Кэтрин - дочь зоны (часть 2)

2

Шумахер подбросил сучья в огонь догорающего костерка, открыл две банки тушенки и поставил разогреваться в кучу нагоревшей за ночь золы. Достал хлеб, приготовил кружки для чая, - «Борзой, Джокер, подымайтесь, пора! Кто рано встает, тому все само падает, Зона сурков не любит».

- Почему сурков? – обиженно промямлил Джокер, - «Что ж ты нас с крысами сравниваешь?

- А что и сурки – человеки, вон им даже памятник поставили, где то в Сибири. Спать-то все умеют, а вот сурки научили, КАК спать! – отозвался лениво потягивающийся Борзой, - Я бы не прочь в спячку завалиться дык на месяцок.

- Ага, а за хабаром за тебя Пушкин пойдет? – Шумахер заварил чай в кружках вскипяченной водой, кинул каждому по кубику рафинада, больше бы, да нет ведь, - Тушенку доставай, подогрелась уже, а я хлеб нарежу, - Шумахер принялся кромсать хлеб крупными кусками, укладывая каждый кусочек на расстеленную газету.

- Колбаса еще есть у кого? – подал голос Джокер, в команде он был новеньким, но в силу своего добродушного характера завоевал доверие и уважение старших товарищей. Джокеру несказанно повезло с товарищами, в то время как новички вроде него, загибались в роли отмычек у нерадивых сталкеров ветеранов, ему не доводилось первым испытывать на себе нововведения зоны. В отличие от большинства сталкеров Шумахер с Борзым, ранее побывавшие в роли отмычек, и никогда не позволяли себе такого отношения к новичкам, так как и не уважали сталкеров использующих этот метод.

- Не а, вчера доели под закусь, да и хлеб последний, надо быстрее топать до места и обратно, а то будем свои сапоги с ремнями жевать, - отозвался Борзой, он с Джокером уже доставали свои банки с тушенкой из еще не остывшей золы, – Можно в схрон наведаться, там точно что-нибудь да завалялось.

- Можно, но время поджимает. Обещали вернуться к выбросу, значит надо поспешить, - с серьезным видом ответил Шумахер, нанизывая на складное лезвие ножа приличный кусок тушенки.

- Подставляться под выброс как-то не хочется. Кот, серьезный мужик, он торопить не станет. Лучше наверняка, чем абы как, - так кажется, он говорит? – возразил Борзой.

- Так, оно так. Ладно, видно будет, - согласился Шумахер. Сталкеры завтракали, не забывая поминутно оглядывая свой сектор местности. Автоматы опытных сталкеров и пистолет–пулемет джокера лежали наготове, как всегда снятые с предохранителя. Развалины животноводческих баз, предоставляли отличное укрытие путникам с Кордона, но «Лишняя бдительность в зоне - твой второй шанс» - любили говорить почетные сталкеры. Именно она не раз спасала жизни и была предметом мистификации сталкерских легенд.

Сталкеры – народ, любящий рассказывать, а порой и сочинять байки про своих собратьев: то они знают человека, чувствующего зону особым чутьем. То здоровались за руку с самой – ЗОНОЙ – личностью видимой только ими самими, той кто принимает Чистых душой и помыслами сталкеров, но прогоняет и губит жадных, скупых, - мразей, живущих за счет других, той, кем пугают новичков. Мол, и по твою душу придет ЗОНА.

Но в каждой легенде есть что-то веское, то, что действительно было или есть. Вот, например, Болотный доктор, большинство сталкеров в барах возле болот оставляет деньги для него, в благодарность за оказанную им или их товарищам помощь. Сам доктор денег за свою помощь не берет, ему интереснее новые, невидимые ранее заболевания, а вот потребности у него, как и у всякого живого человека все же есть. Вот как раз на такой случай и собирается данный общаг, на который приобретаются все необходимое от дорогостоящих медицинских приборов до продуктов питания.

А сколько здесь тех других, обычных людей ставших легендой: Святой сталкер–священник, Наставник, Рэд Шухов – первый из сталкеров проникнувший в зону, Журналист, Картограф, Болотник, Стрелок или Меченый и зона еще знает кто.

