Месть кровожадного бога. Глава 5

ГЛАВА 5

«Норта» двигалась в северо-западном направлении около получаса. Высоко в небе над ней висел вертолёт, что крайне раздражало Хазеба Файси, но ничего с этим сделать было нельзя. Только ночь даст возможность скрыться, но вряд ли надолго, поскольку теперь, когда они обнаружены в этот район начнут стягиваться военные корабли, будет вестись усиленное наблюдение со спутников, а вертолёты станут постоянным сопровождением захваченного судна.

Пока же, все было нормально, если не считать того, что их товарищ Амисан прибывал в крайне тяжелом состоянии и по словам врача едва ли протянет до следующего дня. Черный лев не уставал проклинать янки – этих грязных ублюдков, неверных кафиров! Он им ещё отомстит. Жестоко отомстит!

Хазеб расположился на мостике в ходовой рубке судна. Здесь же присутствовали капитан Роберт Олдберри и приглядывающий за ним Жозе. За штурвалом находился Юсуф Алмакса. Именно он, первым сообщил, что что-то не так.

- В чем дело? – нахмурился Хазеб.

- Я не уверен… Но похоже, мы теряем топливо. И давление в цилиндрах, то падает, то резко повышается.

Не успел Хазеб переварить эту неприятную новость, как со стороны кормы раздались встревоженные крики. Главарь пиратов выскочил на палубу мостика. Вцепившись пальцами в ограждающие металлические перила, он уставился на столб черного дыма, клубами валившего с кормы.

- Саид! – заорал он.

Помощник, тут же появился рядом.

- Проверить машинное отделение!

- Проверяем. Я уже послал Джуму и Фархи.

- Что происходит? Что там могло случится?

- Когда с вертолёта стреляли, могли что-то важное задеть.

Худшие опасения главаря и его помощника вскоре подтвердились. Минут через пять на мостик поднялся запыхавшийся Джума и сообщил:

- Повреждены двигательные установки. В одной из них я насчитал три дырки от пуль. И пробита топливная цистерна!

Хазеб громко выругался.

- Паршиво, очень всё паршиво, - пробормотал Саид. – Сколько мы потеряли топлива? Наверняка немало его разлилось под установками. Одна искра… Возгорание… И нам – конец. Что будем делать?

Поскольку Хазеб не ответил, помощник рискнул предложить:

- Нужно высадиться на каком-нибудь острове. И лучше поскорее.

- На острове?! – вскричал Хазеб. – Самим себя загнать в ловушку?

- Ничего другого не остаётся, - Саид развел руками. – Мы или взорвёмся или когда топливо вытечет, застрянем в открытом море. Я бы, предпочел оказаться на суше.

- Но военные… янки там, русские или ещё кто, нас на острове скорее достанут, - пробормотал испуганный Джума.

- У нас будут заложники, - напомнил Саид. – Выторгуем условия, я уверен.

- Ладно, двигаем к острову, - Хазеб решительно рубанул воздух ладонью, потом оглядел горизонт. До ближайшего клочка суши было около трёх километров. Островок невелик, но покрыт довольно высокими горами и густыми джунглями. Как раз то, что надо.

* * *

Андрей, не в силах усидеть на месте, нервно расхаживал из угла в угол. Он первым заметил нечто странное, происходящее с трупом бедняги боцмана.

- Что это за хрень такая?

Все встрепенулись, поскольку это были первые слова, произнесенные за долгое время, да ещё тоном, полным удивления и страха. Пленники, столпившись вокруг тела Грэга Стоуна, с ужасом взирали на зеленоватую шевелящуюся пыльцу, покрывавшую руки и лицо погибшего, копошащуюся в складках его рубашки и в сочащейся кровью ране на животе. Движение микроскопических спор создавало ужасающую иллюзию, будто труп, тоже шевелиться, точнее двигается его кожа: местами поднимается бугорками, местами опадает, где-то собирается складками, а где-то напротив, растягивается так, словно вот-вот лопнет.

- Тим, что черт возьми происходит? – тихо спросил Майкл. Он был бледен. Его руки заметно дрожали.

Биолог, наблюдавший за происходящим с не меньшим страхом и удивлением покачал головой.

- Будь я проклят, если понимаю, хоть что-то. В моей практике ничего подобного…

Тут, сидевший между креслом и шкафом Джим в ужасе взвыл и вскочил.

- Оно ползает! Ползает по мне!

Он принялся подпрыгивать и бить себя по ногам сквозь штанины брюк. Тут все заметили, что пол местами покрыт узкими дорожками, состоящими из странной пыльцы. Споры, или что бы это ни было на самом деле расползались во все стороны из-под стола. Некоторые из этих шевелящихся дорожек змеились вокруг кровавых пятен на полу, другие протянулись в сторону закрытой двери и даже проникли под неё.

Стас ощутил щекотание на своей левой ноге. Он глянул вниз и чертыхнулся. По его стопе двигалось несколько пылинок. Ещё больше пыльцы шевелилось возле его голых ног, готовясь начать путь вверх. Рядом заорал Андрей и полез на стол. Олег вскочил на одно из кресел, а Энтони, сыпля проклятиями забрался на диван.

