Дети нового мира. Часть 2

Предыдущая часть.

Прежде всего хотелось бы извиниться перед теми, кому понравилась первая часть, за  чрезмерно долгий срок ожидания второй. Впредь постараюсь писать быстрее, увы, последние месяцы было немного не до этого. Однако, хоть и с перерывом, все же могу представить на Ваш суд продолжение. 

Исполнение мечты было не за горами.

Андрею казалось, что он шел к этому моменту всю свою жизнь. Начиная с раннего детства, он чувствовал себя чужим среди своей небольшой общины, уединенно живущей вдали от более-менее крупных обломков цивилизации. Тихая и унылая жизнь, даже не жизнь, а скорее выживание в забытом богом  медвежьем углу, кого это могло прельстить? Разве что его односельчан, пределом мечтаний которых было обзавестись семьей, детьми и убогим хозяйством.  Значительными событиями в их жизни были редкие посещения их стоящего вдали от торговых путей поселка караванами, а  случившийся четыре года назад визит команды сборщиков, остановившихся в поселке на денек, до сих пор обсуждался, обрастая со временем все более фантастическими и легендарными подробностями.

    Чуть интереснее была жизнь главы общины и его подручных. Пожилой, но все еще крепкий, родившийся еще до катаклизма высокий, худощавый, усатый мужчина, требующий, чтобы все называли его не иначе, как Александр Алексеевич рулил в общине железной рукой, ни на миг, не ослабляя контроля буквально за всеми аспектами бытия своих подопечных. Крепкий, коренастый, брюнет по имени Эльдар являлся его правой рукой. Именно он возглавлял небольшие торговые караваны, время от времени направляющиеся из общины в находящееся неподалеку крупное поселение под названием Рыбацк, где рыбу и выращенный в общине хлеб, можно было обменять на поставляемые сборщиками медикаменты, а также грубо сделанные предметы обихода. В его распоряжении было единственное на всю общину исправное ружье, с которым он не расставался ни днем, ни ночью. Остальные члены общины вооружались разве что копьями и сделанными все в том же Рыбацке арбалетами. Андрей в прошлом году также в составе команды Эльдара побывал в городке, который, после крохотной общины, не насчитывающей и сотни человек, представился ему огромным и полным возможностей местом. Уже тогда он твердо решил - рано или поздно  он покинет эту помойку, которую он никогда по сути не считал домом. Однако сделать это практически не представлялось возможным. Андрей был молод, но все же не столь глуп, чтобы надеяться долго прожить за пределами общины без подготовки.

   Однако, теперь он надеялся, что ситуация изменится к лучшему в самое ближайшее время.

    - Ты куда собрался?, - окрик главы общины настиг его в тот самый момент, когда он планировал выскользнуть за укрепленные ворота поселка, - Не видишь, что темнеет уже?

    - За дровами, - буркнул Андрей, проклиная судьбу. Надо ж было так глупо нарваться. Еще не хватало, чтобы старик поинтересовался, что у него в мешке.

    - За какими еще дровами?!, - с раздражением произнес Александр Алексеевич, - Что ты дурака включаешь? Я тебе с утра сказал в хлеву убраться, ты это сделал?

    - Сделал, - скрипнув зубами, ответил Андрей

    - Так. Почему мне не доложил, что сделал? Думаешь, больше сегодня тебе заняться нечем?, - продолжал наседать Александр Алексеевич, - Ты что-то больно самостоятельный стал в последнее время. Давай-ка, бросай херней маяться и марш к Дарье, она как раз жаловалась, что ей дрова поколоть некому. Ясно?

    - Ясно, - угрюмо ответил Андрей, решив, что в его положении лучше не заниматься спорами, тем более, что это все равно ни к чему хорошему бы не привело.

    - Давай иди, и не вздумай куда-то свалить, сегодня еще общее собрание - старик повернулся спиной, давая понять, что разговор окончен, чему Андрей был весьма рад. Слова про общее собрание его не слишком удивили, старик обожал их устраивать по любому поводу.

    Плетясь по направлению к дому, где жила Дарья с матерью, он по дороге в очередной раз старался успокоить себя тем, что это все равно продлится уже недолго. Уже скоро он раз и навсегда распрощается со всей этой унылой обыденностью.

     Дарья и ее мать, выглядевшая старше своих лет женщина по имени Вера были одной из семей, за которыми взялась приглядывать вся община. Ранее у Веры был муж, однако несколько лет назад на поселок напала небольшая банда мародеров. Нападение удалось отбить, прикончив при этом не менее четырех бандитов, однако мужу Веры также не повезло, получив заряд дроби из самопала в живот, он также прожил недолго. Поскольку взять Веру замуж снова никто не пожелал, то работу, где требовалась мужская рука, выполняли прочие мужчины общины(в основном молодежь) Одновременно глава общины ждал, когда ее дочь Дарья подрастет достаточно для того, чтобы выдать ее замуж. Учитывая, что ей было уже не менее пятнадцати, она уже вполне созрела для замужества, причем на роль ее мужа Александр Алексеевич явно прочил Андрея. Самого Андрея такая перспектива отнюдь не приводила в восторг, низкорослая, полноватая девица, у которой в ее пятнадцать лет уже потихоньку начинал появляться второй подбородок, отнюдь не являлась той женщиной, с которой он хотел бы прожить остаток жизни. Еще одна причина уйти отсюда как можно скорее.

   - Андрюша, - умильно улыбнулась Дарья, завидев обреченно вздохнувшего Андрея, подходящего к ее дому, - Заходи, гостем будешь.

   В отличие от Андрея, ее идея их потенциального супружества, явно приводила в восторг.

   - Я собственно пришел Вам дров наколоть, - пробормотал Андрей, не слишком, впрочем, надеясь на успех такой отговорки. В свои пятнадцать лет Дарья обладала поистине волчьей хваткой.

   - Ну зайди, чаю попьем сперва, что прям как неродной, - капризно надула губки девушка.

   Андрей обреченно зашел в кирпичный дом, несколько десятилетий назад видимо принадлежавший то ли богатым купцам, то ли их слугам. По крайней мере из разговоров Александра Алексеевича, он уяснил именно это. Купцов этих глава общины называл буржуями и, судя по постоянным разговорам об их вороватости, лживости и подлости, не слишком-то жаловал. В доме никого кроме Дарьи не было, чему Андрей был весьма рад. По крайней мере, щебетать будет одна только Дарья.

   - Представляешь, - наливая хвойный чай, сказала Дарья, - На нас большие дядечки внимание обратили.

   - Какие еще дядечки?, - рассеянно спросил Андрей, чьи мысли в данный момент, вертелись главным образом вокруг вопроса, как ему поскорее отсюда свалить.  

   - Серьезные дядечки! Из города какого-то большого. Не Рыбацка, а еще больше. Теперь вроде как, будут нас оборонять, да хозяйство помогать поднимать.

   Такой поворот событий Андрея весьма заинтересовал.

   - Ты их видела?

   - Мать моя видела. Она ж к старику иной раз убираться ходит, вот и видала кое что. Слыхала я, что сегодня собрание старик соберет, да о том объявит. Мать говорила, серьезные мужчины. Человек десять, да с оружием не чета нашему. По моему хорошая новость.

   

   - И сегодня я с гордостью могу отметить, что успехи нашей общины столь велики, что не остались незамеченными даже властями славного города Кин. Кин предложил нам свою помощь и защиту. Эти люди, что стоят сейчас рядом со мной - отныне будут следить за порядком как в городе, так и в его окрестностях. Отныне нам больше незачем беспокоиться ни о бандитах, ни об агрессивном зверье.

