Мертвая девушка с цветком в волосах

Вот и все … Все кончено. Финиш, амба, каюк. Зачем я решил вообще взяться за эти записи? Этого я и сам не знаю. К чему они, когда я стою перед лицом смерти. Оно ужасно, это лицо. Под капюшоном у старухи с косой ничего. Пустота. Может записи помогут объяснить случившееся и установить виновников моей гибели. Хотя вряд ли кто сочтет, что все написанное мною, действительно имело место быть. И что виновные в моей грядущей смерти на самом деле… Но впрочем, все по порядку.

Начиналось все это великолепно и ничто не могло натолкнуть на мысль, что лучше бы я в тот день сломал себе ногу. Я и мой товарищ Коля Афанасьев решили отправиться в путешествие на мотоциклах. Не было даже примерной конечной точки, было только направление – на юг. Особо маршрут не планировался, предполагалось ехать южнее и южнее, пока не надоест. Ни к чему утомлять описанием подготовки к этой поездке и сбору вещей, скажу только, что рано утром мы оседлали навьюченные поклажей мотоциклы и двинулись в путь. Радовало тогда все – раннее утро, свежий ветер, бьющий в грудь и неописуемое чувство свободы, возникающее при движении.

Проехав километров пятьдесят, мы остановились у соснового леса размять затекшие тела и хлебнуть из термоса ароматного, дымящегося кофейку. Вот тогда Коля и заметил эту просеку. Выглядела она так, словно деревья повалили достаточно давно, но не заросла окончательно, по ней тянулась вполне приличная, прямая дорога. Глядя на нее Коля о чем то задумался и наконец произнес – Знаешь, Ваня, я думаю, что она пересекает весь лес и выходит на противоположную его сторону, к шоссе. И мы, вместо того, чтоб огибать весь этот огромный массив, не делая полукруга, срежем по просеке путь и выедем на шоссе к Заменску. Как тебе это предложение? Я согласился, что оно дельное и не думая долго мы съехали с шоссе на просеку.

Ехать по песчаной дороге было несравненно мягче, чем по асфальту, тем более, что окружающие нас, вздымающиеся вверх вековые сосны выглядели живописно, воздух был настолько чист и пропитан здоровым ароматом хвои, что убаюканные природой и движением мы не сразу заметили, что отмахали еще добрых полсотни километров, хотя ширина леса в этом месте не должна была превышать и пятнадцати.

Что за дела, Сусанин? – спросил я Колю. Мы где сейчас? Как бы не оказалось, что мы ехали вдоль шоссе по лесу. Кстати, ты помнишь, что случилось с народным героем, когда поляки поняли, что он ни черта не знает, куда идти дальше и где он вообще находится?

-Да, помню, и помню так же что случилось потом с поляками. Вот что значит не давать человеку право на ошибку. Если бы поляки не влезли со своими поспешными соображениями, глядишь, может статься Сусанин и вспомнил дорогу – парировал мне Коля. Это все очень хорошо, - произнес я, - вот только как нам поступить. Ехать дальше или вернуться? Давай-ка лучше мы повернем мотоциклы. Известная дорога – она самая короткая. Коля побурчал немного, но все же согласился с моим предложением. Мы развернулись и проехали совсем чуть. Каково же было наше удивление, когда мы уперлись в лесную деревеньку!

Было, отчего недоумевать. Ехали мы по прямой дороге, без всяких поворотов и ответвлений и развернувшись обратно, должны были попасть на шоссе и уж никак не упереться в этот десяток домов на поляне, которой заканчивалась дорога. Я почувствовал, как у меня руки покрылись мурашками, несмотря на то, что было довольно жарко. Я облизал пересохшие от волнения губы и надтреснуто не сказал даже, а скорее прохрипел, обращаясь к Николаю – Когда мы выберемся отсюда, не забудь мне напомнить, чтобы я разбил тебе металлической трубой голову.

Он не успел ничего мне сказать в ответ, потому что деревня ожила и из домов к нам пошли люди.

Селяне подошли и обступили нас полукругом соблюдая впрочем определенную дистанцию и просто смотрели на нас. С любопытством, некоторым благоговением стояли и просто смотрели. Молча мы изучали друг друга, пока растолкав жителей, вперед не вышел высокий, сухопарый старик с кипельно- белой, окладистой бородой. Наконец то, - произнес он воздев руки к небу, -Хвала Богам! Вы пришли наконец! Мы спасены! - чем вызвал всеобщее ликование и ввел нас в окончательный ступор.

Первым из нас из затянувшегося оцепенения вышел Коля, - Э –э -э-э! Простите уважаемый, вы нас с кем то путаете! – затем к чему то добавил, - У нас и в мыслях не было сделать вам что то плохое.

Но белобородый старик казалось, ничего не слышал. Я заметил, что глаза его стали влажными от слез. Я уж и не чаял дождаться, - уже почти шептал он, обращаясь уже скорее к самому себе.

Вы нас не за тех принимаете, - вступил в разговор уже я, мы туристы, понимаете – туристы. Мы заблудились и нас уже наверно ищут, - добавил я уже на всякий случай.

Нет, - покачал головой старик, - к нам сюда просто так не попадешь. Это только избранным доступно. И просто так не выйдешь, - добавил он с усмешкой, которая мне очень не понравилась. Затем предвосхитив мой вопрос заметил, - вас никто не держит. И снова улыбнулся, смотря на нас, словно кошка на мышь упавшую в ванну, бегай милая, ты никуда не денешься.

Так что, нас точно никто не задерживает? – недоверчиво выпалил Коля. – Никто вам не воспрепятствует вернуться. Если только это у вас выйдет. Когда надоест, зайдите ко мне в избу, вам много чего надо узнать. И будьте осторожнее здесь в лесу! Не ровен чего!

Что значит - когда надоест? Но времени размышлять не было, руки уже разворачивали мотоцикл в противоположную от деревни сторону, нога уже тянула вниз ручку кикстартера

И мы мчались, летели на максимальной скорости, что позволяла дорога. Голова онемела, только пульс стучал не ниткой даже, а веревкой в висках. Коля вырвался чуть вперед и вдруг неожиданно резко затормозил, положив мотоцикл на левый бок. Я вынужден был сделать то же самое и подняв голову судорожно сглотнул – впереди стояла все та же ненавистная деревня, что мы недавно покинули. Не думая долго Коля развернулся на месте и сходу рванул прочь, кидая задним колесом песок и куски дерна. Через мгновение мы уже развили приличную скорость, но я уже понял , что значили слова старика – «когда надоест» Думаю, об этом догадался и Коля, поскольку он потихоньку сбрасывал скорость как и я, так что не было уже нужды резко тормозить, когда перед нашими глазами возникли все те же дома

Я неожиданно успокоился, не оставалось ничего, как узнать, что же произошло. Ответ нам мог дать лишь белобородый старец. Прислонив мотоциклы к ближайшей избе, мы поинтересовались у выглянувшего из нее селянина - где живет старик и он нас проводил. Не надо и говорить, что старик знал, что мы вернемся. Неизвестно ему было только, насколько у нас хватит терпения колесить по кругу. Старик привстав из за уже заставленного всякой едой стола приказал хлопотавшей подле него женщине подать нам воды. Мы умылись, вымыли руки и старик сделав жест рукой в сторону стола произнес, - Садитесь, гости дорогие!

Пока мы уничтожали, продукты старик пристально глядел на нас и только когда мы насытились, сказал с улыбкой, - ну а теперь можно и поговорить.

