Месть кровожадного бога. Глава 9

ГЛАВА 9

Сообщения, одно кошмарнее другого приходили на командный мостик каждую минуту. Локальные аварии, выход из строя энергосистем, обрыв линий связи, тут и там отключение электричества. А самое главное: нападения, убийства, суицид, каннибализм. Вирус, или что бы это ни было, поразивший некоторых пассажиров и членов команды превратил их в неуправляемые машины для убийства. Но, несмотря на доклад Рэйнолда Линса, не смотря на многочисленные сообщения из разных частей судна, подтверждающих слова судового главврача, капитан долго не мог поверить, что мертвые возвращаются к жизни. Это не укладывалось в голове. Это противоречило всякой логике и здравому смыслу.

Вместе с тем, как ни абсурдно звучали сообщения об оживших мертвецах, на «Повелителе морей» воцарился кровавый хаос. Убийства следовали одно за другим, некоторые из пассажиров пожилого возраста от страха и переживаний умирали сами и всюду куда проникали странные облака зеленоватых спор происходило одно и тоже: мертвые оживали, начинали искать живых, чтобы убить их и пожирать их плоть. Но если бы проблема была только в этих чертовых спорах!

Вскоре стало известно, что укусы мертвецов, даже легкие царапины, оставленные их зубами приводят к скоротечной мучительной болезни и быстрой смерти, после чего умерший раненый, также оживал и превращался в кровожадного каннибала. И само собой такими становились те, кого загрызли насмерть и не успели обглодать дочиста.

Чтобы воочию убедиться в происходящем, Джеральд Торнсвайт прошел на центральный пост охраны, расположенный здесь же на мостике. На многочисленных экранах было видно все, что запечатлевали видеокамеры, установленные на всех палубах, в коридорах и во многих помещениях. Потрясенный капитан наблюдал, как окровавленные люди бродили по коридорам и пассажирским проходам на палубах. Кто-то из них ломился в запертые двери кают, чувствуя за преградой вожделенную живую плоть. Толпами они собирались у дверей магазинов и учреждений, где по-видимому, также нашли убежище живые. На глазах ошарашенного капитана ожил труп одной официантки. Девушка получила серьёзную рану в шею, но даже обливаясь кровью сумела вырваться и убежать. Спряталась она в магазине женского белья за прилавком. Здесь же беглянка и умерла и здесь же её воскрешение запечатлела видеокамера, установленная над прилавком на стене. Тело, лежавшее без признаков жизни минут десять, внезапно начало дергать руками и ногами, при этом взгляд помутневших глаз оставался неподвижным. Затем, официантка поднялась и, пошатываясь, направилась к выходу из помещения. Двигалась она медленно, с трудом, но безошибочно отыскала дверь. И только тут начались проблемы. Еще будучи живой, забегая внутрь магазина, девушка захлопнула за собой дверь. Теперь, став зомби она не могла выйти: элементарно повернуть ручку оказалось ей не под силу, точнее не по разуму.

Затем, на одном из экранов капитан увидел блондинку лет тридцати в одном нижнем белье. Её преследовали двое мужчин с изуродованными лицами и искусанными руками. Двигались они медленно и женщина наверняка смогла бы спастись от них, но что-то заставило её остановится и попятиться. На лице блондинки застыло выражение дикого ужаса. Ноги её подкосились. В пределах видимости появились ещё три мертвеца, бредущие ей навстречу, что и явилось причиной того, что она не побежала дальше в выбранном ею направлении. Блондинка метнулась в обратную сторону, но несколько драгоценных секунд были ею потеряны. Один из мертвецов вцепился ей в руку. Женщина начала отчаянно вырываться, рот её открылся в немом крике (звук с видеокамер не передавался). К борющейся паре подошел ещё один из мертвецов – абсолютно голый толстяк левая половина лица которого была обглодана почти до кости. Он впился зубами блондинке в плечо. Сильной струей ударила кровь.

Джеральд Торнсвайт отвернулся с искаженным лицом и встретился глазами с несколькими своими офицерами. Все они были бледны и выглядели не менее потрясенными чем их руководитель. Капитану понадобилось с полминуты, чтобы взять себя в руки и выслушать очередную порцию докладов и сообщений.

Была, лишь одна хорошая новость: пожар на третьей палубе удалось локализовать, путем перекрытия подачи воздуха в отдельные секторы. Если бы не чрезвычайная ситуация на четвертой, пятой и шестой палубах, где сейчас творилось черт знает что, в машинное отделение можно было бы отправить группы пожарных и ремонтников. Глядишь, к рассвету огонь удалось бы усмирить. Но капитан Джеральд Торнсвайт после всего увиденного не хотел рисковать жизнями своих людей. Две группы, направленные было на шестую палубу, чтобы привести оттуда пассажиров, подверглись со стороны тех, кого нужно было спасать нападению. В результате трое матросов были серьезно ранены. А именно - укушены. Их немедленно отправили в медблок. Там, уже было человек пятьдесят из числа пассажиров. Все до единого покусаны. Рэйнолд Линс связался с капитаном и сообщил:

- Сэр, уже заняты все койки и кресла, раненых приходится укладывать на пол, но скоро и там свободных мест не останется. Я и мои помощники не успеваем делать перевязки и останавливать кровотечения.

- Что вы предлагаете, мистер Линс? – раздраженно спросил Джеральд Торнсвайт.

