Падение в начало

-…Температура воздуха +35 +38 ночью, днем +41 +43, ветер южный 1 метр в секунду, возможны геомагнитные возмущения, метеозависимым людям просьба при себе рядом держать аптечку…- хихикнув на последней фразе, не успевшая договорить ведущая радио. Я нажал кнопку выключения радиоприемника и посмотрел на барашек регулировки вентилятора климатконтроля, в салоне автомобиля, в котором сидел за рулем, пытаясь уже больше часа выбраться из пробки на объездной дороги города. Барашек стоял на максимуме, климат на минимуме температуры, но из дифузоров все равно дуло теплым воздухом. Кондиционер не справлялся с окружающей жарой и при всем, при этом черный цвет автомобиля раскалял корпус автомобиля до такой степени, что прислонившись можно было получить хороший ожог.

-Как меня заебало это лето – тихо выматерился я, и вытер лицо полотенцем, которое стало неотъемлемым аксессуаром, в салоне моей автомашины. – Может кондер опять почистить – разговаривая сам с собой, подал немного вперед, в сдвинувшейся пробки. На прошлой недели я уже загонял, своего двухгодовалого «Паджерика» в салон, что бы проверили, почему кондер не справляется с жарой в салоне. Мастера все проверили, почистили, заправили, исправно насчитали за работу, не забыв посчитать за срочность, и в итоге когда изменений особых не произошло только пожали плечами: - Жара!

А жара на самом деле стояла каторжная, для нашего региона с умеренным, да что греха таить прохладным климатом, такая температура была сверх аномальной. И это продолжалось уже третий год, начиная с конца апреля и до начала октября стояла ужасно засушливая и жаркая погода. Первый год это всех радовало, тепло, хорошо, как на югах, купайся, загорай, экономь деньги на поездке к морю, на второй тоже особо не напрягало истосковались по теплу после казавшись долгой зимы, но третий год это уже слишком. Стоял конец июня, и уже с начала апреля температура стала неуклонно расти вверх, чуть ли не каждую неделю побивая все мыслимые и не мыслимые температурные рекорды прошлых лет. Район вечно зеленых помидоров превращался в засушливую степь. Спасало наличие большой реки Кама которая перед плотиной ГЭС образовывало приличных размеров водохранилище, но и здесь уровень воды неуклонно падал. В местных газетах нет, нет и попадались заметки о том, что уровень воды подходит к критичной точки водозабора, но тут же всех успокаивали, МЧС наготове, все нормально дорогие граждане, как говорится не ссыте в котелок. А никто и не ссал, кто мог разъехались по дачам у кого был рядом нормальный пруд, чтобы была возможность поливать огород. В городе находится, было не возможно. Накалившиеся бетонные коробки домов не давали возможности в них комфортно проживать. Ночью даже с настежь открытыми окнами спать было мучительно. Но моей семье, в этом плане было попроще, с наступлением жары мы уехали на дачу, к теще. Там было большое, колхозное водохранилище и жара переносилась легче. Вообще на природе где не было бетона , асфальта и тесных бетонных коробок городских домов, жара переносилась легко. Можно было выспаться за ночь, не то, что в городе. Да и двум моим детям было раздолье.

-Пошел на хуй, дебил очкастый - заорал я через стекло на мужика в «Калине» который пытался протиснуться в ряд прижимаясь к моей машине, чуть не в плотную, своим бортом. А таких было много которые не могли терпеть и перли на пролом из-за чего и получались пробки. Чуть притерлись между собой и вот ДТП. Да и мозг на такой жаре вялый, не только машины кипят, но и вещество в черепной коробке.

