Я Иной. Часть тридцать первая

Не знаю, когда я уснул, но очнулся уже бодрым и отдохнувшим. Причём, разбудил меня скрежет ключа и скрип плохо смазанных петель. Дверь открылась, стройная фигура скользнула к выключателю, и сразу же мне в глаза ударил раздражающий свет. Немного проморгавшись, понял, что гостем была ассистентка профессора. В руках у неё был целлофановый пакет, а на глазах всё те же очки, за которыми она прятала, как мне казалось, полный ненависти взгляд. Ну ничего, я к ней вроде тоже симпатий не питаю, так что тут всё взаимно.

- Уже полдень, вам пора идти. Маску выкинули – у нас так не ходят, и слишком бросается в глаза. Оденьтесь в это, и сможете сойти за «Цыгана». Выходите, как закончите.

Кинув мне в руки пакет, она быстро покинула комнату, а я тут же принялся изучать его содержимое. Два каких – то больших платка с черепами и очередные солнцезащитные очки. Блин, они что, целую партию откуда – то свиснули, или девчонка мне из своих личных запасов выделила? Ладно, неважно. Главное, я уже понял, как всё это использовать с умом. Очками, естественно, я сразу закрыл глаза, затем повязал один платок на манер банданы, а вторым прикрыл рот, как это делали раньше разбойники на диком Западе. Затем подошёл к стеклянному шкафу, и вгляделся в своё отражение. Да, видок был ещё тот. Прямо бандит с большой дороги – в таком наряде от любого встречного выживальщика можно получить пулю в череп. Просто ассоциации возникнут, а в нынешнее время, для убийства и этой причины достаточно.

Закончив любоваться собой, покинул комнату, и сразу же замер в нерешительности. Неподалёку от клеток стояла ещё одна каталка, на которой лежал большой вытянутый мешок с молнией. И, судя по форме содержимого, лежала там вовсе не картошка. В принципе, ничего странного в этом не было. Это лаборатория, сюда, как я понял, периодически привозят упокоенных, а порой и живых мертвяков, как бы глупо это не звучало. Но почему – то новоприбывший вызвал у меня некое волнение, причину которого я и сам не мог объяснить.

Вспомнив о деле, я вместе с девушкой прошёл в ту самую неприметную дверь, за которой вчера исчез профессор, поднялся по лестнице и спустя несколько секунд уже вдыхал свежий утренний воздух. На улице меня уже ждали три мордатых чоповца, бодрый и улыбающийся Ким, а рядом с ним замер… сержант Нефёдов. Сначала я было решил, что это очередное явление, но потом вспомнил об разговоре с профессором. Получается, их уже спасли, причём, судя по отдохнувшему лицу Кирилла – ещё вчера вечером. Видимо, Терехов на кого – то сильно надавил, раз спасатели так резво метнулись на помощь незнакомым людям.

- Ну ты даёшь! – вместо приветствия Ким хлопнул меня по плечу, попутно рассматривая своё искривлённое отражение в стёклах – Прямо человек – Невидимка.

- Здравия желаю, боец! – Кирилл тоже улыбнулся, правда получилось это слегка натянуто – Я уж и не рассчитывал, что вы помощь пришлёте. Во время этого пустого ожидания часы как дни шли, будто не сутки прошли, а целая неделя.

- Нам пора – девушка кивнула охранникам и первой направилась по извилистой дорожке, ведущей к виднеющимся впереди корпусам – Совет уже собран, и ожидает только вас.

Спорить никто не стал, ведь ради этого, собственно, и собрались. Дав девушке немного отдалиться, пошли следом, охрана, к счастью, тоже предпочла сохранять некоторую дистанцию, что дало нам возможность спокойно пообщаться. Собственно, говорили только мои напарники, а я внимательно слушал, надеясь почерпнуть полезную информацию. И, как оказалось, не зря.

Ким рассказал, как объяснялся с профессором, пока я в счастливом беспамятстве валялся у его ног. О допросе, на котором он честно рассказал и об лесной семейке, и об предателе – Роме, и даже вспомнил про запертого в «Газели» мутанта. После этого он отдыхал в медблоке, попутно вытягивая информацию из соседей по койкам. Простодушные парни, лежавшие там с отравлением, много чего выболтали, но лишь то, о чём и так знал каждый житель клиники.

Оказывается, раньше это место было чем – то типа больницы – санатория для состоятельных людей. Был доход, имелась постоянная клиентура, и бизнес Мулирмана шёл в гору. Но когда вокруг начали оживать мертвецы, а люди, забыв о всех законах и нормах, стали грызть друг другу глотки за призрачный шанс на спасение, стало уже не до прибылей. Хозяин клиники быстро смекнул, что на правительство надежды мало и, решив не ждать у моря погоды, стал действовать по - своему.