- Познакомимся для начала, меня зовут Фетис. Мы тоже назвали свои имена. Старик кивнул и продолжил - Не знаю уж точно, когда возникло наше поселение. Откуда сюда пришли наши предки. Известно только из рассказов стариков, да еще написано в свитке, что подвергаясь гонениям, их деды забрели сюда и один из них наложил заклятье на землю. Никто не мог настигнуть их, но и выбраться отсюда они теперь не могли. Но разве было это бедою для трудолюбивых людей, желавших только, чтоб их оставили в покое.

Только еще было предречено, что заклятие, оградив людей от одной беды, призовет на их головы другую. Что настанет время, когда мертвые люди придут, прорвав заговоренную черту и принесут смерть и горести! Предания же гласили, что избавить нас от нечисти смогут лишь люди пришедшие из внешнего мира и даже оставлен им был особый сундук с добром, должным помочь в этом нелегком деле. Все было спокойно до этой весны …

С весною беда пришла. Сначала Ульяна птицу в лесу увидела, что хохотала ровно человек, затем идол наш главный – Гирил заплакал кровью… А после оно и началось.

Первым то к нам мужик без руки вышел, мы вечером пахали за деревней. Как глянули, ажно оторопь взяла! Идет, весь в кровище засохшей, руки то напрочь нету. Думали зверь его какой подрал, а он отбился таки да и вышел к нам. Егорка к нему кинулся – ровно помочь, а он на него! Еле спасли парня. Да еще из мужиков этот пришлый кой кого поранил. Кто знал то, что сколько ни бей дубьем, а он мертвее не будет. Так и бились с ним, пока топорами не порубили и уж опосля того сожгли.

Вот с той поры как вечер и повадились мертвяки из лесу выходить к деревне. Ставен то мы раньше не делали, ни к чему было, а вот отсидели ночь без сна, опосля того случая, когда двое мертвяков по деревне до утра бродили. Ох, все и страху натерпелись! Спасло то, что окон мы больших не рубили, что прародителями наказано, вот оно и пригодилось. Они ж нежить пузыри в окнах у всех порвали и все шарили руками то, може кого схватить или пролезть. Степан Нечуя, мужик отчаянный в ту ночь одному топором руку таки оттяпал! А у меня в избе из обороны один ухват, вот забились в угол мы всей семьей, а они все руками, руками нашаривают. А уж смраду то! Не вздохнешь.

Наутро как они в лес ушли, собрались мы всем гуртом и давай рядить, чего делать то? Наперво конечно ставень поделали, а вот как извести их … Боязно все же. Был бы зверь какой или лихой человек, а тут нежить! Одна ко ж решили обороняться, боле ничего не оставалось. Но сколько не били их, сколько не жгли, ан нет, глядишь – завечерело, сызнова мертвяк прет.

Вот тут и вспомнили тогда мы про старые заповеди.

Старик вроде бы закончил свой рассказ, а я сидел и стараясь изображать на лице безучастность лихорадочно соображал, во что мы вообще вляпались. Ладно, эта дурацкая дорога, приводящая только к деревне, с ней мы как нибудь разберемся. А еще оказывается, мы должны тут спасательную спецоперацию провести и пока не справимся отсюда нам не выбраться. Во все эти россказни про зомби я особенно не поверил, мало ли чего им привиделось. Оставалось только ждать, наплести деревенским, что мы конечно же согласны им помочь и улучив момент, сделать отсюда ноги.

- Я понимаю, вам тяжело во все это поверить. Что за думы вы сейчас гадаете – не знаю, но кажись догадываюсь, -неожиданно произнес старик. Об одном прошу, решились убечь, – будьте осторожны! Нам теперича одна только надежа – на вас. А ну ко что случится.

Коля вздрогнув, сделал возмущенное лицо, - да вы что! Раз надо помочь, поможем! Но актер был из него, мягко говоря не очень. Я бросился исправлять ситуацию – По крайней мере сделаем все, что в наших силах. Дело то довольно серьезное, вряд ли решим с наскока. Старик улыбнулся в свою белоснежную бороду, а затем посерьезнел.

- Солнце садится. Сегодня я уж вас никуда не отпущу, для вашего же блага. Хотите опять попробовать уйти – не неволим , но только завтра. Не след на ночь из избы высовываться. Добром прошу, останьтесь ночевать, а утром хоть на все четыре стороны.

Не стоило настаивать на обратном и мы встали из за стола, чтоб по совету старика убрать мотоциклы в сарай. - У нас тут баловать некому, а вот мертвяки загадят. Ставя мотоциклы, в полутьме я улучил момент, старик в это время ожидал нас снаружи и шепнул Коле, - Завтра, утром. Мотоциклы брать не будем, пойдем пешком. Тот еле слышно ответил - Да !

После еды я растекся буквально, охваченный теплой дремотой и подойдя к перине постеленной в углу лег, моментально провалившись в забытье.

Проснулся я рано утром от увиденного во сне кошмара. Во сне я находился на кладбище и наблюдал, как производят эксгумацию. Вот только покойника, вытащив из гроба, почему то стали нарезать ломтиками, как рулет. Отрезанные от тела пластины моментально оплывали черной, зловонной жижей и меня от этого зрелища стало тошнить. Люди, производившие эти странные манипуляции бросили свое занятие и схватив меня, запихали в гроб, где только что лежал мертвец. Я принялся кричать, а снаружи раздавался глухой стук молотков, которыми уже забивали гвозди в крышку. Мой же голос был хрип и неслышен. Я задыхался от зловония гнившего тут уж много дней человека .

Но к счастью это был всего лишь сон. Наяву же, на меня пристально смотрел хмурый Коля. - Я вот тоже проснулся когда, никак не мог сразу сообразить, где же нахожусь. А что, тебе тоже она снилась? – вдруг оживившись, спросил он.

Его ночной кошмар оказался не лучше. Он шел по огромному мясокомбинату, где через все цеха тянулись нескончаемые линии движущихся крюков, только на крюках вместо туш животных висели обезображенные тлением тела людей. Он наблюдал эту ужасную картину, не в силах сдвинуться с места и неожиданно проезжавший мимо труп девушки открыл глаза. Она протянула к нему руки и неожиданно звонко, как будто живая крикнула – Ты мой! Ты будешь только мой!

- Я не видел ее лица, оно было какое то нечеткое, с размытыми очертаниями, но отчетливо был заметен засохший цветок в ее грязных, спутанных волосах … -закончил свой рассказ Коля. У меня на душе было невообразимо плохо, но все же я не смог удержаться. - Ты можешь мне ответить честно, как другу? – спросил я Колю, стараясь, что бы голос звучал как можно обеспокоенней. Да, конечно, спрашивай! – энергично закивал мой товарищ. Тогда скажи мне, - тут я многозначительно закатил глаза, - у тебя с ней во сне было что то? Коля пару секунд непонимающе хлопал глазами, а потом вскочил, заорав обиженно, - Да ну тебя!- и вышел на улицу.

Старика не было видно, в избе хлопотала только дородная молодуха, да с лавки таращил на меня любопытные глазенки щекастый, с растрепанной головой мальчонка лет пяти. Потянувшись, я встал, оделся и вышел на улицу. Коля, услышав, что я подхожу, сказал, не оборачиваясь, - Ну что, никого нет. Или сейчас или… И медленно побрел к тропинке.

