Я Иной. Часть тридцатая

- Четвёртый отряд вернулся – с ходу начал блондин, как только мы оказались у окошка КПП – Илья Шашлов, командир группы.

Мордатый охранник, с интересом наблюдавший за нами с момента прибытия, отставил в сторону чашку с дымящимся кофе, покопался немного в ящике стола и, выудив нужный листок, сосредоточил внимание на тексте. От нечего делать, я стал рассматривать сквозь стекло обстановку поста. Чуть дальше виднелся пульт охраны, за которым сидел ещё один чоповец, со скучающим видом уставившись на многочисленные мониторы. Картинка была, на экранах тут и там мелькали люди, а значит, камеры до сих пор работали. Рядом оружейный шкаф, у двери вешалка с дождевиками.

- Ну да, помню. Вы вчера на связь выходили, сообщили, что до темноты вернуться не успеете – оторвавшись от записей, охранник внимательно взглянул на собеседника – Как успехи?

- В автосервисе пусто, запчастей нет, всё давно вывезли. Хотели ближайший посёлок на предмет всяких ценностей осмотреть, вот и задержались. Но мертвяков оказалось полно, малыми силами территорию спокойно не обыщешь. Там же одного нашего потеряли, и ствол тоже.

- Понятно, значит очередной голяк – сделав какие – то пометки, дежурный обратился к своему напарнику: Слышь, Сань, ещё один погиб. Два отряда со вчера на связь не выходят, так что считай, что шесть трупов, и у этих вот потери. Семь человек накрылись, как не фиг делать, а пользы ноль!

- Ты забыл об нервном типе из девятого, который вчера к вечеру вернулся – вяло отозвался тот, по прежнему пялясь на экраны - Так что приписывай ещё двоих.

- Точно, его напарников же «пупырчатые» у поста ДПС сожрали – вновь вспомнив о нас, мордатый указал карандашом на Кима – А вы, значит, гости из Рязани? С поста уже доложили о вашем прибытии.

- Нам бы хотелось поговорить с профессором Тереховым, или с кем – то из руководства – корейца явно раздражала медлительность дежурного, да и мне, чего скрывать, уже надоело топтаться у порога – Часть нашего отряда осталась ждать в довольно небезопасном месте, так что давайте оставим разговоры на потом?

- Это не мне решать – тон Кима чоповцу определённо не понравился, но спорить он не стал – Ладно, идите. Вас встретят с той стороны. А с вами, добытчики недоделанные, мы ещё пообщаемся… Сань, открывай ворота, пускай командиры с гостями разбираются.

Второй молча нажал на кнопку, пульт пискнул, и ворота плавно отъехали в сторону, пропуская нас внутрь крепости.

- Удачи – блондин махнул нам рукой на прощание, Сева же ограничился недовольной ухмылкой – Мы тут надолго застрянем, пока отчёт напишем, потом в карантине сидеть. Но вы подходите потом к нам в «резервацию», расскажите о своих приключениях.

- Свидимся – быстро ответил Ким, и первым шагнул на территорию клиники.

Было видно, что он торопился поскорее встретиться с местным начальством, рассказать ему об застрявших на заправке людях. Прошло много времени, и неизвестно, в каком они сейчас положении. И теперь, когда для их спасения осталось сделать так мало, тратить время попусту было нельзя. Но с этим мы разберёмся, главное – путь пройден. Не смотря на все трудности и потери, шаг за шагом, мы всё же добрались до цели.

И тут неожиданно на меня нахлынула волна чувств, странных ощущений, возникновение которых объяснить не получалось. Меня начало трясти, бросало то в холод, то в жар, а затем тело охватила странная лёгкость, и я вдруг понял, что мир вокруг изменился.

Ким исчез, я стоял один на узкой дорожке, петляющей среди цветущих кустов сирени и широких лавочек, на одной из которых сидела высокая девушка в белой майке и потёртых джинсах. Будто почувствовав моё появление, она встала и, ослепительно улыбнувшись, неторопливой походкой направилась ко мне. Стройная, спортивная фигура, шелковистые волосы, спадающие до плеч, большие, светло – синие глаза, задорно смотрящие на меня из – под длинных ресниц.

Моя невеста… Вика…

Будто натолкнувшись на невидимую стену, я замер, не в силах объяснить происходящее. А она всё приближалась, беззаботно улыбаясь, будто и нет вокруг всего этого ада, оживших мертвецов и безжалостных мародёров, без сожаления готовых убить тебя за пару сигарет. Сейчас мы обнимемся и пойдём гулять по этому парку, или сразу в кино, а потом будем строить планы на будущее. Нет, это просто невозможно. Может я и псих, но не до такой степени. Чем бы не было это существо, оно точно не Вика.