Первым делом в клинику перевезли семьи всего персонала, затем на последнюю выручку был скуплен весь товар из двух ближайших продуктовых магазинов. Так как заведение было солидным, вся охрана имела лицензии на оружие, а значит, у маленького анклава уже в первые дни имелось преимущество в виде двух десятков вооружённых бойцов. Вскоре мир рухнул, началась анархия. К ним примкнули местная милиция, время от времени объявлялись кочующие группки людей, не знающих, куда бежать и как жить дальше. А затем к воротам клиники подъехал целый табор из, легковушек, треллеров и даже пары автобусов. Как оказалось, ближайший эвакуационный лагерь самоликвидировался, а кто - то из вояк перед отъездом рассказал растерянным беженцам об независимом анклаве. Естественно, все ломанулись туда.

Мулирман сначала обрадовался, уже прикидывая, как повыгоднее использовать столь большое количество людских ресурсов, но не тут то было. Всех специалистов прибрали солдаты, оставив бизнесмену сплошных юристов, менеджеров, и тех, кто работу не признавал в принципе. Детей сазу поселили в один из корпусов, с ними расселили и женщин, утвердив их на роль обслуги. А вот с мужчинами оказалось сложнее – охраны и так было достаточно, физической же работы для такого количества человек просто не нашлось. Так и жили эти мужчины на халявные харчи, прямо в своих треллерах, и особо из – за этого не напрягались. Некоторые стали именовать их «Цыганами», другие в глаза называли Изгоями. Вскоре начались конфликты между приезжими и охраной, обстановка внутри поселения постепенно накалялась.

Вскоре лагерь у озера перестал существовать, и в клинику прибыл доктор Терехов вместе с теми спецназовцами, который не так давно мы видели на заставе. Сразу потребовался материал для исследований, из треллерщиков начали формировать охотничьи отряды. Из других, капитан Зотов, который был командиром всех спецназовцев и, попутно, тоже входил в Совет, сформировал искателей. День за днём эти парни обшаривали округу на предмет любых, хоть немного ценных трофеев. Всех прочих заставили копать ров, так что без дела уже никто не прохлаждался.

Сержант слушал не менее внимательно, чем я, а когда кореец закончил, рассказал в двух словах о том, как они проводили последние сутки на заправке. О том, как он, маясь от безделья, плюнул на всё и, решив поступить по – людски, похоронил убитых мною братьев. О том, как мимо них в сторону Рязани прошла толпа мертвяков, но не один из них даже не взглянул в сторону заправки, хотя с такого расстояния присутствие людей они должны были почуять. О том, как увидев приближающийся фургон, солдат занял оборону в здании, и долго вёл переговоры со спасателями, пока наконец не выяснил, что это именно мы их прислали.

Впитывая информацию, я не забывал попутно смотреть по сторонам. Судя по тому, что я увидел, на территории располагались три корпуса, и множество мелких построек. Часть из них была уже до Катастрофы, другие же, в основном состоящих из сараев и навесов, возвели позже. Корпуса, как рассказал Ким, тоже служили для разных целей. Крайний, где меня и прописали, оказался медицинским. В подвале лаборатория, на этажах лазарет и карантин, в котором как раз и провели ночь мои недавно прибывшие напарники. Центральный, мимо которого мы как раз сейчас проходили, был отведён для женщин и детей, там же организовали подобие школы. И судя по солидному вооружению чоповцев, куривших у дверей «Детсада», это место было одним из самых охраняемых на территории.

Дальний корпус, к которому мы и шли, в большей степени отвели под казарму, но на верхнем этаже, полностью оставшимся в распоряжении Мулирмана, как раз и собирался Совет. Впрочем, все эти тонкости меня сейчас мало волновали. С каждым шагом, с каждым пройденным метром я приближался к заветной цели, ради которой прошёл нелёгкий путь и забрал множество чужих жизней. Плевать на всё это расположение и предназначение строений, мне ведь всё равно тут не жить. Хотя, с если подумать…

От размышлений меня оторвал тихий, очень неуверенный оклик. Обернувшись, мы увидели какого – то зачуханного мужичка, бредущего к нам навстречу, в обнимку со старым жестяным ведром. Заметив это, один из наших конвоиров выругался и, ничего не слушая, буквально пинками погнал просителя назад. Проследив их маршрут, я увидел вдалеке широкий участок, на котором разместились треллеры. Десяток, может больше, из – за деревьев толком не рассмотреть. Кажется, даже палатки стоят, что довольно опасно, особенно в дождливую погоду.

Похоже, мужик без разрешения покинул резервацию, за что сразу же и поплатился. Вообще, вокруг как – то не слишком многолюдно, не в пример тому же Рязанскому заводу, где жизнь кипела день и ночь. Только редкие патрульные, бросавшие на нашу компанию косые взгляды. Похоже, что тут все при деле, кто ров копает, а кто в рейд ушёл, и лишь мы идём разговоры разговаривать.

Неожиданно тишину пронзил громкий визг и скрежет, вслед за ними полетела отборная матерщина. Посмотрев в сторону источника звуков, я увидел в стороне большой навес, под которым несколько человек таскали, резали и сваривали вместе какие – то железяки. Рядом стояли несколько инкассаторских фургонов, вокруг которых я тоже заметил оживление.