- Черт возьми, Майкл, не нужно было тащить эту штуку с собой. Я знал, чувствовал, что ничем хорошим это не кончится.

- Откуда я знал, что такое может случится? – вскричал археолог.

- Спокойно! Все успокойтесь, - Тим Овертон поднял руки, призывая к тишине. – Ничего ведь страшного нет. Все живы. Джим, перестань. Ты орешь, словно тебя живьем жрут. Эти споры, подобны цветочной пыльце. Вы же не боитесь пыльцы? – биолог рассмеялся и шутливо добавил: - Если только она не запачкает ваш костюм.

- А если эта чертова пыльца ядовита? – сердито спросил Рон Грэмси. Он был одет и обут, однако, тоже взобрался на диван.

- Навряд ли, - покачал головой Тим Овертон. – Яд морских организмов почти мгновенного действия. Вы бы, уже почувствовали его.

Но слова биолога не очень-то убедили и успокоили пленников. Джек весь, дрожа от отвращения начал лихорадочно раздеваться. Когда он стянул с себя брюки, все увидели, что ноги его почти до самых колен сплошь покрыты зеленой шевелящейся массой. Джим принялся стряхивать с себя это, вскрикивая от отвращения. Споры полетели во все стороны, собираясь в маленькие облачка, которые быстро оседали на пол, но часть пыльцы была раздавлена и ноги Джима покрылись зеленовато-бурыми пятнами и разводами.

- Черт! Вот дрянь! – вопил он. – Мне нужно помыться! Господи, мне надо помыться!

Стас стряхнул с ног, успевшие взобраться споры и вскочил на стол. Тут, взгляд его упал на дверцу мини-бара, стоявшего в широкой нише одного из шкафов. Стас перелез на диван, потом с него на кресло. Теперь до холодильника было рукой подать. Внутри оказалось несколько бутылок коньяка, рома и водки. То что надо!

Он вытащил водку, откупорил бутылку и передал её через Энтони орущему Джиму.

- Протри ноги этим.

Молодой негр оторвал здоровый кусок ваты и обильно смочив его водкой, принялся за дело. Комнату заполнил резкий запах спиртного, но бедняга Джим, избавился от облепившей его дряни. Лишь после этого он немного успокоился и забрался на стол.

Между тем, пока все отвлекались на Джима и расползающиеся по всей кают-компании сгустки спор, с трупом боцмана произошло изменение. Точнее сказать, всё стало, как прежде. Пыльца, обильно его покрывавшая исчезла с кожных покровов и волос. Осталась кое-где в складках одежды, да немного вокруг раны. Впрочем, при внимательном рассмотрении Тим Овертон обнаружил её под веками погибшего и на внутренней полости носа.

- Проникла внутрь, - сообщил он удивленно и озадачено.

- И что это значит? – спросил Энтони.

- Я не знаю.

- Ты биолог, черт возьми! Ты должен знать!

- Я должен? – разозлился Овертон. – Да это вы с Майклом притащили этот организм на борт! Это из-за вас…

Биолог не договорил и с разинутым ртом уставился на Грэга Стоуна. Пальцы рук боцмана шевелились. Из открытого рта вырвался глухой стон. А затем, он начал подниматься. Медленно, с заметным усилием. Все остолбенели.

- Грэг, ты жив!? – Майкл первым бросился к товарищу. – Господи, ты жив!

- Не может быть, - прошептал Тим Овертон. – Я проверял пульс, сердцебиение… Их не было.

Майкл ухватил Грэга за его вытянутую руку. В первое мгновение он испугался, ощутив насколько холодны и жестки пальцы боцмана. И тут, Грэг открыл глаза. Они были неподвижны и словно затянуты какой-то мутноватой пленкой.

- Грэг, ты лучше не вставай, - Майкл попытался уложить раненого обратно на диван. – Полежи, дружище. Кровотечение остановилось, не дай то бог снова откроется.

Но боцмана, тело которого словно бы одеревенело, уложить оказалось не так то просто. Он начал сопротивляться. В первое мгновение Майкл не понял, что происходит. Обычно, человек отталкивает того, кто мешает ему, но Грэг, намертво вцепившись пальцами в руку археолога, напротив, тащил его к себе. Потеряв равновесие Майкл вскрикнул и повалился на Грэга сверху. Тот ухватил его второй рукой за волосы, начал пригибать голову вниз.

- Грэг, что ты делаешь, чёрт возьми!

Ни на шутку испугавшись, Майкл попытался вырваться. Возможно, у него бы и получилось, но одной ногой он угодил в лужу крови, растекшуюся на полу возле дивана и поскользнулся. Снова повалился на боцмана, при этом их лица соприкоснулись. Грэг сделал какое-то неуловимо быстрое движение головой вперёд и вцепился зубами Майклу в левую щеку. Археолог дико закричал, сильной струей брызнула кровь. Он резко рванул голову вверх, но Грэг не просто куснул его, а впился в плоть глубоко и сильно. Щека Майкла была буквально оторвана. Когда он всё-таки освободился и вскочил, под его глазом было сплошь кровавое месиво. Совершенно обезумев от боли, археолог зажал страшную рану рукой и начал пятиться. Задев край стола, он упал на пол.

