Сталкер Ёся. Сказ третий. Росток.

- Не пойму, – задумчиво цедил Бычок. – Ну откуда он там взялся? Спрятать такой ценный артефакт на дереве мог только полный кретин.

Добытый Ёсей «Лунный свет» не давал ему покоя. Приятели миновали долговский пост на Свалке и топали по дороге на Росток.

- Может сверху упал? – предположил Ёся. – Застрял в ветках.

- Сверху? – Бычок почесал мохнатое ухо. – Точно! Аномалия в воздухе. Сверху! Она сдохла и выпустила артефакт, он свалился и застрял в ветках. Я такой умный!

Ёся с сомнением посмотрел на него, но промолчал. Они обогнули стоявший посреди дороги ржавый грузовик и остановились.

- Там кто-то висит, – дрожащим голосом сказал Ёся.

- Что? А, забудь. Он давно там висит, это Халява – преступник.

- И что же он сделал?

- Попытался смыться, не заплатив за выпивку, – усмехнулся Бычок.

Ёся с ужасом посмотрел сначала на преступника, потом на напарника.

- И это все? За это его повесили?

- Э-э-э, мой друг, этого вполне достаточно! Халявщиков никто не любит.

- А мы? – спросил Ёся.

- Что мы?

- Ну, мы же вот ходим по Зоне, собираем артефакты. На халяву. Наживаемся на ней и ничего.

Бычок посмотрел на него, как на идиота.

- И до хрена ты нажился? – полюбопытствовал он. – Кроме того не забывай, что за каждый прожитый здесь день, за каждый найденный артефакт, ты платишь Зоне дань своим здоровьем, нервами и кровью. А там глядишь и вовсе пойдешь на удобрения.

- Я как то об этом не подумал, – признался Ёся.

- Ну, так подумай на досуге, а теперь заткнись и не мешай мне производить разведку.

Ёся с готовностью кивнул и тут же спросил:

- А чего разведывать?

Бычок в раздражении закатил глаза:

- Да будет тебе известно, слабоумное ты создание, возле Ростка крутится чертова прорва слепцов и псевдособак. А поскольку я в нашем дуэте самый вменяемый, то разведываю оптимальный маршрут в обход этого мутагенного стада!

Ёся обиделся на «слабоумное создание», и наконец, замолчал. Бычок некоторое время прикидывал что-то на пальцах, бормотал и оглядывал окрестности. Потом безнадежно махнув рукой, направился вперед.

- Готовься, Уза, – сказал он, – возможно, придется пострелять, но патронов мало, так что приготовься на всякий случай еще и побегать. Добежим до блокпоста, будем жить. О, а может, споешь?

- Ты велел мне заткнуться.

- Ох, простите, барышня, мою грубость и неотесанность! Можешь записать меня в поклонники твоего таланта.

- Ты меня достал!

- А уж ты мне как дорог!

Так, за милой дружеской беседой напарники добрались до дерева с висельником.

- Ф-ф-фух-х-х, вроде пронесло – оглядываясь, сказал Бычок. – Вот уже и блокпост недалеко.

Но как говорили умные люди «Не говори гоп».

- Глянь, Бычок, там что-то катится. – Ёся указал влево.

Бычок посмотрел, и улыбка сползла с его побледневшей физиономии.

- Псевдопсы, – упавшим голосом сказал он. – Шесть, нет, семь штук и около десятка слепцов. До блокпоста не успеть. Мы покойники.

Он тщательно прицелился и снял первого пса. Выстрелил еще раз, промахнулся. Мерзкие твари были уже в десятке шагов.

- Пой, Уза! – заорал Бычок, лихорадочно перезаряжая ружье. – Пой как в школе, урод, если хочешь жить!

Ёся вздрогнул, широко развел руки, взбрыкнул ногой и затянул высоким фальцетом:

«Валенки, да валенки…»

Мутанты, ошарашенные невиданным звуковым сопровождением жертв, заметались у сталкеров под ногами. Они уже толком не соображали, кто свой, а кто обед, поэтому запускали зубы в первого на кого натыкались в этой свалке. Один из слепцов наткнулся на Ёсю и незамедлительно вонзил зубы ему в ногу. Ёся заорал, покрыв все свои вокальные рекорды, и выхватил из кармана пистолет, выстрелил. Как ни странно попал, впрочем, с такого расстояния промахнулся бы только полный идиот. Напарники забегали кругами, подпрыгивая и высоко задирая ноги, Бычок успевал еще и стрелять. Ёся вдруг впал в совершенно невменяемое состояние и завопив - «По морозу босиком к милому ходила!» - расстрелял по противнику весь свой боезапас.

