Сталкер Ёся. Сказ седьмой. Янтарь.

Утром Бычок пинками растолкал спутников. Ежась от утренней свежести, перекусили и отправились дальше. До Янтаря добрались без приключений, только пару раз обернувшемуся Ёсе показался мелькающий за деревьями неясный силуэт да буравил спину чей-то пристальный взгляд. Но сколько он не всматривался, так ничего толком и не разглядел.

Сталкеры и ученый остановились на краю обрыва и присели за бетонную трубу, что валялась здесь с давних времен. С обрыва открывался вид на озеро Янтарь и базу ученых. Научники явно развлекались. Над бункером завывала сирена, а с вышек велась стрельба по бесцельно бродящим перед забором людям. Люди выкрикивали бессмысленные слоганы, и палили во все, что движется, в том числе и друг в друга.

- Кадавры – с довольной лыбой пробормотал Удалой. – Первый раз вижу вживую. Потрясающе!

- Потряслись и хватит, – осадил его Бычок. – Как к базе прорываться будем?

Ученый непонимающе на него посмотрел.

- У вас оружие, – напомнил он. – Пристрелите кадавров.

- Как просто! А вы видели сколько их? Даже если они окочурятся с первого выстрела, в чем я лично сомневаюсь, патронов все равно не хватит.

- Тогда подождем, пока наши разберутся с ними.

- Не нравится мне тут торчать. Как мишень в чистом поле, – ворчал Бычок.

- Ваши предложения, – язвительно парировал Эраст Альгердасович.

Ёся безучастно слушал их перепалку. Он все думал об их непонятном преследователе. Что-то было знакомое в неясных очертаниях, выхваченных краем глаза. Ёся снова обернулся и успел заметить фигуру, скрывшуюся за старым грузовиком, стоящим у обочины дороги. И тут его как громом поразило. Потому как он вспомнил.

«Здравствуй, милый, – зазвенел в Ёсиной голове девичий голосок. – Я так рада, что ты меня не забыл!»

Ёся выругался в девяносто девять петель и стал тихонько биться головой о бетонную трубу. Бычок с Эрастом замолчали и с интересом воззрились на его мучения.

- Ну, не надо так отчаиваться, – попенял Ёсе ученый. – Вот увидите, все образуется, мы скоро будем в безопасности, а вы получите свой гонорар.

- Вы не понимаете! – в отчаянии простонал Ёся, и вдруг выпалил: – Мне надо отлить!

Он вскочил и помчался к грузовику.

- Странно, – подивился Бычок. – К чему эта истерика, подумаешь, поссать приспичило. И чего это он прячется? Утром в двух шагах от нас без всякого стеснения оправлялся.

Ёся завернул за грузовик и увидел бабу. Снова. Ту самую из подземелий Агропрома. Физиономия её кривилась в радостной улыбке. Учитывая особенности анатомии контролеров, выглядело тошнотворно. Широкое, пятнистое лицо собралось морщинами в самых неожиданных местах, свинячьи глазки без бровей и ресниц спрятались в складках кожи, безгубая щель рта растянута чуть не до ушей. Срань господня! Ёся отшатнулся, но справился с собой и злобно зашипел:

-Ты чего тут позабыла?

К большому облегчению Ёси, контролерша перестала улыбаться.

«Я шла за тобой, – растеряно прогудела она. – Я думала, мы соединимся, ты был такой милый».

- Ты хотела меня съесть, – напомнил Ёся.

«Только не надо обижаться, – торопливо заговорила мутантиха. – Я была голодна и не в себе, ну знаешь ПМС и все такое. Но теперь все в порядке. Я не буду гасить твое сознание, обещаю, а то ты станешь совсем глупый и не сможешь меня жалеть».

Почему-то ПМС контролерши добило Ёсю больше, чем маячившая перед ним перспектива воссоединения с ней. Он поднял «гадюку», направил тварюке в голову… и не смог выстрелить. Да, она была ужасна и отвратительна, но ведь не сделала ему ничего плохого. Пока. Контролерша жалобно смотрела на него поверх дула «гадюки» и даже не сделала попытки повлиять на события. Парень опустил оружие.

- Значит так… – начал он, но не договорил.

- Уза, засранец, ты там надолго? Зомбаков перещелкали, а ты… ОХТЫЖЁХАНЫЙТЫНАХРЕН!!!

Возникший из-за кузова Бычок, побледнел и схватился за автомат.

- Не стреляй, Бычок, все в порядке! – заорал Ёся, заслоняя контролершу.

Бычок не послушался. Он почти выдавил слабину курка, как взгляд его остекленел. Он медленно передвинул ствол автомата и уткнул себе в подбородок. Ёся повернулся. Контролерша пристально смотрела на его напарника.

- Прекрати! – завопил Ёся.

«Нет. Он убьет меня».

Ёся подскочил к напарнику и вырвал из его одеревеневших рук оружие.

- Видишь, теперь не убьет. Пожалуйста, отпусти его, – попросил парень.

Взгляд Бычка приобрел осмысленное выражение. Сталкер посмотрел на напарника, на контролершу, на свои безоружные руки. Воинственно встопорщил бороду и начал материться, громко и смачно. Он перебрал всех возможных родственников контролерши, её создателей, прошелся по её внешности и способностям, упомянул места обитания. Каждое слово Бычок сопровождал цветистыми прилагательными и увесистыми трехэтажными конструкциями. Ёся покраснел как свекла.

- Как тебе не стыдно так выражаться при даме, – возмутился он.

Бычок остановил поток эпитетов и внимательно осмотрел парня.

- Ты что, не под контролем? – недоверчиво спросил он.

