Сталкер Ёся. Сказ первый. Кордон.

Зона горазда на шутки и каверзы. Это вам любой сталкер скажет. Только вот чувство юмора у неё порой какое-то черноватое, с подковыркой, а то и летальным исходом, что, прямо скажем, ни разу не смешно. Хотя брат сталкер хорошую шутку ценит и даже готов посмеяться при случае.

- Внимание, анекдот!

Пьяненький голос разнёсся в вечернем воздухе, но тут же, поперхнувшись, умолк. Разговоры вокруг костра стихли. Сталкеры во все глаза разглядывали несуразную фигуру, возникшую из сумерек. Фигура неуверенно топталась на месте. Новички всегда привлекали внимание матёрых бродяг, а этот особенно.

Гробовую тишину нарушил кто-то из сталкеров, негромко хрюкнув. Его немедленно поддержал второй. Третий, оказавшийся совсем несдержанным, громко и неприлично заржал.

- Здрасте, - вежливо сказала фигура, вступая в круг света, - я к вам.

Новичок оказался длинным и худющим нескладёхой. На младенчески невинной физиономии расположились голубые глаза, глядящие вокруг с неуёмным любопытством. Голову окружал ореол всклокоченных соломенно-жёлтых волосёнок, и довершали картину два розовых оттопыренных уха, что торчали подобно локаторам и чутко вздрагивали при каждом звуке.

- Да ну? – пьяно удивился любитель анекдотов. - И как же ты тут оказался, чудило?

- Я это… - замялся паренёк, – с проститутками приехал.

Любитель анекдотов выронил стакан (причем полный), и все поражённо взялись разглядывать густеющую темноту за спиной долговязого чучела, отчаянно надеясь обнаружить там небольшой взвод гулящих баб, сброшенных к ним на Кордон добрым боженькой. К их великому сожалению там было пусто и тихо.

- Какого хрена ты мелешь?! – обозлился бородатый сталкер, грозно подымаясь. – Какие проститутки?

- Ну, из города, которые, - ответил парень. – Офицеры заскучали, вызвали к себе на блокпост. Меня по пути подобрали, попросили дорогу показать. Я и согласился, что мне трудно? Всё равно сюда шёл. Потом все на девочек пялились, а я пролез в Зону.

- И какого рожна ты здесь забыл? – осведомился бородатый.

- Ну-у… - замялся парень. – Как все… в эти… сталкеры.

- А мы тебе на кой?

- Научить, показать. Ведь это же деревня новичков? Я не ошибся? – забеспокоился чудик.

Сталкеры у костра, судя по их виду, охренели окончательно и бесповоротно.

- Ты идиот? - вкрадчиво поинтересовался один из них. - С чего ты, придурок, взял, что кто-то будет тебя тут нянчить? Может ты решил, что здесь нечто вроде кадетского корпуса для новичков?

- Э-э-э, мнэ-э, - тянул парень, ошарашенный таким обилием вопросов.

- Вот что, - решительно поднялся бородатый. - Вали-ка на хрен отсюда к своим проституткам, тебе тут не место, понял? Марш!

Парень, молча, повернулся, и побрёл в темноту.

- Эй! - крикнул вслед любитель анекдотов. - Тебя как звать то, чудик?

- Ёся, - шмыгнув носом, ответил парень, и с надеждой посмотрел на него, надеясь, что позовут назад.

Но сталкеры, для которых не было ничего святого, грянули таким хохотом, что робкая надежда тут же угасла.

«Видно придется одному, - мрачно думал Ёся, бродя по деревне и периодически натыкаясь на деревья и заборы. - Что там мне Снежана говорила о сталкерах? Какие-то болты… или это она о своем… не помню. И зачем я пялился на ее…»

На этом размышления Ёси резко оборвались, так как нога, не найдя опоры, провалилась в пустоту, коварно увлекая за собой тело. Ёся с жалобным воплем покатился по каким-то ступенькам вниз, врезался головой в железную дверь и затих.