Все случившееся произошло настолько быстро, что никто и пошевелиться не успел. Грэг поднялся на ноги, сделал один шаг, пошатнулся, но восстановив равновесие, повернулся в сторону оцепеневши от ужаса людей. Его мертвенно белое лицо было, словно застывшая восковая маска, рот и нос вымазаны в крови. Этот контраст бледности и темной крови на губах был ужасающ и отвратителен. Глаза мутные, с застывшими зрачками, вроде бы были направлены на Энтони, оказавшегося к нему ближе и в то же время какая либо осмысленность во взгляде отсутствовала напрочь. В этих кошмарных глазах не было ни искорки жизни!

Грэг протянул руки и попытался схватить Энтони. Но тот быстро соскочил со стола и начал отступать в дальний угол комнаты. Боцман на мгновение замер, словно поведение Энтони его озадачило, но затем повернулся в сторону Джима. Тот, оцепенев от ужаса, все ещё сидел на столе. Грэг схватил его за руку и потащил к себе. Матрос заорал и попытался оттолкнуть боцмана, но хватка холодных, жестких пальцев была крепка. Джим ударил Грэга по лицу, но это не возымело никакого действия. Тот, вёл себя, словно бездушный автомат. Не реагировал ни на крики, ни на боль. Ещё один, более сильный удар заставил голову Грэга дернуться назад и потерять равновесие, но лишь на мгновение. Свою жертву, он так и не отпустил. И тогда на помощь Джиму кинулись Рон Грэмси и Тим Овертон, последний при этом кричал:

- Грэг, успокойся! Что ты делаешь, черт тебя побери!

Зубы боцмана впились Джиму в шею. Из перекушенной яремной вены ударил фонтан крови.

- Грэг! – завопил Тим Овертон, хватая боцмана за ворот рубашки. На помощь ему устремился и Рон Грэмси.

Молодой негр захрипел, давясь хлынувшей изо рта кровью, зрачки его от боли и ужаса стали огромны, руками он вцепился в голову боцмана в тщетных попытках высвободиться. Как и в случае с Майклом, Грэг не ограничился просто укусом, он принялся жадно раздирать горло негра зубами, вгрызаться в плоть. Когда биолог и второй матрос сумели оттащить его от хрипящего Джима, во рту боцмана остался здоровенный окровавленный шмот мяса и кожи. Джим скатился со стола на пол и забился в предсмертных конвульсиях. Полученная им рана была смертельна, кровь выходила из неё и разинутого рта быстрыми толчками. Тут же рядом, держась за изуродованное лицо корчился и завывал от нестерпимой боли Майкл. Темная кровь обильно струилась между его пальцев. А Грэг, словно бы озверел. Нет, на его измазанном кровью лице не появилось никаких эмоций, он не издал ни единого звука, но движения его заметно ускорились, стали хищно-жадными, лихорадочными. Сперва, он попытался повернуться лицом к Тиму, но тут рядом очутился Рон Грэмси. Обе руки боцмана, потянувшиеся в сторону очередной жертвы, моряк перехватил в запястьях.

- Нет, сука, меня ты не укусишь!

- На пол его вали! – заорал биолог.

На мгновение Рон потерял бдительность, а может, просто не ожидал подобного. Грэг, вдруг резко потянул свою правую руку к своему лицу. Рука матроса, удерживающая запястье, по инерции пошла следом и оказалась в опасной близости от зубов боцмана. Он достал костяшки указательного и среднего пальцев моряка. Впился в них зубами жадно, издав короткий утробный рык – первый изданный им звук с момента… Оживления? Бешенства? Как еще можно было назвать то, что произошло с боцманом?

- Сука! Мать твою!

Рон пронзительно закричал и отдернул обе руки. Накрыв раненные пальцы ладонью, он прижал обе руки к животу и, согнувшись чуть ли не пополам, начал пятиться, рыча и воя от боли. Тим Овертон не смог один удержать боцмана и когда тот, с хрустом разорвав рубашку на спине повернулся нему, отпрыгнул в сторону.

- Чёрт! Я не понимаю! Он ведь мёртв! Мёртв!

Стас снова метнулся к мини-бару, выхватил оттуда бутылку и разбил её о край стола. Теперь, в руках его была «розочка». Не известно, окажется ли такое оружие эффективным против Грэга или того, чем он теперь стал, но оставаться с совершенно пустыми руками против боцмана, убившего одного и ранившего двоих человек за каких-то пару минут, ему не хотелось. Энтони и Олег последовали примеру Стаса. Андрей же начал пятиться к двери. Боцман топтался на месте, смотря в никуда своими немигающими застывшими глазами.

- Не подпускайте его к себе! – закричал Энтони.

- Не дайте себя укусить! – вторил Тим Овертон.

Тяжело и шумно дыша, он тихонько пятился в сторону мини-бара. Лицо биолога было сплошь мокрым от пота.

– Укус, скорее всего заразен.

Тут, Грэг шевельнулся, повернулся в сторону Андрея. Изо рта боцмана тонной струйкой потекла какая-то дрянь. Тягучая, вязкая судя по виду и зеленоватого цвета. Слюна или гной – не понятно. Андрей бросился к двери, игнорируя, то, что весь пол там покрыт ползающими спорами, а он сам босиком.