- Привет – подойдя почти в плотную, нечто сцепило руки в замок и выжидательно посмотрело на меня – Ты задержался.

«Кто ты?»

Я ничего не говорил, даже рта не раскрыл. Слова лишь прозвучали у меня в голове, но собеседник как – то их услышал.

- Не прикидывайся. Ещё скажи, что ты меня не знаешь?

«Ты не Вика. Кто угодно, но только не она»

- Помнишь это место? Здесь мы впервые познакомились, ты тогда вёл себя как полный идиот, постоянно запинался…

« Это всё сон»

- Хорошо, если бы так – девушка помрачнела, улыбка мгновенно исчезла с лица, а взгляд стал холодным и пронизывающим – Но от правды не убежишь: ты убил меня…убил многих… и будешь убивать.

«Я пришёл через ад, чтобы избавиться от этой заразы. Скоро всё кончиться»

- Верно, но боюсь, финал будет не столь радужным, как тебе бы хотелось.

«Кто ты? Третий раз повторять не буду!»

- Считай, что я крик твоей искалеченной души. А вот кто ты сам такой? Человек или уже нет? Ты жив, или скорее мёртв? Гонишься за призрачными надеждами, очертя голову бросаешься в самое пекло, и ради чего? Правда в том, что у тебя нет будущего. В глубине души ты понимаешь это, хотя и боишься признать очевидное. Когда в очередном приступе безумия монстр бросается в бой, вторая твоя половина кричит: «Убейте меня, я хочу с этим покончить!».

«Я не ищу смерти»

- Неужели? В первые дни после своего преображения, ты забрался на крышу высотки, подошёл к краю и…

«… остановился. Я передумал и решил бороться.»

- Ради чего? Без ответа на этот вопрос, твоё существование не имеет смысла.

- «Прочь»

- Реши, на чьей ты стороне, иначе не выживешь.

«Прочь!»

- Сделай выбор!

«Прочь!!!»

Тебе придётся это сделать. Придётся…

Неожиданно глаза застлала плена, фигура существа начала расплываться, а в ушах возник нестерпимый звон. Всё тело пронзила острая боль, мысли путались, но я не собирался так легко сдаваться. Схватившись за голову, бросился бежать, не разбирая дороги, но тут в глаза ударил нестерпимо яркий свет и я, будто вынырнув из омута безумия, вновь вернулся в реальный мир.

- Реакция на свет положительная, проверь капельницу.

- С трудом, но игла вошла в кожу, физраствор поступает.

- Пульс?

- По - прежнему не прослеживается.

- Запиши в журнал – пациент очнулся в 17.47. Примерно два часа провёл без сознания. Пришёл в себя при изъятии инородных предметов из грудного нароста.

- Предметов?

- Несколько дробинок. Похоже, по нему кто – то стрелял из ружья.

- Может, вызвать дополнительную охрану?

- Не стоит, думаю, он нам не опасен. Да и эти ремни весьма надёжны, и не раз были проверены его предшественниками. Скорее, он отгрызёт себе руку, чем их разорвёт.

Человек в зелёном халате, наконец перестал светить мне в лицо фонарём и отошёл в сторону, дав возможность оглядеться по сторонам. Довольно большая комната с голыми бетонными стенами и таким же унылым потолком, сразу наталкивающими на мысль, что мне повезло угодить в очередной подвал.

Около двери стоял стеклянный шкаф с разнообразными склянками, рядом расположился стол с микроскопом и ещё какими – то приборами, предназначения которых я не знал. Второй стол занимали аккуратно разложенные и блестящие чистотой инструменты – начиная от скальпеля и заканчивая хирургической пилой. Дополняла картину широкая каталка, на которой я, собственно, и лежал, надёжно связанный по рукам и ногам кожаными ремнями.

Хирургов, или кем они там являлись на самом деле, было двое. Первый оказался седовласым мужчиной в больших очках, с добрым, но внимательным взглядом, и приветливой улыбкой, застывшей на морщинистом лице. Его помощником была невысокая блондинка с мальчишеской стрижкой, которая всё это время крутилась около стола с инструментами. Про её взгляд я сказать ничего не мог – глаза девушки почему – то закрывали солнцезащитные очки с отражающими стёклами. Зато невольно задержал взгляд на её лице, обезображенным несколькими продолговатыми шрамами.