Привели его в чувство голоса, раздававшиеся откуда-то сбоку.

- Как Меченый… - прорвался сквозь забытьё в большие Ёсины уши один голос.

- Ну, ты сравнил хрен с пальцем! - возмутился второй, хриплый и грубый. – Не, ну глянь, глянь на это недоразумение!

- Да вижу я! - спорил первый. - Просто лежит на этом же столе и в таком же отрубоне, аж жуть берет. Ты посмотри лучше на руки, там татуировки заветной нет?

В этот момент Ёся решил прийти в себя и открыть глаза. Мало ли чего там этот Меченый натворил, раз его так боятся. Еще примут за него да пристрелят. Ёся слышал у сталкеров с этим быстро.

- Я не он! - забормотал Ёся, распутывая свои длинные конечности. - Не тот про кого! Я его… кхе, кхе… не того!

- Бредит болезный, - опасливо сказал обладатель хриплого голоса, пожилой крепкий мужик с глазками прожженного торгаша. – Отойди, еще кинется.

- Ты всегда был трусоват, Сидорович, - ухмыльнулся второй, молодой парень с суровым лицом. - Не видишь, паренек сам напугался твоей мерзкой физиономии.

- Вот и пусть валит, откуда принесло, - пробурчал Сидорович, тем не менее, не приближаясь к столу.

- Ты что ли Ёся? - спросил молодой, повернувшись к Ёсе.

- Да, а чё? – ответил, поднимаясь, наш долговязый герой.

- Да ничё, - невинно ответил тот. - А позволь узнать ваше полное имя.

- Завязывай, Странник, - вмешался недовольный Сидорович. - Пусть это мясо дальше топает. На кой ляд тебе его имя?!

- Ты, Сидорович - бездушная скотина! - наставил на него обвиняющий перст Странник. - Я уже торчу здесь два дня и умираю от скуки! Я просто обязан узнать полное имя нашего юного друга. Так, чисто ради образования.

- Мое полное имя Иосиф, - встрял Ёся.

Спорщики умолкли и воззрились на него в ожидании. Лицо Сидоровича подергивалось, а Странник глядел с радостным изумлением.

- А папеньку вашего не Виссарион звали? - вкрадчиво спросил, наконец, Странник.

- Нет, - с достоинством ответил Ёся, - его звали Кшиштоф.

Сидорович поперхнулся. У Странника был такой вид, будто он собирается захлопать в ладоши.

- Та-ак. Иосиф Кшиштофович, стало быть, – восторженно протянул Странник. - Отлично! А фамилия?

- Не уверен, что хочу это услышать, - проворчал Сидорович, выжидательно глядя на Ёсю.

Ёся маялся, теряясь в догадках, что же так взволновало его собеседников.

- Смелее, мой юный друг! - подбодрил его Странник.

- Моя фамилия Пчёлко-Сухозад! - выпалил Ёся.

Через полчаса, выслушав все унизительные реплики и обидное ржание, красный как маков цвет, но счастливый Ёся выбрался на улицу. Он волок за ремни старенький рюкзак и вертел в руках потертый ПМ. Забравшись в первую попавшуюся развалюху, парень сложился примерно втрое прямо на полу, и мирно уснул в обнимку с рюкзаком.

Проснувшись, Ёся умял банку кильки в томате, найденную в рюкзаке и с гордо поднятой головой вышел из деревни новичков. Выбравшись на дорогу, он размашисто зашагал вперед, бдительно тыкая пистолетом во все попадавшиеся по пути кусты и приговаривая: «Бах! Бах!»

Вдруг из очередных худосочных зарослей выскочил белесый зверь со страшной, сморщенной безглазой мордой. Ёся оторопело уставился на него, забыв про пистолет. В кустах зашуршало, и на дорогу выскочил еще один зверь, и еще. Через две минуты перед Ёсей стояло около десятка слепых псов, напружинившихся, принюхивающихся.