Мы шли, как нам казалось очень непринужденно, всем своим видом давая понять, что мы супергерои, посланные срасти мир. И мы сделаем это. Непременно. Только после короткой прогулки. И чем дальше за спиной оставалась деревня, тем шире и быстрей становился шаг.

Я думаю вот что, - негромко говорил Коля, - пусть у нас на мотоциклах не получилось, но уверен, что пешком мы точно отсюда вырвемся! А мотоциклы пусть пока в деревне побудут! Мы обязательно выберемся, нам только б до шоссе добраться! А еще через мгновенье мы уже бежали. Хватило нас минут на пять, и когда я почувствовал, что задыхаюсь, бросил Коле на бегу – Постой!- и остановившись согнулся, уперевшись ладонями в колени. - Дай отдышусь!

Чуть отдохнув, мы возобновили путь. На этот раз быстрым шагом. Я напряженно осматривался по сторонам, время от времени оглядываясь – нет ли погони. Раз показалось, как будто что то мелькнуло меж деревьями. Но возможно это просто перепорхнула с куста на куст пичуга. Все таки сказывалось нервное напряжение. Нет, думаю, что если бы старик выслал погоню, то преследователи не стали красться, они наверняка навалились бы сразу. Коля тоже нервно озирался по сторонам и меж тем заявлял с дурацкой улыбкой, - Похоже у нас получилось! Он повторил фразу несколько раз и вдруг осекся, - Вроде бы ветка хрустнула! Мне тоже так показалось и мы остановились, прислушиваясь. Тишина. Прошли мы дальше немного, потому что через начавшие редеть сосны стало видно дома …

Я тронул рукой Колю за плечо и показал знаками, пойдем назад. Крадучись мы отошли немного и свернули с дороги в лес.

Где то невдалеке послышался негромкий треск. Наверно сухая ветка упала. Сосны вокруг вздымались вверх, утончаясь и распуская в стороны ветки. Они тянутся в стороны, сохнут и падают… И с ними опадает хвоя, на сером пружинящем слое которой я сейчас стою. Меня не покидало ощущение дежа вю. Может что то напомнило жужжание пчел? Хотя скорее это не пчелы, а … Мухи! И моментально в памяти всплыла картинка из детства – я, маленький мальчик наблюдаю за долгой чередой бесплодных действий мухи, бьющейся об оконное стекло и наконец раздавил ее указательным пальцем. Фу - у- у! Как противно выглядит теперь насекомое!

- Слышишь! – вывел меня из оцепенения Коля, - опять ветка хрустнула! Но даже напрягшись так, что зазвенело в ушах, я ничего больше не услышал. Только жужжание. Я провел рукой по теплому, шершавому стволу и память снова услужливо вернула меня в детство.

Точно так было и тогда, когда в лесу прячась, за соснами я наблюдал, как мой дед зарывает издохшую от старости кошку. Лето было жарким и когда я через неделю палкой расковырял в этом месте мягкую землю, усиженную жужжащими мухами, из земли вывернулся полусгнивший , покрытый отвратительно жирными , белыми опарышами невыносимо пахнущий кошачий череп . Я отбежал и меня рвало, прямо таки выворачивало наизнанку. А потом все неожиданно закончилось. Стояла та же звенящая тишина и я точно так же держался рукой за сосну, чувствуя теплую, шершавую кору. Так же, живой, смоляной, хвойный запах смешивался с запахом гниющего мяса… Я мог поклясться, что чувствую оба… Все это потому, что…

Потому что в пяти шагах от нас стояла она! Мертвая девушка из Колиного сна. Время будто загустело, давая мне возможность внимательно заметить в ней каждую деталь. Она стояла, безвольно опустив вниз темные руки, с ободранными кое- где до костей пальцами. Страшно длинные, обнажившиеся до корней зубы, ссохшиеся, сморщившиеся глаза на жутком лице, не лице даже, а сгустке гниющего мяса, облепленном жирными навозными мухами. И что особенно четко запечатлелось у меня в памяти – маленькая засохшая розочка, может быть цветок шиповника, воткнутый или запутавшийся в вылезающих волосах, через которые светилась лоснящаяся кожа. Стоявшая до того неподвижно, она подняла правую руку и оттопырила то, что когда то называлось верхней губой. Я усмотрел в этом только один знак – нам пора бежать! И выйдя из оцепенения, схватил неподвижно стоявшего Колю за рукав рубашки и потащил за собой к деревне.

Радовало то, что нас ждали. У домов стояло все мужское население вооруженное как на картине « Крестьянское восстание» - вилы, косы, топоры.- Все,- произнес я махнув рукой, - теперь они выходят и днем. А ты меня извини, дружище, прости дурака, пожалуйста - хлопнул я Колю по плечу. За что? – искренне изумился он. Я сейчас испортил тебе ТАКОЕ свидание … - сказал я, разведя в стороны руками. - Наверно я просто завидую твоему успеху у противоположного пола…- и я истерично засмеялся. Коля в ответ скорчил зверскую рожу. Пусть, в конце концов, это была его идея, свернуть на просеку. Вон, вон! – встрепенувшись, загалдели мужики, глядя на край леса.

Там затравлено металась виденная только что мертвая девушка, появившаяся из леса. Видно у мертвецов подспудно существовал какой то инстинкт самосохранения, потому что видя или чувствуя скопление вооруженных людей, она не решалась идти вперед, хотя ее неудержимо влекло в деревню. Она неуклюже ковыляла взад - вперед, а затем все же предпочла скрыться в лесу.

Подлец ты все таки порядочный, Коля, - продолжал я паясничать. Наговорил ей теперь с три короба, небось даже жениться пообещал, а теперь сторонишься. Ведь у тебя было что то с ней, скажи! Ведь было? Кто ж ее теперь нечестную замуж возьмет, а? Не-е-е-т! Как честный человек ты теперь просто обязан на ней жениться! Мужики сосредоточенно внимали моему обличительному монологу и сначала кажется особо не понимали, о чем идет речь, а потом, вникнув в смысл, зареготали как жеребцы. А пожалуй громче всех смеялся вышедший из ступора Коля. Ты не за нее волнуешься, - остановившись, сказал он, вытирая с лица пот, смешавшийся со слезами от смеха. Тебя просто жаба душит, - добавил он с улыбкой.

Ну что, повидали нежить? Понравилось? - лукаво прищурившись, произнес старик. А до сего наверно думали – совсем старый из ума выжил. И не дожидаясь признания, уже давал распоряжения мужикам, объявив осадное положение.

Опосля того что вы видали вам ужо будет легше решиться. Уйти вы из деревни просто так все одно не сможете и это не моя прихоть. Я отпустил бы, если мог. Вас чары не пустят. Остается здесь куковать. Но и это не мед. Теперь в нужник придется всем скопом ходить, скотину не прокормишь, хлеба не уберешь. Вот так потихоньку вместе с голодухи и подохнем. Кого мертвяки не задерут.

Я понимаю все, ответил Коля. Но как то … Не знаю я, не уверен, что с ними справлюсь. Я ж никогда до этого … На что старик прервал его, - Что ж ты думаешь, просто так, случайно, через круг заговоренный прошли, знать есть что то в вас судьбою предреченное и богами, что б нежить изничтожить.

Мне стало как то спокойно и хорошо. Пусть будет так. И я сказал, - говори, что нам нужно делать, старик!