- Откройте! Выпустите нас!

Он принялся, что есть сил барабанить по двери. Боцман медленно, но целеустремленно шел к нему. Олег и Стас разом соскочили со стола. Энтони же устремился к Майклу и подхватив его под руки поволок в строну дивана. Тут, Стас заметил нечто странное: из-под стола появились бледно-зеленые, полупрозрачные щупальца. Эти амебообразные отростки, стремительно извиваясь, жадно потянулись к телу Джима. Два из них проникли в нос, ещё два дергаясь, вздуваясь и опадая, начали втискиваться в рану, оставленную зубами боцмана на горле несчастного. С десяток других псевдоподий, бешено дергались и извивались вокруг.

«Орех!» - Мысль обожгла, как кипятком. – Что же за дрянь там внутри? С нее ведь все и началось. С этих спор проклятых!»

Но разбираться сейчас не было времени. Грэг почти добрался до двери, о которою бился орущий Андрей. Олег полоснул «звездочкой» по спине боцмана. Но тот, никак не среагировал, словно боль для него перестала существовать. Он все также шёл к Андрею.

- В сторону, Андрюха! – заорал Олег. – Вали от двери!

Он ударил ещё раз, на этот раз метя в затылок мертвеца. То, что это мертвец, непонятной силой возвращенный к жизни, а точнее к дикой, противоестественной форме существования, уже никто не сомневался.

От второго удара, боцман пошатнулся и полетел прямо на дверь. Андрей заорал и едва успел отпрянуть в сторону. Мертвец врезался в дверь головой, но препятствие не позволило ему упасть, что было бы кстати.

И тут по другую строну двери раздались угрожающие крики сомалийцев. В замке зашуршал ключ. Дверь распахнулась и первым в кают-компанию ворвался худощавый чернокожий бандит в майке и армейских камуфлированных штанах. В руках он сжимал «Калашников».

- Чего орете? Собаки невер…

Он запнулся на полуслове увидев прямо перед собой боцмана. Сомалиец выстрелить не успел. Оживший вцепился бандиту зубами в лицо, разорвал ему губы. Оба повалились в дверном проеме, причем негр, подмятый Грэгм оказался внизу. Второй сомалиец был молоденький смуглокожий парнишка лет 18-ти. В руках его, тоже был АК-47, только устаревшей модели. Оглушительно заорав от страха, выкатив глаза и разинув рот, он начал стрелять в спину боцмана. Переключатель режимов, видимо находился в положении «непрерывного огня». Сомалиец враз выпустил в боцмана всю обойму. Пули рвали и кромсали тело мертвеца, за пару секунд превратили его спину в сплошное кровавое месиво из мяса и обрывков рубашки. Две или три пули попали в затылок и выйдя с другой стороны головы страшно деформировали череп. Негр, лежавший снизу погиб. Многие из пуль, пробив тело мертвеца насквозь прикончили пирата, поразив его в сердце и голову. Но боцман… Проклятый боцман был жив. Он поднял свою изуродованную голову и мутными неподвижными глазами уставился на стрелявшего. Молодой сомалиец начал пятиться, при этом не переставал жать на курок, но оружие издавало лишь сухие щелчки. Очень скоро парень уперся спиной в стенку коридора и начал визжать от ужаса, из его мешковатых, закатанных до колен штанов потекло.

Стас ринулся вперёд, не видя иного шанса вырваться из кают-компании. Одной рукой он подхватил с пола автомат, выпавший из рук первого бандита. Олег выбежавший следом, ударил молодого сомалийца своей «звездочкой».

- На сука!

Издав дикий вопль, зажав лицо руками и обливаясь кровью, сомалиец повалился на пол.

Перепрыгнув, через ожившего мертвеца и негра, покинуть кают-компанию успели Тим Овертон и Андрей. А вот Рон Грэмси, всё ещё сжимавший свою раненую руку замешкался. Мертвец поднялся и преградил ему дорогу. Также, не успели выйти Майкл и Энтони. Последний тащил на себе археолога.

Грэг вцепился в матроса обеими руками, разинул окровавленный рот, потянулся к лицу новой жертвы. Рон Грэмси уперся здоровой рукой ожившему в лоб и давил в обратную сторону: только бы избежать укуса. Так, они и застряли в дверном проеме – ни туда ни сюда.

В этот момент в конце коридора появился ещё один сомалиец. Не долго думая, Стас выстрелил. Короткая очередь пересекла бандита наискось от правого бока до левого плеча. Он повалился на пол и глухо застонал, но как оказалось следом за ним шел ещё один пират. Поняв, что пленники завладели оружием, он укрылся за углом и открыл огонь.

- Твою мать!

Стас метнулся к какой-то двери, рванул её на себя и когда та открылась, влетел в небольшую каюту. Олег кинулся следом, тоже успев уйти с линии огня. Молодому же сомалийцу не повезло. Полутьма, окутывавшая коридор сыграла с ним злую шутку. Стрелявший видел, лишь силуэты, и обозленный гибелью своего товарища палил во все, что движется не разбираясь. Выстрелы поразили молодого бандита в грудь и голову. Он упал и откатившись к левой стене замер там.