- Семёныч где – то там, среди них – проследив за моим взглядом, сержант усмехнулся – Без дела ему не сидится, но и с нами делать нечего. А у здешних туго с механиками, так что, надеюсь, это нам в плюс пойдёт.

- Ага, надеюсь. Местный глава какое – то дельце решил провернуть, даже ради этого, как я слышал, больше половины спецназа с постов снял. Сейчас они отдыхают, а завтра будут грузовики в рейде охранять. А я, кстати, на допросе рассказал про лесную семейку и того предателя – кореец перевёл взгляд на меня – Помнишь, нам Хвостов о своём напарнике рассказал? Он на соседней койке лежал, весь побитый, а когда к нему какой – то мужик пришёл, и стал расспрашивать о драке, он сказал, что всему причина – гибель его отряда. Я немного послушал, а когда всё начало сходиться, сдал его с потрохами. Не знаю, поверили мне или нет, но увели его сразу, причём силой.

- Чего?! – услышав это, сержант запнулся на ровном месте – Ты мне ни слова об этом не рассказывал!

- Не успел, не до того было. Если коротко: мы разнесли в хлам «Газель», перебили стаю мутантов, пошли лесом, но там угодили в плен к партизанам. Всех перебили, и уже потом попали сюда. В общем, всё как обычно, если хочешь, потом подробней расскажу.

Нефёдов собирался что – то ответить, но мы уже дошли до места – самого дальнего и неприметного корпуса. Немного подождав у двери, девушка провела нас внутрь, не проронив ни слова, миновала пост охраны. Мужик за стойкой лишь на секунду поднял глаза, а затем вновь уткнулся в свои кроссворды. Затем мы прошли выше, встретив на лестничном пролёте ещё одного охранника, так же не обратившем на нас особого внимания, и в полном молчании достигли третьего этажа.

Конвоиры отстали, вероятно, решив остаться на первом этаже, но тут их присутствие и не требовалось. В дальнем конце коридора, около массивное двери, нас уже встречали два спецназовца. По крайней мере, выглядели они, как и те парни на железнодорожном переезде – крепкие, мрачные, с автоматами и в бронежилетах – только что каски надевать не стали.

- Пришли– девушка вдруг развернулась, да так резко, что я чуть на неё не налетел – Советую не перебивать и не спорить с членами Совета, отвечайте на вопросы коротко и правдиво. Мулирман – человек властолюбивый, а после всего случившегося, возомнил себя местным царьком. Учтите это при разговоре, если хотите добиться положительного результата.

Спасибо, учтём – будто вспомнив о чём – то, Кирилл заозирался по сторонам – С нами был ещё один человек, он с утра пошёл в гости к вашему доктору, да и пропал. Нам сказали, что он будет ожидать здесь.

- Он ожидает вас там, вместе с остальными.

Ничего больше не сказав, девушка ушла, притом так быстро, будто находиться здесь ей было в тягость. Странно, зачем вообще тогда увязалась? Нас бы и охрана спокойно проводила, не велика проблема. А ещё мне показалось, что голос у неё стал немного добрее. Может, она узнала о моём маленьком подвиге? Ведь если она действительно та, о ком говорили лесные бандиты, то получается, что я за неё отомстил. Не специально, но всё же… Да, вполне может быть и так. Жаль, до Гребня с его шайкой у меня пока руки не дошли. Но ничего, они своё ещё получат.

А вот об Эдике я как – то подзабыл, хотя именно его так тщательно охранял на протяжении всего путешествия. Впрочем, стыдить себя за это я не стал. Он человек взрослый, пусть привыкает о себе сам заботиться, ведь после лечения ещё непонятно, как всё повернётся. Может, и разойдутся наши пути, к этому надо быть готовым. Тем более, чем больше привыкаешь к людям, тем более их терять. В этом я убедился недавно, на примере несчастной девушки Ани. Нет, хватит с меня и физической боли. Уж её - то у меня в последнее время в изобилии, а если к ней ещё добавятся и душевные терзания – это окончательно сведёт меня в могилу.

- Руки на стену, ноги расставить – глухой голос спецназовца вывел меня из задумчивости – Приказано вас обыскать.

- Это обязательно? – сержант демонстративно похлопал по пустым карманам – У нас ещё вчера всё оружие отобрали.

- Крайне желательно – ответил второй, при этом взглянув на нас так недобро, что желание спорить пропало даже у меня – Не задерживайтесь, вас уже ждут.

Больше спорить никто не стал, и мы встали в ряд у стены, ожидая необходимой проверки. У Кима это вообще получилось как – то естественно и привычно, что неудивительно, учитывая его тёмное прошлое. Пока один обыскивал, второй стоял в стороне, грамотно страхуя напарника, но всё это были лишь формальности. Убивать местных старейшин нам сейчас было не с руки, скорее уж наоборот – ещё упрашивать придётся, чтобы помогли решить проблему. Закончив обыск, мордовороты разрешили пройти, сразу же закрыв за нами двери.