Да, ситуация интересная. С одной стороны мне вроде бы пытаются помочь, с другой, я полностью обездвижен, и в случае чего, за себя постоять не сумею. Старик не кажется опасным, но присутствие странной девчонки напрягает. Нахожусь я, вероятно, всё в той же клинике, но где тогда Ким? В общем, пятьдесят на пятьдесят – либо меня сейчас отпустят и прояснят ситуацию, либо разберут на части, изучат, а затем заспиртуют в банках, естественно, сделав это во благо науки. От таких перспектив стало не по себе, и я невольно застонал, чем сразу привлёк внимание дружелюбного деда.

- Вам плохо? Не волнуйтесь, боль скоро должна пройти…наверное. Такой…эм…своеобразный пациент у меня впервые, и я не могу точно сказать, должным ли образом подействует на вас обезболивающее. В любом случае, это лучшее, что вам тут могут предложить. С поставкой медикаментов, у нас, знаете ли, перебои. Давайте, я вас развяжу, а то неудобно так разговаривать. Находясь без сознания, вы бились в припадке, чем сильно нас напугали. Пришлось применить меры, но теперь - то вы будете хорошо себя вести?

- Профессор! – такая идея девушки явно не понравилась – Он может быть опасен, вы сами говорили!

- Сара, нет такого теста, который мог бы гарантировать, что он полностью безобиден. И что же, нам вечно держать нашего гостя прикованным к каталке?

- Нет, не вечно – процедив эти слова сквозь зубы, девушка отвернулась и глубоко задышала – Но всё же…

- Я тебя услышал. А теперь проверь образцы крови, пожалуйста.

- Да, профессор – быстро сняв очки, девушка села за микроскоп – Но я вас предупреждала.

Уже не слушая свои нервную помощницу, профессор взялся за один из ремней и, немного с ним повозившись, высвободил мою руку. Затем повторил процедуру, и сразу же перешёл к ногам. Не прошло и минуты, как я уже был полностью свободен. Судя по всему, в ближайшее время моему измотанному организму никакие болезненные опыты не грозят. И я не в плену, а в гостях, хотя для полной уверенности, ещё нужно прояснить некоторые моменты.

Первом делом я решил встать, но, не подумав о последствиях, сделал это слишком резко. Голова сразу отозвалась острой болью, доктор вдруг раздвоился, а вслед за ним начала расплываться и вся комната. Скрепя зубами, я всё же смог сесть и, свесив ноги с каталки, замер на несколько минут. Постепенно зрение восстановилось и боль прошла, осталось лишь неприятное покалывание по всему телу, но на такую мелочь я решил не обращать внимания.

- Извините, я ведь даже не представился! – доктор, всё это время за мной с интересом наблюдавший, вдруг протянул руку и искренне улыбнулся – Профессор Терехов, Вениамин Валерьянович. Автор более ста научных работ и двух монографий, награждён медалями Академии медицинских наук, первый изобрёл метод внедрения…Впрочем, вас ведь не это интересует? В любом случае помните о главном – в округе вы не сыщите более квалифицированного и компетентного врача. А сейчас вы примите лекарство, и мы с вами немного пообщаемся. Согласны?

Ответив на рукопожатие, я коротко кивнул, попутно отметив, что перчатки с моих лап никуда не делись. А вот маска исчезла, но это я понял почти сразу, как открыл глаза. Может и к лучшему, ведь эта вещица уже порядком начала меня раздражать. Да и вообще, было немного приятно, даже радостно, что почти незнакомые люди так спокойно, даже как – то подозрительно буднично, смотрели на мою впечатляющую морду.

Тем временем, заметив, что лекарство через капельницу больше не поступает, Терехов разрешил мне выдернуть иглу, а сам направился к шкафу с лекарствами, но вскоре вернулся, прихватив с собой какую – то, немалых размеров таблетку, которую тут же заставил разжевать. Затем пододвинул поближе стул, уселся напротив меня и, скрестив руки на груди, замер с задумчивым видом. Так прошло несколько минут, и я уж было хотел обратить на себя внимание, как профессор вдруг ожил, вновь вспомнив о своём пациенте.