-Что, я сюда поперся, тоже, блин побыстрее хотел. Надо было сегодня вообще на даче сидеть. Все равно ничего сегодня не срастается – ругал я себя в слух, продолжая медленно продвигаться вперед. Сегодня у меня должна была прийти машина с металлом на производство, но уже когда я выехал с дачи и доехал до города, позвонил водитель фуры доставщика и сказал, что стоит под Октябрьском в 120 км от нас, что то у него с мотором, закипел или что не знаю. Как отремонтируется, позвонит. Возвращаться мне смысла уже не было и потому решил по окружной, думал, быстрее чем через город, проехать в офис, там кондер и холодильник с холодной водой. А если водила отремонтируется, мне будет не далеко до базы, где находилось мое производство. Машины с металлом я всегда встречал лично, при любых обстоятельствах. С Лехой, начальником цеха, уже созванивался, он успокоил, что все работают, только станок один встал, движок сгорел от перегрева, и это уже третий за это лето. Но уже ставили резервный. Еще раз спросил о возможности перевода рабочих смен в ночное время, народ вялый, как не старались сбить температуру в цеху, все равно от уличной мало отличалось. Я ответил, что подумаю. Разговор на эту тему уже был, но я все оттягивал принятия решения, опасаясь повторения прошлогодней ситуации. Упала производительность, и двое получили травмы, заснув за станками. Предупредил Алексея о том, что должна быть машина, хотя он и так знал. Сказал, что приеду, как будет подъезжать фура, до этого буду в офисе. Офис у меня был в двух минутах ходьбы от дома, спальном районе города. Место тихое много зелени, мало суеты. Под боком большой сосновый парк, в котором каждый день полно детворы и гуляющих с колясками молодых и не очень мамаш. Единственным недостатком района было наличие бухающих уродов всех возрастов и обоих полов, которые паслись возле магазинов и подземных переходов, стреляющие по рублю. Искренне ненавидел это вымирающее, но в то же время и расползающее по району племя. Подъезжая к магазину, каждый вечер к машине бежал здоровый, выше меня на голову, жлобина с оплывшим и заросшим лицом. Хотя каким лицом, рожей! с пустыми глазами и хриплым голосом:- командир, дай 5 рублей… Я никогда никому не давал, принципиально, предлагал поработать за деньги, неплохие деньги, за простую, не требующую ума работу, но никто никогда не соглашался, все резво бежали в сторону мотая грязной не мытой головой с трухлявыми, пропитыми мозгами. Одним словом, быдло и с каждым годом их становилось больше и больше. Государство ни сколько не заботило, насколько здоровая нация населяет территорию страны. Пей народ,гуляй Россия- голосуй за …..

Еще немного тронулся вперед и встал. Жара выматывала, давила на мозг, отчего мысли текли, вяло перескакивая с темы на тему. Зазвенел телефон. Взял трубку : - Привет любимый, ты как? Услышал голос Оксаны, жены.

-Нормально, в пробке запекаюсь, на объездной, вы как?

-Дашка спит. За Ильей дед приехал, забрал его к себе. Заедешь вечером к ним заберешь его?

-Конечно солнце мое, созвонимся, пробка тронулась.

-Ладно, до вечера.

Включил первую передачу, догоняя впереди идущую «Нексию». Посмотрел в боковое : - Ну сука! В голос разозлился, увидев опять притершуюся к самому боку «Калину», с очкастым мужиком. Посмотрел в правое окно, там было немного места сдвинуться к коптяшему грузовику мусоровозу. Боялся, что очкарик поцарапает своим куцим зеркалом на двери тазика мне боковину. Сместился к мусоровозу, продолжая разгонятся переключая скорость. Пробка стала растягиваться, набирая скорость. Впереди идущая «Нексия» стала отрываться. Я стал прибавлять газ, переключившись на третью скорость. Мельком бросил взгляд в боковое левое зеркало, мысленно обрадовавшись, что «тазик» с очкариком стал отставать. Вдруг педаль газа провалилась, от неожиданности я посмотрел себе в ноги, несколько раз быстро нажал на педаль газа. Поднимая глаза, понял что машина заглохла, панель приборов потухла, все стрелки упали.

-Твою мать! – в голос крикнул я, с силой вдавив педаль тормоза в пол, увидев, что сейчас въеду в зад «Нексии». Педаль плохо поддавалась, став невозможно упругой. Понимая, что столкновения не избежать, дернул ручник. Со скрипом ручка натянулась до последнего щелчка, остановив тяжелую машину в сантиметре от бампера легковушки. С шумом, выдохнул весь воздух из легких, от чего зашумело в голове. И в этот момент почти одновременно, почувствовал удар сзади, который рывком толкнул мою машину вперед, в бампер «Нексии» и второй в водительскую дверь заставивший меня поджать левую ногу, опасаясь удара. От заднего удара голова рывком стукнулась о подголовник. Все прошло в считанные секунды, я даже не успел открыть рот, чтобы подобрать ругательство, по смачнее. Убрав руки с рулевого колеса, огляделся. По всей дороге опять встала пробка. Слева мне в дверь въехал «тазик» с очкариком, который минутой раньше маячил возле левого борта, раздражая меня.