В избе старик снял со стоящего в углу сундука плетеную дерюжку. Судя по напряженным лицам детей, содержимое его они никогда не видали. Куда то нажав, старик поднял тяжелую, обитую железом крышку. Под ней лежал кожаный мешок и холщевый сверток. Из мешка с благоговением старик извлек два меча обернутых в холстину же, а из свертка две кольчуги. Я в первый раз держал в руках настоящие мечи и если честно признаться, они не произвели на меня большого впечатления. Пока я не взял один из них в руки.

Во первых он был черный и покрыт оспинами и ямками, оставшимися как я понял после ковки. Сияли только по обоим бокам острые лезвия, там где его непрестанно точили. Не было у него ни устрашающих воображение долов, ни замысловатой гарды, она представляла простой овальный диск из слегка позеленевшей меди, а рукоять так же нехитро обмотали узким, тонким кожаным ремнем. Простая вроде бы, без изысков вещь, но подержав его, я почувствовал что именно он НАСТОЯЩИЙ, а не те вычурно-устрашающие поделки в руках киногероев. У него было только одно предназначение – разрубить тело врага и парировать удар, а меч, что я держал в руках, как нельзя лучше удовлетворял этим требованиям. Ничего лишнего. Подняв взгляд, я увидел, что старик держит в руках рулончик светлой кожи. Свиток, так кажется называли первые книги. Вот что он прочел нам :

- Мы, бежав от гонителей веры нашей, забрели в этот лес и не чаяли уж спастись, поскольку погоня шла по пятам. Выбора не было, и тогда Велеред , всезнающий и всеведающий очертил и замкнул круг по лесу, сквозь который не прошли бы лиходеи и скрепил все могучим заклятием. Нас не могли теперь настигнуть, но и путь далее был уже заказан. Оставалось только осесть в этом месте, что мы и сделали, основав поселение. Велеред перед своей кончиной рассказал, что заклятье, наложенное на круг имеет и дурную сторону, ибо по прошествии скольких то лет призовет окрест лежащих мертвых людей и жизнь мертвую в мертвые же тела вдохнет. Мерзость сия, древня еще более чем грех и как тот, чье имя не называют злобна. Влекомая страшной тягою, бродить нежить будет окрест, пока не станет их числом столько, что презрев света дневного силу, выйдут из лесу и станут смерть сеять. И трудно спастись от сего лиха. Но было Велереду видение, что круг заговоренный прорвав, придут в деревню два воина, коим велел он оружье и кольчуги передать с наставлениями, чтоб на заре, испив настою травяного шли бы они на болото, там где пятно черное ни травою, ни мхом, ни деревами никогда не зарастает. Запалив же костер, накидать туда дурники, травы с мелкими цветами и запахом непотребным, что по болоту стелется . На дым нежить пойдет, влекомая чародейной силой, руки к им простерше с молчанием. И встав тогда спина к спине, пусть рубят вои нежить во славу богов. А как поруше их до единого, пусть свалят в кучу и запалят костер, да когда кость последняя догорит, след пепел собрать и ссыпать весь в болото. Тогда то мир придет в село, а место заклятое ратников отпустит.

- Вот все, что поведать я вам могу, - закончил чтение старик. Давайте к утру завтрешнему готовиться. Кольчуги подгоним, рубахи под них подберем, мечами помашите, чтоб сподручнее завтра было. А чуть взвечереет и на покой, день то завтра будет долог и тяжел.

Я проснулся с первыми лучами солнца и поднявшись увидел, что Коля тоже уже не спит. Удивительное дело. Еще три дня назад я и не подозревал о существовании деревеньки, в которую мы попали, еще пару дней назад не верил в существование заклятий и оживших мертвецов. И уж совсем в голову не могло прийти, что я соглашусь на такое авантюрное предприятие, как война с оголтелыми зомби. Мне казалось, что я более эгоистичен и при встрече с такой ситуацией как сейчас, непременно спасовал бы. Меня удивляло, насколько быстро я решился на этот шаг. Хотя частью, война этого поселения была и моей войной. Жизнь не оставляла выбора. Да и пока неизвестно, что будет дальше …

- В избе вода кончилась! – раздался озабоченный голос старика, выведя меня из задумчивости. А у колодца нежить шастает. Вам для настоя воды набрать надобно. Старик заметно волновался. Ну что ж, начнем день Коля! – сказал я, натягивая полотняную рубаху, которую следовало надеть под кольчугу.

И вот мы стояли у двери, я впереди , сжимая меч обеими руками, а за мною Коля, только он кроме меча держал еще и небольшое деревянное ведро. Сейчас, все может закончиться прямо сейчас, - подумал вдруг я, а мозг лихорадочно рисовал уже картину, как лишь выйдя за порог, мы оказались растерзаны толпой мертвецов. Еще мгновение и я забьюсь в угол, предпочтя умереть от голода и жажды в этом домишке, но я затряс головой и гоня прочь подступающую вместе со страхом дурноту заревел – Открывай дверь! Старик поднял тяжелый брус запора, лежавший на железных крюках и шагнул с ним в сторону, а я, не переставая орать ударил дверь ногой и выскочил наружу, держа меч перед собою. Мертвец передо мною на счастье был только один, мальчишка лет четырнадцати – пятнадцати. Он стоял как раз преграждая путь к колодцу и я молча бросился вперед, ощущая во рту металлический привкус, словно держал там медную монетку.

До мертвеца оставался шаг и я с силой выпрямил руки державшие меч. Лезвие с каким то скрипящим звуком вошло в тело противника . И ничего. Не брызгала кровь, противник не валился на бок, закатив глаза с предсмертным стоном. Он даже не посмотрел на место, где в него воткнулся меч. Он просто тянул ко мне руки с простым и таким естественным для него желанием - убить меня. Порвать, вонзить в живое тело зубы.

К счастью мое оружие не прошло его насквозь, до рукояти, а уперлось по видимому в позвоночник, застряв наполовину, что дало возможность удерживать зомби на расстоянии.

Глядя на грязную, окровавленную майку зомби с надписью « PUTA MADRE» я выбросил вперед правую ногу, целясь ему в живот и одновременно потянул меч на себя. Действие несомненно принесло успех. Во первых я освободил оружие, во вторых зомби оказался лежащим на земле и махал теперь руками, предпринимая неуклюжие попытки подняться. Не медля я воспользовался этим преимуществом и зайдя сбоку отсек ему голову. Тело продолжало шевелиться, будто бы ничего и не произошло и пришлось повторять процедуру, на сей раз в отношении конечностей.

Теперь, когда это существо было уже не опасно, следовало закончить вылазку и набрать воды, за которой мы собственно сюда и вышли. Я оглянулся, Коля стоял за спиной, бледный, но решительный. Я взмахнул головой в сторону колодца и в несколько прыжков мы оказались рядом. Коля прислонил меч к срубу и бросил ведро в колодец. Раздался стук, а затем легкий всплеск, а спустя мгновение Коля за веревку уже тянул ведро обратно и схватив свое оружие понесся к дому, я следом за ним.

В дверях нас уже ждал старик, сжимавший в руках внушительных размеров топор. Запустив нас в дом, он быстро прикрыл дверь. Фатинья! Грей воду!- приказал он невестке.

И когда вода в котелке заклокотала, он набросал туда измельченной травы, взятой из мешочка, лежавшего в сундуке. Я каждый год травы заново собирал, чтоб силу не потеряли. Как знал. А то глядишь, забывать бы чего стал.