Андрей вскрикнул, ощутив, как на секунду левую руку, словно обожгло кипятком. Чуть выше локтя стремительно начало расплываться кровавое пятно. Вот, сука! Задели! Сильной боли, однако пока не было, но рука начала наливаться тяжестью. Тим Овертон ухватил Андрея за плечи и поволок его за угол. Вовремя! Со звонкими шлепками пули начали впиваться в стены и пол, где только что находились беглецы.

- Магамби! – заорал сомалиец. – Турига Магамби!

Кого он звал было непонятно, то ли товарища которого подстрелил Стас, то ли кого-то из первой двойки, отправленной узнать, что там твориться в кают-компании.

Никто ему не ответил, однако до бандита доносились странные звуки: хрип, тяжелое дыхание, иногда ругательств на английском. Рон Грэмси продолжал бороться с ожившим и никак не мог избавиться от его цепкой хватки.

- Энтони, отпусти меня, - вдруг застонал Майкл. – Отпусти…

- Что? – не понял геолог. – Как? Я вытащу тебя, друг, ты не пережи…

- Мне плохо, дружище, мне очень плохо.

Энтони потащил Майкла к дивану, уложил его.

- Подожди пока. Я сейчас помогу Рону и после мы выберемся отсюда.

Но едва геолог повернулся к двери и устремился на помощь матросу, как живот Майкла скрутила дикая боль и его вырвало какой-то зеленой липкой дрянью. Энтони кинулся к другу и замер на полпути, совершенно растерянный, ошарашенный увиденным. Майкл корчился от боли, не в силах был даже стонать, поскольку горло его стискивали спазмы, а рвота все выходила и выходила, растекаясь возле дивана огромной лужей. Лишь искаженное лицо археолога, да дико вытаращенные глаза выдавали его ужасающие муки.

Энтони не знал, что ему делать, как помочь, куда бежать, кого звать на помощь. Всегда такой хладнокровный и расчетливый, он впервые не представлял, что можно и нужно предпринять. Дикий вопль со стороны дверного проема заставили его резко обернуться.

Грэг вцепился Рону Грэмси в горло. А чернокожий сомалиец, лежавший на полу и минуту назад бывший мертвым, теперь яростно рвал зубами левую ногу моряка. По полу в обе стороны от двери быстро растекалась лужа крови.

Рон Грэмси не удержался на ногах и, отступив на шаг обратно в кают-компанию упал на спину. Боцман навалился на него сверху. Он всё также рвал зубами горло несчастного. Мертвец-сомалиец перевернулся на живот и, пуская красно-зеленые слюни, пополз к барахтающейся паре. В отверстиях от пуль, в страшных ранах на голове копошилась зеленая пыльца.

Бандит, прятавшийся за углом коридора, решился наконец выйти и посмотреть что происходит, тем более никто в него больше не стрелял. Держа «Калашников» наготове он устремился к кают-компании. Через пару шагов поскользнулся на чём-то, в полумраке было не разобрать, и едва не упал. Проклятие! Наверное, на той же странной зеленой мерзости, дорожки которой тянулись из коридора и уходили под дверь медицинского отсека!

Достигнув кают-компании сомалиец замер на пороге, совершенно оцепенев от ужаса. На полу перед входом растеклась огромная кровавая лужа и в ней тут и там валялись куски чего-то… Мозгов? Чуть дальше в коридоре лежало тело. Чьё – не разобрать, скорее всего того, кого он застрелил. А в самой кают-компании происходило нечто невообразимое: в паре шагах от двери на полу лежал один из матросов. Над ним склонились двое: боцман и Магамби – его друг, отправившийся вместе с молодым Мхади посмотреть, что за крик подняли пленники.

Боцман и Магамби поедали труп англичанина. Но при этом сами выглядели не лучше своей обезображенной жертвы. Рубашка Магамби на спине была сплошь в крови и усеяна дырками от пуль, затылок в двух местах пробит и отверстия сквозные. И как же при этом Магамби мог быть живым? Как это возможно? Ведь это же, куски его мозгов плавали в луже крови перед дверью? Но вопреки всякому здравому смыслу Магамби шевелился и с жадностью обгладывал левое предплечье моряка. Боцман же, рвал зубами лицо погибшего. Всё вокруг было забрызгано кровью, пол вымазан зеленой дрянью, а под трупом моряка и каннибалами стал вообще грязно-бурого оттенка.

Тут, сомалиец услышал звуки, словно кто-то блевал. Они доносились из глубины помещения. Его самого едва не стошнило, когда боцман выковырил глазное яблоко мертвеца и отправил его в рот.

Пират несколько секунд мялся в нерешительности, но потом, всё-таки осторожно заглянул в комнату. На полу возле дивана, держась за живот обеими руками, корчился один из пленников. Левая щека его была обезображена огромной кровоточащей раной, изо рта текла зеленая пена. Рядом стоял другой заложник из числа аквалангистов. Он был растерян, испуган, похоже, вообще в шоке. В аналогичном состоянии от всего увиденного прибывал и пират. Он и не заметил, как тело, лежавшее в коридоре пошевелилось, в то время как со спины к нему приближался один из его товарищей. То был Амисан, умерший несколько минут назад в медицинском отделении.