-Вот сука! – захлебнулся от злости я – так ведь и чувствовал, что этот урод, докатается. Дернул ручку двери, чтобы вылезти и уже на улице, сказать вслух, все что я думал об этом гоблине, который обхватив руль, выглядывал на меня через лобовое стекло. Дверь не поддавалась. «Калина» наглухо заблокировала водительскую сторону, не давая мне возможности выйти. Еще раз ругнувшись на очкарика, который заметив мои метание в салоне, втянул голову в плечи и еще сильнее обхватил руль, я полез через переднее пассажирское сидение, к свободной двери. С пассажирской стороны почти вплотную стоял мусоровоз, тоже заглохший, хотя на это я никак не отреагировал. Попытавшись выбраться через пассажирскую дверь и поняв, что не поцарапав ее выбраться из салона не выйдет, разозлился уже по настоящему.

-Бляди, замуровали – вспомнив историческую фразу из любимого фильма, матерясь последними ругательствами, полез через кресла к задней двери. Оказавшись в багажном отделении, под руку попался фискоровский колун, незаменимая вещь в поездках на природу.

-Ну все сука, очкастая, щас будет тебе обрубание всех выступающих частей тушки – открыв заднюю дверь, даже тормознулся, какой сильный жар пыхнул в салон с улицы.

-Нихуя, жарит – ругнулся, обжегшись о капот «Фиата» стоявшего за мной, соскочил на землю. Обошел свою машину, подошел к водительской двери «Калины», понимая, что глупо выгляжу, держа в руках колун. Мужик за рулем увидев меня, спешно задвигался, закрываясь изнутри. Не понимая, что делать дальше, при том, что стоя под солнцем начал покрываться липким потом, огляделся.

Я стоял в центре огромной пробки, вокруг от обочины до обочины стояли машины. Кто столкнувшись между собой, кто просто успев затормозить перед стоявшим спереди автомобилем. И вокруг стояла тишина. Тишина полная. Не работал не один двигатель.

- Нихуя себе – повертел я головой, не понимая, что же произошло,заставившее остановиться такое количество машин. Еще несколько секунд стояла звенящая в ушах тишина, а потом захлопали двери автомобилей и на улицу вылился разноголосый людской гвалт. Орали друг на друга мужики, столкнувшихся рядом со мной машин. Истошно визжала какая то крашеная блондинка, у которой, на ее «ситроене» было помято заднее крыло. Базлала в голос толстая тетка из «Окушки», как она вообще там помещалась, промелькнуло у меня в голове, которую заблокировали Уазом и Камри, и она никак не могла выбраться из тесного салона. Шум стоял невообразимый, что начало давить на уши. Очкарик в Калине продолжал сидеть в салоне своего «таза» и, утирая пот руками, неотрывно наблюдал за мной в боковое зеркало.

-Не понял? – шепотом проговорил я, покрутив головой. У меня в голове и без того перегретой от жары мысли не могли сфокусироваться, что бы осознать проблему в которую я попал.

-Что это? Что произошло? – стал мысленно задавать я себе вопросы, не в силах найти на них вразумительный ответ.

Развернувшись, пошел к задней двери своего автомобиля, откуда до этого вылез, прихватив колун. Стараясь повторно не обжечься о капот «Фиата», аккуратно залез в салон и перебрался через ряд задних сидений, на водительское. Почему то показалось что, сейчас повернув ключи в замке зажигания, машина заведется. Крутанул ключом, но движок молчал, даже релюшка молчала, не щелкая под капотом.

-Значит аккумулятор сдох - сделал вывод я. Почему то этот вывод сразу успокоил нарастающее во мне волнение. Я посмотрел в сторону, увидел, как водила мусоровоза также пытается завестись, крутя ключ в замке зажигания. Мужик посмотрел через стекло на меня и пожал плечами. В голове промелькнуло: - и у него – не то вопросительно, не то с изумлением. От этого у меня по спине пробежал озноб, несмотря на то, что в салоне температура воздуха стала подбираться к температуре сауны, в своей критической точки.