Комната больше походила на переговорную какого нибудь офиса, чем на помещение загородной клиники. Основной мебелью здесь был широкий овальный стол и с десяток мягких кресел, расставленных вокруг него. Вдоль дальней стены вытянулся кожаный диван, над которым висел выключенный монитор, по углам два больших стеллажа – один заставленный книгами, а другой – дорогим алкоголем.

В одном из кресел сидел пухлый мужичёк в клетчатой жилетке, с зализанными назад волосами и слегка надменным, оценивающим взглядом. Похоже, это и был тот самый Мулирман, глава этого анклава.

Вокруг него разместились другие члены Совета – Профессор Терехов, добродушно заулыбавшийся при нашем появлении, и тот самый мужик, с которым Илья разговаривал не так давно около железнодорожной станции. Значит, он и был командиром спецназовцев. Теперь понятно, почему он от нас тогда отмахивался – гости Терехова, его головная боль, у каждого тут свои обязанности. По другую сторону стола, о чём – то задумавшись, сидел Эдик. Бледный, уставший, но зато живой и невредимый. При виде меня он вскочил и явно хотел что – то сказать, но в последний момент вдруг передумал и, ограничившись кивком, вернулся на прежнее место.

- Присаживайтесь, господа – первым нарушив затянувшееся молчание, Терехов указал на свободные места – Нам есть, что обсудить.

Не дожидаясь повторного приглашения, я уселся рядом с Эдиком, при этом оказавшись прямо напротив Мулирмана, чему, признаться, был не сильно рад. Уж больно неприятный у него взгляд – смотрит на меня так, будто товар на прилавке разглядывает. Очень неприятно, и быстро начинает раздражать. А злиться мне сейчас ну никак нельзя, совсем не тот случай. Даже если что – то не нравится, придётся наступить на горло своей гордости. А не то потом ещё долго буду корить себя за сиюминутный эмоциональный всплеск, ставший преградой на пути к долгожданной цели. Чтобы немного отвлечься, стал разглядывать то, что стояло на столе – большой заварочный чайник, чашки и бокалы, блюдце с нарезанным лимоном, а рядом – початая бутылка дорогого коньяка. Чувствуется, заседают тут уже давно.

- Приветствую вас в моей общине – дождавшись, когда Ким и сержант сядут, глава клиники взял слово – Меня зовут Всеволод, но можно просто по фамилии – господин Мулирман. Я владелец этой клиники, основал её ещё задолго до случившейся трагедии. После Катастрофы приоритеты изменились, бизнес пришлось вести иначе. Но я справился, и теперь это место стало безопасным домом для многих людей.

- Это всё очень интересно, но может быть перейдём сразу к делу? – по всей видимости, сержант решил взять переговоры на себя – Понимаете, хотелось бы определённости.

- Деловой подход…Я это ценю – Мулирман подтянул к себе бутылку, плеснул немного в бокал, затем оглядел присутствующих – Коньяк?

- Не откажусь.

Вместе с Нефёдовым снять пробу захотел и Ким, мне тоже налили за компанию. Хотя я то как раз не напрашивался. Эдик с профессором предпочли чай, а вот спецназовец даже не шелохнулся, продолжая всем своим видом демонстрировать полное безучастие ко всему происходящему. Но всё это было лишь с виду – я прекрасно видел, что рука его лежит на кобуре, причём уже заранее расстёгнутой. А томящиеся за дверью бойцы, уверен, среагируют даже на громкий чих. Нам тут не доверяли, и лишь из вежливости не демонстрировали этого в открытую.

Немного опустив платок, я залпом выпил содержимое бокала и, к своему удивлению, понял, что ничего не почувствовал. Такое чувство, будто воду проглотил, не более. Впрочем, ничего удивительного, ведь неизвестно, как моё перевоплощение пережили вкусовые рецепторы. Возможно, скоро я вообще перестану вкусы различать, что, впрочем, в жизни совсем не главное. Вернув бокал на место, я заметил, как Мулирман с интересом разглядывает мои зубы. Опять этот оценивающий, дико раздражающий взгляд. Нет, долго я терпеть это не смогу. Мысленно приказав себе расслабиться, спешно натянул на лицо платок и, на всякий случай, сцепил руки в замок, а то уж больно захотелось разок врезать по этой наглой морде.

- Эдуард уже рассказал нам немного о путешествии, цели визита, и странных метаморфозах, произошедших с вашим другом. Денис, если не ошибаюсь? – впервые Мулирман посмотрел мне прямо в глаза, но быстро отвернулся, не выдержав моего «доброго» взгляда – И, как я понимаю, вы хотите его вылечить?

- А это возможно?

