону Ильи, который, к ее удивлению, абсолютно спокойно наблюдал за происходящим.

- Ты почувствовал?

- Что?

- В воздухе словно что-то пронеслось, только после этого Леонид отключился.

- По-моему его организм наконец просто сдался.

Глория несогласно помахала головой.

- Ну не знаю, я ничего не почувствовал. Как бы там ни было, сейчас нам это оказалось только на руку. – Илья перевел взгляд на одинокую гору. – Теперь нам нужно как-то выбираться отсюда, что бы это не оказалось, так как мне бы не хотелось постичь участи этих военных.

- Но если то, что рассказывал Леонид окажется правдой?

- Ты про отдаляющуюся гору и растущую пропасть? Может и так, но мне кажется это какой-то психологический барьер, который, я надеюсь, мы преодолеем.

Стоило им сделать первый шаг по направлению к горе, как они тут же оказались у ее подножья. Через несколько секунд, с другой стороны пропасти, где Илья и Глория были всего несколько мгновений назад, раздался дикий вопль, оборвавшийся выстрелом.

- Надеюсь это тоже галлюцинация. – Глория испуганно глядела на другую сторону пропасти.

- Что именно?

- Убитые военные.

- Возможно. – Однако это мало интересовало Илью, так как он тут же вернул свой взор на подножье высокой горы. – А это еще что такое?

Удивление Ильи заставило Глорию оторваться от мрачных мыслей и повернуться к нему.

- Что случилось?

- Здесь какая-то дверь, в горе.

И действительно, в подножье горы была высечена дверь. Совсем небольшая, можно было бы даже сказать обычная, если бы она не являлась куском горы.

- Дверь в очередной бред? – Глория вопросительно посмотрела на Илью, который ответил пожатием плеч. – Ну терять здесь вроде нечего, кроме разума, а значит… - Глория коснулась каменной двери, после чего перед ее глазами было уже совсем другое место.

- С дороги! – Услышала она молодой бас и старческий хрип, которые прозвучали синхронно. Глории ничего и не оставалось, как сделать пару шагов в сторону, после которых тут же пришлось остановиться, так как она оказалась на краю пропасти.

Место, в которое она попала теперь, еще больше смахивало на чей-то бред. Глория стояла на небольшой, гладкой плите, голубоватого оттенка, к которой, с двух сторон, примыкали два стеклянных коридора, метров десять в длину каждый. У края одного из коридоров виднелась металлическая дверь, без намека на ручку, в паре метров от которой лежала куча серой пыли. С коридоров, по направлению к плите, шли двое – с того, где была дверь, шел человек стареющий на глазах (его кожа с каждой секундой становилась все морщинистей, появлялись темные пятна, шаги становились менее уверенными, наконец, через кожу стал все явственнее проступать череп). С другого же коридора, шел человек (вернее бежал), с которым происходил обратный процесс (кожа становилась все более гладкой, контуры тела становились менее отчетливыми, приобретая подростковую несимметричность). Все это происходило в абсолютно черном пространстве, где собственно стояло, левитировало, одним словом – находилось построение из двух коридоров и плиты по середине. И если коридоры еще имели прозрачные стены и потолок, то с плиты можно было запросто сорваться в неизвестность. В глаза так же бросалось то, что в коридорах было очень светло, словно их освещали десятки ламп, однако ни единого источника света видно не было.

Как только стареющий и молодеющий оказались на плите, рядом с Глорией, процессы прекратились. Оба удивленно уставились на девушку.

- Как вы здесь оказались? – Заговорил первым молодой. Однако Глория даже не думала над ответом, находясь в легком оцепенении. Она узнала этих людей.

- Сергей? – Спросила она у молодого. – Константин? – Этот вопрос был адресован старику, оба утвердительно закивали. Это были ее коллеги, с которыми она работала на станции.

- Глория, как вы здесь оказались? – Повторил вопрос Сергей.

- Это тяжело объяснить, если вообще возможно.

- Попробуйте. Возможно, узнав как вы сюда попали, мы сможем понять как отсюда выбраться.

«Это вряд ли» - пронеслось у нее в голове, однако она все же поведала о тех галлюцинациях, которые привели ее сюда.

- Что это за место? – Закончила Глория вопросом.

- Не имеем и малейшего понятия, мы очутились тут так же, как и военные в той галлюцинации, про которую вы рассказывали – были на станции, а затем четырнадцать человек исследовательского состава очутились прямо на этой плите.

