Чистилище. Глава 3

Удивительно, как нам все-таки повезло. Выжили во время безумной бомбежки, одолжили исправную машину, буквально под носом пролетели мимо атакующих порядков, чудом уворачиваясь от разнокалиберных пуль. Гримаса настоящего ужаса исказила наши лица, когда скача на диких ухабах и пролетая по десятку метров на природных трамплинах выехали прямиком к бронированному грузовику с ЗУшкой. Руслан выдал очередь на весь магазин, по-киношному удерживая автомат одной рукой. Пока расчет смертоносного оружия приходил в себя нас уже и след простыл. Фортуна явно была на стороне славян в тот день.

Как бы ни было горько оставлять выручившую нас машину, но без топлива она представляла собой лишь груду металлолома. Двигались предельно осторожно, объезжая возможные источники опасности по большому радиусу. Руслан почти с детским восторгом стоял за пулеметом, готовый плотным огнем накрыть любого потенциального врага.

С учетом капель горючего в канистрах проехали километров триста, не дожав до пункта назначения каких-то тридцать-сорок километров. Наскоро спрятали низкую багги в старых руинах от возможной погони. Чем черт не шутит, авось еще прокатимся на ней с ветерком.

Навьючившись хабаром, прошли расстояние за сутки. Шли отнюдь не налегке - на двоих два автомата, ПК с тремя коробами патронов, запас еды и воды на три дня. Благо ступни давно привыкли к здешней раскалённой почве, покрывшись грубой коркой. Соорудили себе одеяния и обувь из брезента и лоскутов ткани. Идти старались скрываясь в редких руинах и чахлых лесках, не особо рассчитывая на погоню, остаткам ватаги Хана и без нас хлопот немало, но, как говорится, береженого Бог бережет. Едва мы выскочили за пределы крепости, Руслан принялся указывать дорогу по одному ему ведомым соображениям. Позже, во время привала, он объяснил, что до того как попасть к Хану некоторое время вполне сносно батрачил наемником. Поэтому первым пристанищем он предложил выбрать крупнейший торговый город на многие сотни километров в округе. Работу в сей обители торгашей, ремесленников и наемников, как уверял Руслан, найдет любой человек с головой на плечах. Еще одним плюсом стало то, что город свободный, поэтому никто нас просто так в рабство повторно не возьмет. Разве что подкараулят за воротами, в том случае если приспешники Хана не найдут наших тел в общем месиве и назначат награды за головы. Впрочем, еще неизвестно кто теперь распоряжается добром нажитым Ханом. Вполне возможно, что власть в тех землях сменилась.

Вот мы и на месте. Торговый город "Удача", как гласил на трех языках приличных размеров плакат на высоченном столбе. Прежде чем направиться к главному входу, представлявшему собой переплетение КПП, мы долго наблюдали за окрестностями с достаточно дальнего расстояния. Не выявив источников угроз, аккуратно влились в неплотный, но стабильный поток пешеходов, направлявшихся в город. Дорога разделена на две части - широкая, с разбросанными по ней в шахматном порядке бетонными блоками, небольшими обочинами и глубокими, но простреливаемыми вдоль канавами по бокам. Она, судя по всему, служит для приема и сортировки автомобилей. После проезда внушительного КПП с несколькими крупнокалиберными пулеметами, большинство машин в целях безопасности остаются на специальной площадке, огороженной от города. Рядом с автомобильной дорогой расположена натоптанная тропа для пешеходов и гужевого транспорта.

- Веди себя спокойно и уверенно, в город стекается самый разный сброд, так что к нам вопросов быть не должно, - уверяет Руслан.

Подходя к КПП замечаю, что это всего лишь первая линия обороны. Метрах в трехстах начинается вторая линия. Добротное здание КПП сложено из камня и кирпича, укреплено мешками с песком, обваловано землей и дополнительно прикрыто металлическими сетками, защищающими от гранатометов. Прямо на дорогу смотрит видавший виды ДШК, на крыше за массивными колпаками из камней и металла Утес, из бойниц в стенах виднеются различные единые пулеметы. Видимо в такой плотной защите есть свой резон - стены во многих местах испещрены разнокалиберными выбоинами, виднеются пару заделанных дыр от чего-то крупного. В глубине двора под маскировочными сетями в отрытом окопе спрятан БРДМ. Правее здания угрюмо примостился сгоревший шестидесятый БТР, превращенный в оборонительную точку с помощью вездесущих камней и мешков с песком.

По заверению Руслана город обильно обложен минными полями, территория вокруг пристреляна артиллерией и минометами.

