Абсолют страха

                                                   I
Затушив сигарету о серебряную пепельницу, которая была отлита в форме черепашки с ямкой для окурков вместо панциря, человек в легком фланелевом костюме снова взглянул на дверь, ведущую в спальню. Он возвращался к этой точке через каждые пять минут, но отнюдь не с надеждой увидеть что-то необычное, а, наоборот, удостовериться, что все осталось неизменным.
И опять рука потянулась к маленькой вытянутой коробочке с надписью “Честерфилд”. С его положением можно курить сигары день напролет, как это делают другие люди, стоящие с ним на одной социальной ступени. Но сигара не снимала стресса так эффективно. Обычную сигарету, старую добрую белую бумажную трубочку с табаком, можно покрутить, помять фильтр, да и курится она быстрее. То, что надо, если у тебя возникла потребность расслабить нервные струны.
- И что, мы долго собираемся так сидеть и глазеть друг на друга или делом займемся?
Эту фразу произнесла миловидная девушка. Чулки в сеточку, белый полупрозрачный топик и кожаная красная юбка громко говорили о профессии дивного создания.
Седовласый господин сидел напротив, между ними занимал свой пост стеклянный столик.
Выражение лица показывало, что вопрос девушки обошел стороной слух мужчины.
- Послушай, я понимаю, ты платишь – ты и хозяин, но для чего звать проститутку, если не собираешься ее иметь?- при этом она немного раздвинула ноги, представив взору беленький треугольник трусиков, но клиент и бровью не повел.
- Я просил прислать покладистую шлюху, а не философа легкого поведения.
Ноги быстро сомкнулись, и девушка уже собралась уходить.
- Сядь на место!- он указал рукой на диван,- Я погорячился.
- Может, тогда поговорим?- предложение сошло с уст тихим голосом, чтобы не вызвать новой вспышки гнева,- Меня зовут Ева.
- Стэнли,- коротко проговорил собеседник.
Было только два ночи. До рассвета еще приличный кусок времени, и идея скоротать его за беседой звучала вполне приемлемо. Нет, Стэнли не любил пустые разговоры, особенно с незнакомыми людьми, но иначе он останется один. И опять все выходы закроются, а окружающий мир начнет сжиматься, пока не сплющит жертву.
Стэнли привык, что такие как Ева, в конце концов, предлагают ему просто поболтать. 
- Ты всегда платишь шлюхам за разговоры? Не подумай ничего плохого,- в подтверждение она развела руками. Ноги начали дергаться, и белый треугольник стал исполнять роль 25 кадра,- У меня бывали клиенты еще необычнее. Один профессор читал мне свою научную работу, пока я делала ему минет. Я ни слова не запомнила из того, что он там бурчал себе поднос. А он даже и не заметил, что дело закончено. Так и дочитал свою писанину до конца, и только потом расплатился.
Почему он снимал именно девочек? Почему он не просил друзей остаться на ночь и побеседовать с ним?
Все дело в том, что Стэнли никому не хотел открывать эту сторону своей жизни. Такое явление интимно по природе и сакрально для любого человека. Хотя многие бросаются подобными вещами на всех углах. Просто они не так близко живут с этим камнем на душе, как сожительствует он. Поделиться таким секретом со всеми – значит стать слабым. Психологи говорят иначе, но что им до жизни пациента, кроме профессионального интереса? Только деньги и заставляют их быть вежливыми к людям с серьезными проблемами. Говорят они размыто, никогда не посоветуют стопроцентно работающий выход. А заканчивается все рецептом на лекарство.
Проститутки также связаны с клиентами деньгами, но в данной сделке клиент всегда прав. Они никогда не спросят лишнего, с коллегами далеко не всегда треплются обо всем, а, следовательно, утечка информации сводится к минимуму. 
- Твой вопрос останется без ответа. Лучше скажи мне, а ты не боишься приходить к незнакомым людям? Выполнять их прихоти, слушаться приказам и делать вид, что тебя все устраивает?
- Моя жизнь – не сахар и …
- Да знаю я про твою жизнь,- Стэнли прервал девушку. Он встал, снял пиджак и обошел диван, устроившись за спинкой и впившись руками в бархатную обивку,- Мне приходится видеться с вами довольно часто. И уж поверь, каждая начинает рассказ о себе со вступления о плохом положении. Я задал вопрос, не требующий от тебя лишней брехни. Ответь, не боишься ли ты обратной стороны своей работы?
Ева хлопала глазами.
- Вот теперь ты задумалась. Правильно. Ты ведь не знаешь, что на уме у того, кто тебе платит? Может, он хочет извлечь твои органы для своей коллекции в холодильнике? Кто знает, нет ли у него психических отклонений? Или он мстит всем девушкам за детские обиды?
Ева вжалась в мягкую поверхность дивана.
- Вижу, ты напугана,- Стэнли ухмыльнулся,- А я лишь сказал то, о чем ты уже давно должна была подумать, прежде чем записываться в шлюхи… Что ты на меня так затравленно смотришь? Я не собираюсь убивать тебя. Просто напомнил о том, чего нужно бояться. Что ж, теперь ты открыла глаза и встретилась с реальностью. У тебя еще не отпало желание поговорить со мной?
Лицо Евы побелело и напоминало гипсовый слепок. Мысли, проносившиеся в ее голове, можно было угадать без труда.
- Я…все-таки…пойду,- она говорила, тщательно процеживая каждое слово.
- Успокойся, я тебе не Джек-Потрошитель,- Стэнли начал мерить просторную комнату для гостей мелкими шажками. Впрочем, он всего лишь обходил диваны, не забывая поглядывать на дверь на втором этаже. Ева вздрагивала каждый раз, когда слышала позади себя стук его ботинок о лакированный деревянный пол,- Ты сама хотела поговорить. Я поддержал твою идею.
- Идея была плохая.
Звуки в доме стихли. 
Наконец улица за окном стала приобретать знакомые очертания, а это означало, что рассвет приподнимает ночной занавес, а через пару-тройку часов город окончательно проснется. Стэнли пора в кровать.