- Ну конечно, это же лечебное заведение – глава клиники усмехнулся, и перевёл взгляд на притихшего профессора – Вениамин Валерьянович…

- Да, конечно – поправив очки, Терехов вновь заговорил голосом заправского лектора – У меня есть своя вакцина, которую я сегодня с утра продемонстрировал Эдуарду. Сравнив составы, мы выяснили, что мой образец более эффективный. Насколько я успел узнать, вас мучают постоянные обмороки, вспышки ярости и прочие, мало приятные последствия мутаций. Понимаете, ваш организм, то живое, что ещё осталось от человека, усиленно борется, но без поддержки тут не обойтись. После принятия курса усовершенствованного лекарства, все симптомы, с большой вероятностью исчезнут, и даже, возможно, вы вновь сможете говорить.

- Ему всё это – как мёртвому припарка – между делом, сержант плеснул себе ещё коньяка – Какое может быть лечение для ожившего трупа?

- Ошибочно полагать, что он мёртв. Из – за огрубевшей кожи, я вначале не почувствовал пульса, но после длительно прослушивания понял, что его сердце всё ещё бьётся. Примерно пятнадцать – двадцать раз в минуту, в четыре раза медленнее, чем у обычного человека, но оно определённо функционирует. К тому же он, как я понял из рассказа Эдуарда, чувствует боль, что несвойственно для мёртвого организма.

- Когда – то мне довелось схлестнуться с мутантом, и он, получив пулю в бок, попытался спрятаться. Хотите сказать, он тоже был живым?

- Большинство мутантов всего лишь мутировавшие трупы, хотя встречаются исключения. Любой мертвец чувствует наносимые ему повреждения, но у обычных зомби просто не хватает мозгов укрыться. Мутанты более умные, и понимают, когда лучше отступить. Причина не в боли, а в обычном инстинкте самосохранения.

- Профессор удовлетворил ваше любопытство? – по всей видимости, уточнения сержанта начали раздражать главу клиники – Почему вы вообще пошли с ним, если не верили в эффективность лечения?

- За последние несколько дней он дважды помог нам выпутаться из передряг, и трижды лично спас мне жизнь. Это достаточный повод, чтобы отправиться с ним даже в заранее бессмысленное путешествие. А ещё мне кажется, что вы пытаетесь нас развести!

- Что?! – от возмущения Мулирман потерял дар речи, но лишь на секунду – Да я из – за вас кучу своих же правил нарушил, создал вам все условия, подвергал опасности своих людей, когда тебя от смерти спасал!

- Подождите! – впервые с момента нашей встречи, Эдик наконец заговорил – Мы прошли трудный путь, многих потеряли. Сержант был предан своими же товарищами по оружию, и сейчас находится не в лучшей форме. Давайте успокоимся, и продолжим общение.

- Да, действительно, не стоит сейчас выяснять отношения – Терехов поспешил поддержать бывшего ассистента, пока и впрямь не дошло до разборок – Денис для меня такой же пациент, как и все остальные. Он сильно болен и я, как врач, не могу отказать ему в помощи. Посему голосую за то, чтобы поделиться с ним вакциной.

- Не спешите с голосованием, Вениамин Валерьянович. Главный вопрос всё ещё открыт – сколько они готовы заплатить за ваш чудо – элексир – отмахнувшись от заглянувшего в комнату спецназовца.

- Господин Мулирман, это неправильно! – от возмущения Терехов даже чаем подавился – Нельзя всё оценивать в монетах, тем более человеческие жизни.

- Раньше я назывался бизнесменом, теперь переквалифицировался в торговца. Но никогда Мулирман не был и не будет добродушным лохом, готовым отдать последнюю рубахе первому встречному. А знаешь, почему? Потому что все эти миролюбы и доброжелатели давно померли, стали жертвами собственных принципов. Я прекрасно знаю цену этого редкого лекарства, и вправе требовать соответствующую плату.

- Мы достаточно сделали! – тут уже терпенье кончилось даже у Кима – Убили ваших лесных врагов, сдали труса и предателя, рассказали, где найти тела его напарников и нескольких редких мутантов, один из которых ещё жив. А ещё, наш человек помогает вам с грузовиками.

- А ещё вы изъяли тело – налив себе уже третий стакан, неожиданно ляпнул сержант – Труп этого козла Егора.

- Ты же сказал, что похоронил обоих – Ким с удивлением смотрел на уже слегка перебравшего товарища – Буквально полчаса назад об этом говорил…

- Я закопал Олега, и вырыл яму для Егора, уже собрался с этим покончить, но тут приехали спасатели.

- Это я попросил их забрать Егора – мельком взглянув на меня, Эдик сразу отвёл глаза – Нужно понять, какой эффект оказал вирус и вакцина на его организм, а для этого необходимо вскрытие. Благодаря лекарству, он умер до обращения в зомби, но для науки, тем не менее полезен.

- Я в курсе, и благодарен вам за все старания. Но вы живёте в моём доме, едите мою еду, а это ведь тоже чего – то стоит. За подвиги и ценную информацию я готов снарядить вас в дальнейший путь или, если решите остаться, обеспечу работой. Но это всё несоразмерная плата за вакцину, способную вновь очеловечивать бездушных мертвяков.