   - Что он несет-то такое, какие успехи?, - пробормотал отец Андрея - Семен, - и что это за Кин такой, я про такой и не слышал даже.

    Стоящий рядом с ним в первом ряду Андрей, не слушая отца, во все глаза смотрел на стоящих рядом с главой общины и Эльдаром людей в камуфляжной одежде, и масках черного цвета. В руках они держали ружья, каковое до сих пор он видел лишь однажды - у одного побывавших в общине сборщиков. Однако если из тех сборщиков таким оружием владел лишь один, то в этой группе им были вооружены все поголовно. Андрей даже не представлял, сколько может стоить такая экипировка. Один из людей в масках бросил на него взгляд и на секунду Андрей встретился с ним глазами. Человек в маске смотрел на него примерно так, как сам Андрей смотрел на выловленную в реке рыбу перед тем, как бросить ее в садок. Андрея бросило в дрожь, и он поспешно отвел глаза. 

   - Эта знаменательная дата станет началом новой эры, - продолжал вещать Александр Анатольевич, - И сегодня тот день, когда мы вступаем в эпоху процветания.

   - Аминь, - пробормотал Семен, - все никак от словоблудия не излечится.

    Наступление новой эры и эпохи процветания жители общины почувствовали на себе уже буквально на следующий день.

   - С какой стати я должен отдавать оружие?, - поинтересовался Семен у прибывшего утром Ивана - парня лет двадцати пяти, ходившего у Эльдара в подручных.

   - Ну..., - Иван переминался с ноги на ногу, чувствовалось, что до спокойной уверенности Эльдара ему еще далеко, - Тут такое дело Семен...нас же теперь вроде как Кин защищает, зачем теперь кому-то оружие? Все равно они и вооружены получше, и обращаются с ним умело.

   - Ну пусть обращаются, мое то оружие им зачем?, - недоуменно спросил Семен.

   - Ну вроде как правила у них такие, для порядку как бы...мало ли что...

   - Ну что например? Мешает кому?

   - Ну может ты напьешься когда и по людям стрелять начнешь, ну мне Эльдар так сказал, тебе прям жалко что-ли?

   - Вот те на!, - изумился Семен, - Скоро как пятьдесят лет на свете живу и спьяну по людям не стрелял. А теперь вдруг начну. Вот диво то...

   - Да зачем оно тебе теперь, - снова начал было ныть Иван, но Семен не настроен был далее его слушать.

   - Слушай, Ваня, если ты по пьяни в кого стрелять собрался, то не надо думать, что все кругом такие, - Иди уже отсюда, работы много, с тобой лясы точить некогда.

    Вздохнув, Иван вышел из домика, где жили Андрей с отцом. Мать Андрея умерла от воспаления легких вскоре после его рождения. Вспомнить ее Андрей не мог, как ни старался, поэтому знал ее лишь с рассказов отца.

   - Ты смотри что творится, - Сказал Семен, когда за Иваном наконец захлопнулась дверь, - Бред какой-то.

   - Многие ведь сдадут, - уныло сказал Андрей.

   - Ага, дураки то всегда найдутся. Я еще вчера слыхал разговоры, что вот мол, счастье привалило, теперь бояться нечего. Мне вот лично эти защитнички вовсе не понравились. В масках...я так считаю, если честный человек, то лицо скрывать незачем.

   Разговор был прерван настойчивым стуком в дверь. Судя по всему, Иван уже успел добежать до кого-то из руководителей общины.

   - Уже приперлись, - вздохнул Семен, - Не иначе Эльдар пожаловал.

   За дверью действительно стоял Эльдар. Иван с виноватым видом маячил позади.

   - Ну, так и будешь за порогом держать, или войти пригласишь, как подобает?, - после недолгого молчания спросил Эльдар.

   - Ну, заходи, - нехотя ответил Семен, посторонившись.

   Эльдар неспешно вошел в дом, оставив Ивана за дверью, а затем по хозяйски расположился за грубо сколоченным столом, поставив рядом с собой ружье. Некоторое время он молчал, разглядывая Семена и Андрея, с трудом выдержавшего этот взгляд.

   - Ну что дуркуешь то, Семен?, - наконец спросил он, - Я ж знаю, что у тебя самопал есть в Рыбацке купленный. Сдай его, нечего тебе с ним ходить теперь. У нас, если ты вчера чего недослышал, новые времена наступают. Закон и порядок в надежных руках, кому ни попадя оружие больше держать незачем.

   - Это с каких пор я вдруг стал кто ни попадя?, - нахмурился Семен, - Я здесь живу подольше тебя Эльдар. Ты то как, сдать не хочешь?, - Семен кивнул на стоящее дулом вверх ружье, которое Эльдар придерживал правой рукой.

   - Ты не путай, Семен, - жестко ответил Эльдар, - Я представитель здешней власти, олицетворяю закон и порядок. На мне, помимо прочего, лежит защита города. Мне положено - тебе нет.

   - Да ну? Ты ж вроде говорил, что защита города теперь на людях в масках, разве нет?

   - Ну все, хватит разговоров, - тон Эльдара стал угрожающим, - Остальные все уже сдали, тебя только ждем. Как представитель здешней власти, я тебе приказываю это сделать.

   - Ты знаешь, Эльдар, - Семен улыбнулся, - Я бы и рад сдать, да не могу.

   - Не можешь?, - Эльдар поднял брови.

   - Представь себе, не могу, - улыбка Семена стала еще шире, - Потерял я свой самопал то. Хочешь, можешь  дом обыскать. Нету его боле.

   - И когда ж ты его потерять то успел?, - иронично сказал Эльдар.

   - Не поверишь, вчера только. Вот прям как затмение какое. Вышел в лес вроде с ним, а вернулся уже без него.

   Эльдар тяжело поднялся со стула, подхватил ружье, забросил его на плечо.

   - Ну вот видишь, Семен, - сказал он неожиданно спокойным  тоном, - Видишь как оно опасно абы кому оружье то раздавать?

   - И не говори Эльдар, - Семен как бы случайно подвинул к себе большой охотничий нож, - Даже не знаю, как так вышло. Совсем с ума съехал на старости лет.

   - Ну как знаешь, - Эльдар направился к выходу, - не пожалей потом.

   - Эльдар, - окликнул Семен, когда Эльдар уже готов был переступить порог.

   - Чего, - обернулся Эльдар.

   - А уверен, что сам то не пожалеешь?

   Эльдар хмыкнул и вышел из дома, хлопнув дверью

   - Значит уверен, - подвел итоги Семен.

 

   Праздник продолжался всю ночь. Стоящее в центре поселка огромное трехэтажное здание, несмотря на то, что было построено еще до катаклизма и уж лишилось двух этажей, все еще было достаточно велико, чтобы вместить в себя всех членов общины одновременно. В силу этого, его обычно использовали для общественных собраний и праздников. На празднике, посвященном наступлению новой эры, присутствовали почти все. Поднимались тосты за совместное процветание Кина и общины. За здоровье новых сил правопорядка, за бога, правящего Кином. Новые силы правопорядка сдержанно улыбались, однако масок не снимали. И еще они не пили. Совсем. Как и Эльдар с Александром Алексеевичем. А еще на празднике не было Семена с Андреем. Те вместо праздника занимались почему-то совершенно непонятным делом. В то время, когда вся община приветствовала наступление нового порядка, они лихорадочно собирали свои пожитки.

  - Ну ка, выглянь осторожненько, стоит еще?, - попросил Семен сына.

  - Ага, стоит, глаз с дома не сводит, - осторожно сквозь приоткрытые ставни ответил Андрей.