Я быстро схватил с подставки на панели мобильный и нажал кнопку включения. Экран телефона не отреагировал, я осмотрел салон, утерев пот со лба полотенцем, подвернувшимся под руку, в подстаканнике увидел плеер, который накануне оставил сын. Нажал на кнопку включения. Плеер так же как телефон не хотел включаться. Меня начало мелко трясти, в голове начало формироваться примерное понимание, что же могло произойти. Я быстро еще раз осмотрел салон, достав из бокового кармана водительской двери мультитлок в чехле и нож в ножнах, которые всегда возил с собой. Из бардачка достал фонарь. Нажав на кнопку включения, бросил его обратно, фонарь не включился. Так же как до этого перелез назад, захватив с собой колун и маленький набедренный рюкзачок в котором были всякие нужности в дороге. Выпрыгивая из машины, опять хватанул рукой за капот «Фиата», зло зашипев, замотал рукой. Хлопнул дверью багажника, стараясь не обжечься. Гвалт, стоявший вокруг, как мне показался, пошел на убыль, видно на такой жаре особо не поорешь. Посмотрев на замок задней двери, уже понимая, что бесполезно нажимать на кнопку закрытия дверей, вставил ключ в замок и повернул его. Центральный замок не сработал, закрылась только задняя дверь. Махнув мысленно на это рукой, не хотелось обратно забираться в салон, я стал осторожно пробираться между машинами к обочине, стараясь не обжечься о стоявшие машины.

-Вариантов несколько, - стал я переваривать ситуацию, про себя – либо это какое-то оружие, которое применили в городе, и оно убило всю электронику в округе. Если так то значит скоро и прямое нападение должно быть, но это полный бред. Ни чего не предвещало такое развитие событий. Хоть в мире и не спокойно, причем тут наш городок – уже прошел, все ряды стоявших машин и встал в тени куста на обочине, продолжал рассуждать про себя.

-Какие еще варианты? Что могло вывести из строя такое количество электроники – оглядывая пробку, видел как люди, безуспешно тыкают кнопки мобильных телефонов, недоуменно крутя их в руках. Вразумительное в голову ничего не приходило. Достал из рюкзачка маленькую бутылку с водой хлебнул из горлышка.

-Ден! – услышал сквозь не прекращающийся шум голосов.

Покрутив головой, пытаясь обнаружить источник голоса, выкрикнувшего мое имя. В третьем ряду машин, увидел парня, махавшего мне рукой. Поняв кто это, я тоже махнул ему, на что парень стал пробираться через ряды стоявших машин, так же как и я, стараясь не прислониться к горячему железу, чтобы не обжечься. Это был Влад, мой старый еще со школьных времен, друг. Хоть мы последнее время не общались тесно, но постоянно созванивались, стараясь не потеряться в круговороте повседневности.

-Здорово! – протянул мне первый руку для рукопожатия, Влад.

-Привет, ты как? Не зацепило? – пожал я руку.

-Бампер передний о "Мазду "расколол, прикидываешь, уже третий раз – кивнул в сторону своей "Нексии" Владик – что за хрень?

-Воду? – протянул я ему баллон с водой. Влад, молча, взял и сделал несколько глотков.

-Я знаю? – приняв обратно баллон, пожал плечами я - хуйня какая то, что-то электронику убило, у тебя телефон работает?

-Не смотрел – Владик достал из кармана шорт мобильник и нажал на кнопку включения. Как я и предполагал телефон не работал. Попробовав еще несколько раз, стал доставать батарейку.

-Бесполезно, Владик, умер, как у всех.

-И что? Как теперь гайцов вызывать.

-Владик, ты видел когда-нибудь такое ахеренно здоровое ДТП, какие гайцы? Тут, похоже, что посерьезному – обвел я рукой скопление притертых друг к другу машин на дороге.

-Ты машину закрыл? – беря у меня из руки баллон с водой, спросил Влад.

-Частично. Меня там с двух сторон притерли, я через заднюю дверь выбирался.

-Пошли ко мне, а то жара. С балкона посмотрим на весь этот бардак, а там и подумаем.

Владик жил с семьей, женой и двумя детьми, в рядом стоящем доме, который как раз окнами выходил на дорогу.

-Твои дома? – спросил я, направляясь за ним.

-В деревню к предкам сегодня отвез, в Новотроицк. Юлька дела какие-то дома сделала. Я в рейсах был.

-Ты так же на фуре? Как дети?

-Да, баранку кручу. Вчера из Питера вернулся, умотался весь в пень. Семь часов за Казанью в пробке проторчал. Ладно, кандер в салоне, кто без него в обморок падают, из-за этого аварии. Дети нормально, в деревне не так жарко, как в городе.