Последнего знал Шумахер, ему он как раз и обязан жизнью, Меченый спас его от кровососа, обитавшего в одном из заброшенных зданий, подлечил и отправил с миром. Шумахер тогда новичком по зоне ходил, кликуха знатная была - Охотник, месяца не оттопал, подстрелил молодого кровососа. А потом пошел в Темную долину, один. Нарвался на промышлявших там бандитов, а те его раненого бросили с вывернутыми карманами. Вот он и пополз с дороги подальше, в какое-то здание, а там логово кровососа оказалось. Когда он в баре, под водочку, свою историю рассказал, ребята и окрестили его как – Шумахера, мол, не каждый за полчаса Темную долину на ржавом корыте пересечет. Мало того что это езда с препятствиями, порой завести старую колымагу - та еще проблема. Советские машины, тогда еще делались на совесть, однако даже в хорошем состоянии их приходилось заводить, как говорится с хорошей подачи. А аномалии? Да их там местами столько, друг на друге сидят, да так, что пешком нет возможности пройти, а вот, он доехал до бара, удачлив, - «Удача второе счастье», - поговаривали тогда. Потом конечно перестали, когда, наслушавшись бравых историй, стали поголовно пропадать новички, да опытные сталкеры. По не гласному правилу, сталкеры больше не полагаются на удачу, не бахвалятся и еще много чего не делают, дабы не сглазить.

- Все, хорош булки отсиживать, пора выдвигаться, а то до выброса не успеем, – Борзой собрал остатки хлеба и завернул их в газету, - Джокер, костер затуши, и золу раскидай, лишним не будет.

- А золу, зачем раскидывать то? – Джокер залил догорающий костер остатками чая, - Гореть то не чему.

- Зола отобьет наш запах, зверье меньше чуять будет, да и запах золы не каждой твари нравится. Глядишь, и на обратном пути сюда заскочим, а нет другим сподручнее, не придется место зачищать. – Пояснил Борзой, собирая вещмешок, подобрал автомат. – Готовы? Пошли.

- Пойдем, - согласился Шумахер.

Сталкеры двинулись на восток. Через несколько километров, во дворе заброшенного завода и вокруг него было их грибное место, там они уже в который раз собирали дорогие артефакты. Место это было очень опасное, матерые сталкеры, без крайней нужды, старались обходить его стороной - слишком много кровососов прибывало с той стороны, однако, их логово так и не было обнаружено.

За день до выброса большинство мутантов прячется в свои норы, мало кто из них рыскает по зоне в поисках добычи, на это и рассчитывали трое мужчин, пробирающихся к развалинам завода и спального района. Двигаясь цепочкой, шаг в шаг, в след за опытным, главой группы Шумахером, который ежеминутно сверялся с детектором и собственным чутьем, болтами прощупывал местность перед собой. За ним настороженно вглядываясь в окрестности, поспевал Джокер, замыкал эту процессию Борзой.

Аномалий в Темной долине достаточно но, немного опыта и осторожности вполне хватает, чтобы обойти препятствия на пути к намеченной цели, а если повезет, то и собрать кое-какой «урожай».

Когда сталкеры ходили к заводу в первый раз они собрали хороший хабар, его хватило на покупку дорогой амуниции и классного детектора аномалий, который уже дважды окупил себя, когда спас товарищей от смерти, да еще помог найти пару артефактов. Несколько последующих ходок сталкеры приносили не менее ценные артефакты, но в не таком большом количестве. До завода оставалось всего ничего, когда в тени полуразрушенной автобусной остановки они увидели снорка.

Снорк – один из особо опасных мутантов зоны, ранее, как и большинство двуногих мутантов, он был человеком, но вследствие неких излучений от секретных военных установок или других неведомых обстоятельств, он обратился в нечто перемещающееся на четвереньках огромными, нереальными прыжками. Полностью поддавшиеся животным инстинктам, снорки изменилось и внутреннее: в конечностях изменились сухожилия, позволяющие сноркам совершать фантастические прыжки и позволяющие маневрировать с большой ловкостью.

Вследствие мутации, все тело мутанта покрыто незаживающими струпьями и гнойными язвами, наверное это одна из причин того что на всех виденных сталкерами снорках неизменно одеты противогазы. Возможно, противогаз, как и остатки армейской экипировки, спаялся с кожей, возможно у них остались еще остатки разума и чувств, объясняющие застенчивость снорков, чурающихся своего обезображенного вида.

Так или иначе, но большинство сталкеров неизменно сталкиваются с вопросом: Что же так могло воздействовать на человека? И как этого воздействия избежать?

Вот и на этом месте мнения вновь расходятся, ученые утверждают, что во всем виноват выброс и аномальная энергетика зоны. Сталкеры придерживаются мнения о воздействии скрытых лабораторий и пси установок в центре зоны. Вероятно, поэтому расчетливые, здравомыслящие сталкеры, вопреки всеобщему мнению, стараются избегать зон повышенного риска, прикармливаются в менее опасных местах.