  - Просто так не уйти значит. Ну ничего, подождем пока начнется.

  - Что начнется то?, - спросил Андрей, пытаясь унять дрожь в голосе.

  - Да когда наших, которых сейчас как баранов в кучу собрали под нож пустят.

  - Зачем им это?, - зажмурил глаза Андрей. Свой побег из города, он представлял несколько не так.

  - Вот и я думаю, зачем им это? Но видать уж понадобилось, раз собрались, - зло ответил отец, - Я в таких вещах не ошибаюсь. О, ну вот, началось.

  Андрей и сам услышал звуки коротких автоматных очередей. Царившее неподалеку веселье быстро сменилось ужасом, причем, несмотря на то, что стрельбы больше почти не было слышно, крики становились все ужаснее.

  - Патроны берегут, - мрачно сказал отец, - Все, это наш шанс. В суматохе может выберемся.

  - Мы им разве не поможем?, -  дрогнувшим голосом спросил Андрей.

  - Ничем не поможем, вместе с ними только ёбнемся, глянь что там.

   Андрей осторожно выглянул через ставни. Человек в маске неспешно шел по направлению у дому, заметив Андрея, тот вскинул автомат. Быстрая реакция сохранила Андрею жизнь, и предназначавшиеся ему пули лишь свистнули у него над головой, ударив в стену позади него.

   - Что он?, - Семен словно и не заметил, что Андрей только что едва не простился с этим миром.

   - Сюда идет. Один, - Ужас, мучающий Андрей последний день, неожиданно куда-то улетучился, словно его и не было.

   - Быть не может! Надо ж быть таким безмозглым идиотом, - изумился Семен, - Тем лучше. Давай в жилую комнату, живо.

   Построенному несколько десятилетий назад поселку было еще далеко до смерти. Большинство жилых помещений сохранилось и основная часть селян ныне жила в относительно комфортных условиях. Как ни странно, в куда более комфортных, чем кто-либо из них мог бы себе позволить в обществе, существовавшем до катаклизма. Андрей с отцом, например, жили добротно сделанном двухэтажном доме, в котором лишь на первом этаже сохранилось не менее пяти комнат. Вламываться в такой дом было с точки зрения Андрея верхом безумия, так как знание расположения комнат давало защитникам неоспоримое преимущество, однако противник, судя по скрипу открывающейся двери и быстрому топоту ног, сделал именно это. Судя по всему, он вовсе не считал их за противников. Что ж...за беспечность надо платить.

   Грохот самопала возвестил о том, что расплата не заставила себя долго ждать. Топот ног сменился клекочущим хрипом и стуком падающего на пол тела. Судя по всему, враг попался в одну из первых же, приготовленных для него ловушек, наступив на протянутую вдоль пола бечевку, привязанную к курку самопала, закрепленного на уровне головы Андрея. Высокому врагу заряд попал, как выяснилось чуть ниже головы, практически отделив последнюю от туловища.

   - Ну собственно, не очень то она ему и нужна была, - проговорил Семен, выдергивая из мертвых рук автомат, - На улицу.

   Улица встретила их без особого гостеприимства. Не успели они пробежать и нескольких шагов, как рядом с ними засвистели пули. Семен, укрывшись за углом дома, выпустил несколько коротких очередей в нападавших, заставив их залечь.

   - Не забыл еще, как оружие в руках держать, - удовлетворенно сказал Семен, А ведь сколько лет прошло. Ходу!

   Андрей сперва не понял, что произошло, когда отец, начавший было подниматься на ноги, вдруг охнул и начал оседать обратно. Охваченный ужасом, смотрел он на бегущую изо рта Семена струйку крови, понимая что случилось непоправимое.

   - Давай беги, я задержу, - прошептал одними губами отец, - Беги я сказал!

   Андрею до конца жизни будет стыдно за то, что он его послушал, но желание жить оказалось сильнее родственных чувств.  Он даже не думал, куда он бежит, ноги несли его, казалось, сами по себе, но, несмотря на это, или благодаря этому, он ухитрялся выбирать самый удачный маршрут. Мощный, бетонный забор, долгое время служивший общине надежной защитой от внешнего мира, а сейчас превратившийся в часть западни, он преодолел с ходу, с помощью заранее припасенного крюка и веревки, а затем, даже не сбив дыхания, рванул к своему заветному месту, которое он готовил для побега уже полгода.

 

   Двадцатипятилетний громила по прозвищу Крот откровенно скучал.

   Более удачливые товарищи в настоящее время неплохо развлекались в общине. Подготовив скот к забою, лишив его даже теоретической возможности сопротивления, они могли и позабавиться вволю и поживиться тем, что можно найти в домах, ранее принадлежащих скоту. Можно было и бабенку какую приласкать, надо ж ее напоследок хоть порадовать перед смертью.

  Увы, его к всеобщему веселью не допустили. Вместо этого, ему предстояло стоять и, как выразился командир группы «контролировать периметр». Мол, вдруг, кому из скотины удастся выбежать за забор, надо ж, чтобы ни один не ушел. И теперь, пока одни веселятся и обогащаются, он должен тут стоять как пень посреди леса. Крот аж зубами скрипел от такой несправедливости.

  Увидев бегущую к лесу фигуру, Крот сперва не поверил собственным глазам. Несмотря на слова командира, в то, что кто-то из скота и впрямь сможет соскочить с ножа, он не верил ни на грош. Куда там этим убогим прорваться, если они были столь глупы, что сами отдали свое оружие. Оно бы конечно им, один хрен, не помогло, однако у Крота такое поведение все равно даже в голове не укладывалось. И вот, пожалуйста, один из них все же оказался достаточно прыток, чтобы попытаться сбежать.

    Ситуацию Крот воспринял как подарок судьбы. Конечно не бабенка, это даже отсюда видать, но может все ж кое-что ценное найдется. Ведь должно найтись, раз уж этот оборвыш сумел, в отличие от своих соплеменников, хотя бы подергаться, то наверняка достаточно ушлый малый. Да даже если ничего не найдется, все ж хоть какое-никакое, а развлечение. Сперва Крот вскинул было автомат, но подумав, опустил его. Слишком легко, да и патроны надо все же беречь для более серьезных переделок, чем зачистка богом забытой деревеньки. С этой швалью он запросто расправится и с помощью ножа.

   

    Андрей уже почти поверил в то, что ему удалось совершить невозможное, вырвавшись из обреченной общины, когда заметил несущегося за ним громилу в черной маске, сжимающего в руках показавшийся огромным нож. Андрей из последних сил прибавил ходу, но, несмотря на это, громила сокращал расстояние.

    Когда Андрей два дня назад делал свой тайник, дерево казалось ему даже слишком приметным. Он искренне переживал, что тайник с вещами, заготовленными для побега из селения может кто-нибудь найти и тогда - прощай свобода. Сейчас, когда он, тяжело дыша, бежал по заснеженному лесу, спасая свою жизнь, все деревья казались ему абсолютно одинаковыми. Когда-то, отец рассказывал ему о боге, который якобы сидит на небе и наблюдает за поступками людей, время от времени, помогая хорошим, против плохих. Андрей даже в детские годы не поверил в эту сказочку, реально существующие боги, слишком сильно отличались от светлого образа, однако сейчас они вполне искренне молил этого бога с небес, чтобы тот помог ему не промахнуться мимо того самого дерева...

   Ага! Вот оно, у Андрея словно открылось второе дыхание, и он в отчаянном рывке пролетел расстояние, отделявшее его от огромной, расколотой ударом молнии, сосны, под которой находился заветный ящик. Сорвав крышку, Андрей схватил свое главное сокровище и в данный момент, последнюю надежду.