* * *

Из-за двери раздался душераздирающий вопль и ударила автоматная очередь. Но стреляли так, словно никуда конкретно не целились, а просто жали на спусковой крючок. Впрочем, стрельба продолжалась недолго, а вот крики в которых смешались боль, ярость и ужас не прекращались в течении минуты или двух, при этом они словно бы удалялись. Казалось, что кричавший медленно, но не останавливаясь ни на секунду отступает в противоположный конец коридора.

- Выйдем? – шепнул Стас, стискивая потными ладонями «Калашников».

- Подождём, - тихо ответил Олег.

- Ждать? Да там, может Андрюху убивают!

Стас решительно направился к двери. Они спрятались в небольшой каюте, рассчитанной на двух членов экипажа. Обстановка здесь была простая и скромная. Топчан, столик, пара узких шкафов.

Желая удержать товарища от ошибки, Олег накрыл ладонью ручку двери и сделал предостерегающий жест.

- Это там, не Андрюха кричал. - Давай, подождём ещё. Сомалиец, вроде убежал, может и эти чертовы зомби за ним потянуться.

- Зомби?

- Ну да, зомби, живые мертвецы… Называй, как угодно.

- Ты хочешь сказать, что боцман стал зомби?

- Я не знаю, кем стал боцман, но он поднялся после смерти и напал на нас. Кто это по-твоему, если не зомби?

- Какие на хрен зомби! Это же бред! У нас ведь тут не кино!

- Лучше бы было кино, - хмыкнул Олег.

- А может, боцман и не умер вовсе?

- Да? А что же тогда? Я по спине его стеклом, а ему по хрену.

- Может, вирус бешенства? – задумчиво пробормотал Стас. – Заразился той дрянью из «ореха».

- Точно, «орех»! – Олег схватился за голову. – Я и забыл про него! Он ведь под стол закатился, так? А потом оттуда же и эта зелень полезла. Черт… Что же это за штуку нашли наши друзья англичане?

В коридоре была тишина, зато в отдалении, в другой части судна послышались крики и выстрелы.

- Надо побыстрее покинуть корабль, - пробормотал Олег. – Может, удастся лодку захватить?

Он открыл один из узких шкафчиков с одеждой.

- Что ты делаешь? – удивился Стас.

- Надоело ходить нагишом, - последовал ответ. - Чувствую себя, как-то неловко… уязвимо…

- Если тебя укусят или подстрелят, одежда не поможет, - заметил Стас, однако тоже подошел к шкафчику.

Олег, вытащил две рубашки и одну сунул Стасу. Затем последовала пара брюк и две пары ботинок, найденных под полочкой в самом низу. Одевшись таким образом, они решились выйти. Выстрелы не смолкали и происходили где-то в районе носовой части.

Олег приоткрыл дверь, прислушался, но в коридоре было тихо. Тогда, он открыл дверь шире и Стас, держа автомат наготове вышел первым. Крови в коридоре заметно прибавилось и капли её извивающейся дорожкой уходили в том направлении, откуда пришли последние двое пиратов.

Стас заглянул в кают-компанию. Его едва не стошнило при виде изуродованного трупа, лежащего прямо перед выходом из помещения. Если бы не остатки одежды, он и не узнал бы Рона Грэмси. Лицо бедняги было буквально съедено, один глаз отсутствовал, другой мутный с кровавыми прожилками был повернут в глазнице под неестественным углом. Горло матроса было не просто разорвано, а разодрано в клочья почти до позвоночника, а левая рука местами обглодана до кости.

Выглянув из-за его плеча, Олег прошептал:

- Твою мать… Ни х… себе…

Тут, послышался звук шагов. Кто-то медленно, шаркая ногами по полу направлялся к открытой двери. Стас и Олег отступили обратно в коридор. Эти странные шаги им очень не понравились. Время потянулось мучительно долго, хотя прошло на самом деле секунд десять-пятнадцать. Вот, в косяк вцепились, покрытые засохшей кровью пальцы и почти тут же в коридор медленно, слегка покачиваясь вышел Майкл. Он всё также был в одних трусах, на щеке ужасная рана, оставленная зубами боцмана. В первое мгновение Стасу показалось, что англичанин жив, но едва он увидел его глаза, надежда на это, тут же исчезла. У живого не могло быть таких глаз – мутных, лишенных всякой эмоциональной окраски. То были неподвижные, остекленевшие глаза. Губы, подбородок и грудь Майкла покрывала то ли зеленоватая рвота, то ли ещё, что-то наподобие.

Стас и Олег начали пятиться. Майкл же застыл на месте, словно собирался с мыслями, но затем медленно, но вполне уверенно побрёл в сторону живых.

* * *

Сумерки быстро сгущались. Солнце почти скрылось за линией горизонта и теперь, на западе, был виден лишь слабый отблеск его лучей. Яхта успела обогнуть один из небольших атоллов и теперь мчалась в сторону группы из трёх скалистых островков, расположенных не более чем в двух-трёх кабельтовых друг от друга. Самый крупный из них представлял собою, почти сплошь горный массив, покрытый джунглями. Лишь, по периметру его тянулась узенькая полоска пляжа.