Собаки были несколько обескуражены поведением жертвы, а точнее отсутствием поведения как такового. Они зарычали, видимо, подбадривая друг друга и ловя охотничий настрой. И тут Ёся вышел из ступора и заорал. Громко. На очень высокой ноте. Собаки замерли. Ёся набрал в грудь воздуха, и выдал новую руладу, перейдя практически на ультразвук.

Тут у собак сдали нервы, и, не выдержав ужасных режущих уши звуков, они бросились врассыпную. Причем два мутанта попали в мясорубку, и их останки разметало на пять метров вокруг.

Перепуганный Ёся этого уже не видел, потому как бежал сломя голову, куда глаза глядят. Правда, бежал он не долго. Как обычно в таких случаях, его левая нога зацепилась за правую, и наш бесстрашный герой грохнулся на землю.

Прочухавшись и потирая нос, Ёся уселся и вдруг увидел еле заметное дрожание воздуха в двух шагах впереди. «Аномалия! - догадался он. - Ух-ты!» Резво вскочив на ноги, Ёся принялся обходить аномалию по периметру, ожидая, что вот-вот из нее вывалится какой-нибудь ценный артефакт.

Нарезая седьмой круг, он услышал неподалёку приглушенные стоны. Бросив обиженный взгляд на аномалию, и мстительно плюнув в нее, Ёся пошел на звук. Он уже не видел, как за его спиной что-то мягко сверкнуло, и аномалия выплюнула в ответ крупный и очень красивый «Каменный цветок».

У подножия холма валялся в кустах мужик в трениках, кожаной куртке и черной вязаной шапчонке из тех, что юморной народ ласково называет «пидорками». Обхватив живот руками, мужик причитал:

- Братаны, я маслину поймал! Ну, дайте аптечку в натуре!

Ёся поспешил на выручку, и в очередной раз, запутавшись в собственных конечностях, упал, ткнувшись лицом в красную коробочку с крестом на крышке. «Круто!» - подумал Ёся и, подхватив коробочку, протянул её мужику. Тот сделал неуловимое движение рукой, и аптечка исчезла, а повеселевший дядька вскочил на ноги. «Невероятно!» - удивился Ёся. «От лошара!» - подумал мужик.

- Гоп стоп, – замурлыкал бандит. – Слышь, птенчик, бабки есть?

- Ага, - кивнул Ёся. - Одна в Николаеве, а вторая в Кракове живет.

И для убедительности махнул пистолетом в сторону мародёра, уточняя место жительства своей бабушки. Мародёр шарахнулся в сторону, оступился и упал. При падении крепко приложился головой о ствол дерева и моментально отключился. Ёся растеряно огляделся, словно надеясь увидеть россыпи красных коробочек, но ничего такого не нашёл. Тогда он заботливо усадил мародёра в небольшую жадинку, прислонил к дереву и, удовлетворённо улыбнувшись, зашагал к железнодорожной насыпи, видневшейся вдалеке.

Рядовой Вороненко тоскливо вздохнул и покосился на красную лоснящуюся морду прапора.

«Вот гад, опять накидался белой, дрыхнет! - думал Вороненко. - А ты тут стой как памятник идиотизму и охраняй начальство».

Рядовой повернул голову влево. Там, прислонившись к ржавому боку древнего УАЗика, бдел рядовой Черевичкин. Вправо смотреть не хотелось, справа торчал свято соблюдающий устав Алибердыев. Зачем на него смотреть, и так ясно, что справа враг не пройдет.

Вороненко еще раз обвел очумелым от скуки взором окрестности, и вдруг увидел прямо на дороге приближавшуюся нескладную фигуру с пистолетом в руке. Пока рядовой мучительно соображал, справа предпринял уставные действия решительный Алибердыев.

- Стой, стрелять буду! - гаркнул он.

- Не надо, - попросила фигура и остановилась.

- Гы-ы - прокомментировал Черевичкин.

- Руки за голову! Бросить оружие! На колени! Два шага вперед! - надрывался Алибердыев, энергично тыча автоматом в сторону фигуры.