   

   Возможно, если бы Крот ожидал чего-то подобного, он бы не позволил так легко застать себя врасплох. Недооценка противника сгубила до него уже многих и уже предвкушая, как он прирежет обессилевшую дичь, он был совершенно не готов вдруг оказаться под прицелом ружья. От неожиданности он даже не попытался схватиться за автомат, а вместо этого с ревом понесся на своего противника, надеясь свернуть ему шею до того, как то выстрелит, хотя разделявшее их расстояние в двадцать метров, не оставляло ему особой надежды на успешное осуществление этого замысла. Грохота выстрела Крот так и не услышал.

  

   Андрей дрожащими руками набивал мешок вещами, до этого лежавшими в тайнике. Радоваться смерти поверженного врага, или наоборот горевать по этому поводу, ему было некогда. Покидав в мешок все, что он готовил на протяжении последнего месяца, Андрей рванулся, было к лежавшему на земле с простреленной головой телу своего недавнего преследователя, однако вовремя услышал приближающийся шум погони, и кинулся в противоположную сторону. Наступило время для следующего этапа реализации плана побега из селения. Конечно обстоятельства, при которых ему пришлось его реализовывать, оставляли желать много лучшего, но теоретически все должно было пройти на ура.

    Практика напомнила о себе прогрохотавшей автоматной очередью. Одна из пуль просвистела совсем рядом с головой Андрея, а доносившиеся позади крики ярости, явственно свидетельствовали о том, что преследователи уже нашли своего покойного собрата. Мысль о том, что с ним сделают теперь преследователи, попади он к ним в руки, подстегнула Андрея, заставив его изрядно прибавить ходу. Сердце его уже готово было выскочить из груди, из легких со свистом вырывался воздух, но его цель - скованная зимним льдом река, была уже совсем близко.

    Старые коньки были вторым, спрятанным в тайнике спасительным предметом, доставшимся Андрею в наследство от старого мира. Оказавшись, наконец на берегу обледеневшей реки, он мысленно поблагодарил бога с небес за то, что он единственный во всей общине умел ими пользоваться. Никогда в жизни он не переобувался с такой скоростью как сейчас, но все же это отняло слишком много времени, и он вновь услышал громкие голоса своих преследователей не более чем в сотне метров. Вскочив на ноги, он сошел на лед и понесся по льду, молясь всех богов, чтобы он оказался достаточно крепок.

   Преследователи изрядно запоздали с открытием огня, начав стрелять лишь тогда, когда их разделяло расстояние не менее чем в триста метров. Особой меткостью стрельбы они явно не отличались, что было, впрочем, не удивительно, учитывая хроническую нехватку патронов для огнестрельного оружия. Тем не менее, еще пару раз пули свистели рядом с головой Андрея, но небесный бог, был, судя по всему, на его стороне. 

   Добежав до противоположного берега реки, Андрей вновь переобулся, оставив коньки на снегу. Несмотря на то, что теперь его  и преследователей разделяло более чем значительное расстояние, останавливаться он и не думал. Ужас гнал его вперед, заставляя бежать еще быстрее. Он бежал и бежал до тех пор, пока, наконец, просто не повалился на снег, полностью обессилев.

   И лишь тогда он зарыдал.

 

   По натуре Андрей всегда был нелюдимым одиночкой и никогда не испытывал особой необходимости находиться в окружении других людей. Живя в общине, он часто уходил без спроса в лес, чтобы побыть в одиночестве, чем приводил главу общины в лютое бешенство. А общих собраний, проводящихся общиной, скорее сторонился. Даже со своим отцом, он общался не очень часто, но на третий день, проведенный в лесу, он почувствовал насколько давит одиночество. Лес казался ему живым существом, недобро глядящим испытующим взглядом на непрошенного визитера. Порой он почти физически чувствовал этот взгляд на себе. По ночам он испытывал настоящий ужас, поскольку ему постоянно казалось, что кто-то, находясь совсем близко, крадется к нему. Спал он лишь урывками и в результате, к прочим бедам добавлялась хроническая усталость. К концу третьих суток, он находился на грани помешательства, начав беседовать то с самим собой, то с собственным покойным отцом, то с главой общины, а то и с людьми в черных масках.

 

  - За что вы нас так, - вопрошал он в безмолвную тишину леса, - Что мы вам сделали? 

  Ответа на свой вопрос он, разумеется, не получал.

  То, что, несмотря ни на что, ему удалось добраться до цели, можно было считать поистине чудом. Однако было ли то вмешательство провидения, или банальное везение, но к вечеру четвертого дня, он стоял перед воротами Рыбацка.

   

   До катаклизма Рыбацк был небольшой деревенькой Рыбацкое, основанной, согласно нынешней городской легенде докатаклизменными рейдерами-рабовладельцами, назвавшими ее в то время Рабацк. Некоторые впрочем, легенду оспаривали, не без оснований утверждая, что деревня была когда-то основана обычными рыбаками, однако данную версию мало кто поддерживал, в силу того, что она была хоть и более аргументированной, но менее романтичной. Каких-либо перспектив деревня не имела, молодежь по большей части разъехалась, и деревенька потихоньку умирала. Разваливавшиеся дома, в которых доживали свой век немногие оставшиеся в деревеньке жители, казалось, одним своим видом уничтожали всякую надежду на то, что когда-то жизнь в деревеньке изменится к лучшему, однако, как это иногда бывает, после катаклизма, последние неожиданно стали первыми.

     Находясь вдали от крупных городов и объектов, имеющих стратегическое значение, Рыбацк сохранил низкий уровень радиации и ухитрился избежать волн эпидемий. Имеющееся в деревенских домах охотничье оружие позволило жителям наладить оборону, а появление ищущих пристанища беженцев - решить проблему демографии. В настоящее время, город Рыбацк представлял собой весьма крупное по нынешним меркам поселение численностью почти в тысячу человек, обнесенное мощной стеной и освоившее помимо земледелия, кузнечное ремесло, что помогало вести торговлю с близлежащими поселениями, в том числе с общиной, в которой когда-то жил Андрей.

    Стоящий на возвышавшейся над массивной стеной вышке бородатый громила лет тридцати при приближении Андрея изрядно оживился. Судя по всему, визиты в город были делом нечастым и позволяли хоть как-то развеять скуку регулярных дежурств.

   - Чё надо?, - ласково поприветствовал громила подошедшего к воротам Андрея.

   - Войти.

   - Сам откуда?, - продолжил допрос громила.

   - Ниже по течению реки живем. Здесь уже бывал в прошлом году с Эльдаром.

   - С Эльдаром?, - наморщил лоб громила, - Вроде знаю такого. Ну а здесь чего?

   - Эльдар прислал, - признаваться в том, что он, по сути, остался один без какой-либо поддержки, Андрей не собирался, - Поговорить кое с кем надо.

   - Ишь ты? Поговорить? Это с кем же?, - недоверчиво произнес громила, - Не молод ли для серьезных то разговоров?

   - Раз Эльдар прислал, значит в самый раз, - ответил Андрей, стараясь держаться как можно более уверенно. Он знал, что чрезмерные расспросы в Рыбацке тоже не приветствуются, все таки город во многом жил с торговли.

   - Ну проходи, коль так, - пожал плечами громила, - По городу ходить аккуратно, разборки не устраивать, за оружие без нужды не хвататься. Где переночевать если задержишься, знаешь, если уж и впрямь Эльдар прислал. Все, свободен, Рыбацк приветствует тебя странник.