По дороге шагал довольно разнообразный люд. Прямо перед нами вручную катил небольшую телегу, накрытую рваной тканью, дед европейской наружности, за спиной которого болтался ужасного вида грубо сваренный самодельный автомат. Молча шагала троица плотных, кряжистых парней с патрульными ранцами и достаточно неплохой экипировкой - РПК, поюзанная СВД и АК с подствольником, у каждого набитая разгрузка, легкая рация и добротная обувь. Много одиночек, среди которых как оборванцы с берданками, так и неплохо укомплектованные зубры. Пару раз мимо проехали измененные до неузнаваемости, груженные людьми и тюками, пикапы. Единожды проползла колонна из двух чертовски старых бронетранспортеров неизвестного происхождения, восьми грузовиков с полуприцепами и командирской "Тоёты" с пулеметом и длинными антеннами радиостанций. Очень мало женщин, совсем не видно детей, да и что им тут делать, впрочем.

Пройти КПП не составило труда. Несколько солдат под присмотром пулеметов обыскивали входящих на предмет взрывчатых веществ и еще непонятно чего. Затем на пальцах последовало указание разрядить оружие и повесить на ремни. Машины досматривают много тщательнее, пару раз мелькнули злобного вида собаки, смутно похожие на земных представителей.

Полоса между первой линией обороны и второй тщательно очищена от мусора, камней и прочих возможных естественных укрытий. Триста метров под прицелом крупняка, автоматических пушек БМП, автоматических гранатометов и прочих смертоносных радостей.

- Два двухнедельных, - сообщил Руслан сидящему за зарешеченным окном молодому парню, принимающему входящих в город.

Парень при помощи хитроумного устройства отбил печать, несколько дырок и шесть чисел на металлической табличке размером со спичечный коробок. Взглянув на числа я решил, что это дата, однако они были, как мне показалось, совершенно случайными.

Над парнем висела дощечка с аккуратно вычерченными ценами на проход. Основной валютой был патрон, причем различных калибров. Мы расплатились пулеметной семеркой, еще снимая ПК с машины решив продать его, ибо, во-первых тяжеленая зараза, во-вторых никто из нас должным образом не умел с ним обращаться, а в третьих нам нужны были деньги на первое время, в то время как за поебанные АК кустарной сборки много не выручить по определению.

То, что город торговый стало понятно буквально с первых шагов после прохождения охранного периметра. Сперва нам предстояло разжиться валютой, продав часть арсенала, Руслан знал несколько толковых оружейников, но тот, кто будет иметь дело с беглыми рабами, обитал, так сказать, в не особо благополучном квартале. Окраина города. Зовут его Расулом и, судя по всему, Руслан его знает давно.

На периферии расположились убогие ночлежки и бордели для таких же неудачников как и мы, да редкие частные дома. Грязные, полуразвалившиеся, с бесконечными следами косметического ремонта лачуги. Дорога в этой части города одна - ведущая в центр, шаг вправо, шаг влево и гость города оказывается в непролазной грязи. Помои, мусор, канализационные стоки - все сливается прямиком во двор и на дорогу. Стоит гомон пьяной гопоты, убогой домашней твари, местных торговок и цыганят.

- Места эти населяют всякий сброд. Шлюхи, лакеи, официанты из дешевых кафешек, шушера всякая, торгаши не особо удачливые бывает ради экономии останавливается. Тут глаз да глаз нужен, жаль пистолетов у нас нет. Ты давай-ка, брат, ствол заряди и на изготовку возьми аккуратно, - шепнул напарник, попутно примыкая рожок и удобнее ухватывая автомат.

- А если патруль? - чисто для проформы интересуюсь я.

- Патрули, брат, в этих местах появляются, только если грохнут кого, - щерится Руслан, - я маякну если что.

Народец здесь и впрямь непростой. Грязный, оборванный. Глаза людей обреченных на нищету, болезни и алкогольно-наркотическое забытье. С другой стороны, глаза редких детей напоминали глаза волчат. Волчат стремящихся вырасти волками и вырваться из этого жалкого существования. Яркие, внимательно изучающие, не по годам взрослые. Пока мы шли недалеко от главной дороги такие мальчуганы стайками облепливали одиночек и пытались, что-либо утащить, нередко нарываясь на крепкие подзатыльники и ножи. Пацаны довольно легко уворачивались от холодного оружия, но больше не лезли. К нам они не особо не рвались, что взять с оборванцев с примкнутыми рожками?

Шагать по узким грязным улочкам пришлось довольно долго. По колено в грязи, усталые, мы наконец вышли к заветному дому.