- Эпидемию нам остановить не удастся, - тяжело вздохнув, произнёс врач. - Все раненые потенциально опасны. Я и мои помощники, с учетом того, что мы имели тесный контакт с инфицированными собираемся изолировать себя в медблоке. Это решение каждый принял для себя добровольно и с полной ответственностью. Мы просим передать нашим родным, что любим их…

- Что?! – вскричал капитан, перебивая врача. – Что вы несёте, Линс! Вы собираетесь запереться там с ранеными? Да вы с ума сошли!

- Вовсе нет, сэр, я в абсолютно здравом уме. Повторюсь - решение было обдуманным и взвешенным.

- А как же пассажиры?! – капитан едва не задохнулся от возмущения. - Они ведь надеются на помощь! Ваше решение, черт возьми… Ваше право, безусловно распоряжаться собственной жизнью! А о правах доставленных к вам раненых вы подумали? Желают ли они изоляции? На их судьбу вам наплевать?

- У них всех теперь одна судьба – стать мертвыми каннибалами, - жестко ответил врач. – Мой помощник Крамси очень плох и находится при смерти. Та же ситуация ещё с семью пассажирам. Два санитара у которых были незначительные укусы, теперь испытывают сильнейшее недомогание. Сэр, не пройдёт и часа, как здесь будет с десяток оживших. А потом ещё с полсотни. Их не может остановить даже пуля! Но через стальные двери они не прорвутся. Так, мы изолируем хотя бы одну группу этих тварей.

- Черт возьми, Линс! – вскричал капитан. - При других обстоятельствах, я бы ваше геройство ставил в пример другим. Но сейчас… Раненых все больше и больше! Что мне с ними делать?

- Им уже не помочь, сэр. На всё божья воля. Постарайтесь спастись сами. Вы ведь сейчас на мостике, так? Вот и оставайтесь там. Те, кто сейчас в надстройках верхней палубы ещё имеют шансы выжить, если изолируют себя. Главное, чтобы среди них не оказалось укушенных. Мой вам совет – никуда не выходите и избавьтесь от всех раненых, если такие есть. И ещё… если возможно, перекройте все доступы на верхнюю палубу. Никто не должен подняться на неё. Всё ниже верхней палубы должно быть изолировано. Полная консервация судна!

- Это безумие! – волна ледяного ужаса окатила капитана, едва он представил, как лайнер превращается в тюрьму и одновременно в склеп для тысяч людей: мужчин, женщин, детишек. – Линс, вы говорите невозможные вещи… Я не могу пойти на такое! Слышите, не могу! Вам там удобно в медблоке рекомендации давать! Изолируйте, мол и вся проблема решена! Черта с два, мистер Линс! Как скажите быть с теми, кто выпрыгнул с балконов прямо в воду? Таких случаев очень много. Родители в отчаянии бросают собственных детей в море, лишь бы тех не разорвали на куски, выпрыгивают сами… Вы можете сказать, каков среди них процент раненых и инфицированных? И что будет, если получившие укусы доберутся до населенных островов?

- Боже! – вскричал врач. – Я не подумал об этом! Как далеко до ближайшего берега?

- До ближайшего пара миль. Но это безлюдный остров. А территория с населением примерно в шестидесяти пяти милях от нашего местоположения.

- Я не знаю что сказать, - голос медика дрогнул. – Если хотя бы один из зараженных… Этого нельзя допустить!

- Мы ничего не сможем сделать, - пожал Торнсвайт плечами. – Сейчас в море где-то около трёх сотен человек. И это очень приблизительное число. Скорее всего, больше. С учетом этого может, вы подумаете мистер Линс и предложите нечто иное, чем изоляцию, поскольку в ней нет смысла.

- Сэр, вы капитан и решать, как поступить – вам, - произнёс Рэйнолд Линс усталым голосом в котором слышалась ещё и пугающая обреченность. - Помните только об одном, на вас теперь лежит огромная ответственность.

- Неужели ничего нельзя сделать? – прошептал Торнсвайт с отчаянием. – Неужели это нельзя остановить?

- Сейчас нет, сэр. Вирус, так его назовём, совершено неизвестен современной медицине, крайне агрессивен и стремительно распространяется. Боюсь, что все, кто хоть как-то контактировал с инфицированными обречены. Вот почему я, не смотря на то, что не был укушен остаюсь в медблоке. Сэр, я знаю, вы на это не пойдёте, но я скажу прямо: ради спасения всего человечества было бы правильно полностью уничтожить судно со всеми, кто сейчас на борту, а потом отыскать и уничтожить всех, кто выбросился в море. Возможно, вода, как-то нейтрализует вирус или его носитель погибнет. Но не стоит на это рассчитывать.

- Невозможно, - прошептал капитан. – Безумие… Я обязан спасти людей. Столько, сколько смогу.

В помещении воцарилась тишина. Подчиненные ждали распоряжений. Капитан приказал связать его с руководством CTF 151. Разговор длился минут пятнадцать. Наконец, выйдя из рубки связи Джеральд Торнсвайт, сказал:

- Военные в курсе сложившейся ситуации. Наша задача – продолжить эвакуацию. Руперт, Майлз, - обратился он к двум офицерам, - возьмите ваших людей и спускайтесь вниз на двенадцатую палубу. Она станет нашей линией обороны. В первую очередь заблокируйте все лестницы и ходы, ведущие с одиннадцатой палубы. Никто не должен оттуда подняться. Никто! Слышите?

Повернувшись к другому офицеру, капитан приказал:

- Вы Аренсон со своими людьми начинайте выводить всех с двенадцатой, тринадцатой и четырнадцатой палуб. Осмотрите каждую каюту, каждое помещение, каждый закоулок. Распределите людей по группам, составьте поименные списки. Все должны быть на пятнадцатой палубе не позже, чем через час - полтора. Мы разместим пассажиров в надстройках, в переходах между ними и даже здесь на мостике.