   

   Войдя в город, Андрей с трудом преодолел себя, заставив не остановиться, разинув рот. Для него, привыкшего к жизни в маленькой общине, вид столь большого количества людей в одном месте был настолько непривычен, что если бы он уже не бывал здесь однажды, то едва ли удержался бы от того, чтобы на время оцепенеть. На улицах городка находилась целая толпа народу - не менее нескольких десятков, а то и сотня. Кое где были разведены костры, у которых, прямо на улицах, грелись люди.

  Андрей шел по  утоптанному множеством ног снегу, стараясь не слишком пялиться по сторонам. В сущности ничего совсем уж запредельно поражавшего его воображение тут не было. Скопление небольших, чаще всего одноэтажных деревянных домов было слегка разбавлено несколькими  кирпичными зданиями в два или три этажа. Примерно такие же дома, а иной раз и получше, наблюдались и у него в поселке, однако такого скопления людей он там конечно не видел даже на собраниях. Было впрочем, и еще одно отличие Рыбацка от его поселка, отмеченное его обонянием еще в ходе прошлогоднего визита. Уборкой мусора жители Рыбацка судя по всему, себя не слишком обременяли, в результате чего на узких улочках города воцарился совершенно непередаваемый аромат. У Андрея закружилась голова, и он впервые подумал, что жизнь в общине при всех недостатках, все же имела и свои преимущества.

    Двухэтажное, кирпичное здание стояло близ центра города. Над входом в здание была закреплена деревянная доска, на которой красной краской были выведены буквы.  В отличие от большинства своих односельчан, Андрей умел читать, благодаря отцу, и потому легко прочел надпись гласившую: «Дабро пожаловать в Илит-клуб ДЯГИЛЕВ».

   Толкнув деревянную дверь, Андрей вошел внутрь, внутреннее убранство клуба вполне соответствовало внешнему. На деревянными скамьями и столами висел табачный туман, через который с трудом угадывались лица посетителей, едва ли подходящих под определение элита. На импровизированной сцене стояли люди, держащие в руках предметы, назначение которых Андрей сперва не понял. Постепенно до него дошло, что люди извлекали из этих предметов совершенно невообразимую какофонию звуков, бьющих по ушам так, что Андрей всерьез обеспокоился проблемой возможной глухоты.  Барную стойку, за которой стоял громила, не уступающий габаритами и суровостью физиономии  стражу ворот, он разглядел не сразу. Рядом с громилой лежал обрезок металлической трубы, видимо являющийся жизненно необходимым для обслуживания клиентов предметом.

    Андрей неуверенно подошел к стойке вплотную.

    - Новенький в городе?, - гнилозубо ухмыльнулся громила. Андрей с немалым удивлением обнаружил, что может его услышать.

    - Так заметно?, - спросил Андрей, разозлившись на самого себя. Ну как напуганный ребенок в самом деле.

    - Да еще бы, город небольшой, я ж всех тут знаю, а у тебя к тому же, прям на лбу написано, - ответил громила, продолжая ухмыляться, - Ну так ты что заказывать будешь, или так просто, поболтать забрел?

    - А пиво есть?, - с замиранием сердца ответил Андрей. О пиве ему частенько рассказывал отец и по его словам, это было нечто божественное. Увы, суровые правила общины запрещали любой алкоголь и проверить данное утверждение на практике, Андрею пока что не довелось.

    -  А чего ему не быть?, - равнодушно ответил громила, - Три монеты за стакан.

    - Эээ, денег у меня нет, - признался Андрей, - Но, может быть, это подойдет.

    Громила с удивлением взглянул на протянутую руку Андрея, в которой были зажаты три патрона от его ружья. Удивление, пожалуй, самое мягкое слово, которым можно было охарактеризовать отразившуюся на его лице гамму эмоций.

   - Это конечно подойдет, - наконец, медленно проговорил он, - Более чем, я бы сказал.  Богатый ты парень, я гляжу. Щас налью, в таком разе.

 

   Держа в руках бокал пива, Андрей сел за свободный столик, постаравшись выбрать тот, что находился на максимально удаленном от сцены расстоянии. Слова о том, что этот город небольшой, его изрядно удивили. Для него это было совершенно невероятное количество людей, собравшихся воедино. Если этот город маленький, то каковы ж тогда большие? И насколько велик вообще этот мир. Все таки, несмотря ни на что, хорошо, что ему удалось, наконец, вырваться из своего прозябания. По крайней мере, уже сейчас можно, наконец, узнать, каково же на вкус, это божественное пиво? Андрей зажмурился и сделал большой глоток из глиняной кружки.

    И с трудом удержался от того, чтобы тут же не выплюнуть его обратно. Кое-как все же  проглотив отвратительную на вкус, горькую жидкость, Андрей  тут же закашлялся, всерьез опасаясь, что сейчас его просто вывернет наизнанку.

   - Что, браток, не в то горло пошло?

   Подняв глаза, Андрей увидел напротив обритую наголо голову с лицом, на котором имелось выражение, долженствующее обозначать, судя по всему, приветливую улыбку. К сожалению, этому несколько мешало отсутствие в улыбке нескольких зубов, перебитый(причем, судя по всему, неоднократно) нос и шрам на левой щеке. Позади сего достоянного представителя местной элиты стояли еще двое мужчин, не сильно отличающихся от предводителя и коротко стриженая девица лет двадцати в плохо сидящей на ней куртке из кожи.

  - Эээ, да, похоже, - проговорил сбитый с толку Андрей, - Как Вы эту дрянь пьете?

  - Дык жидкая она, браток, потому и пьем, была бы твердая, так грызли бы!, - ответил обладатель обритой головы, гулко захохотав, - Ну ты сказал, не местный, сразу видать. Ну да ты не робей, держись меня и не пропадешь. Мы присядем?

   - Садитесь, - ответил Андрей, чувствуя себя все более неуверенно. Нельзя сказать, что компания ему пришлась по вкусу. Фальшивые улыбочки не могли обмануть даже его. С другой стороны, кто ему собственно сказал, что все должны быть похожи на тех, с кем он жил в общине?

   - Благодарствую. Я чё подошел то, браток. Смотрю, у тебя оружие есть и патроны. На оружие не зарюсь, это ясно, а вот патроны, другое дело. Денег то у тебя нет ведь? Так мы б поменялись, я те деньги, а ты мне - патроны. Жизнь по разному повернуться может, патроны не каждый возьмет, а деньги то все любят.

  - Можно попробовать, - Андрей постарался, чтобы это прозвучало солидно и по деловому.

  - Конечно можно, давай десяток для начала. Потянешь?

  - Запросто, - Андрей засунул руки в карман своего ватника, и, вытащив оттуда две горсти патронов, положил их перед бритоголовым.

  - Да ты не беден, браток, их у тебя много?

  - Достаточно, - ситуация нравилась Андрею все меньше, - Так ты берешь?

  - Беру конечно, тока дай-ка глянуть.

  Андрей, не без опаски, протянул один из патронов бритоголовому. Тот, взяв его в руки, некоторое время, придирчиво изучал, вертя в пальцах перед глазами. Положив патрон на стол, он устремил на Андрея пристальный взгляд.

   - Ты что ж это, падла, - процедил сквозь зубы бритый, - Туфту мне хочешь впарить?!

   - Какую туфту, ты чего?, - пробормотал сбитый с толку Андрей, - Что несешь то?

   - Какую? А вот погляди, какую!, - Громила поднял руку с патроном над столом, - Гляди-гляди, думал, что из меня можно дурака делать?!

   Сбитый с толку Андрей вгляделся в патрон, и это стало его серьезной ошибкой.