Данный снорк, расправлялся с ранним завтраком. Смешно подергивая хоботом противогаза он, со смачным хрустом, отрывал очередной кусок плоти. Мгновенно замерев, сталкеры до боли в глазах вглядывались в окрестности, ожидая увидеть еще нескольких смертельно опасных бестий.

Охотясь стаей, снорки представляют большую угрозу даже для опытных сталкеров. Низко припадая к земле они, обнюхивают землю в поисках добычи и могут подолгу преследовать ее. Перед нападением снорки подходят к жертве боком, стараются обойти со спины и только перед самым прыжком они становятся в полный рост, чтобы издать угрожающие звуки, напоминающие звериный рык.

- Вот до чего доводят ночные прогулки по зоне - в полголоса сказал Шумахер,- внимательнее он может быть не один. Сталкеры сняли автоматы с предохранителя, стали осторожно подбираться к мутанту.

- Жри, тварь! – зло выкрикнул Борзой, выпуская очередь в череп снорка. Тот рухнул на свою недоеденную жертву, так ничего не успев предпринять.

- Пили ботинки, ученые за них хорошо платят. А я гляну, кому там не повезло, - наказал Шумахер борзому, - Джокер, следи за местностью. Оттащив тело снорка, Шумахер сел рядом с телом, оно еще не начало разлагаться, а значит, умер он ночью.

- На вид обычный новичок, но оружие у него очень хорошее, такое у Сидора не купишь, – живот трупа был разворочен, грудь выворочена, от куртки остались лохмотья, сиротливо болтающиеся на культях рук. Отстегнув рюкзак, Шумахер заглянул в него – «Ничего особенного, но лишним не будет» - откинул в сторону.

- Джокер, возьмешь рюкзак, потом посмотрим что там хорошего, - Шумахер продолжал мародерство, в одном из брючных карманов нашелся разбитый КПК. Повертев его в руках, он вытащил уцелевшую флэшку, - «Вот и славно, не зря взяли с собой дополнительную машинку…» - подумал он.

- Саня, дай-ка сюда запасной КПК, тут флеха, проверю пока,- спросил он у Борзого, - Ты как, скоро?

- Немного осталось, заверну и свободен.

Шумахер включил запасной КПК и воткнул флэшку, - Странно, подумал он, - Нет защиты. На экране отобразились карты какой-то группы в городе Припять, расположение их базы, тайников, распределение оборонительных точек, инфа о странных мутантах. Была заметка о том, что человек, несший ее, был как-то связан с группой Пекаря – одного из сталкеров, пропавших при череде странных выбросов. Инфа устарела по дате, но ещё, наверное, не потеряла своей цены.

- Так, Мены, у нас интересная информация, будет чем оплатить нам выпивку и не только! – подзадорил Шумахер компанию, убирая флэшку с кпк в нагрудный карман, - Ну, что двигаемся дальше, пока на обед не позвали?

- Ага, в качестве десертного блюда! – подхватил шутку Джокер. - Шумахер, может, где привал устроим?

- Соберем урожай, дойдем до убежища, там и отдохнем, устраивает? – спросил Шумахер.

- А то! Заодно и железо переберем, у того ханурика ничёвская ходка была.

- Болтай больше, тогда и у нас будет «ничёвская» ходка. А вообще последнее дело над мертвыми глумиться, на его месте и мы можем вскоре оказаться. Зона такого не любит, - глухо, по обыкновению отозвался Борзой.

- Да я это, не глумился, я так. Ему ведь оно больше без надобности, а нам само то. И на том спасибо ему, пусть зона пухом, и все такое, - сказал Джокер.

Остаток пути каждый думал о своём, то о зоне и судьбе в ней, то об оставленной за периметром старой жизни. Джокер вспоминал о том, как мать провожала его в армию, как плакала и причитала, что не вернется её сынок обратно. А ведь и в правду не вернулся. Дезертировал, бросил смертельно раненого генерала и свою группу умирать на мосту, от внезапно появившихся аномалий. Ему самому лишь чудом удалось выжить, когда машину подняло в воздух, его просто напросто выкинуло из нее, и он упал в воду. Выбравшись на берег, он еще долго слышал стоны умирающих на мосту солдат.

Тогда, повинуясь животному чувству самосохранения, он попросту испугался возвращаться на тот мост, испугался в одиночку пересекать зону на пути к периметру. Вот он и решил прибиться к группе сталкеров, проходивших мимо. В тот раз они еще долго решали, кому кого бояться, сталкеры боялись, что встреченный солдат не один и хорошо вооружен, а тот в свою очередь испугался, что сталкеры расстреляют его как военного, одного из тех, кто в них стрелял раньше, да и сейчас не жаловал.