Бычок к тому времени тоже поизрасходовался, поэтому принялся, ругаясь крушить черепа и ломать ребра вражин тяжелыми сапогами и прикладом. На дороге царил хаос и жуткая какофония. Орал дурным голосом про дырявые валенки Ёся, издавал хриплые боевые кличи Бычок, собаки рычали и выли как демоны, вырвавшиеся из ада. И вдруг все стихло. Только Ёся, крепко зажмурившись и сжимая бесполезный пистолет, ухарски размахивал длинными ногами уже рядом с блокпостом, оглашая окрестности развеселой песней. Бычок отдышался и пошел ловить разошедшегося напарника.

- Все, все, Уза, – хватая Ёсю за плечо, прохрипел Бычок.

- Валенки, да валенки, – настаивал Ёся.

- Да все уже, кретин! – хохотнул Бычок и слегка двинул напарника в живот.

- Бяк! – сказал тот и замолчал, тяжело дыша.

- Здрасте! – Бычок помахал долговцам. - Вольные сталкеры Бычок и Уза просят разрешения на проход в «Сто рентген».

Долговцы не реагировали. Напарники переглянулись и рискнули подойти поближе. Наконец один из хозяев Ростка снял с лица защитную маску. На лице его преобладали выпученные глаза, небритая отвисшая челюсть и общее охреневшее выражение.

- Не верю, – пробормотал он. – Сам видел, но все равно, не верю. Что это сейчас было?

- Вокально-инструментальный ансамбль «Цезий», - поклонился Бычок, – с гастролями.

Он чувствовал невероятный душевный подъем и бесшабашность. Ему хотелось шутить и смеяться. Может быть даже петь. Про валенки.

- Это было нечто, мужики! – снимая маску, сказал второй долговец. – Я пять лет в Зоне, всякого повидал, но такого…

Он развел руками.

- Командир двадцать седьмого квада Долга, Змей, – опомнившись, представился первый. – Даю разрешение, проходите.

Напарники миновали блокпост и уже порядочно удалились, когда Змей крикнул:

- Эй, сталкеры! Забыл сказать. За уничтожение опасных мутантов в непосредственной близости от завода Росток вам положена премия.

- В размере? – подначил Бычок.

- Не обидим, – весело крикнул долговец. – Скажете Бармену, что вы от Змея.

- Классно! – обрадовался Ёся. – Теперь-то наверное пожрем?

***

- Не вздумай петь в баре, – спускаясь вниз по ступенькам, напутствовал напарника Бычок, – пристрелят на хрен.

- Ты же сказал, на входе оружие отбирают.

- Бармен пристрелит или охрана его. А твое пение приравнивается к оружию, – заржал Бычок.

Ёся неуверенно улыбнулся. Они остановились возле зарешеченного закутка, в котором сидел неприятный тип с брезгливым выражением лица. Отобрав у сталкеров оружие, он рявкнул:

- Проходи не задерживайся!

Бычок поморщился, и стал спускаться, нарочито громко топая, чтобы позлить привратника. Ёся задержался.

- А почему? – любопытно спросил он.

Неприятный тип опешил и задумался. Бычок тихонько вернулся и стал слушать, хрюкая в кулак.

- Нечего тут толпиться, – наконец, нашелся тип. – Давай проходи не задерживайся!

- Как это один человек может толпиться? – недоумевал Ёся.

Брезгливая морда привратника пошла пятнами.

- Проходи не задерживайся, – придушено проскрипел он снова.

- Вам нехорошо? – участливо спросил Ёся. – У вас что-то с лицом. Если вы скажете, где тут врач, я позову его для вас.

Привратник сделал вид, что уронил обойму и полез под стол. Ёся подождал, но охранник тихо сидел под столом и не высовывался. Тогда Ёся повернулся и пошел к поджидавшему его напарнику.

- Какой странный человек, – озадачено сказал он Бычку.

- Ты молодец, пацан, – сказал тот, хлопнув Ёсю по плечу. – С тобой не соскучишься.

В баре стоял приглушенный гул голосов, играла негромкая печальная музыка. Оставив Ёсю в самом дальнем и темном углу осуществлять медицинские процедуры, Бычок пошел к Бармену договариваться. Переговоры затянулись. Ёся успел перевязать укушенную ногу, рассмотреть величавого Бармена, его внушительную охрану, убогий интерьер помещения, и посетителей на разной стадии опьянения. В брюхе у него урчало совсем уж неприлично. Внезапно он осознал, что Бычок уже некоторое время отчаянно семафорит у стойки, и, прихрамывая, подошел к нему. Бычок сгрузил ему на руки консервы, хлеб, бутылку водки и стаканы, сам же прихватив несколько банок пива, отбуксировал Ёсю к столу. Чокнулись, выпили, закусили.