- Всем всё равно не хватит места, - заметил директор круиза Бишо.

- Я понимаю, - кивнул капитан. – На палубе под открытым небом останутся добровольцы и члены экипажа. Наша задача, господа собрать наверху всех, кого сможем. Это существенно облегчит эвакуацию, когда на рассвете прибудут вертолеты.

- Вертолеты? – удивился директор круиза.

- Да, мсье Бишо. Прорваться на четвертую шлюпочную палубу невозможно. Это теперь очевидно. Поэтому эвакуация людей будет осуществлена прямо с верхней палубы. Нам готовы оказать помощь американцы, русские, береговая служба Сейшельской республики и наши соотечественники британцы. Они будут здесь на рассвете.

- А что будет с людьми ниже двенадцатой палубы? – спросил Бишо. Голос француза дрожал от еле сдерживаемого возмущения. – Пассажиров там осталось очень много. И там же, если вы не забыли есть члены нашего экипажа.

- Я не забыл! – рявкнул Торнсвайт.

- Так как быть с ними? – не унимался Бишо. – Бросим их на произвол судьбы? Эти люди, заплатили деньги и отправились в круиз на нашем судне с надеждой, что мы о них позаботимся, обеспечим отдыхающим полную безопасность. А оставлять своих людей тем более…

- Я это знаю не хуже вас, Бишо! Что вы мне нотацию читаете. Обстоятельства так сложились, что мы не можем спасти их, не подвергая риску жизни других. Эвакуацией этих несчастных займутся военные, когда вертолеты снимут с пятнадцатой палубы основную массу пассажиров.

- Но прежде, чем это произойдет, сколько людей погибнет! – вскричал директор круиза. Лицо его стало пунцовым, глаза вытаращены так, что готовы вылезти из орбит.

- Всю ответственность за принятые решения и их последствия я беру на себя, - произнёс Торнсвайт устало. - Вы удовлетворены, месье?

- Черта с два! – выпалил француз. – Это неправильно!

И он отошёл, бурча проклятия себе под нос.

- Что делать с ранеными? – спросил старший помощник Стив Шостер, обращаясь к капитану.

- Сколько их?

- Кроме тех, что сейчас в медблоке двадцать семь человек.

- Разместите их на тринадцатой палубе. Заприте в служебных помещениях. И так со всеми ранеными, если будут обнаружены.

Капитан отыскал взглядом среди собравшихся в рубке офицеров доктора Линду Макбрайд. Она работала на четырнадцатой палубе в своём отделении и не попала в число тех коллег, которых Рэйнолд Линс взял с собой в медблок.

- Миссис Макбрайд, вам поручаю осмотр всех, прибывающих с нижних палуб. Думаю, не нужно объяснять, насколько все серьезно. Вы сами все видели и слышали. Ни один раненый, я имею ввиду от укусов не должен подняться наверх. Людей с обычными травмами или ранами пропускайте.

- А если укушенным будет ребенок? – голос женщины дрогнул. – Или кто-то из его родителей? А как нам быть с совсем ещё малютками или с ранеными детишками у которых пропали родные?

- Да, сэр, а как быть с людьми, чьи близкие пропали или остались внизу? – вступил в разговор один из офицеров, которому была поручена непосредственно эвакуация. Он уже предвидел, с какими хлопотами столкнуться его подчиненные. – Если они откажутся подниматься наверх и будут рваться вниз искать своего ребенка или другого близкого человека?

Джеральд Торнсвайт тяжело задышал. В горле образовался комок. То, что эвакуация будет сопряжена с душераздирающими драмами и трагедиями это очевидно. Но по-другому не получалось.

- Постарайтесь убедить каждого в необходимости подняться на верхнюю палубу. Говорите, что за их родными и друзьями отправят людей. Тех, кто будет особенно упираться - не удерживайте. Пусть идут вниз или остаются там, где они есть. Через полтора часа все проходы и лестницы должны быть заблокированы и возле них выставлена охрана. Это приказ.

* * *

Решение капитана оставить пиратов в покое задело профессиональное самолюбие Рон Бэйли изрядно. Глубоко так задело, за живое. Через двадцать минут он преподнес бы этих ублюдков Джеральду Торнсвайу на «блюдечке». Но приказ есть приказ, а Бэйли всегда выполнял приказы. В конце концов, если спокойно рассудить, никуда сомалийцы не дернуться. Это будет, даже забавно. Посмотреть бы на их рожи, когда на нижние палубы перекроют подачу воздуха.

Сейчас, с учетом усиливающегося пожара, были другие задачи. Рон Бэйли связался с Бадом Уолкером – командиром одной из групп.

- Бад, ремонтников нашли?

- Нет, сэр, как сквозь землю провалились. Ни связи с ними, ни их самих. Сэр, прошу разрешения обследовать сектор С-114.

- Но ведь это почти самое пекло, – пробормотал Бэйли.

- Будем действовать осторожно, - заверил Уолкер. – Никакого ненужного риска.

- Хорошо, - согласился начальник службы безопасности после минутного раздумья. – Действуй.

- И еще одно сэр…

- Что ещё, Бад?

- Мэтью перестал выходить на связь.

- Что? Мэтью Ринк?

- Да, сэр, я отправил его к прачечной, присмотреть там за эвакуацией. Каждые пять минут он мне докладывал, что и как. Но за последние десять ни разу на связь не вышел.