Подобными странными образами он и другие сталкеры появляются в Зоне, где разбредаются по группировкам или же ходят поодиночке. В тот раз группа сталкеров состояла из четырех сталкеров из клана одиночек. Главным был Саня Бэтмен, смуглый, ловкий парень, лет тридцати, удачлив был как черт, он и Белый Жека, погибли позже в перестрелке с наемниками. Кто знает, что наемникам тогда понадобилось в окрестностях Юпитера, но прибыло их туда, по меньшей мере, около сотни человек. Ходили слухи о найденных вновь секретных лабораторий в городе Припять. Потом, раз и все они исчезли, как и не было. Наемников с тех пор редко видели, в основном к центру зоны и в пригороде мертвого города.

Тем временем сталкеры подошли к старому заводу, разъеденные ржавчиной ворота которого, скалились неестественно изогнутыми прутьями, а темные провалы окон безучастно смотрели на путников, живя своей особой и никому непонятной жизнью. Во внутреннем дворе слепые псы гоняли псевдоплоть, зрелище если не захватывающее то очень комичное. Крабьими, кривыми ножками, мутант, подпрыгивая, несся над землей, успевая лягаться и вертеться своим шарообразным складчатым телом сразу во все стороны. При этом умудрялся наносить болезненные удары, и уворачиваться от многочисленных клацающих челюстей. Собаки кружили рядом, не намереваясь отступать. Решив, что это веселье может продолжаться долго, а тратить драгоценные боеприпасы на мелких не особо ценных мутантов жаль, сталкеры решили обойти завод с другой стороны.

- Вот, блин, не могли они где-нибудь в другом месте развлекаться?! Как теперь-то пойдем? Через дыру? - озадаченно спросил Борзой.

- А может, повалим, хвостов наберем и глаз плоти? - предложил Джокер.

- Нет, патронов мало, от сосунов потом можем не отбиться, - задумчиво отсек идею Шумахер, - Можно и через дыру. Пройти там можно без проблем, аномалий там много, но не зря, же столько денег в детектор ввалили, - ответил Шумахер.

- Хорошо, а если что, со второго двора, через здание попробовать можно. Заодно и посмотрим чего там хорошего, - Предложил свою идею Борзой.

- Да, хороша идея. Поглядим, - согласился Шумахер, - За мной, малый вперед!

Оставив повизгивающих мутантов позади, группа Шумахера подошла к дыре в заборе, которую когда то оставили Долговцы, выкуривая с завода бандитов. Операция была успешна, так что потом большинство сталкеров поддавшись мощи и авторитету Долга, поступило к ним на службу, чем в целом остались, очень довольны.

«А что, кормят тут не плохо и снаряжение хорошее. Пушки вооон какие!» - с восторгом рассказывал Леха Бегемот, бывший сталкер одиночка, парень хороший, крепкий. Что говорить, с таким и на кровососов не страшно. Вот только погиб он недавно, - Борзой тяжело вздохнул, когда то ведь в одном дворе жили, вместе в зону пришли, легких денег хотелось, романтики. А вон как получилось, - «Ведь предупреждал, остерегал его. Видать судьба такая…»

А ведь, сколько их там, в Долге загибается ни за хвост собачий, от пуль да от постоянных боевых заданий? В Долге, только речевка хороша: «Сталкер, вступай в долг! Защити мир от Зоны!» А как на деле оказывается? А так, что защищать вовсе не мир приходится, а политические да военные тайны.

От воспоминаний Борзого отвлек Шумахер, обнаруживший аномалию. Воронка перекрывала старую дыру в заборе, - Её тут, словно, специально поставили, как пробку в попку, - задумчиво произнес Шумахер, поглядывая то на детектор, то на гудящую, пульсирующую аномалию.

- Придется принять план «Б», - произнес Борзой, - Пойдем ко вторым воротам? Там, через здание на наше поле».

- Там ворота, ломать-то, чем будем? - спросил Джокер.

- Зачем ломать-то? Что мы мародеры совдэповские? Замок отстрелим и все дела, - подсказал Борзой.

Посоветовавшись, сталкеры направились ко вторым воротам, обойдя стороной воронку. Аномалия равномерно гудела, равнодушно пропуская сталкеров, словно думая, что если не они так кто-нибудь другой точно попадется в ее смертельные объятия.

Осторожно обходя аномалию, Борзой, очередной раз задумался. Проходив в зоне, пять лет сталкер приобрел способность погружаться в свои мысли, одновременно не теряя наблюдательности и осторожности. Зона, она какая? Она для всех разная, как река. Говорят в одну реку невозможно войти дважды. Вот и Зону невозможно знать одну, она каждый раз разная и каждому она предстает такой, какой он сам может и хочет её видеть.