Хазеб услышал выстрелы, отзвуки которых донеслись со второй палубы, где были каюты. Губы его растянулись в ухмылке. Похоже, кто-то из заложников проявил неповиновение. Что ж, им же хуже. Он не собирался больше церемониться с этими неверными ублюдками. Дураки пусть сдохнут. Те, кто поумнее останутся пока живы. И их будет вполне достаточно чтобы торговаться с военными, если те обнаружат и настигнут яхту. Да-да, именно, если обнаружат, ибо Хазеб рассчитывал скрыться. Наступающая ночь станет его союзником. И те островки впереди, сейчас очень кстати. Там, наверняка отыщется укромная бухточка надежная и незаметная, даже сверху. А то этот проклятый вертолет, все время болтающийся над их головами, начал уже изрядно раздражать. Ну, ничего, через час, а то и раньше он уберётся на свою базу.

Капитан Роберт Олдберри, тоже услышал звуки стрельбы. Он вскочил со скамеечки, что была установлена на капитанском мостике для гостей, если бы вдруг те пожелали посмотреть, как управляется яхта, и глядя на главаря пиратов, совершенно дикими, глазами закричал:

- Вы должны это прекратить! Господи… Не стреляйте! Не нужно стрелять!

- Я сказал вам уже, что неповиновение будет жестоко пресекаться, - резко бросил Черный лев. – Это ваш боцман наверняка виноват.

Он не договорил, увидев странную, совершен потрясшую его картину. По палубе вдоль левого борта, спотыкаясь шел один из его людей. Это был Рахкиба, отправленный вместе с Хоркоду на помощь Мхади и Макамбе, первыми ушедшими посмотреть из-за чего заложники в кают-компании подняли такой громкий шум.

Следом за Ракхибом странной, ковыляющей походкой шел Амисан. А потом показались и Мхади с Макамбе. Оружия в их руках не было. Амисан был перевязан бинтами, двое же других с ног до головы покрыты кровью. Ракхиб поминутно оглядывался и стрелял в товарищей из автомата. Хазеб, наблюдая с мостика видел, как пули попадают в цель, выбивая из груди, живота и даже голов преследующих фонтанчики крови. Но они, вопреки всякому здравому смыслу продолжали идти, хотя пули и заставляли их спотыкаться. Потом, на палубе появился один из заложников. Кажется боцман. Но из-за крови, покрывавшей всё лицо этого человека, понять было трудно. Двигался он медленно и с таким же усилием, как и сомалийцы, которых обстреливал Ракхиб.

- Что происходит? – спросил Саид, также, как главарь, наблюдая за происходящим с мостика. В голосе его прозвучал сильнейший страх. – Это ведь Ракхиб там стреляет? Что он делает? Почему в наших…

- Колдовство Вуду! – закричал Жозе. Он совершенно забыл, что надо присматривать за капитаном. – Они все мертвы!

- Что ты несешь! – зарычал Хазеб.

Но Жозе, похоже был прав. Колдовство ли или какая другая сила постаралась, но люди, преследовавшие Ракхиба, просто не могли быть живыми. Они приблизились уже настолько, что даже в сумерках хорошо стали видны их многочисленные раны, оставленные не только пулями. У Макамбе например были изуродованы нижняя и верхняя половины лица: кто-то оторвал ему губы, отчего зубы теперь ничем не прикрытые, казались чрезмерно огромными, а лобные кости пробиты и выворочены наружу пулями, прошедшими навылет через голову. Кроме этого, на горле его была глубокая рваная рана. У остальных, на первый взгляд были , только пулевые ранения, но в таком количестве, что никакой, даже самый стойкий и живучий человек, не остался бы жив и тем более не смог бы передвигаться.

- Уничтожить! – Хазеб судорожно сглотнул. – Всех перебить!

Но Саид и Жозе в ужасе начали пятиться.

- Куда?! Назад!

- Нужно уходить с корабля, - взвыл Саид. – Это проклятие! Кто-то проклял нас!

Про управление яхтой все забыли. Капитан Олдберри бы поражен видом бредущих по палубе мертвецов, не меньше чем пираты. Однако, сложившаяся ситуация, оказалась для него очень кстати. Он решился на крайний шаг.

Первый удар пришёлся в затылок главаря. Хазеб полетел вперёд и врезался в спину Юсуфа, стоявшего за штурвалом. Оба охнули и начали сползать на пол. Второй удар, направленный в челюсть Жозе, заставил сомалийца завертеться на месте и рухнуть, словно подкошенного. Олдберри рванул с его плеча автомат. Но ему не хватило пары секунд, чтобы завладеть оружием. Помощник главаря Саид, не смотря на то, что внимание его было отвлечено мертвецами, тем не менее, среагировал на действия англичанина мгновенно. Довернув ствол «Калашникова» он выпустил в живот капитана одну за другой две короткие очереди. Роберт Олдберри захрипел, упал на колени. Изо рта его потянулась струйка крови. Потом, он повалился лицом вниз и дернувшись пару раз застыл.

Держась за затылок, Хазеб Файси в ярости выпустил в спину англичанина несколько пуль.

- Шетани! (1) Кафир проклятый!

Саид и Жозе принялись яростно ругаться и пинать тело капитана Олдберри.

И всё это время яхтой никто не управлял. Юсуф валялся на полу держась за ушибленные грудь и живот.