- Нормальная такая премия, – хмыкнул Бычок, обозревая стол. – И правда, не обидно. Хорошие новости, Уза, я сбагрил нашу добычу и бабла нам хватит на две недели беззаботной жизни на Кордоне.

- Нам? – не веря своим ушам, спросил Ёся. – Значит, ты не бросаешь меня?

- Фу-у-у, ты говоришь как моя бывшая, завязывай, – скривился Бычок. – Нет, я решил поболтаться рядом с тобой и посмотреть, что из этого выйдет.

- Это надо отметить! – с энтузиазмом провозгласил Ёся.

- Тихо, не ори. Не возражаю.

- А где она?

- Кто?

- Твоя бывшая?

- Пошел на хрен. Не твое дело.

- Понял.

Приятели добросовестно пропивали премию некоторое время, пока Бычку не приспичило до ветру. А так как он ужасно устал, да и выпито было немало, случилось страшное. Выползая из-за стола Бычок неловко зацепил его ногой и, заорав, полетел на пол. Щиколотка его громко хрустнула. Ёся успел только подхватить флакон и свою консерву, как столик обрушился на Бычка сверху и развалился на составные части. Ёся аккуратно поставил снедь на пол и кинулся к приятелю. Тот лежал на полу, обхватив ногу, и тихонько завывал. К ним подошел Бармен.

- Бычок, Бычок, – проворчал он, качая головой. – Тебе, собака, бухать противопоказано. Ну что там у тебя, показывай.

Не обращая внимания на грязную ругань Бычка и взволнованные восклицания Ёси, он ощупал ногу.

- Жить будешь, – констатировал он. – Перелома вроде нет, сильный вывих.

И без предупреждения дернул пациента за ногу, щиколотка снова отчетливо хрустнула. Бычок заорал и попытался двинуть здоровой ногой садюгу, но промахнулся.

- Готово, – осклабился Бармен. – С тебя за лечение, содержание – ты ведь несколько дней не сможешь ходить, - и за ущерб, нанесенный моему заведению, ну скажем примерно столько.

Он назвал цифру. Ёся поперхнулся, Бычок мрачно посмотрел на него снизу вверх.

- Ты прекрасно знаешь, старый ты кровосос, что у нас столько нет, – процедил он.

- Совершенно верно, но! – Поднял указательный палец Бармен. – Я хочу предложить вам сделку. Она покроет все расходы, и вы даже немного подзаработаете.

- Насколько немного? – спросил Бычок.

- Хватит на комбинезон «Заря» для твоего друга. Б/у конечно.

- Конечно, – проворчал Бычок. – Чего надо?

- В схроне на Агропроме лежит некий ценный для меня груз. Так пустячок, но мне он срочно нужен. Твой напарник сгоняет по-быстрому…

- Нет, – перебил Бычок.

- Да ладно, давай послушаем, – заныл Ёся.

Он очень хотел настоящий сталкерский комбез, пусть он хоть трижды б/у.

- Я сказал - нет, – отрезал Бычок. – Ты понятия не имеешь, что творится на Агропроме.

- Плачу авансом, – сказал Бармен.

- Нет…

- К черту! – встрял Ёся. – Я согласен. Карту дадите?

Остаток вечера посвятили сборам в комнатке, которую авансом выделил им Бармен. Сначала Бычок долго и горько жаловался на злую судьбу, что свела его с непокорным щенком в лице Ёси, потом на жадность торговцев вообще и Бармена в частности. Кроме того выяснилось, что Бычок оказался ярым противником всяческой электроники, мотивируя свою неприязнь тем, что ему с ней ни в жизнь не разобраться. Поэтому он жаловался еще и на приобретенный Ёсей по сходной цене допотопный ПДА, с уже слитой картой Агропрома и координатами схрона. Как инструктор по выживанию в Зоне Бычок тоже никуда не годился, ибо дальше окраин Свалки никогда не ходил. Все его поучения начинались со слов - «один сталкер говорил…» Однако Ёся не сомневался в успехе авантюры и находился в самом радужном расположении духа. Ему не только достался обещанный комбез, но и почти новая «гадюка» с запасом патронов. Укладываясь спать, Ёся чувствовал себя крутым и бывалым сталкером.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.4 / голосов: 16

Быстрый вход