Зона она такая, никогда не знаешь, что ждет тебя за следующим поворотом, на следующем шаге. Ошибочно полагаются на свои знания некоторые сталкеры, думая, что знают о зоне все. Недолго они потом ее топчут, легка им их доля. И ни на какие приборы или датчики полностью нельзя полагаться, то, что тебе спасло жизнь один раз, в любой момент может отнять ее. Даже влияния артефактов до сих пор никто не знает наверняка, какие потаенные возможности хранят эти побочные продукты аномалий.

Одни эффекты заметны сразу и имеют, какие-то положительные свойства, при наличии, как правило, одного или нескольких отрицательных эффектов, другие как талисманы обладают только положительными качествами. Но есть еще и третья особенность артефактов, которая отмечалась почти у всех сталкеров, которые долгое время использовали разные артефакты, эта особенность проявляла себя в развитии малого предчувствия, способность в экстремальных ситуациях предвидеть исход своих действий и действий противника.

В некоторых случаях эта способность развивалась в полноценный дар предвидения, что помогало тем сталкерам жить в зоне долго, имея хорошие шансы на выживание и приспособляемость. Конечно, этот дар держался в секрете, а иногда и вовсе опровергался атеистично думающими сталкерами, ведь вездесущий Долг мог легко спутать такого сталкера с мутантом, с человекоподобным, но все - же мутантом.

По мнению ученых, долгое время работающих в зоне, «Третья особенность артефактов» незаметна, но это не значит что, её нет. Это мнение, естественно, оспаривается их коллегами, работающими по другую сторону периметра зоны.

Тем временем, трое сталкеров, громкими, нецензурными эпитетами пополняя славную культуру речи, доламывали старый, ржавый амбарный замок. Наконец, с хрустом проржавевшего метала старый мерзавец был одолен. Вместе с ним на потрескавшийся асфальт упала ржавая, спаявшаяся дугой от времени цепь. Джокер толкнул ворота, несмазанные петли немедля дали о себе знать. Скрип и скрежет был таким, что многострадальные зубы сталкеров свело, а по спине пробежали мурашки.

- Сколько лет по зоне хожу, а все кажется, что вот-вот заводы оживут, что выскочит бригадир и надает за простой по шее, - Борзой усмехнулся, - Ан, нет, тишина».

- Точно. Сейчас надо быть внимательнее, кожей чую, не спокойно тут. Где-то здесь могут быть кровососы или еще кто пострашнее. - Шумахер глубоко вдохнул, пытаясь уловить хоть какой-нибудь запах, - Ничего.

Сталкеры зашли во внутренний двор, старая, еще советская, Нива немного преграждала дорогу, видать бросили её тут, когда началась эвакуация.

- Странно, что ее не тронули, да не разобрали на запчасти, поскольку тогда здесь мародеров было как собак не резанных. И ведь тащили все без разбору, а она стоит себе нетронутая, целехонькая, - осматривая машину, сказал Борзой, - Вон даже вроде бензину целый бак.

- Отошел бы ты от нее, фонит жутко, потом не только раком щитовидной железы обзаведешься, ласты отрастут, а может еще, что похуже, - усмехнулся Джокер.

- Ну, скажешь ещё, антирад есть, авось обойдется, тем более водочка, родимая, ещё осталась, вот и подлечимся вечерком. А машина это хорошо, больше железа сможем увезти, артефакты поставим в контейнеры, и все будет чики - пуки. Обойдя машину, сталкеры осмотрели двор в поисках возможных укрытий мутантов, а то и кого по хуже – людей. Наперекор ожиданиям, двор оказался пустым, если не считать двух мусорных ящиков, стоящих по правую сторону от входа и почти скрытых под мусором. В них и вокруг них было навалено столько мусора, сколько могут вместить в себя две средние машины мусоровозы. Здесь валялись разбитые коробки компьютерных мониторов, старые столы, с потрескавшейся от времени и погодных условий краской, непонятного назначения станки и оборудование. Все выглядело так, словно внутренности завода выпотрошили и свалили в одну кучу.

- Ну, ничего себе вынесли мусор… - пошутил Джокер. Напротив этой своеобразной свалки располагался вход в подсобное помещение, дверь в него была выломана и валялась тут же. Осторожно крадясь, Джокер и Шумахер подошли к дверному проёму, Борзой оставался прикрывать тылы, усиленно посматривая по сторонам.