Пиратов вывел из состояния кровожадного бешенства оглушительный рёв, от которого завибрировали стенки ходовой рубки. Хазеб бросился к окну и вскрикнул, увидев, как на их яхту надвигается гора, опоясанная сотнями огней. Поднялись исполинские волны, Жозе и Саид от ужаса завопили разом.

Гора в сторону которой мчалась «Норта», появилась из-за скалистого острова внезапно. Это был океанский туристический лайнер! Чудовищно огромный! Просто невероятных, каких-то нереальных размеров! «Норта» по сравнению с ним казалась жалкой лодчонкой. Вновь над океаном прошёл низкий протяжный гул, отразившийся от береговых скал громоподобным эхом. Разинув рты, пираты воззрились на это чудо. Никто из них и никогда не видел ничего подобного. Это судно, было, наверное, от носа до кормы больше трехсот метров в длину и поднималось над поверхностью воды метров на тридцать-сорок, не считая высоты надстроек. Издали его многочисленные палубы, сверкающие яркими разноцветными огнями, рождали сходство с каким-то невероятно огромным слоеным тортом. На борту ярко-оранжевыми буквами светилась надпись : LORD OF THE SEAS.

(1) Шетани - на сомали дьявол, чёрт.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.5 / голосов: 21
Комментарии

"- Навряд ли, - покачал головой Тим Овертон. – Яд морских организмов почти мгновенного действия. Вы бы, уже почувствовали его."

Не всегда. яд некоторых морских организмов (например некоторых видов конусов) проявляет действие не сразу и биолог, изучающий морскую фауну, должен быть в курсе. И вообще, в океане уйма смертельно ядовитых организмов.Стоит ожидать более осторожного отношения к новому виду.

Но это мелочи.

Это личное мнение, не претендующее на истину в последней инстанции.

Спасибо за замечание. Почитал специально про конусов. Всё же у медлительных моллюсков яд мгновенного действия. Иначе добыча может от них ускользнуть. Мелкие рыбешки, так вообще сразу парализуются. И такая же ситуация с другими ядовитыми существами. Борьба в природе не знает компромиссов и жертвы и охотники должны действовать быстро и яд их такой же быстродействующий для защиты или нападения. Но я подумаю и может как-то по-другому фразу построю.

Не являюсь специалистом по тропическим улиткам, информацию взял из книги "Опасные обитатели моря" автор Э. Р. Ричиути. Цитирую:

"В 1968 году доктор Холстед, признанный знаток морских биотоксинов, и исследователь Реджиналд Д. Райс описали в журнале "Токсикон" смерть одного филиппинца, ставшего жертвой конуса. Инцидент произошел в 1964 году вблизи острова Гуам. Филиппинец нырял в районе кораллового рифа; наткнувшись на раковину, он сунул ее в левый рукав рубашки. Некоторое время он продолжал нырять, не заметив укола "стрелы", но приблизительно через час почувствовал слабость и онемение членов. Вызвали машину скорой помощи и отправили филиппинца в больницу, но по дороге у него остановилось дыхание, и он умер."

Конусы некоторых видов охотятся на других улиток ( информация оттуда же), так что могут себе позволить сравнительно медленные яды.

Это личное мнение, не претендующее на истину в последней инстанции.

Технические подробности нужно поправить:

1. Судовые дизеля бывают и по 24 цилиндра. Если даже 3-4 цилиндра выдут из строя, то на работе дизеля в целом это мало отразится. Немного упадёт мощность и всё, а судно ход не потеряет. Может повредим что-нибудь другое ? :)

2. Режет глаз такая фраза: "В руках его, тоже был АК-47, только устаревшей модели." Куда уж старее ? :)

В общем - нормально !

Спасибо за замечание про цилиндры. Может посоветуйте, что там лучше повредить? Может просто написать, что поврежден основной двигатель?

"kleon" пишет:
Может просто написать, что поврежден основной двигатель?

Давай лучше проблемы с электрикой - их негры и арабы точно не устранят. Если хочешь ломать двигатель :) - ломай ТНВД - топливный насос высокого давления. Его "на коленке" тоже не починить. И в принципе, чтобы от сюжета не отвлекаться можно в общих чертах описать ситуацию: "Механик сказал, что ........ "крышка" :( , ресурса хватит на час-два работы :( "

визуально перед глазами шла сочная трэшевая картинка в духе Фульчи , только без его нарочитой тормознутости . Есть один психологический штампик , где героям активно изменяет инстинкт самосохранения в эпизоде реинкарнации Грега. Да , плять ,выкинули бы уже давно здравые мужики такой гниловатый балласт.

С психологическими моментами всегда сложно и спорно. Кто бы и что сделал в той или иной ситуации и как? Но тут, у героев не было выбора. Куда им было выкидывать боцмана? Дверь закрыта. И потом Грег ни сразу умер. И никто не знал что произойдет и чего ждать.

В принципе хорошо за исключением нарушения закона жанра, смерть зомби наступает с разрушением мозга, на место убитого бандита и зомби, должны были подтянуться другие мертвые товарищи. Но нежданчик удался :)

Нет, этих зомби через повреждение мозга не убьёшь. Они у меня другого типа.

Быстрый вход