-Это да, мои тоже на дачи, у тещи.

Неспешно разговаривая, дошли до подъезда, в котором жил Владик.

-Ты когда у меня последний раз был? – открывая дверь и пропуская меня вперед, спросил, прищурившись, Влад. Домофон не работал.

-Да давно, давно! – слегка, толкнув его в спину, зашел в подъезд.

В подъезде не было палящего солнца, но духота стояла изрядная. Подойдя к лифту, я первый нажал на кнопку вызова. Контрольная лампочка не светилась, механизм лифта молчал.

-Ты понял! – ткнул я пальцем в двери лифта. В организме стала опять зарождаться тревога, которая до этого рассеялась при встречи с Владом.

-Нет – спокойно ответил Влад, - пошли, шестой, если не забыл.

-Забыл, пониже не мог поселиться – тяжело поднимаясь по ступенькам, пошел вслед.

-Выбирать не могли, сам знаешь, социальная ипотека, хорошо еще новостройка.

До шестого этажа поднялся запыхавшись. Влад уже открывал ключом входную дверь квартиры. Я зашел вслед за ним, поставив в угол колун. В прихожей было светло. Окно кухни хорошо освещало входную дверь. В квартире было достаточно свежо.

-Кондер. В прошлом году поставил, - ответил на мой вопросительный взгляд Влад, - но сейчас молчит, проходи.

Влад прошел на кухню, по пути щелкнув выключателем света, плафон не отреагировал. Открыл холодильник, в котором не загорелась лампа подсветки, достал кувшин с квасом и разлил по двум стаканам. Я, подойдя к балконной двери, отодвинул штору и вышел на балкон. Лоджия была застеклена и шум с дороги не был слышен. Влад вышел за мной, протянув стакан с напитком, свой поставил на столик под окном, и открыл раздвижное купэйное окно. С улицы тут же рванул зной и шум толпы на дороге. Я глотнул холодный квас.

-Влад, у меня есть очень нехорошее предчувствие – не глядя на друга, сказал я, делая еще один глоток бодрящего холодного напитка, хотя бодрости, реально, он организму не давал. Внутри грудной клетки началась мелкая вибрация. Так у меня всегда бывало, когда я ожидал, чего то серьезного для себя. Внешне это не чем не выражалось, но внутрии меня начинало колбасить. Я стал догадываться, что могло произойти, из-за чего вдруг пропало все электричество.

-Ты знаешь, я читал в инете про вспышку на солнце в 1859 году, Каррингтонское событие, так кажется, называлось. Короче, в том году астроном Каррингон обнаружил на солнце странные пятна. А через несколько часов до земли долетела вспышка и сожгла, к херам, все электроприборы, которые были в то время, телеграфы, еще что там могло быть. Еще писали про предположение, что если это уже случалось, то в принципе может повториться еще раз – начал я рассказывать о своей догадке.

-Ну и что? – спокойно ответил Влад, глядя в окно – даже если так, все же живы, здоровы.

-Ты не понял. В наше время мы все зависим от электроэнергии. Если на солнце, что то ебануло, и нас этой херней накрыло, то все цивилизации, писец большой, с пушистым хвОстом.

-Почему?- невозмутимо спросил, Влад.

-Если это так, то сгорят все генераторы, производящие электричество. Транзисторы, херисторы, все. Ничто работать не будет. Связь, а это управление. Не будет связи, перестанет работать власть, начнется хаос. Не будет работать коммуналка, вода, газ, канализация, а это эпидемии, на такой жаре это пару дней и готово. Транспорт сам видишь стоит…

-Подожди – прервал меня Влад, и вышел с балкона.

Я услышал шум воды из крана в кухни.

-Ты параноишь, Ден, - похлопал меня по плечу Влад, вернувшись на балкон.

-Это остаточное давление, пару часов и все воды не будет. В магазинах холодильники на такой жаре отключенные, полдня постоят и все протухнит. Вот смотри – я ткнул за окно пальцем, призывая Влада. На улице в скоплении машин началась драка, несколько человек размахивая руками, дубасили друг друга.

-Сейчас как только народ поймет, что власти нет и на помощь никто, на голубом вертолете не прилетит, такое начнется. Это похуже ядерной войны. И было бы хорошо, если бы я ошибался. Надо, что то делать, Влад, - опрокинул я в себя остатки напитка, который уже стал нагреваться.