- Может быть технический сбой? – Рон Бэйли пожал плечами. – Ладно, Бад, осмотри сектор С-114, а я пока поищу Мэтью. Ты сам не пропадай. Связь каждые пять минут и незамедлительно при чрезвычайной ситуации.

* * *

Хазеб Файси не собирался сдаваться и на оброненное Юсуфом «об этом стоило бы подумать» резко ответил:

- Заткни свою пасть, идиот! Я не собираюсь подставлять свою шею под петлю. И даже если мы останемся живы, даже если не будем пристреляны «при попытке бегства» или «нападения на охрану», я не желаю гнить в тюрьме. Это ясно? Я Черный лев! Я иду до конца и если погибну по воле Аллаха, то погибну в бою, как шахид! Вы все со мной?

Джума и Жозе, тут же выразили свою солидарность с главарем, Юсуф явно колебался, но в конце концов пробурчал, что и он готов пойти до конца.

- Эй, Саид, а ты как? – закричал Хазеб.

Вместо ответа, помощник указал на стену, что была справа.

- Смотрите.

Подойдя, пираты увидели небольшую прямоугольную дверку в стене. Среди переплетения труб и выступающих регулировочных клапанов, её можно было заметить лишь случайно.

- Я думаю, мы можем бы ускользнуть отсюда, - сказал Саид. – Это какой-то ремонтный люк.

- И куда он приведет? – пробормотал Хазеб задумчиво.

- Не важно, главное мы выберемся отсюда.

Черный лев отодвинул две задвижки по сторонам и открыл темный ход в прямоугольной формы шахту. Один за другим пираты начали протискиваться внутрь. Жозе, ползший первым включил карманный фонарик. Стенки, пол и потолок сделаны были здесь сплошь из металла, иногда попадались решетки и через них прекрасно просматривались расположенные внизу помещения. По большому счёту там находились механизмы, работающие в автоматическом режиме. Людей видно не было, но пираты всё равно старались двигаться крайне осторожно, чтобы не греметь оружием. Куда, в конечном счете приведет этот путь, они не знали.

* * *

Бад Уолкер, как условились связывался с шефом каждые пять минут. Последний раз пришло сообщение, что его группа достигла сектора С-114. Пока всё шло нормально и в соответствии с намеченным планом.

Прошли ещё пять минут. Уолкер на связь не вышел. Рон Бэйли занервничал. Бад, всегда был исполнительным человеком и пунктуальным. Что же, черт возьми помешало ему выйти на связь? Начальник службы безопасности было подумал, что у него глючит передатчик, но проверка показала, что это не так. Он принялся сам вызывать Бада, но ничего, кроме статических помех из динамика не доносилось.

- Что за черт? – бормотал Рон Бэйли, раз а разом пытаясь связаться с подчиненным. – Что за дерьмо?

Он велел своей группе остановиться. Они, как раз прошли мимо одной из контрольных комнат и дальше вел технический коридор по стенам которого тянулись кабели, да время от времени встречались ниши со встроенными в них шкафчиками и электрораспределительными узлами. До прачечной было минут десять ходу.

Что же делать то, черт возьми? Может разделиться? Кого-то отправить на поиски Мэтью Ринка, а с остальными двигать в сектор С-114 разыскивать Бада?

И тут, Уолкер вышел на связь. Говорил он быстро, сбивчиво и тяжело дыша.

- Сэр, здесь происходит черт знает что! Это самый настоящий ад! У меня двое погибших… Мы… Я и Джон Сэлкирк вырвались и отступаем сейчас на четвертый уровень. Боже! Они идут за нами! Я вижу их двумя пролетами ниже… Сэр, они прямо за нами! Джон ранен. Мне приходится тащить его на себе.

- Бад! Черт возьми, Бад, что там у вас твориться? – заорал Рон Бэйли, весь похолодев, услышав о погибших.

Ответили ему ни сразу. До слуха начальника службы безопасности донеслась ругань, потом один за другим два громких резких хлопка. Их было ни с чем не спутать. Пистолетные выстрелы!

- Бад! Мать твою!

- Сэр, один из ублюдков подобрался слишком близко! Я всадил ему две пули в переносицу! Но он, ни черта не сдох! Я пнул его… Он упал с лестницы вниз, но опять встал и сейчас поднимается.

- Бад, объясни толком! Какого дьвола вы там…

- Да… Чёрт! Да отвали ты от меня!

Послышался звук борьбы, затем раздался истошный крик и связь оборвалась.

- Бад! Слышишь меня?! Бад… Чёрт побери!

Рон Бэйли встряхнул коммуникатор. Он едва пересилил желание шарахнуть средство связи о стену. От невозможности контролировать ситуацию все внутри кипело.

Передатчик неожиданно резко ожил и Уолкер, всё также тяжело дыша, торопливо, но гораздо тише чем раньше заговорил:

- Сэр, я вышел на четвертую палубу. На нас напали. Джон погиб. Я заперся на посту охраны. Они вокруг. Их тут чертовски много. Не знаю, как теперь выбраться.

- Бад, успокойся, - заговорил Рон Бэйли тоном, как ему казалось, способным умиротворить, даже буйно помешенного, хотя самого его внутри всего так и трясло. – Давай-ка, по-порядку. Что там случилось?

- Сэр, мы вошли в сектор С-114. К пробоине не подобраться – там месиво из металла и все раскалено. Жар палит волосы на расстоянии в полусотню шагов. Полно трупов вокруг и фрагментов тел. Но сэр… Они живые! Они двигались, черт их возьми!

- Что значит, двигались? – сдавленно прохрипел Рон Бэйли.