- Четырнадцать?

- Погодите, всему свое время. После того как прошел шок первых минут и все наконец умолкли, пару человек направились в один из коридоров, а именно в тот, в конце которого была дверь. Мы не сразу заметили изменения, которые начали происходить с ними. Когда же стало очевидно, что они начали быстро стареть, один из них помчался обратно. Второй же был обречен – он уже был слишком стар, поэтому умер буквально за пару метров от выхода из коридора, после чего его тело прошло процесс быстрого разложения и наконец обратилось в груду пыли. Вскоре нами было открыто свойство второго коридора, которое было противоположно свойству первого. Родилась идея использовать два коридора совместно, чтобы добраться до двери. Но тут появлялись кое-какие нюансы. Надо было точно определить возраст, до которого можно было вести омоложение, после чего идти во второй коридор. Ведь стоило мозгу перешагнуть отметку подросткового развития и он попросту терялся, совершенно не ориентируясь в пространстве и не в состоянии правильно систематизировать те знания, которые в нем были.

- Неудачные попытки омоложения вы сможете найти дальше по соответствующему коридору. – Хрипло добавил Константин.

- Как собственно неудачные расчеты омоложения и последующего старения во втором коридоре – видите ту кучу пыли? Это остатки десяти наших коллег, остальные двое в омолаживающем коридоре.

Повисла тишина, которую нарушил Константин, покряхтывая добиравшийся до омолаживающего коридора. Отмотав себе лет тридцать, он вновь ступил на площадку между коридорами.

- Так чувствую себя намного лучше. Ну, что будем делать? – Обратился он скорее к Сергею, чем к Глории. Сергей прошелся до омолаживающего коридора, обернулся на противоположный, а затем задумчиво уставился на Глорию.

- Что? – Не выдержала девушка.

- Кажется у меня появилась идея. Думаю бессмысленно бегать из одного коридора в другой, в одиночку. Расстояние до двери рассчитано так, что добраться до нее можно начиная путь младенцем, я так думаю. Но в одиночку этого не проделать. Значит поступим так – Глорию доводим до младенческого состояния. Константин, ты омолаживаешься ровно на столько, чтобы перехватить у меня Глорию (когда я вынесу ее из коридора) и затем провести ровно столько по следующему коридору, сколько ей понадобиться, чтобы вернуть свое прежнее сознание и разум, после чего она пойдет дальше сама, а ты возвращаешься.

- А ты уверен, что ее прежнее сознание вернется?

- Нет, придется рисковать, другого выхода я не вижу. Надо добраться до этой двери, чего бы это не стоило. Глория, вы согласны?

Девушка согласно закивала, толком не осознавая, на что же собственно она соглашается. Сергей тут же показал Константину на омолаживающий коридор, сам же направился к тому, который начинал процесс старения.

- Вы пока ждите здесь. – Кинул он Глории.

Ученые шагнули за границы двух коридоров, запустив процессы омоложения и старения одновременно. Константин вышел несколько раньше, будучи уже подростком. Сергей же, слегка прихрамывая и держась за спину, вышел в довольно преклонном возрасте и еле слышно проскрипел:

- Глория, теперь идемте со мной. Костя, жди на площадке.

- Понял.

Глория помогла старику пройти в омолаживающий коридор, после чего полностью сосредоточилась на своих ощущениях. Прошло около десяти секунд, прежде чем она начала чувствовать какие-то изменения внутри себя. Самочувствие явно становилось лучше, однако мысли начали постепенно сбиваться, превращаясь в неразборчивые отрывки каких-то слов. И чем больше проходило времени, тем меньше она могла анализировать свое состояние. Наконец ее личность начала медленно исчезать, укутываясь в туман непонятного бреда. Ей стало страшно, очень страшно и все что она хотела, все что могла – кричать. И Глория завопила что есть мочи. Тишину разразил пронзительный младенческий плач.

- Сергей!

- Выхожу! Держи ее! – Сергей выскочил из коридора и тут же передал капризного младенца в руки подростка, который тут же помчался по другому коридору. Руки и ноги Константина постепенно крепчали, плечи становились шире. Младенец прекратил кричать, он вообще уже был девочкой лет семи. Десяти. Четырнадцати…

- Глория! – С тревогой воскликнул Константин, обращаясь к девочке – подростку в его руках.