Сталкеры зашли внутрь, вопреки ожиданиям полу заваленное помещение оказалось пустым, лишь кое-где стояли полки с коробками, ящики с инструментами и запасными частями к станкам. Махнув рукой, мол, все чисто, сталкеры осмотрели найденные коробки.

- Эй, глянь-ка сюда Шумахер, да тут же все для ремонта и починки! – сияя от счастья, Джокер выбирал, необходимые инструменты, - Я с ними такой абгрейд наведу, покруче Долга будем!

- Здорово ты их откопал, а у меня тут только детали, к каким-то станкам или черт его знает к чему еще. А в одном ящике так вообще лампочки, - с этими словами Шумахер взялся распечатывать следующую коробку, - Оп - па! Глянь-ка, банки с картинками. Шумахер достал одну банку, повертел в руках и вгляделся в рисунок, изображающий кровососа.

- Что за, дрянь? – Шумахер показал банку Джокеру, - Как думаешь что это?

- Кровососова ж.па! – откуда мне знать, я ж не ботан ученый, надо к Бороде нести, может он чего знает. А за образец еще и наварчик может, перепадет? – Джокер брезгливо посмотрел на баночку с порошкообразным веществом внутри, - А может эта штука как - то на людей влияет, что они в кровососов мутируют? Вот вдохнешь эту пакость и начнут у тебя присоски отрастать, а кое-что важное отвалится!

- Да ну, радиацию вон тоже вдыхаем и ничего, подумаешь, еще один хвост отростет. Усмехнувшись, Шумахер почесал заросший щетиной подбородок, повертев банку в руках, он позвал товарища, - Борзой, Сань! ходь сюда! Джокер, иди, присмотри за двором. Я Борзому покажу находки, да дальше потопаем.

- Что звал? – спросил Борзой, подходя к Шумахеру, - Что интересное?

- А то! Глянь сюда, что накопали, - Шумахер протянул баночку Борзому, - Что думаешь? Вон их здесь сколько.

- Занятно, надо нашим в баре показать, а лучше сразу Протону или Коту.

- Лады, но все не унесем же, тайник надо где-то делать.

- Зачем тайник, а машина как же? – Борзой, приподнял ящик, прикинул, сколько весит, - Килограмм семь, может восемь, не тяжелый вроде.

- Артефактов только на двоих, надо бы найти еще один или два, антирада на всех по дороге не хватит, да и дорогой он, а потом еще пролечиться придется сколько. А с машиной той еще черт знает сколько возиться придется, что с того что она на вид целая, она и гнилая и не на ходу может оказаться. Времени у нас в обрез, Коту информацию сольем, да и ребятам будет работенка.

- Да, твоя правда, тогда, можно припрятать, я пока стоял на вахте в мусоре присмотрел ящичек, можно попробовать туда пихнуть тайник, никто не додумается там искать, - А это что?

- Это инструменты, Джокеру на абгрейд. Остальное тож наши подберут.

- Ладно, есть еще что интересное?

- Нет, остальное вроде запчасти, какие–то. Потом если что посмотрим, в следующую ходку, а заберут - не жалко. Подняв ящик, со странными баночками, и прихватив коробки с инструментами, напарники вышли на улицу. Борзой пошел прятать тайник, для образца вытащив одну баночку. Инструменты, довольный Джокер убрал в свой рюкзак, он уже знал, с чего начнет абгрейд костюмов и оружия. Погруженный в свои мечты он не заметил горящих глаз следивших за ними с крыльца пятиэтажного здания.

- Здесь кто-то есть, - сказал Шумахер, - Занять оборону!

Несколько лет назад, в Темной долине, Шумахер после тесного общения с кровососом, приобрел странную особенность, иногда помогающую ему и его спутникам знать о приближении опасности. Так и в этот момент, он почувствовал голодный, злой взгляд, со стороны не обследованного здания. Группа сталкеров, сняв автоматы с предохранителей, заняла подсобное помещение, приготовилась к обороне. Увидев, что добыча спряталась, чудовище издало жуткий рев, однако, сталкеры по-прежнему не видели врага.

- Кровосос, - утвердительно сказал Борзой, в предрассветных сумерках кровососа легко увидеть по светящимся точкам глаз, - Вот он! Тишину прорезали сразу три автомата, под двумя огоньками светящихся глаз вспыхнули фонтанчики алой крови, кровосос на миг показался из воздуха.

- Задели гада, - усмехнулся Джокер, адреналин взбудоражил кровь, заставив сердце биться быстрее. Раненый, озлобленный кровосос предпринял еще одну попытку пробиться к обороняющейся добыче.

- Стреляй! – выкрикнул Шумахер, нажимая спусковой крючок, он несколько раз выстрелил в голову мутанта. Последние автоматные очереди вырывали кровавые ошметки из тела уже мертвого кровососа.