- Начну с главного, так как информации много, а оставлять вас в неведении с моей стороны будет неправильно – собеседник говорил быстро и внятно, будто зачитывал длинную лекцию, а внимательный взгляд следил за моей реакцией – Вы тут не пленник, а гость, причём, я бы даже сказал – почётный. Тем не менее, покидать мою лабораторию пока запрещено, так как о вашем секрете знают только я с помощницей и моя личная охрана, ожидающая за дверью. Вы сможете покинуть это место, как только я поговорю о вас с членами Совета. К сожалению, Мулирман сейчас совершает сделку в дальнем анклаве, так что раньше завтрашнего утра пообщаться с ним не удастся. Но я думаю, вам не сложно будет подождать?

- Отлично – получив в ответ утвердительный кивок, профессор продолжил вводить меня в курс дела – Вы потеряли сознание прямо у ворот, и ещё хорошо, что я, отложив все дела, лично вышел встречать незваных гостей. Уж больно заинтересовало сообщение с поста, в котором говорили о каких – то людях, искавших со мной встречи. Ваш друг успел вручить мне письмо от Эдуарда, благодаря которому мы быстро разобрались в ситуации. Хорошо, что я постоянно имею дело с разномастными видами заражённых, иначе бы так быстро с удивлением не справился. Да и если уж на то пошло, проводя эксперименты ещё в Московском НИИ, я первым выдвинул теорию о том, что эволюционируя, заражённые возвращают себе часть разума. Впрочем, ладно, об этом позже…

Ваш товарищ сейчас в медблоке – он сильно переутомился и, похоже, заработал сотрясение мозга. За ним будет лучший уход, какой мы только можем обеспечить. Друзья Эдуарда – мои друзья, так что за него не волнуйтесь. Кстати, он сообщил о бедственном положении вашей группы. С ближайшего поста, им на помощь уже выслали мобильную группу, и если всё пройдёт нормально, уже вечером мы с Эдуардом сможем подискутировать на разные темы, за кружкой моего любимого зелёного чая.

Тут Вениамин Валерьянович улыбнулся, и всю его серьёзность, с лица как ветром сдуло. Забыв обо мне, доктор задумался, видимо вспоминая о том времени, когда они с Эдиком вместе проводили эксперименты в НИИ. А я и рад был возникшей паузе, спешно пытаясь переварить весь объём информации, вываленный на меня во время разговора.

Итак, что мы имеем? Кима, возможно, уже допросили, а если и нет, то сделают это в ближайшее время. Что он им расскажет, особого значения не имеет, да и врят ли мой напарник будет трепать про всё подряд. Главное – скоро мою группу привезут сюда, в безопасное место, предоставят кров и пищу, и дадут наконец нормально отдохнуть. Потом будет этот их Совет, на котором, вероятно, будут решать, стоит мне помогать или нет.

Ведь для того, что бы изучить мой случай, и тем более как – то помочь, наверняка потребуются нестандартные средства. Бьюсь об заклад, ими окажутся очередные непроверенные вакцины и препараты, созданные уже после вспышки эпидемии. Надеюсь только, что они окажутся более эффективны, чем Эдикова бурда, от которой мне, по большому счёту, не тепло, не холодно.

А что будет, если они зажмотятся, и откажут мне в помощи? Профессор то явно на моей стороне, вон как у него глаза светились, когда осмотр проводил. Небось уже грезит новыми открытиями, собрался на основе моей крови, ещё какую нибудь убойную бурду намешать. Мне то, в принципе не жалко, могу и поделиться, но вот как заинтересовать остальных членов Совета? Ладно, придётся доверить это важное дело профессору, глядишь, его статус и умение убеждать, помогут мне в достижении цели. Но даже если ничего и не выйдет, нас всё равно сразу не выставят, дадут время отдышаться и составить новый план. А значит, как не крути, в общем всё складывается довольно неплохо.

- Профессор, я закончила. Пока всё так, как мы и предполагали, но необходимо сделать углублённый анализ.

- Что? – мы с доктором синхронно повернулись, одинаково удивлённо уставившись на девушку.

- Уже половина седьмого, нам пора. Скоро ужин, а мы ещё не сделали плановый обход.

- Ты и сама справишься, трудных пациентов сейчас нет. Тех четверых бойцов с отравлением, можно выписывать, и пусть не забудут сказать «спасибо» нашему повару за просроченные пайки.

- А как же новоприбывший с побоями?

- Это тот, который из «Цыган»? Роман, кажется?

- Да, наш частый клиент. Сказал, что вчера один из рейда вернулся, его напарников «пупырчатые» убили. Но у одного из погибших, кажется Хвостова, несколько близких друзей или родственников остались. Они решили, что Роман своих бросил, и чуть не убили. Хорошо, часовые успели вмешать, так что он отделался только вывихом руки и сломанным носом.