Да, сказал – как отрезал. В комнате явственно ощущалось напряжение, и с каждой минутой, с каждым сказанным словом, ситуация всё больше усугублялась. На моей стороне были все, включая Терехова, а Мулирман мог рассчитывать разве что на голос вояки – истукана. Но этот наглый торгаш был тут главным и, в случае чего, он может наплевать на все эти голосования и просто вышвырнуть нас за ворота. Благо, вся охрана, включая роту спецназа, была на его стороне. Силы неравны, да и не хотел я доводить всё до кровопролития. Хватит, оторвался уже по полной.Столько смертей было, что впечатлений теперь на всю оставшуюся жизнь хватит.

Впрочем, как ни странно, но результат переговоров, интересовал меня сейчас далеко не в первую очередь. Появилось странное волнение, ко мне вновь возвращался беспричинный страх и тревога. Плевать, что сюда притащили Егора, чьё тело, наверное, я видел, когда выходил из лаборатории. Пусть разрежут его на сотню сувениров и распихают по банкам, мне всё равно.

Скорее всего, я напрягался, ощущая рядом присутствие «Вербовщика». Он явно обладал интеллектом, при этом смотрел на меня без тени страха, но зато с каким – то вызовом. А может, это некие отголоски моего эмоционального контакта с лесным мутантом. Ведь он, фактически, залез мне в голову и устроил там бедлам, отчего у меня на время окончательно снесло крышу. Это, кстати, объясняет и странные видения с участием Вики.

- Так получилось, что однажды Дэн был вынужден в одиночку пройти через замертвяченную территорию – немного подумав, Ким нарушил затянувшееся молчание -Многие зомби на него не реагируют, другие и вовсе сторонятся. А там, где полно заражённых, многое не успели вывезти.

- Вот как? – на сальном лице Мулирмана, вмиг возникла широкая улыбка – Много ценного найдётся вокруг, но из – за большой активности местных тварей, мы пока только теряли людей. И в бою, как я понимаю, он тоже неплох? Заманчиво…

- Идеальный разведчик может получиться – неожиданно для всех, в разговор вклинился спецназовец – Нам таких не хватает.

- Можно провести, так сказать, полевые испытания. Попробовать рассмотреть социальное поведение зомби в естественной среде, а не в стеснённой клетке – вставил свои пять копеек Терехов.

- Хорошо, детали мы ещё обсудим – от представившихся возможностей, в глазах Мулирмана уже заплясали огоньки алчности – Он поработает на нас, потом получит вакцину. Ведь если начать лечения сейчас, могут пропасть полезные качества, а этого нам пока не нужно. Все остальные тоже могут получить здесь работу, или же отправиться в дальнейший путь.

- Вот значит как? – Нефёдову такой расклад явно пришёлся не по душе – И сколько ты хочешь, чтобы он на тебя батрачил?

- Год!

- Чего?! А не пойти ли тебе самому в дальнее путешествие!

- Кирилл! – бросив недовольный взгляд на разгорячённого сержанта, Эдик обратился к Терехову – Вениамин Валерьянович, вы же знаете, что он может не прожить так долго без лекарства.

- Господин Мулирман, мой ассистент как всегда прав. Это очень большой срок, имейте совесть.

- Ты же сам говорил, что сначала нужно провести кучу тестов и прочей твоей научной ерунды.

- Но не так долго… - похоже, профессор обиделся на высказывание, потому как больше аргументов не приводил, предпочтя уткнуться в свой чай.

- Хорошо, восемь месяцев.

- Да ты совсем ошалел – окончательно разозлившись, Кирилл грохнул по столу кулаком, да так, что бокалы зазвенели – Может заодно его и клеймишь?

- Товар ценный, и эффективен в том числе для людей. В соседнем районе, один прапорщик занял склад резерва. Уверен, он отдаст много ценностей за гарантию защиты от мертвячьех укусов и заражённого дождя. Притом для выработки иммунитета, человеку нужна только одна ампула, а вашему потребуются все. Что будет, если я объеду окрестный царьков и каждому предложу по вакцине? Ради защиты организма от вредоносного вируса, каждый будет готов немало потратиться. А ты предлагаешь истратить на одного получеловека, целую партию, да ещё и даром.

- А ваш прапорщик сумеет провести нормальную разведку в замертвяченной области? А рискнёт лезть за лекарствами, в кишащий заражёнными госпиталь? Если мы сейчас откажемся и уйдём, об наваре можешь забыть.

- Полгода! – лицо торгаша стало мрачным, а взгляд– весьма многообещающем – И лучше вам уже согласиться.

Но сержант продолжил спорить, а следом подключились и Эдик с Кимом. Каждый гнул свои линию, причём мои напарники так напирали, будто старались для самих себя. Даже Терехов, допив вторую кружку, вступил в спор, доказывая, что для диверсий и разведки дураки найдутся, а моё место в его лаборатории. Якобы, это будет неоценимым вкладом для науки, да и ему так спокойней. Вновь сунувшиеся на шум охранники, были отосланы обратно уже обеими сторонами.