- Вот и повоевали, есть еще кто? – спросил Джокер.

- Чисто! – подытожил, выглянувший Шумахер.

- Ну, вот славненько, вот и хорошо. – Борзой нагнулся, осматривая щупальца кровососа, - Эх, жаль повредили щупальца, полной стоимости не возьмешь теперь с них.

- Со следующего целые возьмем, – успокоил его Шумахер, - В Темной долине этих радостей еще ого-го!

- Что, правда, то, правда! - подхватил Джокер.

Группа сталкеров направилась в здание, из которого вышел кровосос, надеясь найти путь на другую сторону завода. Коридор здания был похож на обычную пристройку, за которой находятся производственные цеха. Всюду валявшиеся сломанные лавки и тумбы, кучи костей и свежих трупов составляли непролазные горы спрессованного мусора. Краска со стен местами давно осыпалась, обнажив штукатурку. Пройдя несколько шагов, группа остановилась, путь вперед перекрывала аномалия, именуемая между сталкерами Киселем. Отравляя и без того неприятный запах сырого помещения, аномалия распространяла отвратительный запах сероводорода и чего-то едкого, не обещающее ничего хорошего.

- Не обойти, наверное, можно зайти с другой стороны, с запасного выхода, предложил Борзой.

- Ладно, пойдем, - согласились остальные.

Сталкеры вышли на улицу и обомлели, перед ними на корточках, над убитым кровососом сидела девушка. Она пока не замечала их, внимательно осматривая убитого кровососа. Мужчины стояли не в силах пошевелиться от неожиданности и изумления. Девушка, да еще молодая в зоне? Может это им снится? Воистину зона непредсказуемое место! Девушки в зоне, конечно, встречались, но чтобы так, простым сталкером? Это явление было относительно редкое. Обычно слабый пол оседал ближе к Кордону в пропахших перегаром барах или отелях, где занимались либо мелким и тяжелым, либо легким прибыльным, но мало разборчивым бизнесом. Редко когда девушки нанимались работать в каких-либо группировках или тем более бродили по зоне одиночками. Не те здесь условия. Показалось? Надышались отвратительным едким воздухом в проходной, вот и мерещится невесть что? Нет, девушка была реальна.

Совсем молодая, хрупкая девчушка лет семнадцати - восемнадцати, белокурая, одетая в простецкие штаны и куртку стояла перед ними. На спине рюкзак, обычный такой, какие все сталкеры носят, а из-под локтя виднеется потертая рукоять АКМа с перемотанным изолентой дополнительным магазином. Неожиданно девушка, обернулась и подняла автомат, беря их в прицел.

- Кто вы? – испуганный голос девушки дрожал, но дуло автомата твердо смотрело в сторону мужчин. «Выстрелит не раздумывая» - подумал Шумахер. В силу своего опыта он практически безошибочно определял манеру поведения людей, а тем более людей в зоне.

- Сталкеры, просто сталкеры. А ты кто? – он попробовал было успокоить явно нервничающую девушку, делая осторожный шаг к ней.

- Не двигайся! Кто такие сталкеры? – голос девушки утратил былое сомнение.

- Сталкеры, это люди, которые населяют зону и зарабатывают в ней и на ней. Опусти оружие, мы не причиним тебе вреда.

- Я верю тебе, - задумчиво произнесла она,- ты говоришь правду, а твои приятели? – девушка колебалась, с одной стороны люди, которых она видела, не проявляли агрессивности, а с другой стороны она чувствовала энергию их недавней ярости и победы.

- Они не причинят тебе зла. Скажи, кто ты и как здесь оказалась?- в голосе Шумахера чувствовалось раздражение и любопытство. Неужели про их поле узнал кто-то еще? Медленно, как в замедленном кино, девушка опустила оружие, - Я Кэтрин.

- Привет, Кэтрин, я Шумахер, это Джокер и Борзой, - представил всех Шумахер.

- Странные имена у вас, Джокер, Шумахер и Борзой, - сказала девушка, поднимая левую бровь.

- Хм, а это и не имена, это прозвища, - сказал, улыбаясь, Джокер. - Меня вот Мишей зовут, Шумахера – Олегом, а Борзой - Саня.

- Зачем прозвища? Просто по именам, фамилиям нельзя? – удивленно спросила Кэтрин.

- Нельзя. Максимум только имя, полные имена знают только близкие. Для многих данная в зоне кличка прилипает и неотступно следует за человеком вплоть до самой смерти. – Джокер хмыкнул, - А ее здесь не приходится ждать долго.