- Трупы, сэр! Они были живые! Я понимаю, как это нелепо звучит. Но я не свихнулся и галлюцинациями не страдаю! Там были живые мертвецы! Как иначе назвать их я не знаю! Как только мы появились, трое пошли к нам. Господи… Они выглядели ужасно. Живой человек с такими ранами не мог бы идти. А потом появились и половинки. Сэр, просто верхние части людей! И они ползли к нам. Я могу допустить, шок там, к примеру… Когда ноги человек теряет. Но тело одного было разорвано пополам по пояс, а у другого ещё выше - на уровне груди. За ними кишки волочились! Но они все равно двигались!

- Бад, остановись-ка, притормози! – вскричал Рон Бэйли. - Что ты несешь? Как такое может быть?

- Я не знаю, сэр. Говорю как есть, как сам видел.

- Ладно, хорошо. Что там с нашими людьми?

- Мы не знали сначала, как они опасны эти мертвые ублюдки. Первых двух подпустили слишком близко. Они вцепились в Гарри. Разорвали ему глотку и лицо. Мы начали стрелять, но эти уроды и не подумали сдохнуть. Смита укусил за ногу один ублюдок, подкравшийся сзади. У него не было обеих ног по колени, так что он полз, как и половинки. Смит упал. Мы с Джоном хотели утащить его, но с боку напали ещё двое ходячих. Джона укусили в ладонь и разорвали ему лодыжку. Мы не смогли вытащить ни Гарри, ни Смита. Сами еле убрались. Четверо мертвецов пошли за нами. Я тащил Джона сколько мог. Но едва поднялись по лестнице на четвертый уровень, напоролись на двоих. Они вцепились в Джона, как бешеные собаки. Его уже было не спасти. Я побежал в сторону поста охраны. Там никого… и дверь была открыта. Я заперся здесь.

Рон Бэйли слушал подчиненного не перебивая. Тело его покрылось холодным потом, мысли в голове путались и беспорядочно скакали. Были у него основания не доверять словам Уолкера? Возможно ли, чтобы у Бада съехала крыша?

- Бад, что сейчас происходит? Что ты видишь?

- Сэр, я сижу на полу и думаю, что лучше мне вообще не высовываться. Здесь в помещении есть свет и пара-тройка ламп горит на потолке в ближайшем коридоре. А дальше всё во тьме. Их тут рядом с постом охраны десятка два бродит. И я видел, прежде чем успел укрыться, черт знает сколько ещё теней дальше по палубе. Так что если я сейчас поднимусь и начну наблюдать, боюсь эти упыри меня заметят. А сейчас, они как будто бы забыли про меня.

- Ладно, Бад, а эти… мертвецы - сомалицы?

- Парочка из тех, что были в секторе С-114 - скорее всего. Остальные которых мы видели, судя по одежде моряки. А здесь на четвертой палубе – пассажиры.

- Ладно Бад, оставайся на месте. Мы попробуем вытащить тебя, - сказал Рон Бэйли.

- Хорошо, сэр. Но будьте осторожны. Мы стреляли в них на поражение и никакого толку. Уже мертвое не возможно убить.

* * *

Проводив взглядами Марвелла, Лэйла и Софи, собирались уже было идти обратно и помогать остальным наводить порядок в опустевшем баре, как вдруг с дальней оконечности Променада раздался громкий пронзительный крик. В нём было столько ужаса и боли, что девушек обдало волной леденящего страха. Затем, послышались ещё крики. Раздавались они с дальней оконечности Променада, там где располагался аква-тетар. В мгновение ока улица заполнилась бегущими людьми. Все были страшно напуганы: кто-то кричал, кто-то плакал, матери, подхватив детей на руки, пытались выбраться из начавшейся давки. Торговцы и работники заведений, крайне встревоженные происходящим, начали спешно закрывать свои магазины и клубы. Некоторые, были напуганы до такой степени, что укрывались внутри и запирались или же, бросив всё, бежали с толпой. Но были и такие из работников, кто невзирая ни на какую кутерьму, взорвись хоть бомба, начнись хоть обстрел, действовали по привычной и отработанной схеме. Одним из таких людей была Джуди Хайт. Её громкий пронзительный голос ни с каким другим нельзя было спутать. Эта импозантная дама управляла одним из расположенных здесь фитнес-центров. Спорила миссис Хайт со своей помощницей Сарой Милз относительно того, нужно ли подключать сигнализацию или не стоит. Сара уверяла, что не стоит, но Джуди по своему обыкновению давила на подчиненную, так что через пару минут, Сара наверняка бы сдалась, как это обычно случалось в любом из их споров.

Душераздирающий крик, раздавшийся невдалеке, заставил Лэйлу и Софи вздрогнуть. У девушек едва не остановились сердца, настолько страшен и неожиданнен был этот вопль. Взглянув вправо, они увидели Марвелла. Зажимая правой рукой запястье левой, он бежал обратно к бару. Позади него медленно шли, скорее даже тащились четверо незнакомцев. Трое мужчин и одна женщина. Одежды их были порваны и заляпаны кровью.

Девушек охватил какой-то парализующий ужас. Замерев на месте, едва держась на ставшими вдруг ватных ногах, они смотрели, то на Марвелла, то на четверку. Через несколько секунд до них дошло, что четверо незнакомцев не просто следуют за управляющим, а преследуют его. Но, как мог это делать вон тот мужчина с порванным в клочья горлом? У другого преследователя вместо левого глаза зияла темная дыра и была напрочь оторвана нижняя губа. Третий ковылял, припадая на правою ногу, левая же, до самого колена представляла собой обнажившуюся кость с небольшим количеством окровавленной плоти, раньше бывшей икроножной мышцей. В правую щеку женщины почти по самую рукоятку был воткнут столовый нож, но он, похоже, ни сколько не беспокоил её, как и правая рука, свисающая плетью и кем-то изрядно обглоданная от пальцев до локтя.