Надеюсь, что среди этих трав есть одна, мне знакомая, - произнес я задумчиво. Коля недоуменно вскинул брови - ??? Конопля, - пояснил я, - с ней умирать будет как то веселее. И мы захохотали как сумашедшие, поскольку пришло состояние полного спокойствия и отсутствие боязни.

Старик, меж тем процедив через тряпочку содержимое котелка, разлил его на две кружки и протянул нам со словами, - Что ж, готово!

Я, сидя на лавке, прихлебывал горячий настой, прислушиваясь к ощущениям собственного тела, но ничего не происходило. Впрочем, не было теперь и никакой тревожности, никакого мандража, только ощущение полного спокойствия и абсолютной непоколебимой уверенности в своих силах. Да перестала давить на плечи кольчуга. Я ее теперь не ощущал вообще, как будто на мне одета была легонькая хлопчатобумажная маечка, а не изделие из металлических колец в полпуда весом.

Вылив в себя последний глоток, Коля взглянул на меня, - Ну что, пора! И мы поднявшись, двинулись к выходу. Старик вновь отворил нам дверь и указал на прогал меж домами: Вон меж ними тропинка, она к болоту вас и выведет. Я вас буду ждать сынки… - и отвернувшись, заплакал.

А мы уже шагали к болоту и тут я понял, что незаметно пришло – многократно усилилась реакция, все виденное воспринималось как в замедленной съемке и появилась невиданная сила, с удивительной скоростью и четкостью мысли. Тут незаметно мы перешли на бег и я удивился насколько слаженно действует тело, ничего лишнего, все движения экономны, рациональны и никакой одышки!

А спустя несколько минут мы достигли болота. Перед нами появилось огромное пятно черной, не заросшей ничем земли и мы сразу же принялись за дело. Собрать дрова для костра, было делом пяти минут. Под них мы натолкали мелких веток и сухой травы и уже через мгновение Коля чиркнул предусмотрительно захваченной зажигалкой « Zippo» которую очень берег и вообще носил с собою постоянно, хотя никогда не курил.

Пламя облизало сушняк и занявшись затрещало, поднялось, облизывая более толстые ветки, а мы отправились на поиски травы. Далеко ходить было не надо, она во множестве везде росла. И перепутать ее с другими растениями было трудно. Странно то, что я нигде не встречал ее ранее – стелющееся растение с сочным, очень хрупким стеблем покрытым множеством мелких грязно-синих цветков. А несло от него так, что трава вполне оправдывала свое название, дурника. Сложная смесь аромата выгребной ямы и гниющего мяса.

Так, несколько охапок на уже разгоревшийся костер и в небо поднялся густой, черный столб дыма. Оставалось только ждать.

Первой на дым, ломая перед собой кустарник, вывалилась мертвая косматая старуха, с раздавленной автомобилем грудиной. На разодранном, грязном ее платье четко был заметен след от автомобильного протектора. Вихляясь во все стороны, как марионетка в руках неопытного кукловода, она неумолимо приближалась к нам.

Она была ближе к Коле и он сделав десяток шагов навстречу, как то коротко взмахнул мечем и разрубил ее туловище наискось, так что полгрудины с головой и рукой брякнулись оземь. Но до того как они коснулись земли, Коля не останавливая смертельного движения меча изменил траекторию его и ударил еще раз, слева – направо, в район живота и рассек несчастную старуху пополам.

А из леса выходил здоровенный мужичище, со связанными электропроводом руками, уже в основательной фазе разложения. Я пошел навстречу и оказавшись на расстоянии удара прыгнул вправо и уже в прыжке повернулся по часовой стрелке, отрубив ему левое бедро.

Мертвецы выходили и выходили к нам из леса, чтоб подставить свое тело под мечи, а мы словно в зачарованном танце кружились по болоту, нанося удары, расчленяя нежить, будто два обезумевших мясника из ужасного сна. Казалось, что этому не будет конца. Только вдруг я почувствовал, что ожидание следующего противника слегка затянулось и из леса к нам никто больше не появляется. Верно, все кончено и тишину вокруг прерывало только краканье кружившего над поляной ворона, да шуршание шевелившихся словно гигантские черви обрубков тел…

И вдруг на поляну из леса вывалилась целая толпа. Селяне. Они застыли на мгновение, а затем из десятка глоток раздался такой торжествующий рев, что у меня даже мурашки по спине побежали и подняв меч я заорал вместе со всеми. И я понял тогда, что война это не только безудержный страх за свою жизнь, но и восхитительное ощущение упоения победой.

Когда волнение улеглось, мужики сноровисто натаскали уйму дров и на остатках нашего костра в центре поляны развели новый, широкий, не менее метров трех в диаметре, куда принялись вилами стаскивать останки нежити. Все, пожалуй, - оглядывая корчащиеся и шипящие в огне руки и ноги, произнес старик, - ребята свое дело сделают. А вам пора отдохнуть, - и обращаясь к мужикам, наказал строго, - Чтоб все сжечь, до единого пальчика! А то мало ли чего, не ровен час …

Наутро мы поднялись в замечательнейшем настроении, умылись в избе, поскольку старик не выпускал к колодцу и одевшись вышли на улицу. Там я понял, почему у старика не сходила с лица загадочная усмешка: перед домом, нарядно одетые нас ждали все без исключения селяне. Впереди стояли две симпатичные девушки с венками из лесных цветов в руках. Селяне вдохнув, торжественно запели, а девушки неспешно подошли и одели нам венки на головы. Затем, церемонно поклонившись, они вернулись. Сегодня у нас праздник! – сказал старик, повел нас к столам стоящим посреди селения и усадил. И тут началось! Легкая, но довольно хмельная медовая брага, мясо вареное, печеное и всего еще не перечесть.

Так вот в веселье продолжался день, в песнях, еде и плясках. Мы со всеми перезнакомились, наконец. В конце дня Фетис обратился к нам с не совсем обычной просьбой. Если сказать не вдаваясь в подробности, она заключалась в том, чтоб освежить немного кровь селения. Поскольку мы уже приглядели себе подружек, эта деликатная миссия была довольно приятна.

Я уединился со своей избранницей и провел восхитительную ночь. Слегка нервничал я, только боясь, что она будет просить меня остаться, но этого к счастью не было. Смугленькая Ольга, так ее звали, опершись на локоть с обожанием смотрела на меня и нежно погладив по лицу, сказала, - У меня родится мальчик! Когда он вырастет, то будет похож на тебя, такой же красивый и смелый! В этот момент я сам уже испытывал желание остаться, но понимал так же, что этого не произойдет. Хотя все было настолько ярким, все чувства, переживания, что возникал вопрос – А стоит ли возвращаться? Может здесь я смогу обрести свое счастье? Но я гнал прочь эти мысли. Для начала и сравнения стоило вернуться домой …

В селе мы провели еще неделю. На следующий день селяне вновь взялись за работу, а мы проводили свой досуг, наслаждаясь спокойствием и здоровой пищей, но как сказал Коля, - Пора б и домой уже, а то мы с таким аппетитом обожрем все село, уничтожим запасы еды к зиме и селянам впору будет задуматься, что может и не так уж были страшны зомби.

Сборы были недолгими и утром мы стояли у мотоциклов, готовые тронуться в дорогу. Провожали нас вышли все. Ольга стояла рядом со смущенной улыбкой и молчала, смахивая украдкой слезинки. Попыталась было что то сказать, но вместо этого обхватила шею жаркими руками и быстро поцеловав, спряталась за толпой. Фетис же, сам донельзя расстроенный махнул только рукой, - Чего уж затягивать прощанье, только душу теребить. Спасибо вам и поклон низкий! А надумаете погостить, всегда вам будем рады!

