ВОЙНА ХОРНА

"Человек может вызвать и подавить

любые ощущения в своем теле".

(Фрэнк Герберт).

Неестественно слепящее утро снова вонзилось сквозь веки, в мозг Майнстика 12-75. То есть, вот это, самое тупое имя и номер (или аббревиатура, или еще бог знает что) – было единственным, что он о себе помнил. Теперь, каждое его пробуждение сопровождалось тупой головной болью. Его будил такой же неестественный, как и яркие лучи света, голос, произносящий: «Майнстик 12-75 – пришло время завтрака и приема лекарств». И Майнстик 12-75 снова просыпался. Он не понимал, где он находится и зачем. Возможно, это была палата больницы, но также - это могла быть и тюремная камера. Однако, мыслей об этом он допускал совсем не много ибо на мысли у него просто теперь не было не малейшей возможности.

Майнстик просыпался, завтракал, принимал лекарства, от тупой перекрывающей все мысли, боли и как только боль начинала отпускать, он терял всяческие силы и засыпал.

Комната, в которой он, не известно сколько, времени находился, была не более пятнадцати квадратных метров. Была она абсолютно белой и без окон.

Сам Майнстик 12-75 был одет в розовую пижаму, с одним лишь коротким обозначением на нагрудном кармане – «Майнстик 12-75».

Не имея возможности противостоять сну и уже почти окончательно ему, поддавшись, Майнстик всякий раз обещал себе, что проснувшись в следующий раз, он не станет принимать лекарства от головной боли и обязательно попытается выяснить, наконец, кто он и почему его здесь держат.

Но, когда он снова просыпался, тупая головная боль казалась настолько невыносимой, что Майнстик не имел возможности сдержаться от приема лекарств.

В этот же раз, еще до того, как он успел окончательно пробудиться и открыть глаза Майнстик пообещал себе, что сегодня он, чего бы ему это не стоило, не примет лекарства. И в этот момент он расслышал, как дверь в его комнату отворилась.

****

До этого самого момента дверь комнаты Майнстика 12-75 ни разу не открывалась.

Все указания доносились до него металлическим голосом через белые, как и все здесь, динамики, которые были навешаны в углах комнаты, под потолком. И вот, наконец, только теперь Майнстик 12-75 услышал, как дверь вдруг отварилась и в его звукоизоляционную ослепительно-белую комнату проникли звуки извне. Тот же самый, уже известный Майнстику металлический голос вещал теперь через динамики развешанные, - как ему показалось, - по всему длинному коридору, сразу за его комнатой.

Майнстик, также, расслышал, как в его комнату входят. Он осторожно открыл глаза. Однако, не успев еще привыкнуть к слепящему свету, он смог разглядеть только четыре вооруженных силуэта. Один из них стоял впереди – склонившись над Майнстиком, - как раз перед открытой дверью. Трое остальных стояли по краям этой же открытой двери: один слева и двое справа. За открытой дверью, Майнстик разглядел, бесконечным потоком движущихся, справа на лево, людей мужского пола, в розовых пижамах.

Но, от всего этого моментально отвлекла головная боль, которая казалась сегодня намного сильнее, чем в предыдущие дни.

Сердце Майнстика скакало, как ненормальное и виски ужасно пульсировали.

Но, как бы ни показалось странным это самому Майнстику 12-75, - это был не страх, а скорее азарт или обостренное чувство интереса, ко всему происходящему. Словно сейчас наконец-то стало происходить, что-то очень важное в его жизни. О чем он мог ранее помыслить только в тайне от самого себя.

- Майнстик 12-75, - прозвучал ледяной голос стоявшего впереди посетителя белой камеры, - прошу вас незамедлительно принять лекарства и проследовать на выход.

Присев на белой кушетке Майнстик взял со стола таблетку, положил ее под язык, затем взял стакан воды и, сделав из него глоток, поднялся и вышел из комнаты.

****

Как только Майнстик покинул свою палату, трое, - те, что стояли у двери, - втиснули его в общий строй. И он покорно стал двигаться со всеми остальными людьми в розовых пижамах, куда-то вдоль коридора.

Где-то позади, оставалась его белая комната, оставаясь единственным, что было в его памяти.

Коридор, по которому Майнстик теперь шел, был таким же белым, как и его камера, но казался в отличие от нее бесконечным. В какой-то же момент этот коридор прервался довольно широким помещением.

Помещение это было почти все загромождено всевозможным оборудованием, напоминающим медицинскую аппаратуру. «Проходите не спеша, - вещал металлический голос из динамиков. – Сохраняйте спокойствие. Проходите один за другим, не мешая друг другу».

Среди этого бесконечного оборудования работали люди, также, напоминающие врачей. Их синие, словно операционные, костюмы – подчеркивали это.

Из этих людей «в синем», Майнстик тут же выделил одну молодую блондинку, которая, что-то быстро доставала из шкафов и перекладывала в свой «медицинский» ящик, словно врач, собирающийся по вызову.

В этот момент колона из полусонных мужчин в розовых пижамах остановилась. Видимо было дано указание из репродукторов. Но, Майнстик это прослушал и даже врезался во впереди идущего. Видимо, почувствовав взгляд Майнстика, блондинка обернулась. На что он, несколько растерявшись, отворотился.

- Она прекрасна, правда… - послышался мужской голос, почти шепотом, позади Майнстика, - возможно это самое прекрасное, о чем ты будешь помнить умирая…

Майнстик повернулся. Позади него стоял мужчина, лет пятидесяти, в общем, строю и в такой же розовой пижаме. «Крэйдл 14-32» - гласила надпись на его нагрудном кармане.

****

Крэйдл 14-32 глянул на Майнстика только мельком, чтобы обозначить, что сказанное принадлежит именно ему.

Майнстик не предал особого значения словам полоумного старика, однако продолжил смотреть на увлеченную своим делом блондинку. Девушка была действительно бесподобно красивой.

- Возможно, это самое лучшее, что тебе удастся вспомнить, - повторил старик.

Тут Майнстик не выдержал:

- Где мы находимся?

- В лабораториях Крауса, - невозмутимо ответил тот, словно только и ждал этого вопроса.

- Что мы здесь делаем? – зацепился Майнстик, поразившись тому, как просто можно узнать многое из того, что казалось невозможным.

- Мы пушечное мясо, - с легкостью продолжил старик, - во всех смыслах этого слова. В этих лабораториях стирают память и отправляют на базу легиона смертников.

- То есть, как раз сейчас нас собираются отправить туда?

- Именно.

- Откуда тебе известно?

- По какой-то причине меня продержали здесь дольше обычного. Может, забыли про меня, не знаю… Может очередной эксперимент Крауса…

- А, что еще за легион смертников?

- Война.

- Кто с кем? – Майнстик попытался заглянуть в глаза собеседнику, но старик, как и прежде лишь мельком ответил ему взглядом, и по его губам скользнула улыбка.

- Этого я не могу помнить…

«Продолжайте не спешное движение по коридору, - объявил голос в динамиках и колонна в розовых пижамах двинулась дальше».

****

Ваша оценка: None Средний балл: 8 / голосов: 12

Быстрый вход