- Каждый новичок, задав этот вопрос, запоминает ответ, дабы ответить его следующему поколению. Ты как в зоне оказалась, раз не знаешь ни о чем? – подозрительно спросил Борзой.

- Не помню ничего, - соврала девушка.

- Не помнишь, как в зоне оказалась, или вообще ничего не помнишь? – поинтересовался Джокер.

- Про зону не помню. Имя, себя, помню, а про Зону и как здесь оказалась ничего, - девушка замялась, она врала первый раз в жизни, боясь раскрыть чужакам правду. – И прозвища у меня нет.

- Ха. Еще один Меченный! Дай угадаю, ты тоже ищешь Стрелка, что бы его убить? – не унимался Борзой.

- Нет, мне нужен майор Немченко Александр Петрович, мне надо найти его.

- Пекарь? – удивился Шумахер, - Откуда ты его знаешь?

- Мой отец служил вместе с ним, они дружили. Отец, умирая, наказал мне, чтобы я его нашла, - выпалила девушка, но замешкавшись, спросила, - А почему вы назвали его пекарем? Он вроде хлеб не печет?

- Это его прозвище. Прозвали его так в зоне, после того как в аномалии жарка изуродовало добрую половину лица, от чего он стал похож... Ну, в общем, мало тогда что от него человеческого осталось. Словно с лицом он потерял что-то связывающее с этим миром, - Шумахер ненадолго замолчал думая о чем-то своем. - Одна ты до него не дойдешь, а мы еще здесь не все сделали, хочешь, присоединяйся, пойдем вместе, - предложил он, после паузы. Он знал, что Пекаря как человека давно уже никто не видел. Зомбировало его где-то под Припятью, но не убило. А девушку надо было взять с собой. Молодая, красивая, жаль, если просто так пропадет.

- Хорошо, пойдемте. Простите, у вас воды не найдется? – спросила девушка.

- Да, есть, держи, - протягивая, сказал повеселевший Джокер,- Кэтрин, Кэт на английском кошка?

- Угу, - откликнулась, жадно пьющая, девушка.

- Значит, будешь Кошкой, - весело улыбаясь, окрестил вволю напившуюся девушку Джокер.

- Притормози коней, Джокер, вокруг зона, она весельчаков не особо жалует, - поддел сталкера Борзой, - Некогда нам хихикать, надо найти проход. Ты кстати, Кошка, откуда пришла?

- Вон, то здание, - махнула она в глубину двора, где виднелось еще одно крыльцо и полураскрытая дверь, - Но туда нельзя. Там много таких. Девушка кивнула в сторону убитого кровососа.

- Кровососы, вот те на! И как ты прошла? – поинтересовался Шумахер.

- Они спали. Их там очень много. Один был в большом коридоре, охотился на странных мышей, что ли? И еще там подвал странный, пахнет оттуда этими кровососами.

- Понятно, значит, подъел перед смертью. А про логово, которое так долго не могли найти наши надо будет рассказать по возвращении. Будет чем обрадовать бармена. Но, если он подрядит других, встанет вопрос о нашей поляне и тайнике.

- А можно пока и не говорить, потом сами и вычистим, - предложил Джокер.

- Да, то оно то, но тогда еще, сколько наших поляжет? Не по-человечески это как-то.

- А если продать эту же инфу торговцу, он нам такие бабки за аномалию и потенциальный хабар отвалит. Еще и спасибо скажет, а, Олег? – спросил Борзой.

- Это идея, и самим не придется ворошиться.

Решив мучающие вопросы, пополнившаяся группа направилась к полю аномалий, находящихся на той стороне здания. Единственной возможностью сделать это не возвращаясь к веселящимся мутантам и тихому часу, была необходимость пройти через дыру обвалившегося здания. Раньше там был аркообразный проход, теперь обвалившиеся несущие плиты, образовали узкий лаз, через который беспрепятственно мог бы пройти только ребенок, рослым мужикам и девушке пришлось пробираться ползком. Первыми ползли Борзой и Джокер, затем Кэтрин, прикрывал всех Шумахер. Оказавшись на другой стороне, сталкеры осмотрели знакомую поляну в центре площадки для подъезда автомашин под загрузку.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 32
Комментарии

"Несколько лет назад ,в Темной Долине, шесть лет назад, Шумахер "

Так несколько или шесть?

Браво на 9

_________________________________________________________________

Война восхитительна только тому, кто не испытал ее.

Опечатка) Спасиб, исправлю.

Отлично! Только разделяйте мысли персонажей кавычками, а разговоры прямой речью. А то как-то вперемешку)) Очень хорошо пишете)

Быстрый вход