Отмечая свой путь каплями крови, Марвел добежал до бара и шумно хватая ртом воздух, ввалился внутрь. Прямо с порога он закричал:

- Закрывайте! Двери закрывайте!

Но девушки настолько оцепенели от ужаса, что даже не пошевелись. Кровь, стекающая из прокусанного запястья управляющего никак не желала уняться. Лицо Марвелла, бледное, покрытое бисеринками пота было перекошено от боли.

Лэйла первая вышла из ступора. Она схватилась за ручки дверей. Но её сил не хватило, чтобы быстро сомкнуть массивные створки. Мужчина с разорванным горлом ускорил свой шаг и вот, его руки уже тянуться к девушке через оставшийся между створками проём. Закрыть двери, было теперь невозможно. Лэйла отшатнулась назад, чтобы избежать прикосновения скрюченных пальцев. Увидев глаза незнакомца, девушка взвизгнула. Они были мутны и неподвижны. Таких глаз не может быть у живого человека. Даже у самого обдолбанного наркомана! И ещё это ужасная рана! Она сильно кровоточила, кожу и плоть, словно разорвали зубами. На месте кадыка зияло отверстие с неровными, мохрящимися краями.

- Помогите мне! – завопила Лэйла. Она все еще сжимала ручки дверей.

Софи, вся бледная, трясясь от ужаса, начала пятиться. Марвелл, согнувшись пополам от боли, пробежал дальше в помещение, спустился по лесенке в зал. Там, он облокотился о ближайший столик. Помочь девушкам он не мог, поскольку сам нуждался в помощи.

В этот момент до входа в бар добрался второй напавший – одноглазый мужчина с оторванной нижней губой. Он ухватился руками за створки дверей и начал тянуть их в разные стороны. Лэйла, в её неудобной позе, когда приходилось откидывать голову и верхнюю половину тела назад, чтобы избежать рук первого агрессора, не могла долго сопротивляться давлению. С проклятием, девушка отпустила обе ручки и отскочила назад, едва не сбив с ног Софи.

Двери бара с грохотом распахнулись и напавшие устремились внутрь. На подходе были уже третий мужчина и женщина с ножом в щеке. В этот момент на шум подбежали Стив и другой бармен: темнокожий здоровяк Лэнс родом из Пуэрто-Рико. В первое мгновение они застыли, пораженные происходящим: видом истекающего кровью шефа, а затем ужасающим видом «гостей». Затем, более решительный пуэрториканец Лэнс бросились вперёд. Он сцепился с первым из напавших мужчин, попытался вытолкать его. Это оказалось не просто. Противник повис на нем, намертво вцепившись холодными пальцами в одежду. В это же время одноглазый напал на бармена сбоку и впился зубами ему в левую руку чуть выше локтя. Лэнс заорал от боли. Кровь ударила сильной струёй. Пуэрториканец рывком высвободил руку, оставив в зубах упыря кусок рубашки и немалый шмот своей плоти.

- Ах ты, ублюдок! Сука! Мать твою!

Другой рукой Лэнс нанес обидчику резкий хорошо поставленный удар в челюсть. Одноглазый упал, но тут, же начал подниматься. Судя по всему, выпад бармена его совершенно не обеспокоил, не причинил никакой боли и вообще оказался бесполезен. Пуэрториканца это обстоятельство просто ошеломило. При росте почти в два метра и весе более ста килограмм, он всегда гарантированно вырубал противника, а если в исключительных случаях такого не происходило, по любому отбивал у оппонента всякую охоту к продолжению конфликта. Да, так было всегда. Но не в этот раз. Странный, ненормальный тип, уже где то получивший жуткие раны, словивший «кувалду» Лэнса, встал и пошёл на бармена, как ни в чем не бывало. Глаза его, словно мутные стекла, были неподвижны. На ум приходило одно: парень, чем-то обдолбался, как и другой его приятель. Но Лэнс, даже не представлял что это может быть за «дурь» такая, превращающая человека в подобие биомашины, ничего не чувствующей, ничего не боящейся, подчиненной, лишь одной никому неведомой цели.

С улицы в этот момент раздался пронзительный женский крик. Затем послышался перепуганный голос Сары Милз:

- Боже, мой! Миссис Хайт… Господи, она вас укусила!

- Сука! Чертова сука! – завизжала Джудит.

Послышался звук борьбы и опять пронзительный крик.

- Сука! Да что же ты кусаешься! Отцепись! Отцепись от меня!

- У вас кровь! Бежим, миссис Хайт! – ещё громче и пронзительнее закричала Сара. Господи, не надо с ними драться! Это не люди… Они мертвые!

Что там снаружи произошло было понятно. Привлеченные шумом и странной суетой возле входа в бар, управляющая фитнес-клубом и её помощницы подошли, чтобы посмотреть, что же происходит. За это любопытство Джудит Хайт, тут же поплатилась. Мужчина с покалеченной ногой и женщина напали на неё.

Джудит хрипло, страшно закричала, заплакала, затем послышался торопливый и удаляющийся стук каблуков. Только, вот было не понятно, убегала Сара одна или вместе с начальницей.

Стив, оказавшись перед лицом сразу двух противников, растерялся. Если уж Лэнс с его пудовыми кулаками не утихомирил непрошеных гостей, то куда уж ему с его более чем скромными физическими данными и нулевым опытом в драках.