У меня самого свербило на сердце, а к горлу подкатывался комок, поэтому я быстрее завел мотоцикл и крикнул: -Я не прощаюсь, мы обязательно свидимся! и помчался прочь от деревни по лесной дороге.

Пролетел километр, другой, пошел второй десяток, а мы не останавливаясь упрямо двигались вперед. Вперед. Еще предстояло выяснить, отпустит ли нас это место, но дорога не прерывалась и вскоре перед глазами возникло шоссе. Тогда только мы остановились и взглянули друг на друга. Получилось, - тихо произнес Коля. Знаешь, а я пожалуй не сильно бы расстроился, если бы не получилось вырваться… И я знал о ком он сейчас думает. Потому что всю дорогу перед глазами у меня стояло лицо Ольги.

Добравшись до города, мы сухо и коротко расстались в некотором смущении и договорились встретиться назавтра. Впрочем, наверное я не утерплю и приеду к тебе сегодня ночью, - сказал я. Зачем ночью? – искренне удивился простодушный Коля. Как, разве ты забыл? Я же обещал пробить тебе железной трубой голову! - разыграно недоумевал я. И мы засмеялись.

Очередное удивление ждало меня дома, когда я получил жесточайший нагоняй от отца. Оказалось, что мы отсутствовали целый месяц!!! Хотя для нас прошло чуть более недели. Тебе что, трудно было позвонить? – орал он не переставая. - Мы с матерью уж на розыски заявление написали. А вас нигде никто не видел, ни на одном посту ДПС не останавливали! Мы уж тебя похоронили, вместе с дружком твоим придурошным! Неужто так тяжело было хоть один звонок сделать?- кричал он, а счастливая, но не переставшая плакать мать его успокаивала – Ну хватит, хватит, все … Вернулся, живой, здоровый. Чего теперь кричать. Но видно было, что переживал отец не меньше ее и за криком пытался скрыть свои эмоции. К счастью, вскорости он выдохся и успокоился, а мы сели за стол и я с набитым ртом молол всякую чепуху, наскоро придумывая подробности поездки. Не мог же я рассказать, что произошло на самом деле. Думаю после этого рассказа к ним пришла бы полная уверенность, что сын их, за время своего отсутствия пристрастился к тяжелым наркотикам, окончательно разрушившим его и так слабую психику.

Так незаметно, за разговором и прошло время, я все таки как то оправдался, сочинив нелепую историю и успокоив ею родителей, а когда пришло время сна, долго лежал в своей комнате. Я думал об Ольге.

У меня и до нее было достаточно девушек, но эта не шла у меня из головы. С ней все было как то необычно, по настоящему. Даже прикосновение к ней вызывало трепет. Тяжело передать свои ощущения, но … Похоже я влюбился и так крепко и сильно, что вряд ли смог бы ее забыть. И перед тем как заснуть я принял решение – попробовать съездить в лесное селение еще раз и посвататься. Конечно остаться и жить там я не смог, но думаю, может получится уговорить ее родителей отпустить дочь со мною. Если б мне и отказали, можно было попробовать ее украсть, в конце концов. Так с этими мыслями я и заснул. Надо ли и говорить, что мне снилась Ольга. Она стояла, держа руки на округлившемся животе и мягко улыбаясь. Так, как умела только она и смотрела на меня.

На следующее утро я проснулся чуть свет, принял душ, позавтракал и на этом собственно все мои дела были закончены. Начал читать книгу и поймал себя на том, что полчаса мусолю глазами первую фразу. Включил телевизор, но вскоре в раздражении вырубил его. Дело в том, что мыслями я был ТАМ …

Тогда я решил доехать до Коли и спустя полчаса уже, был у него. Друг встретил меня обрадовано и поставив на плиту чайник сказал усмехаясь, - Чего вчера было! И закрыв глаза, покачал головой.- Не у тебя одного, - скривился я. - Меня вчера чуть не четвертовали. И не мудрено, пропали на месяц. А ТАМ прошло всего ничего… И воспоминания резанули по сердцу.

Мы попили чаю, поболтали, но разговор как то не клеился. Возникло чувство какой то неловкости и наскоро распрощавшись, я поехал домой. Однако влекло меня вовсе не туда, и незаметно я вырулил на шоссе. Бензина был полный бак, так что я даже обрадовался и решил, что просто доеду и посмотрю, есть ли та дорога в лесную деревеньку. Я действительно только посмотрю. Но меня ждало горькое разочарование. Я проехал расстояние в два раза больше, но так и не увидел той просеки. На обратном пути я сломал все глаза, напряженно вглядываясь в мелькающие сосны с тайной надеждой, что просто прозевал дорогу, но тщетно. Да еще засмотревшись чуть было не угодил под возмущенно загудевший грузовик.

Домой я вернулся в отвратительном настроении и сославшись на головную боль лег в своей комнате. Воображение рисовало множество вариантов и в конце концов я решил, что пеший или конный я прочешу весь лес, но найду прячущуюся от посторонних деревню. И я знал, кто мне в этом поможет …

Наутро, наскоро собравшись, я уже сидел у Колиного подъезда. Несмотря на раннее время, приятель мой куда то уж умотал. Вернулся он только часа через два, не в лучшем расположении духа и сев рядом со мною, неожиданно произнес: -Ты знаешь, а я не нашел ту дорогу … Я подскочили на месте, Так ты тоже ездил на шоссе? Что значит тоже? – непонимающе спросил Коля и внезапно все поняв, спросил – Не нашел? Я отрицательно покачал головой, подавив вздох. Коля сидел рядом и вертя в руках мотоциклетный шлем говорил, глядя куда то вперед, - Я извелся здесь. Наташа у меня из головы нейдет. Только глаза закроешь, как ее лицо возникает. Мы ведь найдем туда дорогу? Ведь правда? И я кивнул. - Такие упертые дураки, как мы с тобой, чего угодно могут сделать.

Утром мне позвонил Коля и взволнованно прокричал в трубку: -Приезжай ко мне, срочно! Ничего не понимая, позевывая, вскоре я был у него. Протащив меня в свою комнату, он горячо зашептал мне в ухо, опасаясь, что услышат родители, - Я ночью видел ее! - Кого ее, не понял я, Наташу твою что ли? Да нет, затряс он головой так, что я подумал - как бы она у него не отвалилась,

- Ту, мертвую, с цветком в волосах! Постой, так мы же их всех … Ты ее убил? – спросил я, теряя надежду. Нет, - ответил Коля, - и я понимаю, что и твой меч ее не коснулся. Но как тогда … И тут ужасная догадка пронзила меня. Я отчетливо вспомнил событие того дня и одну маленькую деталь, несколько удивившую, но не настолько, чтобы придать ей какое то значение. Вот - Коля бросает ведро в колодец и я слышу стук, а затем только всплеск. Стук! Эта сука упала в колодец. Когда ты набирал воду, то бросив ведро, огрел им ее по башке! Она не могла выбраться, хотя ее и влекло к дыму! Я в ужасе схватился за голову – Когда же это все кончится! А ты не мог ошибиться?