-Ты еще скажи, что-нибудь про конец света – посмотрел на меня с улыбкой Влад.

-Точно, конец света, именно - конец света. А ведь все те, кто так усердно муссировал эту тему последние несколько лет, были правы. Ты понимаешь, конец света – возбужденно проговорил я, сделав ударение на слово света, - нет больше света, именно так, ты представляешь, вот ведь прикол. И эти майя, и все остальные говорили про все, что угодно, а оно вон как вышло.

-Слушай друг, тебе к психиатру надо. Что ты панику гонишь, какой к херам конец света. На подстанции от жары, что то сгорело, вот и нет электричества, – в голосе Влада появилась нотка раздражительности.

-А машины, а мобилы? Они каким боком к подстанции, - парировал я.

Влад отвернулся к окну, почесал затылок.

-И что делать, если это так? – спросил он, повернувшись ко мне.

-Влад, если мы сейчас будем сидеть и ждать понимания, что все на самом деле, так как я говорю, нам очень быстро придет пиздец, как и всем остальным, которые не поймут ситуации. Через пару тройку часов начнется такой хаос, при котором будет очень легко попасть под замес. Нужно уже сейчас начать действовать. Обеспечить себя оружием самооборону, пока легальным, и придумать как добраться до своих, а там уже дальше кумекать.

-А твои, на какой даче? – спросил Влад.

-В Лазурном – ответил я.

-На горе?

-Да.

-Ни хера! Отсюда до них километров двадцать, и до моих столько же. Ты как себе представляешь добраться, на ковре самолете. А еще оружие. Ну ты блин, даешь. Мое мнение, надо сидеть по домам и ждать как будет развиваться ситуация – округлив глаза проговорил Влад.

-Ситуация! – чуть ли не выкрикнул я,– сейчас я тебе расскажу, как будет развиваться ситуация! Посмотри в окно, видишь тех гоблинов, которые херачат друг друга, заметь они это делают не в полную силу, с опаской покалечить серьезно друг друга, потому что есть закон, и ни кто не хочет оказаться в зоне. Как только до народа дойдет, что нет закона, а это понимание придет после того как все увидят, что никто не мчится с включенными сиренами разнимать драчунов. И после того, как никто не сможет дозвонится в МЧС, с мольбой о помощи, спасти застрявшего в лифте, и этот застрявший, при такой жаре там скопытится, а через полдня там так завоняет, что ни у кого в подъезде не встанет вопрос, есть власть или ее нет. Вспомни пару лет назад в «Торговом квартале», вечером свет пропал. Народ потащил все, что схватить мог, и охранники, и продавцы, все отличились. Это при том, что ничего глобального не произошло. А в Канаде несколько лет назад, накрылось энергосистема, 50 миллионов без света осталось. Так там, жопа началась, устали потом разгребать. Сейчас же все ринуться сначала в магазины, а кто посмелее и по квартирам. И никто противостоять не сможет. Потому что мент, только тогда может выполнять задачу, когда его построить и дать команду. А кто ее даст, если связи нет. Через сутки, глядя на творившееся в городе, менты разбегутся по домам, прихватив с собой стволы и начнут сбиваться в стаи. Так же начнут сбиваться в кучи всякие элементы, криминальные и не очень. Вот тут то и начнется веселье. Я думаю, что на этот процесс потребуется не больше двух дней. А вот те, которые будут сидеть и ждать у моря погоды, очень быстро склеют ласты от голода, нехватки воды, и прочего. А плюс ко всему, такая жара стоит. Канализация не работает, вода не подается, а это антисанитария и эпидемии. Три, четыре дня и тут тебе, и дизентерия, и что похлеще. А дальше, насколько фантазии хватит. Продолжать? Продолжу! У нас под боком завод громадный. Помнишь, горели «движки», сколько говна в город выбросило, народ болел и прочее. А в округе еще химия кругом. Фукусима отдыхает.

-Хорошо. Если все так страшно, как ты тут наговорил, что делать? – спокойно выслушав меня, задал вопрос Влад.

-Из города надо уходить, и как можно скорее. Взять с собой максимум, что можно собрать полезного. Хотя без транспорта это будет очень проблематично. С местом определится для начала.

-Что ты с собой возьмешь, если машины нет. На себе больше рюкзака не унесешь.