- Ох уж эти «Цигане»… Ладно, ты сама не хуже меня знаешь, что делать. Проведи обход, а на обратном пути загляни к детям, прихвати для нашего гостя несколько тестов на сообразительность.

- Как скажите, профессор.

Ассистентка резко встала, бросила на меня короткий взгляд и, ничего больше не говоря, направилась к выходу. Её глаз я, естественно, не видел, но почему – то решил, даже скорее почувствовал, что смотрела она на меня недобро. Когда девушка вышла, из – за неплотно закрытой двери, сразу послышались мужские голоса.

- Не обращайте внимания – сняв очки, профессор тяжело вздохнул, и начал не торопясь протирать их краешком халата – Бедная девочка… Нам всем досталось, но на её долю мучений выпало с избытком. Когда всё началось, в квартиру её семьи вломились несколько мертвецов, начали убивать всех подряд. В последний момент отец затолкнул её в ванную, велел запереться. Сара слышала крики родных, затем хруст костей, довольное урчание этих тварей. Насытившись, мертвецы впали в кому и она вырвалась, затем чудом добралась до эвакуационного центра.

Её вместе с остальными доставили в лагерь в пригороде, выделили койку и благополучно забыли. Вскоре всем сообщили, что военные уходят, и берут только интересующих их специалистов. Сара прибилась к одной группе, они набирали девушек, говорили, что предоставят пищу и кров. Но это была западня, впереди её ждали месяцы рабства. Однажды она не выдержала и ударила бандита, за это он изуродовал ей ножом лицо. Затем её подарили одной лесной банде, там мучили, но она сбежала. Случайно наткнулась на наш патруль, её доставили ко мне. Я сделал, что мог, но в раны вокруг глаз попала инфекция. Я смог сохранить ей зрение, хотя оно сильно ухудшилось. Теперь яркий свет, будь то солнце или мощная лампа, её раздражает, оттого она и носит постоянно очки. Что касается поведения – после появления в клинике, она почти ни с кем кроме меня нормально не общалась. А теперь я полностью сосредоточился на вас, вот и ревнует немного. Просто поймите, и не обращайте внимания.

Я, естественно, ничего не ответил, даже кивать не стал. Слова про лесную банду меня насторожили, а потом в памяти вдруг всплыл момент из разговора ныне почивших партизан. Они говорили о какой – то девчонке, изуродованной подручным Гребня, и о том, как она потом от них сбежала. Неужели, это именно она и есть? Вот уж правда – мир тесен. Впрочем, чему удивляться, ведь других поселений в округе нет, а значит, только сюда она бы и смогла добраться.

Сначала я хотел рассказать об этом Терехову, а заодно упомянуть и об его избитом пациенте. Ведь это именно тот Рома, которому всё хотел отомстить Борис Хвостов, вчера днём, умерший у меня на руках. Но подумав, я от этой идеи отказался. Не фанат я шарад, и едва ли смогу объяснить всё это на пальцах. Думаю, за меня, на допросе это расскажет Ким, и если повезёт, данная информация окажет влияние на решение Совета.

- Обычно, мы ещё делаем опрос пациентов, но в вашем случае это весьма проблемно. Подождём ваших друзей, надеюсь, они ответят на часть вопросов – встав, Вениамин Валерьянович подошёл к двери и сделал приглашающий жест – Я сказал, что вы должны пока находиться в лаборатории, но она большая, и одной комнатой не ограничивается. Пойдёмте, познакомлю вас с соседями.

Дважды упрашивать меня не пришлось, да и надоело уже сидеть на одном месте, тем более вблизи всех этих разделочных инструментов. За дверью, как и было обещано, нас ждала охрана. Два дюжих молодца с уже знакомыми самозарядными карабинами, и очень неулыбчивыми лицами. Само помещение было в несколько раз больше предыдущего, так что в жилищных условиях меня определённо стеснили. Особо рассматривать обстановку уже не стал, лишь невольно задержал взгляд на ведре, доверху заполненном какими – то замызганными тряпками, поверх которых сиротливо лежала моя недавно добытая маска.

Но почти сразу я переключил внимание на кое – что более интересное. Три клетки из толстых прутьев, выстроившиеся в ряд вдоль дальней стены. Ближайшая ко мне, оказалась самой заселённой. Около десятка человек, искусанных и потрёпанных, похоже, являлись типичными Ларгами. Застыв восковыми статуями, они будто впали в кому, и никак не реагировали на наше присутствие. В соседней, туда – сюда бродили коренастый кавказец и девица в тренировочном костюме, будто только что вышедшая из спортзала. Ран у них заметно не было, а вот лица уже слегка оплыли. По - видимому, это отъевшиеся Прэсты. Ещё не мутанты, но уже в переходной стадии. Третья клетка оказалась пуста, лишь гора какого – то тряпья лежала в углу.