  Левой рукой, бритый сгреб его за волосы и с размаху ударил лицом об стол, отчего Андрей едва не лишился сознания. Вскочившие с мест его друзья, схватили его за руки, а затем Андрей вдруг почувствовал, как ему в горло уперлось острие ножа. Ружье молниеносно сорвали с плеча, и лишь после этого выпустили. Музыка резко утихла, однако, едва ли даже это можно было рассматривать как положительный эффект в сложившейся ситуации.

    - О, глядите люди, - Воспользовавшись наступившей тишиной, бритый между тем демонстрировал патрон косящейся на них общественности, - Видно же, что патрон с дефектом!

   - Нет там никаких дефектов, что ты несешь!, - Крикнул Андрей.

   - Еще разговаривать надумал, рявкнул бритый, и неожиданным коротким ударом вдруг сшиб Андрея на пол, - Ты чужак, пришел сюда, и думал, можешь мне патрон с дефектом впарить?! Твое счастье, что я добрый малый, другой бы тебе глотку порвал. А я, так и быть, неустойку заберу, раз ты жулик.

   Происходящее казалось Андрею каким-то сном. Бандит грабил его на глазах у толпы народа, а окружающим, судя по всему, было на это плевать. Он хотел, было, сказать еще что-то, но в руках у бандита уже было его же собственное ружье и в том, что тот в случае чего, запросто пустит его в ход, сомневаться не приходилось. Толпе же, судя по всему, было вообще плевать на происходящее, даже те, кто поначалу, вроде бы поднял голову, в настоящий момент снова вернулись к разговорам. Прервавшиеся было музыканты, снова потихоньку начали наигрывать свою мелодию.

  

   - Сдается мне, привираешь ты, браток, - Неожиданно прозвучавший хриплый голос вновь прервал музыку.

   Андрей повернул голову в направлении голоса. Мужская фигура, облаченная в брезентовый плащ с накинутым на голову капюшоном, неторопливо приближалась к ограбившей его компании. За спиной у мужчины висело ранее никогда не виданное Андреем ружье, однако руки мужчина держал в карманах плаща, не делая попыток за него взяться.

  - Ты еще кто такой?, - С деланным презрением спросил бандит. Ружье в руках явно прибавило ему уверенности в себе.

  - Тебе может документы показать?, - Глухо донеслось из под капюшона.

  - Чё показать?, - Скривился бритый, - Ты б валил отсюда, пока цел.

  - Взглянуть хочу, что там за дефект такой в патроне, - ответил мужчина, - не обращая внимания на то, что дуло ружья постепенно направлялось в его сторону, - А то мало ли. Может, там и нет ничего.

  - Тебе чо, неясно сказали, есть дефект, - ввязалась в разговор девица, - Или ты нас лжецами назвать хочешь?

  - По Вам видно, что Вы лжецы и недоноски, - в глухом голосе невозможно было прочесть какие-либо эмоции.

  - Что?!, - взревел бритый, перекосившись лицом, - Ах ты падаль!

  Надо признать, что он был быстр. Андрей только что испытал его быстроту на себе. Полученного минуту назад удара, он даже не смог заметить. И сейчас ствол ружья оказался напротив груди незнакомца за долю секунды.

   Но еще чуть раньше, что-то оглушительно грохнуло, у Андрея зазвенело в ушах, а в голове бритого неожиданно образовалась дыра. Колени его подогнулись, и он, сломанной заводной куклой, повалился на спину.

   На сей раз, происшедшее действительно привлекло к себе внимание. В помещении воцарилась мертвая тишина и на незнакомца уставились десятки глаз.

   А затем, на незнакомца в плаще неожиданно бросилась девица. Сжимая в руке нож, и что-то бессвязно крича, она успела добежать практически вплотную, но тут мужчина вытащил из кармана плаща пистолет и аккуратно, словно стрелял в мишень, всадил пулю ей в грудь. Девушка, так и не успев нанести удар, тяжело рухнула под ноги незнакомцу.

    Продолжая держать пистолет в руке, незнакомец перевел взгляд на застывших столбами товарищей бритого.

    - Ты, - показал он стволом на одного из них, - Взял ружье в руки за ствол и аккуратно положил его на стол.

    Парень выполнил приказание. Андрей заметил, как у него явственно дрожат руки.

    - Молодец, - Похвалил незнакомец, - Теперь мешок.

    Мешок был безропотно поставлен рядом с ружьем.

    Ну вот, ведь можете же, когда захотите, - в голосе незнакомца впервые промелькнули нотки, отличающие его от голоса машины, - Свободны оба. Убрать за собой не забудьте.

    - Эээ, фто убфать?, - прошепелявил бандит.

    - Тупой?, - поинтересовался незнакомец.

    - Нет-нет, фсе понял господин, фсе понял, - угодливо закивал шепелявый, подхватывая за ноги своего бывшего главаря, - Не сомневайтесь, фсе ф лучшем фиде.

    - Действуй, - Явно потеряв интерес к происходящему, мужчина вновь спрятал пистолет в карман и, поманив Андрея за собой, направился к своему столу.

    Взяв в руки, свое уже почти потерянное было имущество, Андрей, стараясь не смотреть по сторонам, последовал за своим спасителем. Судя по тому, что он аж спиной чувствовал прожигающие его взгляды, убить двух человек, а потом преспокойно сесть за столик, было слишком круто даже по меркам заведения. Тем не менее, высказываться никто не спешил. Добравшись до столика, за которым сидел незнакомец, Андрей застыл, не зная, что делать дальше.

   - Что стоишь? Присядь, - Снова донесся глухой голос из под капюшона.

   Андрей неуверенно присел напротив незнакомца. Почему-то он совершенно не могу определиться как себя вести и что говорить.

   - Эээ...я хочу сказать...спасибо Вам, - наконец выдавил из себя он, считая, что это будет наиболее уместно в данный момент.

   - Ты их знал?, - Проигнорировав его благодарность, спросил незнакомец.

   - Кого?, - Андрей почувствовал себя окончательно сбитым с толку.

   - Их, - незнакомец кивнул головой в сторону столика, за которым ранее сидел Андрей. Парочка, оставшаяся в живых, после встречи с незнакомцем, как раз собиралась выносить за дверь тело девицы.

  - Ну... нет, - Тихо ответил Андрей.

  - Так зачем позволил им присесть? Они тебе очень понравились?

  - Ну я не думал...

  - Да, это я заметил,- хмыкнул незнакомец.

  - Ну, я думал, они не будут нападать средь бела дня, и потом тут наверняка есть те, кто за порядком следит. Даже у нас были, а тут мне рассказывали их куда больше. Думал, если что - они придут.

  - Конечно придут, - насмешливо ответил собеседник, - Думаю вскоре заявятся виру брать за  то, что я, чужак, население города подсократил. Они тут местные, всем знакомые, а ты никто. Давай лучше рассказывай.

  - Что рассказывать?

  - Все. С самого начала. Ты в городе явно человек случайный. Откуда сам, как здесь оказался, чего вообще хочешь?

 

   - Ну вот, все вроде, - сказал Андрей примерно через полчаса, - А чего хочу... Я вообще давно хотел из общины сбежать. Не мое это, всю жизнь на одном месте. Я хотел мир посмотреть, попробовать себя. Ну а на жизнь собирался заработать, работая охранником. Все таки ружье у меня есть, а это, слыхал, редкость сейчас.