После того, как Мулирман потребовал год рабства, я невольно впал в шок. А с каждым последующим словом стал испытывать раздражение, стремительно перерастающее в злость. Этот торгаш хочет, чтобы я пахал на него день и ночь, решал бесконечные проблемы да ещё и благодарил за всё, в надежде, что этот гад кинет мне косточку.

А Терехов, с этой свой наукой. Год, полгода? Да какие опыты он собирается на мне ставить столько времени?! Не успею и глазом моргнуть, как окажусь в клетке, по соседству с «Вербовщиком» и толпой гниющих Ларгов. Где, гарантии, что это лекарство вообще сработает? Чудо – средство со стопроцентным эффектом – такие завлекаловки я раньше слышал в сомнительной рекламе, ещё до случившейся Катастрофы.

Мародёрить, убивать бандитов, составлять планы местности, я мог и в Рязани. Зачем вообще было убегать, рисковать жизнью и куда – то прорываться? Ведь Жаров, по сути, требовал того же самого, а я, выходит, меняю шило на мыло. Не говоря уже о том, что во время всех этих операций я могу сто раз сдохнуть, и тогда лечение мне будет уж точно без надобности. А мои напарники… Вроде стараются для меня, но выглядит всё так, будто они устраивают в цирк дрессированное животное. Они бы ещё количество выступлений, в смысле рейдов, оговорили.

«Дайте сахарок, и он покажет фокус». «Нет, пусть сначала выступит». Ага, разбежался! А меня хоть кто – то спросил? На меня даже не смотрят, говорят в третьем лице. Решают судьбу, будто распоряжаются своей собственностью. А такие они друзья, как я себе представлял?

Ким и сержант мне обязаны, но благодарность за спасённую жизнь и дружба – совсем не одно и тоже. Да и вообще, с обоими я знаком всего несколько дней, и толком их даже не знаю. Эдик же мне врал и, судя по всему, до сих пор что – то скрывает. Нет, они мне не друзья. Просто напарники, временные попутчики, с которыми я объединился ради достижения цели. А раз цель не достигнута, и всё полетело к чертям, пора менять планы.

- Ну, вот и славно – пробежавшись взглядом по присутствующим, Терехов вновь заулыбался – Денис три месяца поработает, выполнит ряд задач за пределами клиники, а в остальное время поможет мне в лаборатории. Пока не истечёт срок, я буду поддерживать стабильность его состояния с помощью обычных лекарств, а потом проведём курс инъекций моего нового препарата. Уверен, он вам поможет.

- Идёт – все, кроме сержанта, согласно закивали, а Мулирман неожиданно, даже протянул мне руку – Я думаю, мы найдём общий язык.

А как же, обязательно найдём, особенно когда я пройдусь кулаками по твоей наглой роже! Мнения моего захотели, теперь вам стало интересно? Вот и отлично, сейчас я вам всё разъясню. Уже почти ничего не соображая от нахлынувшей злости, я резко поднялся и сунул кулак прямо под нос обнаглевшему торгашу. На этом хотел остановиться, но тут средний палец, будто сам по себе, вопреки моей воли, стал выпрямляться, сделав жест совсем уж неприличным.

Наступила полная, прямо таки философская тишина. Терехов выглядел так, будто увидел перед собой не решаемую задачу. У Эдика на лице было написано что – то вроде : «Ну как же так?», а вот сержант смотрел на меня с одобрением. Зато Ким больше сосредоточил внимание на спецназовце, видимо прикидывая, как ловчее его вырубить в случае проблем. А они, как оказалось. Не заставили себя ждать.

- Вон!!! – покраснев от злости, Мулирман тоже вскочил, смахнув при этом своим животом бокал – Охрана, вышвырнуть эту тварь!

- Дэн, не волнуйся, мы всё уладим! – эти слова Эдик выкрикнул, когда я, решив не ждать конвой, сам направился к выходу – Только не впадай в крайности!

Двери распахнулись, дюжие охранники закупорили проём, но будто почувствовав мой настрой, сразу расступились. И правильно, ведь сейчас я был действительно способен на любой поступок. Быстрым шагом пошёл прочь от этого места, между делом отметив, что спецназовцы за мной не последовали. Зато на нижнем этаже толпились несколько чоповцев, которых я буквально растолкал и, покинув здание, по знакомому маршруту направился в сторону лаборатории.

Злость туманила мозг, хотелось послать к чёрту всех и забыть об лекарстве. Ничего, без него проживу, ведь раньше как – то обходился. А даже если умру – всё равно это будет мой выбор, а не условие какого – то алчного торгаша с Наполеоновскими замашками. В конце концов, где – то есть наверняка и другие лаборатории, ведь многие должны понимать что изучение заражённых и поиск вакцины необходим для дальнейшего выживания. Ничего, альтернативу я найду, надо только успокоиться и всё хорошенько обдумать.