Ёся, а это был именно он, последовательно выполнил все вышеуказанные приказы. Хотя шагать коленями было довольно неудобно, он выполнил всё в точности, сопя и хлопая белыми ресницами. Подползя к Алибердыеву, он выжидающе посмотрел на этого страшного человека. Вороненко заржал, разбудив при этом начальство.

- Мммать! Че за нах?! Переммать! - завозился прапор.

- Нарушитель, трищ прапорщик! - доложил Алибердыев.

- Хде? А! Кто нах такой?! - вопросил прапор.

- Я от Снежаны, с приветом и посылочкой - вежливо скалясь, ответил Ёся.

- Ма-а-алчать!!! - заорал прапор и, схватив ошеломленного Ёсю, поволок его в сторонку.

- Что ж ты как салага, при всех то? - забубнил прапор, отряхивая Ёсю и просительно глядя ему в глаза. - Где там посылочка заветная?

Ёся вытащил из внутреннего кармана небольшой пакет, набитый каким-то сеном и передал прапору. Прапор воодушевился. Прапор возликовал. Он схватил пакет и проворно спрятал за пазуху. Непрерывно стряхивая с Ёси невидимые пылинки, потащил на другую сторону насыпи.

- Иди по этой дороге и попадешь на Свалку, - напутствовал он парня.

Вороненко с Черевичкиным изумленно наблюдали, Алибердыев страдал.

- Алибердыев! - рявкнул прапор. - Немедленно верни этому замечательному человеку его оружие! Выполнять!

- Ну, трищ прапорщик - заныл рядовой. - Нарушитель же...

- Чиивоо? - вызверился прапор. - Пререкаться со старшим по званию?

Алибердыев проникся, испуганно подскочил и протянул Ёсе пистолет.

Ёся сделал ручкой на прощание и побрел по дороге, размышляя, зачем ему Свалка, он же не бомж какой-нибудь. Потом решил, что прапор это сказал для конспирации, чтоб никто не догадался.

Дорога была старая, разбитая, кое-где поросшая жесткой травкой. Ёся жмурился от неяркого солнышка и любопытно поглядывал по сторонам. Вдали слышался веселый перелай, рыканье и иногда звуки грызни. Но сами собаки в поле зрения не показывались, чему Ёся был только рад.

Впереди, по обеим сторонам дороги показались какие-то полуразрушенные строения. Ёся остановился в нерешительности, и принялся рассуждать сам с собой в какую сторону свернуть, и надо ли сворачивать, или может ну их, эти руины.

«Так, слева, похоже, ферма, чего я не видел на ферме? Во-первых, воняет, во-вторых, доярки эти бесцеремонные, хотя какие тут доярки? А вдруг есть?»

Тут Ёся отчетливо услышал негромкое хрюканье со стороны фермы.

«Фу-у, свиньи! Нет, не пойду! А там похоже на дом, а где дом там люди, а где люди там еда, решено! И к тому же в доме не воняет, как на ферме».

В доме смердело, да так, что у Ёси глаза заслезились. Воняло перегаром, свежайшим навозом и немытыми подмышками. И еще чем-то неподдающимся описанию. Прямо в дверном проеме в куче вышеупомянутого навоза лежала непонятная коричневая хреновина, бывшая когда-то живым существом.

Ёся осторожно потыкал хреновину палочкой, та не подавала признаков жизни. Тогда парень вошел в дом. Внутри не было ничего интересного, ни еды, ни людей, только деревянная лестница, просунутая в люк на потолке.

А вот там было уже интереснее. На чердаке валялся в углу грязный, оборванный и абсолютно мертвый мужик. Его страшная морда с раззявленным ртом была покрыта синюшными пятнами, глаза широко раскрыты. Рядом валялись три пустые бутылки из-под водки, четвертая початая стояла неподалеку. Воняло здесь совсем уж невозможно.

