Толпа мертвецов.

Леха выбежал на платформу, со стоном упав на землю и держась за раздираемый когтями боли бок. Он задыхался от долгого бега, подвернутая нога пульсировала тупой болью, волосы слиплись от пота, и его соленые капли сбегали на глаза, переносицу и губы парня. Мертвецы тупым стонущим и хрипящим стадом навалились на турникеты, бессмысленно ломясь вперед; задние ряды налегали на тех, что шли впереди, и от ужасной давки поворотные механизмы издавали печальные скрипы.

В принципе, эта картина мало отличалась от обычной давки у входа на платформу, разве что участие в ней принимали не живые люди.

Леша, матерясь и сплевывая, поднялся, заковыляв дальше. Дыхание с присвистом вырывалось из груди, в легкие, казалось, кто-то попросту набросал углей, так нещадно их жгла боль. На грязной платформе, покачиваясь, бесцельно ковыляли туда-сюда два мертвеца: в прошлом бомж и в прошлом цыганка. Бомж первым заметил Лешу. Из разинутого рта раздался тихий хрип, зомби мотнуло, качнуло в сторону, словно пьяницу, но он, подволакивая ногу с открытым переломом, уверенно направился к человеку.

-Нееет. - Простонал тот, и бросился к электричке, единственной на платформе, - Нет, нет, нет!

Страх удвоил его силы, но вскоре иссякли и эти неведомые ранее запасы его молодого организма. Он пробежал, наверное, половину Москвы, то прячась, то убегая. Киевский вокзал, ближайший к площади Индиры Ганди, казался Леше спасением, но сейчас он едва волочил окаменевшие ноги, не зная, что делать дальше. И, вдобавок, собрал за собой сотни две мертвецов.

К своему ужасу парень, обернувшись, узрел, как два из шести турникетов наконец выломались под весом десятков тел, и невнятно шумящая масса грязных тел прорвалась на станцию. Леша с воем стал биться в закрытые двери, стекла, но тщетно. Он стал судорожно искать глазами что-то, чем можно было бы разбить стекло. руки тряслись, мысли лихорадочно метались в голове. Бомж был уже совсем близко, и Леша обернулся к нему, истерично заорав:

-Ну давай! Давай!

Мертвец выдохнул воздух с отвратным сипением. Пять метров. Три. Два. Один... Леша с ревом, которого испугался сам, схватил зомби за горло, толкая вперед, и в итоге скинул на противоположные рельсовые пути. Леша, глотая бегущие из глаз слезы ужаса и паники, пошел вперед, расходуя последние крохи своих сил. Зомби плелись сзади, падая, топча друг друга - тупо, бессмысленно, одинаково. Леша понял теперь, что самая страшная смерть - это вовсе не смерть от огня или нехватки воздуха, а вот так вот быть нагнанным питающимися человеческой плотью существами, которым полагается лежать в земле.

Парень едва не расхохотался от радости: одна из дверей почти в самом конце состава была открыта. Он зашел туда, ковыляя дальше, теперь опираясь на сиденья и минуя вагоны один за другим. Мертвяки застряли где-то сзади, бессильно ломясь в закрытую дверь тамбура. Чтобы повернуть ручку, их ума уже не хватало, но испытывать эту преграду на прочность не хотелось.

Машиниста Леша нашел у самой двери в кабину поезда. Мужчина в форме был привязан проволокой за запястья к ручке на сиденье. Он безвольно обвис, обмяк, тяжело дыша. Все руки была в крови, проволока врезалась в самую плоть.

-ЭЙ? Эй, ты жив? - Леша толкнул толстого машиниста.

Тот вздрогнул и поднял покрасневшие глаза.

-Блин, парень... Ты не зомбяк!

-Надеюсь. - Леша стал разматывать проволоку, - Кто тебя так?

-А урод один, с которым недавно повздорили. Когда я хотел бежать, вырубил и привязал.

-Человек человеку брат.

-А то.

Леша отбросил окровавленную проволоку, и машинист со стоном поднялся.

-Кажется, пора валить?

-Твоя правда.

Мужчина зашел в кабину поезда, опустился в кресло, осторожно потирая посиневшие руки. Он защелкал тумблерами, шипя от боли, переключил пару неведомых Лехе рычагов, а затем повернулся к парню с улыбкой.

-Ну, погнали отсюдова.

-Да уж скорее бы! - Леша нервно обернулся назад.

Машинист вздохнул и нажал какую-то кнопку. Затем смачно выругался и умолк.

-Что?

-Пути обесточены.

Ваша оценка: None Средний балл: 6.9 / голосов: 33
Комментарии

Ver thik, her ek kom!

==========

Интересно, кто наставил кучу "больших" оценок???

Леха выбежал на платформу, со стоном упав на землю и держась за раздираемый когтями боли бок - т.е. Леха одновременно выбежал, упал и держался? Все одновременно. По типу - "я сейчас печатаю эти слова, раздумывая и жуя семки". Ферштейн? Предложение калично построено, короче. Таж фигня по тексту далее...

Леша, матерясь и сплевывая - Леха-Леша... Так не пойдет. Давай еще - Ленчик, Алексей, Алешенька...

Парень едва не расхохотался от радости - ммм... хохочут, когда дико смешно. От радости - смеются, не более того.

Он зашел туда, ковыляя дальше, теперь опираясь на сиденья и минуя вагоны один за другим - хуяссе ты мощен сочинять! Представь можешь это необычное действо? (см. мой первый комментарий)

А урод один, с которым недавно повздорили. Когда я хотел бежать, вырубил и привязал. - высосано, что называется, из пальца...

-Пути обесточены. - ура! конец.

Три замечания:

1) Лёгкие здорового человека от бега не горят и не болят. Болят мышцы грудной клетки, да и то если неправильно дышишь. Если сердечно сосудистая в порядке- попробуйте побегать по-хардкору, тогда прочувствуете всю гамму ощущений бегуна на разных стадиях усталости.

2) Зачем прятаться от зомбей в замкнутом пространстве метро? Суицид.

3) Сцена с машинистом никуда не годится. Зомби-апокал полным ходом, а он НЕДАВНО в своём поезде люлей выхватывает. Убежал бы со всеми.

Кроме всего выше сказанного, возникает вопрос о размере рассказа, почему он такой короткий, если это рассказ несущий в себе некий экшн, то по-моему он должен быть длиннее, просто философии я тут не вижу, хотя может просто плохо смотрю...

Мдааам, Никите в очередной раз повезло. Уже неделю висит в новых записях.

Суть в следующем, человека задушили эмоции и он решил написать, что-то этакое и он написал. Читал я и другие его работы, эта худшая.

Философии нет, смысла нет, логики нет населено роботами

Быстрый вход