Прошло не более десяти минут, а я уже стоял у подвальной двери, ведущей в импровизированную лабораторию. Чоповцам буквально пришлось меня догонять, и теперь они стояли за спиной, пребывая, как мне показалось, в некоторой растерянности. Видимо, не получили чёткого приказа и не знали, как теперь действовать дальше. Я вот тоже задумался, но уже по другому поводу.

А зачем, спрашивается, я туда вообще иду? В лаборатории моих вещей нет, подопытной крысой быть не собираюсь. Надо двигаться к воротам, валить из этого гостеприимного местечка, а мои псевдо друзья пусть улаживают с местным князьком что хотят. Правда, уже темнеет, ну да ладно, ночь тоже неплохое время, тем более, когда прекрасно видишь в темноте.

Если бы я подумал об изменении маршрута на секунду раньше, заранее решил бы не спускаться в подвал и не открывать эту чёртову дверь, всё могло быть иначе. Но рука уже легла на ручку, потянула её и…

Проём перегородила сутулая фигура, которую в первый миг я принял за очередного охранника. Но тут взгляд упал на костлявые руки с короткими когтями, пробежался по лохмотьям, а затем, поднявшись на уровень лица, наткнулся на выпуклые, растворяющие в себе глаза.

«Вербовщик»! Вне клетки! Жуткая тварь, гуляла на свободе, как ни в чём не бывало!!!

Больше подумать я ни о чём не успел, не говоря уже о каких – то действиях. Мутант вдруг поджал одну ногу на манер цапли, и простояв так секунду, резко её выпрямил, нанеся мне мощный удар в живот. Мысленно успев удивиться такой силе, а заодно вспомнив парочку смачных выражений, отлетел назад, снеся попутно снеся одного из конвоиров.

Не дожидаясь ответных действий, «Вербовщик» сразу перешёл в наступление. Угрожающе заклокотав, мутант кинулся вперёд, сея смерть и панику среди растерявшихся людей. А вслед за ним из подвала начали выползать остальные заражённые, что ещё недавно таращились на меня сквозь прутья стальных клеток…

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 79
Комментарии

Выкладываю новую часть. Как и обещал – следующая будет поживее. Комментарии приветствуются.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

СЧАСТЬЕ! Только прочитали 30 и видим автор выложил 31.

Ну 100.

У нас в компании работает Дмитрий Мулерман, мы ему сказали, он очень замм\интересовался.Обещал почитать.

Надеюсь, у него не такой характер, как у описанного в рассказе персонажа)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

отлично передаются эмоции и чувства , а история интригует как никогда 10+

P.S. а когда продолжение?

Если поднапрягусь - через пару недель. Но наверняка не скажу.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

очень хорошая глава. дэн, как всегда, крут:-) видимо, снова придется ему всех спасать:-)

Но не факт, что получится спасти всех)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

+10 без лишних слов"""

Афигенно, так захватывает, особенно конец главы. Очень уж интересно, чем это всё обернётся *_*

Ждём следующей главы с нетерпением)

Как всегда, 10 ^_^

________________________________________________

Чем больше самоубийц... Тем меньше самоубийц.

Спасибо за отзывы, завтра начну новую главу.

P.S Кстати, в прошлой главе была небольшая отсылка к одному фильму. Чисто из интереса - кто - то это заметил, или никто тут фильмов ужасов кроме меня не смотрит?)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

джиперс скриперс? Вроде.

Я тоже его вспомнила когда про летающего мутанта был момент )) А вообще все круто-круто, чем дальше тем интереснее.

Да, точно)

Продолжение уже начал.

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Супер... Чётко... Молодец. +10. Жду продолжение!)

Наконец то дождался продолжения (суммарно по поводу 30 и 31 глав). Все отлично в плане сюжета, но есть одно НО: Автор, у тебя в этих главах слишком уж много раз "об" вместо "о" идет, немного... раздражает, если честно)

"Автор, у тебя в этих главах слишком уж много раз "об" вместо "о" идет, немного... раздражает, если честно)"

Да, не заметил. Спасибо, исправлю)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

10 с нетерпением жду продолжения. Я почему-то ожидал, что в процессе спора командир спецназа вышибет мозги Мулирману и заявит, что он теперь главный - сила на его стороне и власть соответственно, а оно вон как все вышло.

Командир себя ещё проявит)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

отличная глава как и предыдущая. +10. отсылка на Джиперс Криперс ( в этом году выходит продолжение кстати)

Читаю тебя давно.Наконец то могу вставить и свое слово.Пишешь очень хорошо.Читаю на одном дыхании.С нетерпением жду продолжения!!

Почти дописал, так что продолжение будет на днях.

Кстати, интересно получается... Последняя глава с битвой(в домике лесника), получила оценку пониже, чем две последние, состоящие в основном из разговоров и описаний. Получается, читателям больше не экшн нужет, а нечто Иное.

Учту в дальнейшем)

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Выложил новую часть рассказа

___________________________________________________________

Где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна

Быстрый вход