Ёся пережил страшные полторы минуты, во время которых сменил несколько решений, таких как: «вызвать полицию», «позвонить 03 и МЧС» и «бежать на фиг подальше». Победил голод.

«А вдруг этот дядька не испытывал аппетита перед тем как помереть? - рассуждал Ёся. - Может быть такое? Может!»

И наш герой, стуча зубами и урча брюхом, подошел к мужику и присел рядом. При ближайшем рассмотрении под головой у трупа оказалась горизонталка Иж-58 МА 12 калибра. Отличное такое старое ружье. С таким же Ёсин папа любил пострелять уток. Кроме того, в синюшных пальцах труп сжимал потрепанный рюкзак, явно чем-то набитый.

Ёся осторожно потянул рюкзак, и вдруг труп моргнул. Похолодевший от суеверного ужаса Ёся, продолжал машинально тянуть рюкзак к себе. Тогда «труп» перешел к более решительным действиям. Он моргнул еще пару раз, всхрапнул и промямлил:

- Динах!

- Че? - оторопел неудавшийся мародер Ёся.

- Иди на хкх…кх - закашлялся «труп». – Хрен ли надо? Кх.. кх

Единственные действия, на которые оказался способен наш герой – плюхнуться на свою костлявую задницу, не выпуская впрочем, из рук лямки рюкзака, принадлежавшего «трупу», и, выкатив глаза, рассматривать оппонента.

Тот не спеша сел и воззрился на Ёсю красными, мутными глазами. Потом выдохнул на него облако мощнейшего перегара, валившего наповал. Ёся отшатнулся и наконец, выпустил рюкзак.

- Бычок - сказал «труп».

- А-а-а - глубокомысленно протянул Ёся.

- Хрен на! Зовут меня Бычок - сварливо ответил мужик. - Подай флакон и доставай микрофоны.

- Эмммм...

- О да ты глухонемой что ли? От же ж бедняга! - поразился Бычок и сунул Ёсе бутылку. - На вот, болезный, прими водицы огненной.

Ёся отрицательно помотал головой. Он вообще не был любителем употреблять спиртное. К тому же рожа Бычка никак не могла служить рекламой местной алкогольной продукции.

- Ушибу, собака - спокойно пообещал Бычок и зверски сморщил свою синюю физиономию.

Ёся проникся, схватил бутылку и сделал большой глоток. Прокашлявшись и утерев слезы, он увидел что Бычок, одобрительно кивая, протягивает ему помятую железную миску полную черно-синего месива.

- Чтт... что это? – выдавил Ёся.

- О, мля! Вылечился! Заговорил! - развеселился мужичок. - Да ты закусывай, закусывай. Свежайшая ежевика, прямо с куста! Ну, вчера была... или позавчера... или...

Бычок почесал лохматую голову. Ёся зачерпнул горстью изрядно забродившую ежевику, запихал в рот. Его румяное младенческое лицо моментально окрасилось зловещими синими пятнами.

- Ну, и как тебя люди добрые величают? - осведомился Бычок, отбирая у Ёси ежевику.

Как только добрые люди Ёсю не величали! Он навскидку мог припомнить десятка два прозвищ, которыми его награждали пресловутые добрые люди. Его называли и «глистом», и «дрыном», и «чахой», и «макароной». В конце концов, Ёся решил ограничиться именем собственным.

- Ёся, - представился он.

- Дурацкое имя! - резюмировал Бычок. - Хотя мне, собссно, пох. Выпьем, Тося!

- Я Ёся! - возмутился тот.

- Пох, - повторил мужик. - Вот допьем флакон, и с утра по росе на Свалку. Засиделся я тут, понимаешь, Мося?

- Я не Мося, - еле ворочая языком, промямлил Ёся и повалился на пол.

- Хилый какой-то, - прокомментировал Бычок.

Через полчаса бутылка и ежевика закончились, а на чердаке валялись уже два тела с синюшными пятнами на рожах.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.3 / голосов: 20

Быстрый вход