Он стоял на крыльце, глядя на убегающую Еву, которая забыла закрыть калитку, преодолевая дистанцию от дома до дороги. В этот раз девушка попалась чересчур нервная. Хотя ему не стоило так давить на нее. Были и другие случаи, когда проститутки также не понимали, зачем он их звал. Иные и вовсе денег не брали за время, считая Стэнли свихнувшимся стариком. Но что они могли знать о его проблемах?
Вдруг Стэнли выпрямился и медленно обернулся. Везде был включен свет. На стеклянном столике пепельница-черепашка была утыкана окурками, будто в гости приходили древние воины, готовящиеся к охоте.
Стэнли хочет бороться против них. И он знает, что должен попробовать выключить свет. Это станет первым шагом к победе. Но для этого нужно погасить весь первый этаж и при этом еще успеть добежать до второго, вырубить все выключатели там и каким-то образом проскочить в спальню. А воздух? В темноте его становится все меньше и меньше. Это они сжимают кислород, а потом стремятся добраться и до самого Стэнли. Ничего, это лишь первая попытка, можно начать пока с первого этажа. Постепенно он сможет избавиться от того, что так долго живет с ним.
Стэнли решил начать с прихожей. Закрыв дверь, он уставился на выключатель рядом. Всего один щелчок сдвинет границы и позволит ему подорвать фундамент зла. И все, что нужно сделать – ткнуть пальцем в пластиковую кнопочку.
Подушка пальца ощутила прикосновение гладкой поверхности выключателя. Стэнли на секунду замешкался. Его тело словно парализовало. Он не мог ни убрать руку, ни произвести необходимое действие. Лишь напоминание о светлом будущем помогло ему выбрать нужный вариант. 
 Щелк.
Чувство, что окутало Стэнли, напомнило ему школьную пору, когда Марк Чесвуд, тот еще задира, после игры в футбол надел на него пакет для мусора (это огромный черный мешок) и стал бить по дезориентированному мальчику ногами. Стэнли упал в обморок, но не от побоев. Он уже тогда знал, что бывает, если пространство погрузится в темноту, а потому ждал, когда воздух иссякнет и придет смерть за одиноким малышом Стэнни.
Вот и сейчас он ощутил такое же давление и, не оглядываясь назад, выбежал в светлую гостиную, и только здесь посмел развернуться лицом к врагу. Это была уже не прихожая, а подобие черной дыры. Проход между комнатами ожил. Как автоматические двери лифта отрезают пассажиров от остального пространства, так и прямоугольник доставал почти до потолка, стал ужиматься в ширине. Отверстие, сантиметр за сантиметром, таяло на глазах изумленного Стэнли. Давно эта картина не представала перед ним, и он с удовольствием прожил бы всю оставшуюся жизнь и без такого зрелища.
Энтузиазм начать борьбу сегодня прошел, уступив место более приземленным чувствам. Решение отложено на лучшие времена, а пока Стэнли выполнит свою рутинную миссию.
Он скачками преодолел лестничный подъем, оставив позади затянувшийся проем. Дверь в спальню чуть не слетела с петель от его удара. Единственным источником света тут был ночник в форме смеющегося полумесяца, подаренного мамой на его десятый день рождения. Ох, мама, хотел бы я, чтобы ты увидела своими злобными маленькими огоньками, заменяющими тебе глаза, мое теперешнее состояние, подумал Стэнли, раздеваясь на армейский манер. Рубашка прилипла к спине, по лицу струились змейки пота, но все это мелочи на данный момент.
Мокрое тело неприятно заворачивалось в сухое одеяло, создавая дискомфорт. Но Стэнли знал – заключительный ритуал наступит только сейчас. Приняв таблетку викодина, который ему нелегально доставал знакомый в Нью-Йорке, он зажмурился так сильно, как только мог. Ведь когда Стэнли закрывает глаза, чтобы войти в блаженное сновидение, он тем самым добровольно приносит себя темноте в подарочной упаковке.
Слух уловил скрежет, очень тихое скрежетание. Это стены спальни двигаются ближе к Стэнли. Нужно успеть заснуть, пока они не приблизились слишком близко и не забрали весь воздух. Хорошо, что уже светает, это затруднит им продвижение. 
А пока спать, спать, спать…