-Это да – протянул я, почесав затылок, мокрый от пота,- еще семьи разбросаны. Надо разделяться и добираться до своих, договорившись, где потом встретиться.

-Не вариант, потом хер соберемся - покачал головой Влад.

-Согласен. Квас есть еще? – протянул Владу стакан.

Он забрав его из моих рук, вышел с балкона на кухню. Я, повернувшись к окну, стал наблюдать за образовавшейся пробкой. Народ стал растекаться вдоль дороги, прячась под редкими кустами и деревцами, потому что накалившееся железо автомашин не давало возможности долго выяснять отношения надрывая голосовые связки. И даже до этого дерущиеся парни уже не махали руками, а не очень активно переругивались, стоя в одиночестве посреди автомобильной пробки. Но и их надолго не хватило. Один махнув рукой, натянул футболку на голову, пошел в сторону обочины в тень кустов. Взяв стакан из рук Владика, глотнул прохладный квас.

-Велосипеды есть? – спросил у друга, делая последний глоток освежающей жидкости. В голове стала формироваться схема действий.

-Ты прав, - не услышав ответа, продолжил я,- разделяться нельзя, шансов по одиночку собрать родных мало. Надо вдвоем. Я примерно уже прикинул, как и куда двигать. Пойдем в комнату, ручку и бумагу давай.

Зайдя с балкона в комнату, прошли в гостиную. Влад достал из детского портфеля, стоящего на полу, тетрадку и ручку, он помнил, что когда я начинал, что то объяснять, мне надо было рисовать всякие каракули.

-Короче, дело к ночи - развернул я тетрадку, - на часах десятый час. Мои механические «Трайсеры» никогда не обманывали, выдавая всегда точное время. Через пару часов совсем, пекло будет, а на небе не облачко. От тебя, до моих предков двадцать минут ходу, там у меня Илюха, его дед сегодня утром забрал. Плюс у бати сайга легальная, « тактика», сейчас самое то. Добираемся до них, оттуда ,по проспекту до меня, час полтора ходу. У меня дома тоже сайга, на парковке два велосипеда. Рядом магазин спортивный, там тоже велики есть, я даже прицепы для них там видел, ну и всякого хабара полезного полно. Если открыто, то за бабки купим, если нет так попросим, - улыбнулся я, чиркая в тетрадке. У меня оставляем предков с сыном в квартире и двигаем в обратку, в «Лазурное», на дачу, за моими. Это уже подальше. Если на великах часа два. То есть при хорошем раскладе к вечеру, там переночуем, еще транспорт подберем и к тебе в Новотроицк. А оттуда, километрах в двадцати, недалеко от трассы, в лесочке, армейский бункер. Там перекантоваться долго можно. Его лет пять назад, после перестроичной разрухи, в порядок привели. Там охрана есть из солдатиков, срочников, но это малая проблема. Ну как план? – вопросительно посмотрел на Влада, нарисовав на чистом листе вопросительный знак, несколько раз обведя его, от чего он стал похож на темно синею изогнутую змею.

Влад поднял глаза с тетрадного листа, куда он до сих пор смотрел, слушая меня, возможно пытаясь найти в моих чертежах, какое то логическое обоснование моего плана.

-Зиму хочу – в полголоса проговорил, он четко выделяя голосом звуки.

-В смысле? - непонимающе уставился я на Влада.

-Ты все правильно по времени рассчитал, только не учел жару. При такой погоде, даже мы особо далеко не уедем, не говоря про твоих родителей. Прикидываешь, сколько времени потеряем. Пока катаемся, мои на изжогу изойдутся, еще чего глядя, на поиски рванут в город. Давай добираемся до тебя, я беру один велик и еду в Новотроицк, а вы собравшись, подтягиваетесь к нам. У нас там колонка ручная, вода есть, продуктов тоже в достатке. Пока соберемся к дальнейшему переходу. В деревне все проще.

-Разумно. Давай собираться. Воды в баллонах надо с собой взять, документы собери. Деньги какие есть, может, что из оружия есть - вопросительно посмотрел на Влада, вставая из кресла.

-Из оружия только, крепкое матерное – подойдя к комоду в углу достал папку с бумагами.

-Плохо, при таком раскладе, как сейчас это очень маленький калибр. На кухне пустые баллоны есть?

-Внизу, под мойкой посмотри – ответил Влад, собирая какие-то документы в файл.