- Думаю, Эдуард уже рассказал вам много важного об этих существах, но позвольте теперь и мне поделиться своими наблюдениями – подойдя к клеткам, профессор указал на центральную – Это первичные носители вируса, или иначе Тип – 1. Не знаю, в курсе ли вы, но распространителем вируса стали банальные дождевые осадки. Как это получилось, никто не знает, но любой, на кого попадала хоть капля, вскоре умирал, и вскоре возвращался обратно уже в ином облике. Быстрые, прожорливые и неутомимые твари, идеальные машины для убийства.

Рядом с ними вы видите Тип – 2, это люди, заражённые первоносителями. При укусе вирус передаётся как – то иначе, оттого и эта медлительность. Самое интересное, что это влияет и на их мутацию. Если быстрый зомби съест много белка, он превратится в быстрого мутанта, и наоборот. К примеру, мутанты, получающиеся из медлительны зомби, обычно имеют много костяных наростов, эдакую броню, и обладают огромной силой. Вся их тактика – под градом пуль дойти до жертвы, и одним ударом выбить из несчастного дух.

С мутантами, получившимися из первоносителей, всё обстоит совсем иначе. Они быстры, прыгучи, обладают отличной реакцией и нередко – набором острейших когтей. Ранить их легче, да только не всегда успеешь. А знаете, почему у таких мутантов нет наростов? Правильно, потому что эта костяная броня их бы тормозила, и терялось основное преимущество. Всё уж слишком продуманно получается, и это, признаться, меня сильно беспокоит.

Когда доктор заговорил о мутантах, я невольно вспомнил свой личный опыт общения с этими прокачанными тварями. В санатории гад получил в упор немало пуль, но при этом даже не почесался. А передвигался он и правда медленно, потому и схитрил, напав только тогда, когда мы сами загнали себя в ловушку. Зато резвого «Секача» я одолел при помощи одной лишь монтировки и кулаков мёртвого соратника. А очередь из автомата его бы и вовсе превратила в дуршлаг, главное, как правильно заметил профессор – успеть попасть, пока самого не съели.

- Ну, раз уж мы заговорили о мутантах… - приблизившись к крайней клетке, профессор взял из стоящего рядом ведра довольно большую кость и, кинув её в сторону груды тряпья, быстро отскочил назад – Предлагаю взглянуть на этот образец.

Куча вдруг зашевелилась, начала распрямляться, и спустя несколько мгновений перед нами предстала фигура в лохмотьях, назвать которые одеждой язык уже не поворачивался. Сильно сгорбленное существо довольно субтильного телосложения, с белой, как простыня, кожей, плотно обтягивающей лысый череп и выпирающие на показ рёбра. Казалось, что под этой оболочкой нет мяса, не говоря уже о хоть каком – то намёке на мускулы.Просто мешок с костями – толкни, и он сразу развалится.

На руках у мутанта когти были несолидные, даже короче моих, а вот на ногах они оказались крючковатыми, что сразу вызвало у меня ассоциацию с птицами. Но больше всего удивили его глаза – чёрные как ночь, без зрачков и белков, да ещё и выпуклые, как у ночного животного. В общем, эдакая помесь мумии и гоблина, на первый взгляд особо опасной не выглядящая. Но я буквально каждой клеточкой ощущал его всепоглощающую ненависть ко всему живому, дикий, нестерпимый голод и при этом не было никакого страха. Он явно мог мыслить, понимал, кто я, но при этом совершенно меня не пугался. Скорее наоборот – это я уже потихоньку начал нервничать в его присутствии.