- В кухню! – заорал вдруг Марвелл. – Быстрее, все туда!

Оценив ситуацию и поняв, что бороться за вход в бар бесполезно, он принял единственно правильное решение. Лэйла бросилась к нему на помощь, поскольку видела, что шеф сильно шатается, а кровь идёт из его раны чуть ли не ручьём. Стив тащил за собой Софи, ноги которой подгибались и почти совсе не держали её. Лэнс отступал последним. Так, обходя столики, они продвигались в ту часть заведения, где была дверь, ведущая в хозяйственную часть бара. Двое агрессоров с перемазанными кровью ртами шли следом. Двигались они не особенно быстро, но пугающе целеустремленно, неотвратимо, как приговор судьбы. В бар вошла ещё и женщина. Вилка всё также торчала в её лице. Четвертый из группы напавших, видимо преследовал работниц фитнес-клуба.

Лэнс чувствовал сильную тошноту, рана его горела огнём, голова кружилась. Из-за этого, он несколько отстал от остальных. Где-то на полпути его замутило так, что пуэрториканец вынужден был опереться о стол. Первый из агрессоров приближался. До Лэнса донесся хриплый клекот в его глотке. Звук шаркающих шагов нарастал. Бармен схватил тяжелую декоративную вазу, выполненную из стекла, под хрусталь, такие стояли тут на каждом столе, и развернувшись обрушил её на голову преследователя. Массивное основание пробило череп в районе макушки. Кровь быстро заструилась по вискам, щекам и шее агрессора . Тот сильно пошатнулся, но устоял на ногах и ни издал при этом ни крика, ни даже стона. В застывших глазах не отразилось ничего. Боли для этой твари просто не существовало. Из полуоткрытого рта стекала кровь и зеленоватые слюни.

- Да кто вы такие?! – взвыл Лэнс и ударил снова. Потом ещё раз и ещё, превращая голову противника в кровавое месиво. После четвертого удара, направленного в лицо, мужчина повалился на пол. Вся его голова была изуродована: тут и там свисали куски кожи с пучками волос, вперемежку с разодранной плотью и осколками черепа. Переносица, куда пришёлся последний удар продавилась внутрь, а сломанный нос был свернут на бок. Но даже после таких увечий агрессор начал подниматься. Лэнс заорал и что есть силы, наотмашь ударил тварь вазой по лицу. Она разбилась, в руке бармена осталась только подставка. Повторно упавший мужчина начал снова вставать. Биомашина, лишенная эмоций, боли, души!

Лэнс начал пятиться при этом неистово крестился и бормотал молитвы, хотя никогда не считал себя добрым католиком и даже, уже не помнил, когда последний раз посещал воскресную службу. Более того, он часто сомневался в существовании бога. Наверное зря. Не есть ли то, что происходит сейчас наказание свыше за людские грехи? Люди его преследующие, вне всяких сомнений мертвы. Никакие это не наркоманы! И не умалишенные. За ним шли и тянули к нему руки ожившие мертвецы, зомби, воскрешенные после смерти какой-то сверхъестественной силой. Неужели на судне оказался бакор? И все эти сказки и легенды, что дома в Пуэрто-Рико рассказывают старики, над которыми он всегда снисходительно посмеивался на самом деле правда!

Изуродованный мертвец продолжал преследовать Лэнса. В это время из кухни выбежали несколько человек, которых встревожил шум и крики.

- Назад! Внутрь! – рявкнул Марвелл.

Они почти добрались. Но возле самой двери ноги управляющего внезапно подкосились. Лэйла не смогла его удержать и Марвелл повалился на бок. В результате, все кто двигались за ними вынуждены были остановиться.

- Помоги мне его поднять! – заорала Лэйла, поворачиваясь к Стиву.

- А как же Софи? – Стив вытаращился на девушку, потом начал бестолково моргать. Лэйла про себя выругалась. В ситуации, когда соображать нужно было быстро, бармен почему то начал тупить.

- Сначала Марвелла внутрь, потом остальных! – взвыла Лейла, с ужасом наблюдая, как троица зомби подбирается все ближе.

- Но Софи…

- Да оставь ты её! Мне помоги!

Наконец до Стива дошло. Он отпустил Софи, однако вопреки его ожиданиям она не упала, а прислонилась к стенке. Об ее испуге мог свидетельствовать только дикий взгляд и расширенные зрачки.

Стив, кряхтя от натуги приподнял Марвелла и перекинул его правую руку себе на шею. Под левую, управляющего подхватила Лэйла. Так, вдвоем они втащили шефа в открытую дверь. За ней в узком служебном коридорчике теснились две официантки Юнь-ли и Адель, а также помощник шеф-повара индонезиец Пэйн Джун и младшие работники кухни все до единого филиппинцы: Санди, Оросио и Грэй.

- Дорогу! – закричала Лэйла.

Увидев окровавленного шефа, все в испуге метнулись назад. Лэнс опрокинул на ближайшего мертвеца стол и пока тот, сбитый с ног вставал, ухватил Софи за руку и рывком втащил девушку внутрь.

- Дверь! – закричал Марвелл. – Закройте чертову дверь!

Лэнс отпустил Софи, даже немного подтолкнул её, чтобы она оказалась подальше в коридоре и ухватив ручку потянул дверь на себя. Одноглазый мертвец был уже рядом. Холодные жесткие пальцы вцепились в рукав рубашки. Лэнс ударил тварь ногой в грудь что есть сил. Одноглазый отлетел на пару шагов и растянулся на полу. Лэнс захлопнул дверь и до упора вкрутил задвижку замка. Тяжело дыша и обливаясь потом, пуэрториканец отступил от двери. В неё ударили, затем раздался скребущий звук. Он продолжался с минуту или около того, после чего шаркающие шаги начали удаляться.