Особняк Расула внушал уважение. На фоне убогого квартала, состоящего сплошь из лачуг, возвышаются три капитальных кирпичных этажа скрытых высоченным забором опутанным егозой. Во все стороны смотрят узкие щели окон-амбразур, забранные несколькими слоями решеток. Печные трубы скрыты. Грозно озирают окрестности пулеметы на хитроумных турелях с электроспуском. Повсюду закреплены небольшие камеры видеонаблюдения. Конечно, серьезной осады Расулу не выдержать, но откуда она возьмется в столь защищенном городе? На борзую атаку пьяной гопоты он вообще мог не обращать внимания, что собственно и делал, давая пару очередей по самым непонятливым сидя в удобном кресле.

Расул мог позволить себе содержать до взвода профессиональных наемников, однако предпочитал нескольких туповатых, но умелых бойцов и одного из самых уважаемых боевиков в городе – Норьегу. Норьегу с Расулом связывала очень мутная история, впрочем, Расул на сто процентов доверял своему компаньону, что было очень и очень удивительно в сложившихся обстоятельствах. Норьега полностью отвечал за оборону и сопровождение Расула в редких выходах в центр города. Норьега был нем, его язык представлял собой уродливый обрубок. Никто не видел, как Норьега улыбается или принимает пищу. На первый взгляд сложно определить его национальность – есть что-то латинское, может быть кубинец. Нормальное телосложение, иссиня черные волосы, короткая прическа, редкая аккуратно выбритая бородка. Одет по домашнему, на бедре кобура с Глоком. Из-под рубашки виднеется синеватая татуировка на груди. Ведет себя скромно и ненапряжно, но глаза все время оценивают обстановку. Тело готово в любую минуту выхватить пистолет и открыть огонь.

Вход в дом и магазин раздельные. Торговая площадка и по всей видимости склады, расположились в глубоком капитальном подвале. Жилая зона занимает первый этаж, назначение второго и третьего этажа остается загадкой.

Войдя на территорию, мы словно попали в другой мир. Лишь небо было общее. Яростно залаяли огромные псы. Нас встречают двое крупных кряжистых охранника с дорогими ПП. Грамотно контролируя пространство и страхуя друг друга, мужики молча обыскали нас абсолютно не брезгуя. Привычные.

- Три сотни и ни монеты больше, - закончив осматривать пулемет, спокойно подытожил Расул, и так вам одолжение делаю.

- Расул, ты, верно, забыл как нашей бригаде убитые РПК впаривал за две с половой сотки? А я тебе напомню, бригадир наш тогда стволов взял на два косаря. Да после варганской вылазки всех к тебе направлял. Позабыл, как благодарил его потом? В гости к нам заходил, подарки приносил, хвалился, мол, дела в гору пошли.

- Бригадиру я по гроб благодарен, верно ты подметил. Но, - Расул вздохнул и выдержал паузу, - нет Бригадира больше.

Руслан помрачнел.

- Давай так Руслан: 350 монет, шмотья подкину и расскажу, что да как в округе.

Информация, полученная от Расула, требовала тщательного обдумывания. Руслан знал, что слово этого торгаша имело вес, однако сведения, полученные от него, противоречили здравому смыслу. Вкратце выходило, будто бригада внезапно снялась с насиженного места, оставила свой вполне доходный бизнес и ушла практически налегке. След их, по слухам, обрывался после прохождения колонной одного из перевалочных пунктов караванщиков в двухстах милях от Удачи.

Вечерело. Быстро сгущались сумерки. Холод постепенно окутывал зловонные улочки.

Толчок локтем заставил Руслана сбросить задумчивую пелену с глаз и подобраться. Буквально час назад он сам толкал речь о том, как важно сохранять бдительность в этом районе города.

Чвакая по колени в грязи шли по правой – менее заселенной стороне дороги. После совершения всех торгово-денежных операций идти стало легче и веселей. Купленную добротную обувь, да шмотье, решили пока приберечь, переоденемся в постоялом дворе. До относительно безопасного восточного тракта оставалось менее двухсот метров, как вдруг из одного из узких, заваленных мусором проулков резко вышагнуло трое. Первая мысль, мелькнувшая в голове – полоснуть по ним очередью в полрожка, благо расстояние позволяло. Рука Руслана уверенно легла сверху на цевье. Сделав пару шагов в их сторону, он остановился, не отрывая взгляд от незнакомцев достал пару монет и кинул на относительно сухой участок земли. Завершилось все несколькими фразами на неизвестном языке. Незнакомцы продолжали стоять, Рус шепнул: «спокойно, уходим» и медленно попятился от них, держа автомат уверенно, но не агрессивно.

- Обычай, брат, на удачу. Пусть теперь нам повезет.

Ваша оценка: None Средний балл: 7 / голосов: 3

Быстрый вход