Запах яичницы и жареного бекона успел разлететься по дому и захватить обоняние спускавшегося в кухню Мэттью. Стандартный завтрак настоящего американца никогда не выйдет из моды даже лет через двести, подумал он, устраиваясь подле тарелки.
Дороти была недовольна этим утром, как и всеми предыдущими. Он любил ее, как должен любить муж, хотя былая страсть поутихла.
- Дори,- так он назвал ее перед тем, как они впервые занялись сексом пятнадцать лет назад,- Я могу и сам готовить себе завтрак. Зачем ты так себя изводишь?
- Я делаю это потому, что забочусь о тебе,- она посмотрела на него красными от недосыпания глазами,- Все равно мне приходится сидеть весь день дома, а так я хоть чем-то занимаюсь,- белый блин с желтыми кругляшками аккуратно сошел с лопаточки на тарелку Стэнли.
- Ты можешь найти работу, но с кем оставлять Тоби? Ему всего семь лет.
Дороти издала смешок с оттенком издевки.
-Как же ты не понимаешь, Мэтт? Я пытаюсь добиться того, чтобы ты отказался от архаичного преклонения перед твоим боссом.
- Вставая каждое утро в 6 часов, и готовя мне завтрак?- он не мог начать есть. Такое начало разговора могла привести к ссоре.
- В точку, Мэттью! Именно, что я встаю в 6 часов, когда могла бы просыпаться в 7,- Дороти слишком глубоко задумалась о сказанном упреке, наливая кофе, что не заметила как темная жидкость вышла за пределы чашки,- Черт!
- Дорогая, он платит мне на две тысячи больше всего за один лишний час. Я должен всегда быть на работе раньше него. Делов-то! 
- Это походит на безумные причуды богачей!- он вытирала испачканное место, с силой нажимая на губку,- Как только в город просочился прогресс, так сразу же все стали гнаться за модой. А твой босс, случайно, не педик? 
- Что ты такое говоришь, Дори?- кусок мяса еле протиснулся в его глотке.
- А как еще я могу его назвать, когда секретарь сидит в кабинете начальника?
- Он же не домогается меня. 
- Ладно, оставим этот разговор на потом. Вижу, ты просто не хочешь об этом поговорить. Но, запомни, ничем хорошим это не кончится,- Дороти села напротив Мэтта.
- Почему Тоби не спускается?
- Потому что сейчас половина седьмого, а наш сын просыпается в школу в семь,- это было произнесено безразличным тоном.
- Я совсем забыл,- он улыбнулся, но ответного полумесяца на лице Дороти не встретил.
На некоторое время кухня оказалась под властью тишины. Лишь с улицы доносилось звонкое пение птиц. В помещении разносился скрежет ножа о тарелку и чавканье Мэтта.
В созвучии эта мелодия выдавала довольно занятные ритмы. Впрочем, сейчас до них никому не было дела.
Разделавшись с яичницей, Мэттью вновь взглянул на Дороти.
- Дори…Я опять свалял дурака?
Теперь уголки ее губ чуть вздернулись вверх.
- Я тоже разошлась.
- Когда приедут рабочие для ремонта?- теперь его настроение улучшилось.
- В выходные. Как раз перед летними каникулами. Не забудь, ты должен отвезти Тоби к моей маме.
- Я мог бы помочь тебе с дизайном.
- Иди и работай. Здесь твоя помощь не потребуется,- Дороти ехидно ухмыльнулась. Она знала, что дизайнер из мужа, что из нее, маркетолога, авиадиспетчер,- Главное, чтобы Тоби понравился мой сюрприз.
- Ты хочешь поколдовать над его комнатой особыми чарами? И что же это будет?
- Это сюрприз. И для тебя тоже.
- А Милтоны согласны предоставить нам их дом на время ремонта?
- Да, я звонила Чейси. Они с Морганом сами отправляются к родственникам и оставляют свой домик в наше распоряжение.
Мэтт встал, с хищническим взглядом обошел стол и остановился позади жены. Его руки поползли с плеч Дороти вниз и ухватили упругую грудь.
- Знаешь, это наводит меня на кое-какие нехорошие мысли.
- Мэттью - негодник, если ты не поторопишься, то твой босс урежет тебе жалование.
Настенные часы показывали 6:43. Он нехотя перестал водить пальцами по соскам Дороти.
- Мои руки будут хранить их форму.
- Мэттью Роджер Барнс!
- Я побежал!