    Собеседник в ответ, лишь обидно захохотал. Отсмеявшись, он неожиданно откинул с головы капюшон. Андрей наконец смог разглядеть лицо сидящего напротив мужчины. Мужчине на вид было примерно сорок лет, хотя, возможно, его несколько старили коротко стриженые седые волосы. Впрочем, глубокие морщины на лице в любом случае говорили о не слишком молодом возрасте. Больше всего Андрея однако, поразили его глаза. Они мягко говоря, не подходили для хладнокровного и безжалостного убийцы, которым Андрей уже нарек собеседника. Устремленные на Андрея зеленые глаза собеседника были скорее...смеющимися.

   - Ну да, ружье, это и впрямь вещь нынче редкая, - ухмыльнулся незнакомец, - Настолько редкая, что еще бы чуть, и тебе бы глотку перерезали за него. Кстати, ты где его раздобыл то?

   - Не поверишь, нашел, - просто ответил Андрей.

   - Да ну?, - собеседник поднял бровь.

   - Правда. Могу рассказать как. Бродил по лесу, в лесу, неподалеку от общины стоял старый деревянный дом, уже почти развалившийся. Там никто не жил никогда, похоже, но ходить побаивались почему-то. Ну а я вот пошел. В погребе нашел тайник. Там и искать долго не пришлось, стена прогнила. А в тайнике ружье, чай, табак, патроны вот...ну и еще там было всякое.

   Собеседник некоторое время изучал Андрея.

   - Ну что ж, сказал он, отведя, наконец взгляд, - Похоже, я в тебе не ошибся. Надо же, вот так взять и найти схрон.

   - Что найти?, - не понял Андрей.

   - А ты даже не знаешь, о чем я. Ну слушай, еще незадолго до катаклизма, некоторые уже начали понимать, к чему все идет. Понимать и готовиться, ясно? Они, хоть и жили в тогдашних городах, все ж хотели себе убежище организовать за их пределами. Ну чтоб, когда все начнется, туда свалить и отсидеться.  Ну а там запасали себе пищу, лекарства, оружие, ну те, кто мог, и прочее. Так это и называлось, да и сейчас называется - схрон. Или нычка еще.

   - Им это помогло?

   - Чаще нет, чем да. Все же неожиданно началось, большинство и добраться до своих нычек не смогло. Либо от бомб погибли, либо от болезней, либо друг дружку прямо в городах и повырезали. Ну вот ты одну такую нычку заготовленную и нашел. Очень повезло тебе. Сперва, в том, что нашел, затем, что на этой нычке ничего заготовлено не было. А то некоторые сюрпризы ставили для любителей поживиться. Но тебе повезло. Что доказывает, что я правильно решил.

   - Решил что?, - Андрей недоуменно вытаращился на своего спасителя.

   - Что решил..., - собеседник похоже не торопился с ответом, - Ну хорошо, давай начистоту. Ты ведь уже понял, что охранник из тебя никакой, так?

   Андрею ничего не оставалось, кроме как кивнуть в знак согласия.

 - Ну так вот, один ты вряд ли долго протянешь. И ружье тебе не поможет, скорее наоборот. Тебя за это ружье и кончат. Куда быстрее, чем, будь ты без него. В общем, к жизни, ты сейчас не шибко приспособлен, согласен?

  Андрей был снова вынужден кивнуть.

  - Но на все можно взглянуть с разных сторон. В одиночку вообще протянуть сложно. Даже мне, например. Одиночка это никто, как бы крут он ни был. Можно застрелить в спину, можно убить спящего, можно просто задавить числом.

   Немного помолчав, незнакомец продолжил, - Потому даже опытному человек нужна группа. Группа, которая прикроет, если что и отомстит, коли уж прикрыть не удалось. Чтобы все, кому надо знали, с его смертью ничего не кончится, а лишь начнется. Ясно к чему клоню?

   - Меня в группу хочешь?, - спросил Андрей, - Сам же говоришь, я к жизни не приспособлен.

   - Ну, группа, это громко сказано, пока в напарники, - вновь усмехнулся седовласый, - А что до того, что не приспособлен, так это ясно. Приспособишься, а я пособлю, мне главное не это.

   - Что ж тогда?

   - Твоя удача. Она у тебя достаточно велика. То, что ты, напортачив везде, где можно, сидишь напротив, это подтверждает.

   - Предложение неожиданное, - сказал Андрей, пытаясь по лицу незнакомца прочесть, не обманывают ли его, и на сей раз. Однако, прочесть что-либо по лицу незнакомца было невозможно.

   - А чего долго рассусоливать? При моем ремесле без напарника не обойтись. А напарник, чья удача велика, это в моем ремесле особенно важно.

  - Каково же твое ремесло?, - поинтересовался Андрей, - Ты мне что-то предлагаешь, а я и не знаю про тебя ничего.

  - Резонно. Про сборщиков слышал?

  Сердце Андрея подпрыгнуло, едва не выскочив из груди.

  - Так ты что сборщик, - воскликнул Андрей, не веря своим глазам, - Настоящий?

  - Не поддельный, - собеседник похоже откровенно наслаждался реакцией, - Можешь пощупать. Неужто скажешь сейчас, что мечтал стать одним из нас?

  - Ну, вообще-то, - Андрей почувствовал как его лицо заливает краска и выругал себя за неуместный приступ щенячьего восторга, - Вообще-то да.

  Собеседник в очередной раз засмеялся.

  - Это потому, что ты про них не знаешь ничего толком. Небось, когда-то сборщики через Ваше селение проходили, ты их увидел и позавидовал, да?

  - Так и было, - нехотя ответил Андрей.

  - Ну что ж, рассказывать тебе о жизни сборщиков не буду. Тут разговоры бесполезны, надо самому попробовать, чтобы понять твое или нет. Но романтики мало, как в любом ремесле.  Кстати, есть какие-то мысли, почему бойцы Кина вырезали твоих?

  - Думаю, разграбить хотели.

  - Грабить? Ты знаешь что такое Кин? Ему посылать в такую даль столько воинов дороже обойдется, чем все, что есть в Вашей богами забытой деревушке. Ладно, как бы то ни было, надеюсь, тебя они догонять не будут. Ты правда убил одного из них, но недостатка в желающих на замену там нет, так что вряд-ли они тебя будут преследовать специально. Но встречаться тебе с ними не советую. Впрочем, я туда в ближайшее время не собирался. Ну так что, согласен на мое предложение?

   - Согласен. Скажи тогда свое имя.

   - Меня называют призраком, и это все, что тебе знать надо пока. Тебя, Андрей, ты уже сказал. Вот и познакомились. Эй Михеич!

   Грозный бармен быстро подошел к столу, чем немало удивил Андрея.

   - Приготовь нам комнату на двоих.

   Бармена, судя по выражению лица, едва не хватил удар

   - Вы что, здесь еще останетесь на ночь?!

   - Михеич, я тебя считал умным малым, не заставляй меня менять свою точку зрения. Ясное дело, останемся. И даже вперед за комнату заплачу, если что, так что давай, делай свое дело.

    Огромный бармен лишь вздохнул и поплелся наверх.

  - Дешевка, - презрительно хмыкнул ему вслед Призрак, подождав впрочем, пока тот отойдет на достаточное расстояние, готов поспорить, этих мразей он сам здесь прикормил.

 

   Зайдя в приготовленную для них комнату, Андрей был приятно удивлен тем, что она, вопреки его ожиданиям, выглядела вполне пристойно. Две кровати, стояли в разных ее концах, пространство между ними было даже разделено пусть символической, но все же перегородкой. Как следует, впрочем, Андрей комнату рассмотреть не успел, так как ему в висок неожиданно уперся ствол пистолета.

   - Ап, - только и смог сказать он.