- Жемчужина моей скромной коллекции – Терехов смотрел на эту твари, как на Нобелевскую премию, даже руки слегка затряслись – Один из самых опасных мутантов, о которых я слышал, и самый смертоносный из тех, с какими мне доводилось лично сталкиваться. В разных местах, этот вид известен под такими именами как «Агитатор», «Зазывала», и «Вербовщик», но мне больше нравится «Полководец». Он съел очень много мяса и впал в длительную кому, абсолютно перестав реагировать на внешние раздражители. Ребята по ошибке приняли его за обычного мертвяка, и привезли мне для опытов. Если бы они знали, на кого наткнулись, бежали бы от него быстрее откормившегося «Геноморфа». Хотя, эти ведь и летать могут, но тоже быстро получается…

В этот момент я напрягал извилины, силясь вспомнить, где слышал упоминание о «Вербовщике», но слово «летать» меня сбило окончательно. Получается, некоторые из мутантов и такое умеют? Но как, ведь нельзя же настолько эволюционировать за какие – то жалкие месяцы, это невозможно. Впрочем, об оживших мертвецах тоже так думали. Пока они в один прекрасный день не воскресли, и не сожрали разом всех скептиков. Блин, даже завидно стало. Получается, что отстаю от конкурентов в развитии.

- Не волнуйтесь, это обычная байка, пришедшая к нам из Китая. Результат массовой истерии и всеобщего хаоса, а в панике вам и сам Архангел может привидеться. Сами представьте их состояние, когда в том же Пекине спустя неделю на одного выжившего приходилось несколько десятков заражённых. А вообще история интересная – якобы отдельный вид мутантов на определённой стадии мог сильно трансформировать, но для этого ему были нужны чужие гены. Например, съел он птицу, и вскоре отрастил крылья, убил собаку – приобрёл её нюх и слух. В общем, как говорится – «У страха глаза велики».

После заверений доктора я немного расслабился, хотя и сам не особо верил в подобные метаморфозы. Летает такая тварь в ночи, уносит в небесную высь зазевавшихся выживальщиков… Угу, а ещё появляется на двадцать три дня, раз в двадцать три года. Бред.

- Другое дело этот образец. В арсенале «Полководца» есть довольно опасный трюк, дело в том, что он может…

- Профессор, я закончила обход – неприметная дверь в дальнем конце комнаты распахнулась, явив нам ассистентку профессора, держащую в руках стопку тетрадей и карандашный огрызок – Поступил новый пациент, из «Цыган». Только что вернулся из рейда, в котором сильно раскроил руку. Там глубокий порез, но это явно не укус. Он истекает кровью - требуется ваше вмешательство, и желательно поскорее.

- Ох уж эти их вылазки… Одни потери, и никакого толку – профессор с сожалением посмотрел на «Вербовщика», потом перевёл взгляд на меня – Извините, дела не ждут. До завтра вас никто беспокоить не будет, отдохните, наберитесь сил. Если получится, решите пару простых тестов, это нужно для проверки вашей умственной активности. Я бы распорядился принести вам еды, из – за некоторых лекарств, до завтра есть вам не рекомендуется. Всего хорошего.

Я даже толком понять ничего не успел, а девушка уже впихнула мне в руки тетради, кивнула охранникам, и вместе с доктором исчезла за дверью. Один из мужчин сразу мотнул головой в сторону той комнаты, в которой я не так давно очнулся, а второй, как бы невзначай, навёл мне на живот ствол карабина. Спорить было бессмысленно, да и зачем, если я и сам совсем не против отдыха. Пока не привезут с заправки мой отряд, и не явится хозяин этой клиники, без которого тут ничего не решается, надо просто ждать.

Дверь за мной закрыли и, судя по скрипу, закрыли на ключ. Гость я тут, а не арестант… Ага, как же. Но жаловаться не на что, у Жарова, например, условия были куда хуже. Как, впрочем, и отношение ко мне лично. А доктор довольно дружелюбен, и надеюсь, поможет с решением моей проблемы. Ради этого, я даже готов помучаться с этими дурацкими тестами.

А они и правда оказались довольно глупыми – в одних простенькие примеры на умножение и деление, в других были тексты, в которых нужно было подчёркивать существительные или прилагательные. Только в знак признательности доктору, я корячился с этими задачками несколько часов, но ничего толком не получалось. Вроде и знаю ответ, но мысли сразу разбегаются, появляется сильная боль в висках и раздражение, даже скорее злость, а с ней приходят не самые радужные воспоминания.

Я, идеальная боевая машина, истребитель бандитов и всяческих заражённых тварей, прошедший всю Рязань и местные леса, не мог справиться со столь простой задачей. Наконец, когда моя самооценка ушла в ноль, а грифель карандаша обломился, я покончил с самоистязанием и, выключив свет, попытался заснуть.

Но сон не шёл, в голову, как назло, лезли всяческие мысли.