- Нет, к сожалению. Я долго не мог заснуть этой ночью, и около двух, наверное, за окном громко залаяла собака. Знаешь, зло так. Я выглянул и увидел под фонарем эту тварь. Она стояла и могу тебе поклясться смотрела на меня. Она как будто чувствовала где я. Потом собака стала бросаться на нее и она заковыляла прочь. А наутро…

- Пойдем я тебе покажу! Мы вышли из подъезда и он повел меня к кустам у фонаря. За ними лежал мертвый пес.- А теперь смотри сюда,- потащил меня уже к фонарю Коля. - Она держалась за фонарный столб. Вот видишь, здесь! На столбе в том месте было грязное, жирное пятно и самое худшее, что оно пахло. Пахло гниющим мясом. …

Мы долго сидели у него в комнате и молчали, размышляя. Теперь приходилось вести осторожную жизнь затворников. До захода солнца домой, двери на все запоры и сколько это может продолжаться, неизвестно … Но поразмыслив, решили не прятаться, сошлись на том, что лучшая защита это нападение.

Мечи достать было трудновато, но голь на выдумки хитра. Мы придумали, как можно обойтись и без них. Коварный наш план был изящен и прост, состояв в старой как мир ловле на живца, в роли которого любезно согласился побыть Коля. У его дома, совсем рядом, находился небольшой тупик, в который и следовало заманить проклятую тварь. А остальное дело техники – я, вооруженный садовыми вилами с крепким длинным черенком должен напасть первым и воткнув их ей в грудь, сбить с ног и удержать некоторое время, пока подоспевший Коля, подхватив стоящую в тупичке, заточенную как бритва лопату не довершит дело.

Мы не стали оттягивать исполнение и к вечеру закончив все необходимые приготовления, были на исходной позиции. Коля неспешно, со скучающим видом прогуливался у входа в тупик, а я, спрятавшись в глубине его, напряженно ждал. Но она не появилась.

Так в ожидании прошло три ночи. Днем мы отсыпались, а с наступлением темноты караулили зомби, но тщетно и я уж стал сомневаться в том, что Коля видел эту мертвую девушку. Ее мог убить кто то из нас и просто не помнить об этом. Или она просто развалилась на куски и сгнила в лесной чаще. А существо, виденное им ночью всего-навсего пьяная бомжиха. Так или иначе, но на четвертую ночь дежурить мы не пошли. А на следующий день мой друг пропал. Белым днем он пошел в магазин, находившийся неподалеку, по узкой тропинке, через беспорядочно стоящие частные гаражи и все. Больше его никто не видел. Отец, пробежав по возможному пути, где мог идти сын, нашел только спортивную сумку Коли, да несколько капель крови.

Тотчас же вызвали милицию. Те осмотрели место, сфотографировали и взяли на анализ кровь. Оперуполномоченный из убойного отдела, как представился один из милиционеров, заявил, что будет возбуждено дело об убийстве. Затем все сели в трескучий УАЗик и уехали, пообещав искать.

Родители Коли позвонили и мне, что б помог им с розысками сына, поскольку они хотели прочесать все окрестности. И стоя в глазеющей толпе, оглядывая землю вокруг у стены гаража, я остановил взгляд на простой, пустячной казалось бы вещи. Но увидев ее я понял, что все поиски будут тщетны и моего друга уже нет в живых. Там, на притоптанной земле, лежал засохший цветок шиповника, опутанный комком грязных, сальных волос. Я остался один …

Они пришли в туже ночь и стоя в редких кустах, росших напротив дома, смотрели на мои окна. Просто стояли и смотрели, но даже на расстоянии чувствовалась черная злоба и ненависть от них исходящая. Я потихонечку взял телефон и позвонил в милицию, назвал свой адрес и сообщил, что напротив моего дома идет драка. Не мог же я назвать истинную причину!

Но мертвецов уже не было на том месте, только я положил телефонную трубку. Звериным своим чутьем они почувствовали опасность и благоразумно скрылись. Насколько же они стали хитры!

Возможно так, постоянно находясь настороже, мне удасться дотянуть до зимы, до ближайших заморозков, потому что при первых морозах тело нежити должно непременно закоченеть и они будут безопасны. Пусть хотя бы некоторое время. Удивляло то, насколько долго мои преследователи противостоят своему самому страшному врагу – тлению. При непрестанной жаре в 30 градусов, что стояла уже довольно долго и не думала снижаться, их тела, подвергаясь вдобавок атаке личинок мух, должны были превратиться в голый костяк уже через неделю. Но этого не происходило. Впрочем, само уже существование этих зомби никак не вписывалось в обыденные рамки, не говоря уж о каких то процессах происходящих в их телах.

Много раз я ездил на шоссе, не теряя надежды обнаружить заветную дорогу, но тщетно. Мои поиски ни к чему не приводили. Я изучил каждый придорожный метр и все впустую, лес не пускал, не желая раскрывать свои объятья. Даже постоянная угроза смерти со стороны моих преследователей не могла заглушить тоски по девушке, которая осталась там, где то в глубине леса. Неужели больше не удастся ее увидеть? И тот нерожденный еще, живой комочек, частицу меня, что ожидает своего появления на свет.

. Как то поздним вечером, мать пришла с работы очень встревоженная и рассказала, что начиная от Тихого переулка, находящегося в километре примерно от дома и почти до подъезда за ней плелись двое пьяных, мужчина и женщина. Ничего плохого они не сделали, просто тихонько шли сзади, но мало ли что кому в голову придет в следующий раз. И попросила отца, чтоб он теперь встречал ее с работы. А я сидел, невидяще уставившись в книгу и осознавая дьявольский замысел мертвецов – они хотят теперь убить моих родителей, чтоб с их помощью добраться и до меня!

Следовало что то предпринять, но что? Поразмыслив, я заявил родителям, что хочу навестить родственников, проживавших в городе находящемся от нашего за двести, если не более километров и радостно потирал руки. Раз уж им нужен был я, пусть топают! Может за время проведенное в пути сотрут себе ноги до плеч! И недоумевал, как только такая хорошая идея не пришла мне в голову раньше.

К родственникам, сев ночью в поезд я прибыл ранним утром и весь день наслаждался ощущением полной безопасности. Уже до смерти надоело постоянно оглядываться и продумывать каждый свой шаг. По моим подсчетам, раньше чем через неделю нежить сюда не доберется. А к тому времени как они появятся, я поеду домой. В запасе будет еще неделя покоя.

С такими вот мыслями я посиживал на балконе, наслаждаясь кружкой кофе и сменившей, наконец палящий зной ночной прохладой, когда заметил две до ужаса знакомые фигуры, появившиеся на пустой детской площадке. Мужчина поднял руку со скрюченными пальцами, словно желая схватить меня, а затем обе твари неспешно удалились назад. Я сидел без движения, словно парализованный и не сразу даже почувствовал, что опустил горячую кружку себе на ногу и она уже основательно припекает ляжку.

Как! Как это могло произойти! Каким образом два неторопливых монстра могли всего за сутки преодолеть расстояние в двести километров? Или они существуют в неком пространстве, где понятие расстояния и времени относительно. Да и узнай я ответ на этот вопрос что, станет легче? Я был подавлен и полностью пал духом …

Уже нигде и никогда я не мог чувствовать себя хотя бы в относительной безопасности. И в тот момент словно что то сломалось во мне. Будто оборвалась разом какая то нить, связывавшая меня с желанием бороться и победить во что бы то ни стало. Можете осуждать меня за это, но жить дальше не хватало сил …

Утром уже я брал обратный билет на поезд и вернувшись домой начал эти записи. Закрывшись в комнате, я писал как сумашедший, восстанавливая в памяти минувшие события и перенося их на бумагу. Поможет это или нет, мне все равно… Возможно мне просто хотелось высказаться. Пусть родители знают, что их беспокойный, вечногораздый на всевозможные проделки сын не совсем пропал. В глубине леса идущего вдоль трассы на юг, скоро появится моя точная копия, моя кровинушка. Жаль только, что я не увижу больше ни Ольги, ни малыша.