- Нужно закрыть все входы! – заорал Марвелл. – Всё проверьте... О чёрт!

Сильная боль скрутила его живот и начала расползаться по всему телу. Управляющий захрипел и снова начал оседать. Лэйла и Стив и без того измученные не смогли его удержать. На помощь пришли Карл Люсьен и Пэйн Джун. Они подхватили шефа и потащили его на второй этаж в кабинет, где имелся большой кожаный диван. Все остальные: официантки, повара, пекари, работники кухни жались к стенам с испуганным и растерянным видом. Минуту спустя к Лэйле приблизился высокий худощавый итальянец с пронзительно черными глазами. Его звали Альберто и он занимал на кухне должность second cook.

- Что там произошло? – спросил он. – Что за люди хотели вломиться сюда?

- Я не знаю, - по телу Лэйлы прошла дрожь омерзения при воспоминании о внешнем отвратительном облике агрессоров. – Они преследовали мистера Марвелла. Ранили его в руку.

- Укусили, - с мрачным видом уточнил бармен Лэнс. Он всё ещё стоял в паре шагов от запертой двери и прислушивался к тому, что происходило по другую её сторону. – Меня тоже. Эти ублюдки пускают в ход зубы.

Морщась от боли, он начал снимать рубашку. Софи, стоявшая рядом, уже немного пришла в себя и начала ему помогать. Рана на плече выглядела страшно. Кожа прокушена насквозь до самого мяса и частично содрана, кровь сочилась и капала на пол, вокруг самой раны образовалась бледно-зеленоватая припухлость.

- Не нравится мне это, - пробормотал Лэнс. – Заразу бы какую не подцепить. Есть у нас в аптечке что-нибудь из антибиотиков?

- Тебе и шефу надо к врачу, - сказал филиппинец Суан, выполнявший обязанности first cook.

- Надо, - согласился Лэнс. – Да только, там бродят эти… Я бы не рисковал выходить.

- Да кто, они такие?! – вскричала официантка Адель с нотками истерики в голосе.

- Мертвецы, - бросил пуэрториканец.

- Что?! – рассмеялся Альберто. – Шутишь?

- И не думал. Это ожившие мертвецы. Зомби, если угодно.

- Ты бред какой-то несешь. Чушь собачья!

- Да? А ты видел их? Выйди и полюбуйся.

- А вот и выйду, - решительно произнёс Альберто. - Возьму только что-нибудь потяжелее.

- Нет! – Лэйла вцепилась в рукав его форменной поварской куртки. – Не надо! Они очень странные. Лэнс скорее всего прав.

- Да в чем он прав? Что это там зомби? Ты то, хоть не гони! Я понимаю, перепугалась и всё такое… Ещё раз повторяю – это чушь полная. Там парочка наркоманов психованных. Предлагаю выйти и навалять им, как следует.

- Ещё, нужно охрану вызвать, - подал голос кто-то из младших работников.

- Правильно, - кивнул Альберто.

Он решительно направился к аппарату связи, расположенному в нише на стене в противоположном конце коридора.

- Пойдём, займемся твоей раной, - сказала между тем Софи, обращаясь к Лэнсу.

Они прошли мимо итальянца, пытавшегося связаться с офицером, отвечающим за порядок и безопасность на их палубе и поднялись по лестнице на второй этаж. Лэйлу между тем засыпали вопросами.

- Я не знаю, что ещё сказать! – воскликнула девушка. – Их было четверо. Трое мужчин и женщина. Все из числа пассажиров. Когда я их увидела, они уже все были в крови, а в лице женщины торчал столовый нож.

Кто-то из официанток при этих словах вскрикнул. Скорее всего впечатлительная филиппика Адель.

- Как и где они напали на Марвелла, я не знаю, - продолжила Лэйла взволнованно и сбивчиво. - Думаю где-то недалеко от бара, потому что он вернулся всего через несколько минут, как ушёл. Эти люди очень странные. Как они ходят, я не понимаю. Раны у них… Вы бы видели их раны! У меня в голове не укладывается… Лэнс прав наверное – это мертвецы. А кто ещё может быть? Как живые люди с такими ранами могут ходить? А ещё, Лэнс дрался с одним и разбил ему голову вазой. Проломил череп. Но этот человек словно и не почувствовал этого. Как, скажите такое может быть?

Закончив, Лэйла замолчала и начала мерить нервными шагами коридор. Вопросов ей больше не задавали. Все были угрюмы и подавлены.

- Мистер Марвелл кричал, что надо закрыть все двери, - вспомнил вдруг Суан, прервав тем самым затянувшуюся паузу. – Давайте сделаем это. Зомби там или просто какие-то психи, нам лучше обезопасить себя, пока охрана не прибудет и не разберётся.

- Постойте-ка! – воскликнула Адель. – Зачем нам здесь запираться? Давайте просто убежим.

- А я предлагаю скрутить этих, так называемых зомби! – воскликнул филиппинец Хуан, работавший в должности cook Trainee. – Их всего четверо, а нас тут больше двадцати человек. Почему мы должны прятаться или убегать?

Его поддержал коллега Скай Пелле. Кто-то высказался за это же, кто-то начал спорить. И тут с лестницы раздался голос Софи:

- Идемте наверх. Вам надо это увидеть.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.9 / голосов: 17
Комментарии

чуствую эпик

Быстрый вход