Гроутаун находился в 250 милях от Нью-Йорка. Хотя город проникался индустриальным духом, на окраинах все равно можно было встретить деревянные домишки и широкие поля перед ними. Здесь до сих пор фермер мог продавать урожай в магазин, что случалось нередко. Увеличились границы, но жители, по-прежнему, знают друг друга в лицо и сразу углядят приезжего человека. Туристы были частыми гостями, для всех желающих провести время Гроутауне власти выстроили пятиэтажный отель. Городишко имел свой метрополитен, кинотеатр, гипермаркет, центральный парк, хорошо оборудованную клинику и рекламную сеть. Говорят, что новое вытесняет старое, но данная теория не подходит для Гроутауна. Тут жил симбиоз между этими двумя понятиями.

Босс Мэтта, Стэнли Остин, и вправду казался странным. Поместив секретаря в своем кабинете возле входа, он не отменил для клиентов правила осведомляться, примет ли их сегодня мистер Остин, или нет. Глупая задумка, но ничего поделать нельзя. А для особо возмущенных таким новаторством посетителей крепко сложенная фигура Стэнли, выделяющаяся темным силуэтом, как в театре кабуки, на фоне колоссального окна отвечала: “Вас интересует дело, по которому Вы пришли ко мне, или то, каким образом я принимаю клиентов? Если второе, то Вы зря пришли. Если первое – прошу к столу” Но самое интересное было в том, что босс и в обеденный перерыв ходил в столовую с Мэттом. Может, он действительно гей? Что ж, пока он не пристает и хорошо платит, нет причин волноваться.