При мыслях об этом у меня, никогда не испытывавшего радости отцовства сжимается сердце. Я и не знал, что это настолько сильное чувство. Только вот ребенка своего я никогда не увижу и ничего не смогу сделать, чтобы изменить ситуацию, что вызывает боль и пугает даже более, чем грядущая моя смерть. Только бы мы не решили потом вернуться в лес … Господи! неужели такое возможно? Да! Да! Скорее всего! Мертвые идут к тем, кого они любят, своей странной любовью, если можно назвать их мерзкое чувство таким добрым словом. Может выйти так, что оказавшись вместе после моей смерти, мы отправимся в лес?! Нет! Я не могу допустить такого! Я должен победить. Не ради себя.

Павел Холодилин, самый молодой из следователей прокуратуры закончил чтение и прикрыл ладонями красные, воспаленные от хронического недосыпания глаза. Была в прочитанном какая то несостыковочка. - Так, - взялся за лежавшие правее папки Павел. « Розыскное дело Демьянова Ивана Викторовича по заявлению Демьяновой Светланы Петровны, его матери, об утрате с ним родственных связей. Что там? Объяснение Демьяновой, угу. Пробегая глазами строчки, Павел почувствовал в этот момент что кажется ухватывает некую нить, способную привести к разгадке и забыв уже про сон, что на работе он должен быть через четыре часа, а значит, что идти домой и ложиться спать уже не имело смысла, он читал, читал и логические пазлы в уме уже складывались в довольно четкую картинку.

- В последнее время Ваня очень изменился, стал замкнутым и молчаливым. Я подумала, что возможно на него так повлияло недавнее исчезновение его товарища, Стаценко Николая. После приезда от родственников Ваня почти не выходил из комнаты. Я видела, что он много писал и объяснил это тем, что собирается поступать в какой то институт заочно. В тот вечер я и муж сидели у телевизора, когда из своей комнаты вышел Ваня. Он оделся и сказал, что поедет покататься на мотоцикле. И засмеялся. А то от писанины уже голова распухла. С тех пор больше мы его не видели.

Вопрос: скажите, а ваш сын употреблял наркотики?

- Нет, по крайней мере, мне об этом ничего не известно. Он даже почти не пил. Не то что наркотики .

Вопрос: После исчезновения вашего сына из дома пропали какие то вещи?

- Нет, ничего не пропало. Только вещи, в которые он был одет. И разве что лопата из подвала под домом. Но думаю, что это вряд ли с ним связано. Больше ничего. Он даже деньги в комнате оставил.

Так, объяснение гражданина Бодрова О.В. , временно не работающего, - Вот! – Я повернулся на звук и заметил Демьянова, который на мотоцикле »мчался -зачеркнуто», ехал в сторону трассы по улице Пушкина. Мне показалось что он вез чего то, вроде палку толстую.

- Значит на юг …- Задумчиво произнес вслух Павел.

Еле дождавшись утра, Павел под благовидным предлогом отпросился на несколько часов и позвонив знакомому, срочно попросил его подъехать к зданию прокуратуры. Брякнувшись на переднее сиденье, сказал водителю – Мне надо на шоссе, то, что идет на юг.

Его уже трясло от возбуждения, от предвкушения скорой разгадки и только машина выехала на шоссе, он впился глазами в обочину. Но пока это были старые покрышки, мешки с мусором. Проехали они достаточно.- Стой! – заорал вдруг он, перепугав водителя и чуть ли не на ходу бросился из машины.

На обочине, почти у леса, чернело свежее костровище. Пепла и головешек было много, видно огонь жгли долго, постоянно подкладывая дрова. А совсем неподалеку лежала когда то хорошо заточенная, а теперь покрытая зазубринами лопата со сломанным черенком. Земля вокруг была вся истоптана и взрыта. - Тяжко же тебе пришлось, - вздохнув, посочувствовал Павел. И отойдя подальше, стал внимательно осматривать землю, потихоньку продвигаясь вдоль леса и наткнувшись на то, что хотел увидеть, чуть дальше от костра. Это был след протектора, пропадавший у деревьев так, словно мотоцикл затем исчез, испарился с лица земли. Совершенно четко видимые следы резко обрывались. - Выходит, что у него получилось!

- Что ж тогда, все что я прочел сегодня, правда? А в костре, если покопаться, найдутся останки двух тел? И что скажет прокурор, когда я изложу ему все свои соображения и факты? Представив на мгновение его лицо после всего этого, Павел затряс головой, гоня прочь ужасающее его видение. - Чего же мне написать то? Хмурый и задумчивый он вернулся в машину и махнув рукой назад, буркнул – Поехали! И уже ни к кому не обращаясь добавил, - Лучше бы я стал пчеловодом …

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 43
Комментарии

круто получилось давно такого интересного не было

Спасибо за отзыв, пожалуй выложу тогда еще сто нибудь)))

Фе. Зачем такое уродство прицепил? Всякую охоту читать отбивает.

____________________________________________________

Когда читаешь эпитафии, возникает ощущение, будто бы спасти мир можно только воскресив мертвых и похоронив живых.

Пол Элдридж

Картинка на мой взгляд соответствует теме)))

А разве сложно быть не таким прямолинейным? Ну хоть каплю воображения.

____________________________________________________

Когда читаешь эпитафии, возникает ощущение, будто бы спасти мир можно только воскресив мертвых и похоронив живых.

Пол Элдридж

Той картинки, что подходила бы к рассказу, я не нашел к сожалению... Ваша версия превосходна, но думаю в свою очередь не избежать нападок, что ожидалось чтиво о прекрасной мертвячке, а тут полуразложившийся труп. И тем более смерть в жизни выглядит непрезентабельно уже спустя несколько десятков минут

Ну... не знаю, я считаю, у каждого работает свой внутренний графический редактор, который рисует нам героев такими каким МЫ, читатели, их себе представляем. Да и разве мы не видели фильмов о зомбях и нам так сложно представить себе мертвячку? А тут ведь даже не зомби - уродство какое-то, лишний раз смотреть не хочется... Бльше подошла бы хроникеру мертвых мертвецов ))

"bcv762" пишет:
чтиво о прекрасной мертвячке

Так должна же загадка какая-то быть. На фотке таинственная девушка - рассказ о восставшем трупе. Закономерно. Иначе давай нам фотки пацанов, деда того, мотоциклов, деревни ))

____________________________________________________

Когда читаешь эпитафии, возникает ощущение, будто бы спасти мир можно только воскресив мертвых и похоронив живых.

Пол Элдридж

очень-очень хорошо.

Благодарю Вас!

Половину только осилил... Утомило.

10 выкладывай еще

Благодарю Вас, выложу обязательно!

Я после этого плохо спал! Ну а в целом норм! НО ПРОШУ УБЕРИ ЭТУ ОТВРАТИТЕЛЬНУЮ ЗОМБЯТИНУ! 9+

Она прекрасна))) И спасибо за оценку!

Красота, было Очень интересно читать.

Спасибо за отзыв!

Быстрый вход