Напарница

Все почести этого мира не стоят одного хорошего друга.

Вольтер (Франсуа Мари Аруэ)

Середина сентября – благоприятное время для похода в зону. Попеременно с ярким, по-летнему ласковым солнцем, в зоне моросит нудный дождичек. Ржаво-зеленая листва опадает, обнажая ветви изуродованных радиацией и аномальными излучениями, но все еще живых деревьев. Увядает и без того жухлая трава, обнажая скрывающиеся в ней аномалии и ловушки.

На пороге зоны, таких как я, частенько охватывает необузданное желание вновь познать всю ее «настоящесть», окунуться в неистовые эмоции надвигающейся опасности и приключений. Порой приходится проявлять не дюжую силу воли в попытках сдержать себя, не дать возможности сорваться и бежать «сломя голову» туда, в зону.

Кажется, всего-то не был тут пару месяцев, ан-нет, не уйти от нее. И что за натура, тянет меня к первобытной опасности и постоянному риску. Не могу я усидеть в городе, нет жизни мне в тихой деревне – не то это.

И вот, снова и снова сажусь я в грузовой вездеход и трясусь в нем до ближайшего перевалочного пункта, натирая на пятой точке «мозоли» и срывая руки держась за поручни, не желая упасть в объятия соседа напротив. Одной из целей моего сегодняшнего путешествия была встреча с давним другом и напарником. Вернее с подругой. Когда-то мы вместе штурмовали неприступные границы зоны отчуждения, вместе проходили науку выживания в неизведанном мире и постепенно набирались опыта. А сколько совместных приключений нам довелось пережить на этой проклятой земле - и не счесть.

Помнится, натолкнулись мы еще новичками на пару псевдохрюшек, и от неожиданности и испугу припустили так, что проявили при этом недюжинную прыть и усердие. И все бы ничего, но ведь с сильного испугу-то как получается, у псевдоплоти за отсутствием штанов, все усердие зачастую на дороге остается, ну, а нам после этого еще долго отстирываться пришлось.

Но как говорится что было, то было. Преодолев колючку, я взял направление к небольшому подлеску, к месту довольно удобному для перекуса и перераспределения нехитрой амуниции. Наевшись «от пуза», времени на перекус после выдастся не скоро, я направился в сторону видневшегося невдалеке оврага. Насколько мне помнится, за ним находилось логово моей напарницы. Именно логово, ведь напарница моя не была человеком. Она была настоящим английским сеттером, непревзойдённой помощницей на охоте, а после и в зоне. Черно-белая, пятнистая окраска моей девочки легко сливалась с окружающей средой, делая ее замечательным сталкером.

В общем, если рассказывать о мохнатой напарнице, надо упомянуть что встретились мы с ней задолго до зоны. Тогда я жил так скажем одной охотой. Отдавая все свободное время и большую часть заработка своему хобби. Оттуда и все первоначальные навыки выживания на «вольных хлебах» и минимально необходимые познания в области оружия. Один мой друг и хороший наставник в охотничьем ремесле подарил мне ее совсем крошкой. Маленький комок шерсти с носом-бусинкой и мокрым языком сразу запал мне в сердце.

Росла она у меня на приволье, как говорится при всех условиях: тщательно отобранная и просеянная костная и яичной скорлупы мука, свежие яйца и вареная морковь – сделали свое дело. Она быстро переросла своих братьев и сестер, стала крепкой и сильной красавицей. Натасканная с более опытным псом моего друга она вскоре стала непревзойдённой охотницей и верным товарищем.

До логова моей напарницы оставалось каких-то несколько сотен метров, когда я начал напевать. Это было не безопасно, ведь на мой голос запросто могли сбежаться дикие твари этих мест, тем не менее стать добычей или того хуже - мнимой угрозой своим же, мне улыбалось еще меньше. Я дотягивал второй куплет черного ворона, когда кусты впереди расступились и мне представилась шелудивая морда черного пса. Дробовик дернулся было в его сторону, но рядом появилась Эльба и, опустив оружие, я раскрыл объятия своей девочке. С заливистым лаем игривая моя, ласковая моя, кинулась ко мне. Как же я соскучился по ней! Она ласкалась, вертелась вокруг меня, норовя облизать лицо, прыгнуть как в далеком детстве ко мне на грудь и повалить на обе лопатки.

Черный пес стоял и, не шевелясь, смотрел на нас. С первой же встречи он был мне врагом и если и смирился с нашим принудительным перемирием, то по большей части старался меня не замечать. По правде сказать и я не питал к нему дружеских чувств, а ведь он увел у меня напарницу, верную подругу и часть моей жизни связанную с ней.

Вдоволь наигравшись, Эльба потянула меня за рукав, я послушно поплелся за ней. Она тянула меня к своему логову, где по веселому писку и характерному кряхтению я распознал резвящихся щенят. Странно было смотреть на помесь породистой собаки и чернобыльского отребья. Щенята были необычно крупными, покрытые черной шерстью, лишь местами блестели на солнце небольшие круглые залысины. Они играли, хватая друг друга за уши и хвосты и, кажется, совсем не замечали появление постороннего. Эльба подошла к ним облизала первого попавшегося щенка, улеглась рядом. Подняв глаза на меня, она как бы говорила: - Я счастлива.

- Я рад за тебя и за вас, - тихо сказал я, теребя ее за ухом. – Красавцы они у вас. - Она ответила мне тихим поскуливанием. – Мне пора, Эльба. – Достав из кармана приготовленное угощение, я протянул его ей. Эльба охотно приняла кушанье, облизнулась и посмотрела мне в глаза. - До встречи, подруга.

Я поднялся и, оглядев счастливое семейство, зашагал дальше, вглубь зоны. Год назад я думал, что навсегда потеряю свою напарницу, когда ту сманил местный жених. Помесь его с волками не сулила мне вновь повстречать мою напарницу после брачных игр. Как известно волки формируют пары надолго, а иногда и на всю жизнь. Не буду врать, я долго бесновался и искал ее, но тщетны были попытки вернуть мою девочку обратно. Зона как будто говорила мне, что Эльба сделала свой выбор, и я должен буду его принять, как бы мне не хотелось обратного. Я долго ждал ее, ходил в ходки с другими, но не приносило оно мне былого удовлетворения.

Тогда я решил уйти. Я собрал все свои вещи, намереваясь навсегда оставить эти края. Но не успел, и дойти до периметра как увидел ее рядом с ним, бегущую нога в ногу. На миг они остановились, наши глаза встретились и я понял, что у каждого из нас своя дорога и что мы обязательно еще встретимся. Ведь любые дороги имеют свойство пересекаться и идти некоторое время параллельно друг другу.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 22

Быстрый вход