Как там мой отряд, сумели они выстоять до прибытия спасателей? И почему перед отъездом я испытывал необъяснимый страх и волнение? Смогут ли мне помочь, или надо искать других докторов? Пойдут со мной напарники дальше, или захотят остаться тут, в безопасной месте? Возможно, я проживу ещё сто лет, сплясав на костях последнего человека, а может уже завтра вирус разъест мой мозг и на этом всё кончится? А главное – зачем беречь и бороться за жизнь, в которой так и не нашёл никакого смысла. Сплошные вопросы, и не намёка на ответы.

Ваша оценка: None Средний балл: 9.2 / голосов: 72
Комментарии

Выкладываю новую часть. Перерыв был долгий, но что поделаешь…

Тех, кто ждал драйва и битв, вынужден огорчить – как не крути, а по сюжету сейчас логично затишье.

P.S Вообще, это скорее первая часть одной большой главы. Просто решил раздробить, так как 7 – 8 тысяч слов одних описаний и разговоров, за раз будет многовато. Вторая часть главы появится до конца следующей недели.

Комментарии приветствуются

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Ну неужели! Дождались. Только придется освежить в памяти последние главы. Уж очень он был долгий, это перерыв. Мистика с видениями, как то ну, по моему, мало в атмосфере произведения уместна. Но Вам виднее.

Скорее своеобразные глюки, но видимо я увлёкся, и стало больше похоже на мистику. Возможно, подправлю при редактуре. Спасибо за отзыв

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Я совсем недавно прочитала остальные части и все мне нравится, необычная тема. отличный рассказ!

наконец то! спасибо. надеюсь, больше таких перерывов не будет. как всегда все очень здорово. это, определенно, лучшее произведение на сайте.

Нет, не будет)

Осталось несколько глав, планирую дописать их в ближайшее время.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

И он вернулся! Ха! Я так долго ждал! Всё опять на высоте и грамматика и пунктуация, и сюжет. Да, есть пару ошибочек, но они не существенные, так как когда что-то пишешь, можешь нечайно и букву пропустить =), вобщем, отлично, жду продолжение =).

Спасибо. Ошибки конечно есть, и не только грамматические, но я стараюсь снизить их число до минимума.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

свершилось! Я рад! "Я иной" действительно один из лучших рассказов сайта! И главой я доволен! Жду продолжения!+10

**************************************************************

нет знаний не дающих силу!

Плюсую со слезами умиления

--

Чем больше узнаешь, тем меньше веришь в бога (с)

В восторге от вашего рассказа!!с нетерпением жду продолжения!!

Действительно пришлось по диагонали пробежать пару последних глав, чтобы освежить в памяти нить повествования, но как уже заметили всё на уровне, очень понравилось!

Таких перерывов больше не планирую.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Великолепно! Честно говоря я несколько похож на ГГ тем, что я так же впадаю в ярость. Дэна надо сделать пожёстче, чтоб он заострял на том что он имеет разум и силу в одном теле. Также хочу отметить, что учёные должны исследовать его из-за того что, он некий гибрид "Секача", "Танка" и человека.

P.S.

можно ли использовать сюжетную линию в аркадной игре, которую я могу написать?

Хосспаде, дайте сцылко на игру!

--

Чем больше узнаешь, тем меньше веришь в бога (с)

Её нет, пока...Всё только планируется...

Я просто спросил у автора позволения, и теперь с нетерпеньем жду ответа.

А так буду стараться пилить(но не надо думать что будет нечто грандиозное, скорее всего просто аркада на пять минут(я ж простой АйТишник))

Пилите, я не против. Если что - то получится - киньте ссылку, интересно будет посмотреть.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

10 жду продолжения

Выложил тридцать первую часть

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

УРА!!!!!!!!Супер!!!! Наконц-то.А то мы уже загрустили, думали автор все бросил.

Книга получается очень даже интересная.

Хочется почитать ее целиком.Ждем продолжения всей этой истории.

Фанатка

Респект автору, как обычно.Давно я не писал эти слова.Молодец, что не сдулся и продолжаешь. Мы ждали этого момента и верили и не зря.

Дункан

Как обычно, лихо закручено.Немного есть отхождение от обычного стиля, но по-прежнему считаю это произведение одним из самых сильных, грамотных и интересных , но вообщем.... лучшим.

Багира. От нас всех 100

Спасибо всем за отзывы. Рад, что одни из ранних моих читателей всё ещё тут появляются)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

+100

игра о зомби, который сохранил рассудок есть. Помню брат когда-то показывал.

▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄▀▄

Пиздец уже не крадется незаметно, а встал в полный рост и бежит навстречу

+10050000000000000000000 Вы прям писатель!

Быстрый вход