Пока мистер Остин принимал очередного клиента, в кармане брюк Мэтта завибрировал мобильный телефон. Да, сотовая связь также широко проникла в Гроутаун. 
- Дороти, я на работе,- он говорил шепотом.
- Так выйди в коридор,- она недоумевала.
- Мне запрещено покидать место.
- А в туалет ты тоже не можешь выйти?- жена подтрунивала над ним.
- Это даст тебе лишний повод утвердиться, но так получается, что обычно наши мочевые пузыри согласовывают свои действия.
Из трубки донесся дикий хохот.
- Хочешь, я позвоню тебе на рабочий телефон, и ты сделаешь вид, будто говоришь с клиентом?
- Лучше говори, зачем ты звонила.
- Хотела напомнить, что перед тем, как ты повезешь Тоби к моей маме, не забудь сводить его в зоопарк.
Мэтт нахмурился.
- Зоопарк? А ты не можешь сама отвести его туда?- в голосе читалась мольба.
- Ты хочешь повесить весь уход за сыном на меня? 
- Дори, я не раз объяснял тебе мое отношение к таким местам,- он обернулся посмотреть, не уходит ли клиент, чтобы мистер Остин не застукал его во время домашней беседы на рабочем месте. Он работал секретарем у него всего полгода. Все чисто, можно продолжать,- Прошу тебя, отведи его ты.
- Мэтт, ты кажется уже не школьник и не мальчик.
-Я могу напомнить тебе, как ты обходишь собаку миссис Уинстенли, хотя это всего лишь йоркширский терьер.
- Хорошо,- выдохнула Дороти,- Я свожу Тоби в зоопарк. Тогда уж потрудись сегодня заехать в магазин и купить еды. Список у тебя?
- Да. Спасибо, что сделаешь это. Пока.

После ухода клиента Стэнли уперся головой в ладони и продолжил анализировать прошлую ночь. Итак, он попытался противостоять им. Это привело к поражению. Но мириться с этим нельзя. С выключением света в гостиной началась настоящая борьба. Совершился переход от слов и обещаний к делу. Однако стоит признать, так страшно ему еще не было никогда
Он взрослый пятидесятилетний мужчина. И с самого детства ему приходится спать при свете ламп. Это кажется таким смешным, но только не ему. Опять всплыла мама. Чертова сучка. Она внушала Стэнли, что с ним случится, если он не будет уважать родителей. Из-за одной, напускной, фразы, она закрыла его в ванной и погасила свет. Кто додумался приделать выключатели в их доме снаружи, а не внутри? Стэнли пробыл в темноте всего 5-10 минут. Все это время скопище желчи, называемое мамой, читало лекции на тему одиночества в старости. Она страшно боялась остаться одна, когда ее кожа будет влачиться по полу, органы понемногу начнут сдавать свои смены, а силы, что еще не иссякли, уже не позволяют самостоятельно передвигаться. Подобные проповеди велись, чуть ли не каждый день. Ирония заключается в том, что добрая заботливая мамочка живет сейчас за городом в своем горбатом особняке. За ней присматривает один лишь слуга. Она добилась того, о чем говорила. Довольна ли ты, фанатичная старуха?- задумался Стэнли.
Снаружи мать кричала, что чертики одиночества вселяются в стены, которые сдвигаются и отбирают кислород и потом, “когда дышать становится нечем, твое бездыханное тельце найдут полицейские и напишут в деле, что ты умер при невыясненных обстоятельствах, а через годик папка с названием Стэнни Остин отправится в архив. Вот, что с тобой будет. И кто-нибудь вспомнит о тебе? Нет!” Для пущей убедительности она сопровождала свою речь ударами в дверь. И все это обрушилось на него за простую фразу: “Да заткнешься ты когда-нибудь, пизданутая?”