   Призрак разразился хриплым хохотом

   - Эх, ты б щас себя со стороны видал. Зрелище, что надо, клянусь. Ты вот так запросто зашел со мной в комнату, да еще повернулся спиной, не думал, что я и сам могу прикидываться? Может, мне тоже ружье твое приглянулось, потому и отогнал от тебя предыдущих хищников, что сам хотел поживиться. А сюда загнал, потому как свидетели не нужны? Или может я вообще парней люблю, а не девок, какого, а?

   - Ты слишком много говоришь, - Андрею уже порядком все надоело, - Или стреляй, или убери оружие.

   - Хе-хе, смелый, молодец, - Призрак убрал пистолет обратно в карман, - Это хорошо, что ты не трус, только знай, что смелость тебя не всегда спасает. Смотрю вечереет, время уже позднее, интересно, сейчас заявятся, или до ночи подождут?

  - Кто заявится?, - не понял Андрей.

  - Ну как кто? Стражи закона местные, ты ж их вроде хотел увидеть. Выгляни-ка в окошко, нет ли кого?

   Андрей выглянул в окно и увидел метрах в ста от таверны с десяток вооруженных людей. В руках они держали факелы, разгоняющие сгущавшиеся сумерки. Свет позволил Андрею разглядеть в их руках ружья, а у одного было оружие наподобие того, что имел при себе Призрак.

    - Там целая толпа уже, с факелами, - срывающимся от волнения голосом ответил Андрей. Встречу со служителями закона, он представлял себе несколько не так.

    - Ааа, темноты ждут стало быть, ну что ж, мы им это дело поломаем. Дай-ка ружье свое. Да не бойся, хотел бы я тебе зла, ты б давно с перерезанным горлом валялся.

   Взяв в руки ружье, Призрак, оставаясь в глубине комнаты, тщательно прицелился.

   - Ты что, застрелить их хочешь?, - воскликнул Андрей.

  - Громче ори, тебя еще пока не весь город слышит, - посоветовал ему Призрак, - Никогда не следует воевать со служителями закона, если конечно не хочешь воевать со всем городом. Но пугнуть их не помешает.

    Раздавшиеся вслед за выстрелом крики, ясно показали, что собравшиеся напуганы вполне достаточно. Посчитав вступительную часть переговоров завершенной, Призрак перешел к основной.

   - Ну и что столпились то?, - заорал он в приоткрытое окно, благоразумно держась подальше от оного, - Сказать чего хотите, так говорите уже.

   - Да ты, спятивший кусок дерьма, хоть знаешь, кто я такой?!, - донеслось с улицы.

   - Знаю, потому взял повыше, был бы кто другой, прострелил бы башку с дурными намерениями, - ответствовал Призрак, - С чем пожаловали?

   - Вешать тебя собрались, не понял чтоль?

   - Да неужто? Это за что же?, - Призрак подмигнул Андрею, непонятно с чего находясь в прекрасном настроении.

  - Сам не знаешь чтоль? Убийство двух граждан города.

  - Граждане Ваши сами же и напросились, ты ж знаешь, я так просто не валю.

  - Виру все равно платить надо. Ты у Кузнецовых старшего сына отнял, а у Глуховых - дочь. Они ее замуж отдавать как раз собирались.

  - Ты сейчас повеселил изрядно, но так и быть, про виру готов потолковать. Поднимайся, один только, без бойцов. Можешь и родичей их прихватить.

 

   Нельзя сказать, что Андрей уснул сразу.

   Впечатлений, пережитых им за последний вечер, ему, пожалуй, могло хватить на всю оставшуюся жизнь. Да что там, один лишь разговор Призрака с местным участковым, как назвал себя пришедший в комнату законник, еще несколько дней назад потряс его до глубины души.

   Теперь же это просто был еще один эпизод его жизни.   

   Надо сказать, что разговор прошел достаточно быстро, что изрядно удивило Андрея. Выслушав суть претензий, Призрак выложил на стол несколько золотых монет, и скорбящие матери, до сей поры рыдающие и рвущие на себе одежду, как по команде вдруг перестали скорбеть, сгребли монеты и удалились. Чуть дольше задержался участковый, однако после того, как Призрак выложил на стол еще одну монету, удалился вслед за ними. Андрей вспомнил, как несколько лет назад было совершено убийство в его общине. Преступник еле сумел откупиться, и был вынужден наняться в батраки, причем все сошлись на том, что ему еще чудовищно повезло, поначалу община выступала за повешение. Впрочем, до конца жизни с ним старались не общаться и, оказавшись в изоляции, он пережил свою жертву всего на три года. Тут же все прошло скорее буднично. В действительности, Андрей просто не знал истинной стоимости выложенных Призраком денег, возможно, знай он, во что обошлась его жизнь, он бы по новому взглянул на напарника.

   Во время лесных ночевок, сны не снились Андрею. Просыпаясь после кратких провалов в забытье, он мог вспомнить лишь очередное погружение в глубокий и мрачный колодец страха. Ничего из этих снов, он вспомнить не мог, лишь ощущение давящей темноты и чье-то тяжелое дыхание. Видимо тот факт, что на сей раз, ночевка происходила в мягкой постели, тепле и относительной безопасности повлиял на нынешний сон Андрея.

   

   Затянутое тучами серое небо, озарялось огнем. Деревня, которая, на протяжении двадцати лет была домом Андрея, ныне заканчивала свои дни в пламени.

   Лицом к охваченной огнем деревне, стояли Эльдар и Александр Алексеевич. Чуть поодаль стояли люди в масках. Андрей лишь сейчас смог оценить их численность и удивился тому, что их оказалось не так уж много. Не более полутора дюжин.

  - Куда по твоему мог направиться беглец?, - спросил один из них.

  - Не знаю, скорее всего в Рыбацк, он больше и не был нигде, - ответил глава общины, не отрывая взгляда от деревни, - А это так важно?

   - Важно, - говоривший сделал шаг вперед, и, подняв руку с пистолетом, выстрелил в затылок Эльдару. Андрей, ожидавший оглушительного выстрела, был изрядно удивлен, услышав лишь сухой щелчок.

   - А я знал, - скрипучим голосом ответил старик, так и не повернув головы от пылающих домов - Вот Эльдар и впрямь думал, что с Вами договорится, всех Вам скормит, а сам выживет и Вашем городе заживет. Я то с самого начала знал, что с Вами не о чем договариваться,  Вы ж нелюди. Но все ж он меня уговорил. Семью спасти надеялся, дочек своих. Дурак я старый.

  - У нас приказ. Выжить не должен никто, - равнодушно сказал человек в маске, - Приказы должны выполняться.

  - Воот, я тоже так всегда говорил, и где я в..., - еще один сухой щелчок оборвал старика. Человек в маске опустил пистолет.

  - Никто, - повторил он.

Следующая часть.

Ваша оценка: None Средний балл: 7.9 / голосов: 38
Комментарии

Ух. Хоршо :-) Вторая часть не совсем то что ожидал, н интересно, конец какойто странный... Остается гадать что дальше.

Да уж, что-то интервал между частями немаленький, я уже и забыл, что в 1-ой части было.

Пока лучшее за последнее время на сайте, но видимо на автора повлияло прочтение Еды и Патронов. Очень похоже

_______________

НИЧЕГО ЛИЧНОГО

Не читал.

Надо теперь хоть взглянуть, что это такое.

А то написал похоже и ведь даже не знаю, на что:)

Однозначно офигенно!

Пока прочел бегло, но более грамотное описание происходящего увидел =)

________________________

вся сила в правде.

Быстрый вход