Зайдя на кухню, открыл дверцу шкафа, под мойкой, достал четыре пустых баллона из под сладкой воды. Открыл кран. Из него потекла тонкая струйка еле прохладной воды. Сполоснув баллоны, стал набирать их. Зашел Влад.

-Надо рюкзак. Есть? – спросил его, не отрываясь от своего занятия.

-Туристических нет, все в деревни. Может сумку?

-Заебешься ее в руках тащить. У тебя в комнате детский школьный рюкзак, возьми его.

Влад развернувшись пошел в комнату, в это время на улице рвануло. На балконе и в комнате задребезжали окна и через мгновении, мелко раскрошившись, полетели внутрь комнаты. От порезов, меня спасли жалюзи, приняв на себя весь удар. Я, выронив баллон в раковину, отскочил к выходу из кухни. Уши заложило. В голове зашумело. Под ногами, на линолиуме разбросало осколки стекла. Сзади, толкнув меня в спину, подбежал Влад.

-Что за хрен? – сквозь шум в ушах, услышал я.

Я замотал головой пытаясь избавиться от противного свиста в голове.

Осторожно переступая через осколки стекла, стараясь не поранить ноги без обуви, прошел на балкон. Влад шел следом.

-Твою ж ты мать! – присвистнув, воскликнул я, пытаясь сам себя услышать.

Стекла в рамах на балконе и в комнате все повылетали. На балконе, на пол попадало все что стояло на полках и столе. Выглянув на улицу, я еще раз громко присвистнул и посмотрел на Влада. Тот, открыв рот и увеличив глаза, смотрел на дорогу, откуда мы меньше часа пришли.

Дороги не было. Была воронка размерами в диаметре метров тридцать и куча искореженного металла в виде остовов от машин, вокруг. Вдоль обочины, все что могло гореть, горело, в том числе тела людей,разбросанных тут и там. Я пытался понять, где моя машина, но так и не нашел ее взглядом. Снизу доносились тихие и громкие стоны, треск горящего пламени, дым поднимался вверх, оставляя черные столбы в безветренном воздухе.

-Это что? Бомба? – толкнул я в плечо Влада.

-За мной, через несколько машин, стояла фура с цистерной, то ли газ, то ли бензин, вот и ебнуло видно.

-Вот тебе и первые жертвы – поморщился я – блядь, в доме тоже газ, давай быстрей.

Бешено заколотилось у меня сердце, представив, что будет если рванет газ в квартире.

Не став наполнять последнюю бутылку водой, схватив полные, закинул их в освобожденный от учебников, детский рюкзак, быстро выбежали из квартиры, не забыв колун в прихожей. Влад запер дверь на ключ и мы, почти бегом стали спускаться по ступенькам, вниз. Выбежав из подъезда, быстрым шагом, пошли вверх по улице, оставляя у себя за спиной прошлую жизнь. Жизнь - которая была полна забот, проблем, от которых думалось не всегда можно сбежать. Но в той жизни существовал закон, принятый порядок, который как оказалось, можно было поддерживать только путем энергетического рабства. И теперь мы начнем стремительное падение в пропасть первобытного времени. Возвращаясь к своим истокам. При этом, перед нами стояла самая важная, на сегодня, задача, спасти семьи и выжить самим.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.2 / голосов: 52
Комментарии

Интересно.

РС Кстати,считается что ни мощная вспышка на солнце,ни ЭМИ от высотных ядерных взрывов не уничтожит всю электроннику.Кое что останется.И те же танки будут на ходу...

Вернулся всё-таки. :)

очень интересно. надеюсь, продолжение последует.

Жду продолжения :) , только вот "великое стояние в пробке" можно и подсократить раза в три - утомляет при чтении.

это очень круто) крутотенечка вышла) очень необычный рассказ)))) 10+ пиши дальше)

Неплохо.9.вот только по поводу ВСЕЙ умершей электроники я немного сомневаюсь.помнится читал где то,что кой какая техника способна выдержать ЭМИ,а соответственно и вспышку на солнце.Да и друг ГГ как то слишком быстро ему поверил.Обычных людей хрен убежишь в чем либо,пока их резать не начнут,а когда начнут,они даже не поймут за что(с)

Екранированые схемы и системы без транзисторов, на лампах нечуствительны к ЕМИ.

Ну и фонарики где лампочка запитана от батарейки работать будут.

Значит это не ЭМИ.

с уфы браток ?

Быстрый вход