Автоматические прозрачные двери супермаркета сомкнулись за спиной Мэтта. Посетителей оказалось совсем немного, что не могло не радовать уставшего от сидячей работы при скудном освещении человека, которому надлежало еще и прикупить продуктов, прежде чем он войдет в дом и увидит улыбки на лицах любимой семьи.
В отделе продажи воды двое подростков приникли к холодильнику с пивом, вытаращив глаза на заветные сверкающие бутылочки. У кассы молодой парень, немного прыщавый, в фирменной рубашке заведения забрал деньги у старика, купившего себе дешевый виски и батон хлеба с ветчиной. Наверное, ветеран войны, разочаровавшийся в современном состоянии страны, за которую воевал, топящий чувства в алкогольной эйфории. Отходя от кассы он, прищурившись, осмотрел Мэтта и удалился к выходу, бурча какую-то ахинею себе под нос.
Поиск необходимых предметов занял мало времени и уже через 15 минут стоял подле паренька за кассовым аппаратом.
- Привет, Арчи. Как прошел день?- сказал Мэтт, доставая содержимое из тележки.
- Здравствуйте, мистер Барнс. А как еще может пройти мой день? Скучно и однообразно. С вас девяносто долларов пятьдесят центов,- Арчи был хороший парень, но, на взгляд Мэтта, чересчур замкнутый. Много слов из него не вытащишь.
- К вам снова придет тот студент на работу? Как его зовут…
- Брайан Лауд. 
- Точно! Третий год уже будет здесь. А почему бы и тебе не попробовать поступить в университет?- говорил Мэтт, забирая пакеты.
- Я не могу сидеть с Джереми, а Ребекка…она еще хуже, чем я, приспособлена к любой деятельности. Пусть лучше дома сидит. Главное, денег хватает.
- Хватает,- покивал Мэтт,- Что ж, удачи тебе, Арчи. Передавай Ребекке от меня привет. И Джереми тоже, выходя на свежий вечерний воздух, он обернулся в сторону водного отдела. Те двое все еще стояли у холодильника. Один толкал другого. Решают, кто будет разговаривать с Арчи, когда они поставят на прилавок пару бутылок пива,- улыбнулся Мэтт.

Арчи проследил за удаляющимся мистером Барнсом, затем достал маленький блокнот, страницы которого были исписаны корявым почерком, и, раскрыв его на последнем листе, записал: идея о поступлении в университет – обдумать ночью.
Вечерние улицы успели озариться светом фонарей, открывая черный занавес для прохожих и владельцев машин. Стэнли этот факт очень радовал. Он стоял возле автобусной остановки, в компании ожидающих пассажиров. Обычно его всегда отвозил домой личный водитель. Но не сегодня. Сегодня будет предпринята вторая попытка борьбы с ними. К тому же, стоит, после полувековой жизни, попробовать побыть немного с обыкновенными людьми.
А вот и автобус подкатывает толпе желающих добраться на нем до дома.
- Черт,- Стэнли плюнул на асфальт.
Номер 47 шел по прямой, а ему нужно было свернуть на Браун стрит. 
Стэнли взглянул на остановку. Пусто, всем понадобился именно этот сорок седьмой. 
Если он сейчас не сядет, то останется один. По вечерам мола кто любит гулять по улице. И неизвестно, когда появится следующий. А на открытом безлюдном пространстве правила игры навязывают они, впрочем, как и везде. Лоб покрылся испариной, хотя было не так уж и жарко. 
Последний человек заходит по ступенькам в салон. Стэнли побежал к дверям, когда автобус начал удаляться. 
Водитель не упустил шанса высказаться:
- Вы что из сотни автобусов выбирали, в какой сесть?
Стэнли никак не отреагировал на эту издевку. Он рад был оказаться в заполненном помещении. Пройдя до конца, он сел заднее место у окна и посмотрел на остановку. Ладони мгновенно вспотели. Два дома на противоположных сторонах нагнулись, почти касаясь крышами, и уставились на него, прищурив оконные глаза, как бы говоря: и ты действительно считаешь, что эти жалкие попытки помогут тебе избежать твоей участи? Вспомни мамины слова. Как ты умрешь, помнишь?
Стэнли быстро поморгал и вновь взглянул на злые дома. Теперь все было как прежде.
Протяжно выдохнув и вытерев влажные руки о штаны, он достал мобильный телефон и нажал на горячую клавишу 1. У него работало всегда две кнопки на такие вызовы. Одна из них соединяла с личным водителем.
- Я буду на остановки рядом с пересечением Грин и Браун стрит примерно через 20 минут. Я должен видеть тебя там, понял. Да, будь там еще до моего приезда
 Затем Стэнли зажал клавишу 2.
- Агентство “Мотылек и Фонарь”. Чем могу быть вам полезна?- ответил на другом конце нежный женский голос.
- Мне нужна девушка, внешность и возраст не важны. Только она должна поменьше говорить…