- Отпускай меня и возвращайся. – Совершенно спокойно произнесла Глория. Костя на миг остановился, чтобы поставить девушку на ноги. Глянул ей в глаза и тут же помчался обратно.

- Беги же! – Донесся с далека голос Сергея и девушка тут же сорвалась с места. Дверь была уже близко. Дыхание начало постепенно сбиваться, бежать становилось труднее, но вот последние пару метров и Глория протянула руку к двери. Слегка прикоснулась…

- Глория, останьтесь ненадолго. – Услышала она знакомый голос. Это был кабинет собраний, тот самый, в котором группу ученых собирали несколько месяцев назад, перед высадкой в аномальной точке. Напротив Глории стоял руководитель научной группы, который вел собрание тогда, несколько месяцев назад.

- Не могу удержаться от одного вопроса, от какого, я думаю, вы знаете.

- Это новая галлюцинация. Неужели из них нет выхода…

- Что простите?

- Все это уже было. Это собрание, этот вопрос, этот разговор. Хотя нет, разговор уже другой получается. Но это не важно. Это галлюцинация, но здесь хоть не происходит абсурда с пространством и временем… хотя насчет последнего я неуверенна.

Руководитель смотрел на Глорию, находясь в совершенном замешательстве. Девушка же уверенно направилась к двери, правда не дойдя каких-то несколько сантиметров, остановилась.

- Дверь, в каждой галлюцинации, это выход в другую галлюцинацию. Может они действительно не такие бессмысленные, как кажутся. – Это были размышления вслух, руководителя Глория всерьез не воспринимала, считая его плодом своего воображения.

- Глория, вы в порядке? – Руководитель начал озабоченно приближаться к девушке.

- Сначала мы вдвоем, затем военные, после чего ученные – это не хаотичный бред. – Продолжала размышлять Глория. – Илья… Почему он не оказался на площадке с коридорами, вместе со мной? – Девушка резко повернулась к руководителю, заставив того слегка встрепенуться. – Вы кажется хотели что-то спросить?

- Да, но…

- Кто мне доставил полный отчет Солнцева?

Руководитель кивнул.

- Сам Солнцев его и доставил.

- Но он же не покидал системы!

- Вы в этом уверенны?

- Абсолютно!

- Тогда еще раз проверьте свои данные, он мне лично передал этот отчет.

- Еще раз повторяю – это невозможно, он каждый день был у меня на виду, ведь над ним проводилось множество тестирований. Да и вообще – почему отчет он доставил именно вам?

- Не знаю, тогда я думала, что отчеты получили все ученые, собиравшиеся в аномальную точку. – Глория приготовилась открыть дверь. – Вы всего лишь галлюцинация, ваши данные неверны – Солнцев покидал систему. – Девушка коснулась двери. Как она и ожидала, на смену предыдущей галлюцинации пришла новая, но как и прошлая, эта больше смахивала на правду. Глория находилась недалеко от станции, в своем белоснежном скафандре, напротив нее стоял ухмыляющийся Илья, тоже в скафандре, но не таком ослепительно ярком, как Глория.

- Я кое-что нашел, ты должна взглянуть.

- Уже чрезвычайно интересно. – Не обращая особого внимания на очередной плод своего воображения, Глория осматривалась, пытаясь обнаружить абсурдные детали. Но пока все было вполне естественно.

- Идем.

Идти пришлось не долго. Илья направлялся к объекту, который был совсем не далеко от станции. Подойдя к знакомой возвышенности, напоминающей курган, он остановился и вновь обратился к Глории:

- Тут появилась дверь.

- Что? – Глория прекратила осматриваться и посмотрела в том направлении, куда указывал Илья. И правда, в кургане образовалась дверь, очень напоминавшая ту, которая была в горе второй галлюцинации. Не долго осматривая ее, девушка без сомнений направилась к двери.

- Стой!

- Это всего лишь галлюцинация Илья, всего лишь галлюцинация, причем моя, но чем-то спровоцированная и очень организованная. – Глория коснулась двери, но ничего не изменилось. То есть окружение осталось прежним, однако сама дверь мгновенно обратилась в песок, рассыпавшийся по поверхности. – Странно, раньше все кардинально менялось. – Девушка обернулась, однако Илью не увидела. Пропал, словно его там и не было. Начиная немного сомневаться в нереальности происходящего, Глория все же шагнула внутрь объекта.

Ваша оценка: None Средний балл: 10 / голосов: 6

Быстрый вход