- “…Идея показалась ему совершенно новой, хотя таковой не была. И он тысячу раз подумывал об этом, но тогда жена должна будет отправиться на заработки, а Арчи никогда не ладил с маленькими детишками. Высшее образование…оно таит в себе столько возможностей…но и проблем тоже, и остальных неудобств. Стабильность нарушится, ибо из любой хорошей идеи иногда выходит зло. Работа в магазинчике всегда устраивала его. Тут он постоянно выполнял необходимые действия, выполнял хорошо и…стабильно. Как же он любил это слово” Арчи дочитал последнее предложение и поставил точку. Вытащив лист бумаги из пишущей машинки, он положил его в стопку других, поправил кучку и положил все это в ящик, заполненный тучей таких же израсходованных блоков, деревянного шкафа, ростом с самого Арчи, с множеством отделений.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 20
Комментарии

Давайте ставить оценки аргументированно.Не понравилось-объясните позицию,ведь не малые дети,а вполне взрослые люди.

Мне понравилось как написано. В конце видно что уже спешил, но все-таки вкус есть.

И даже со всей моей нелюбовью (или даже хуже) ко всему, что написано русскими на американский манер и с американскими персонажами\именами, этот рассказ мне понравился.

Не понравилась сцена с проституткой. Когда-то я читал книгу, посвященную этому ("Цена любви" вроде бы), так вот то, о чем говорят твои персонажи, для каждой проститутки как для шахтера боязнь обвала, понима? Т.е. у них этот фактор как бы сам по себе, им не надо открывать на это глаза. Даже самые ветренные, они по умолчанию всегда думают о самосохранении. Так что удивить запугивающей лекцией - это вряд ли.

И где конец рассказа? Он получился словно без последней страницы.

Хотя на оценку не повлияло - 9.

____________________________________________________

В мире, который существует над нами, есть только Свет и Тьма. Но Тьма из них больше...

Большое спасибо=)Под конец я и вправду поспешил,все-таки, ранним утром писал)))

Я, в некотором роде,согласен по поводу проститутки,но есть и разногласия.Да,проститутка повела себя по началу беспечно.Но таков мой образ.Это было сделано для заоплнения времени,погруженного в тишину.Ведь девушки легкого поведения тоже люди, и характеры у них разные.Кинематограф много раз показывал нам их открытыми для общения на любые темы,когда персонажи какого-либо фильма вставали в ступор и не использовали их по назанчению.В книгах,например у Чейза,я также встречал открытых проституток.Но я взял за основу характер конца 19-начала 20 века,когда таких любительниц выйти ночью на улицу часто мордовали и убивали.Таково мое объяснение.

Это только первая из 7-8 глав.Все только начинается.

За 9 баллов отдельное спасибо)

ага... "Секс - это скучно. Я читала." (В. Новодворская)

Из той же оперы.

Написано очень даже живенько! Люблю ваши рассказы, автор. Второй рассказ по Сайлент Хиллу читала еще два года назад, очень понравился! Ставлю 10!

клон detected

Грустно, но, похоже, так и есть. Ибо откопать рассказ пятилетней давности, неоконченный и не по теме сайта, да еще и регистрироваться ради отзыва...

Д-лити, ты бы лучше какой-нить новый рассказ забросил штоле.

____________________________________________________

Jedem das Seine

Почему сразу грустно? На каждый рассказ есть свой читатель. Не думала, что мой одзыв как-то вас зацепит.

Леш, ну прекращай. Не смешно же.

____________________________________________________

Jedem das Seine

Быстрый вход