- Нет, – заверил Ёся. – Она бы и тебя не трогала, если б автоматом не махал.

- Ты так говоришь, как будто давно с ней знаком. Подожди! – осенило Бычка. – Агропром?

Ёся кивнул.

- А здесь как оказалась?

- Э-э-э, говорит за мной шла, – смущенно пояснил Ёся.

- Она пёрлась за тобой от самого Агропрома? Потом шлялась вокруг Ростка, поджидая тебя и рискуя получить пулю от Долга, и снова пёрлась через Дикую территорию?

- Выходит так, – сказал Ёся.

Бычок хлопнул себя по лбу.

- Ну конечно! Наемники, перестрелявшие друг друга! Какой же я идиот, только контролер способен на такие шутки. А полтергейст? – Бычок повернулся к контролерше. – Твоя работа? Ты взяла под контроль парня?

Мутантиха застенчиво кивнула и, потупив глазки, стала ковырять пальцами ног землю.

- Ну, Уза, снимаю шляпу! – сказал Бычок. – Эта… эта баба влюблена в тебя по уши, или что там у неё.

- Типа того, – Ёся снова покраснел.

- Что, она уже объяснилась и предложила лапу и сердце?

Казалось, Ёсе уже некуда краснеть, но он справился и стал малиновым. Бычок заржал. Тем же макаром, каким недавно матерился, громко и со смаком. Он взвизгивал, всхлипывал, хлопал себя по ляжкам и снова ржал, лицо его покраснело, по щекам бежали слезы.

«Похоже, я перестаралась и выжгла его сознание, – сокрушенно сказала контролерша. – Давай по-быстрому его съедим и убежим в Рыжий лес. Я знаю там одну шахту…»

- О, хватит с меня этого дурдома! – схватился за голову Ёся. – Я не буду есть своего напарника, он мой друг. Я вообще не ем людей и тебе не советую. И ты не могла бы перестать говорить у меня в голове? Общайся голосом.

«Зачем? Так быстрее. Что такое друг?»

- Друг – это человек, которому доверяешь. Для него ты готов на все. Ты защищаешь его, а он тебя. Друзьям хорошо и интересно вместе. Я могу быть твоим другом.

Физиономия контролерши радостно засияла.

- Друзья не соединяются друг с другом, – поспешно добавил Ёся. – Они просто дружат.

Сияние померкло. Несколько минут контролерша размышляла, а потом плотоядно посмотрела на Бычка. Тут уже Ёсю пробрало.

- Нет, – сказал он, сдерживая смех. – Ты не в его вкусе.

«Я могу его заставить», - упрямо сказала контролерша.

- Можешь, – кивнул Ёся, – но тогда ты никогда не узнаешь - каково это, когда у тебя есть друзья.

Контролерша с обидой посмотрела на парня, повернулась и заковыляла прочь.

«Мне надо подумать. – Прошелестело у Ёси в голове. – Ещё встретимся».

- Куда это она? – спросил Бычок, подходя к напарнику.

Ёся пожал плечами.

- Пойдем, заберем зарплату, – сказал он, протягивая Бычку автомат. – А то ученый наш вон уже, у ворот базы.

***

Если существовал в Зоне оазис, то это был бункер ученых. Приятелям, в виде бонуса к основному гонорару, было позволено вымыться под горячим (горячим!) душем, почистить и починить снарягу и переждать выброс, который научники прогнозировали на эту ночь. Бычок сбрил бороду и из спитого бомжа превратился в улыбчивого сорокалетнего мужика. Ёсины волосы, после знакомства с шампунем, из бурых сосулек восстали в белый ореол вокруг головы, из-за чего парень стал похож на одуванчик.

Поблескивая вымытыми лбами, друзья устроились в отведенном для них боксе с двумя узкими койками и достали бутылочку водки, решив перед сном дезактивировать организм. Через минуту к ним заглянул Эраст Альгердасович и с таинственным видом извлек из рукава бутылку коньяку. Водка отправилась в ссылку под кровать, а троица принялась уничтожать продукт из солнечного Дагестана. Через полчаса в дверь робко постучался мэнэс Телепукин. Поощряемый Эрастом, он выставил на стол бутылку вискаря и два лимона. Заполировали. Развалились на койках и принялись решать мировые проблемы. Научную беседу прервал новый стук и в дверь протиснулся лаборант Замогильный. В руках его булькала литровая фляжка с медицинским спиртом. Спирт под лимончик пошел не хуже вискаря. Заговорили о контролерах.

- Эх, нам бы такой экземпляр, – мечтательно сказал мэнэс. – Особенно самку, они так редко попадаются. Даже мертвых ни разу не приносили.

Бычок пихнул ногой Ёсю и скорчил рожу. Ёся показал кулак и отрицательно помотал головой.

- Что? Что? – Загалдели ученые.

- Один мой знакомый, – подмигнув Ёсе, сказал Бычок, – встретил контролершу на Агропроме. А она его не только не убила, но и таскалась за ним по всей Зоне и даже защищала. Интересно почему?

- Она наверняка находилась в поиске пары, – предположил Удалой.

- Тогда что ей мешало взять его под контроль и осуществить желаемое? – спросил Бычок.

Ученые, икая, чесали шевелюры.

- Возможно, у зомбированных нарушается репродуктивная функция, – вынес новую гипотезу Эраст Альгердасович. – А ей нужна была не только пара, но и потомство.

- Младенец контролера, это, наверное, нечто! – в экстазе вскричал мэнэс Телепукин. – Хочу! Хочу!

Ёся с ужасом представил, как знакомит Телепукина с контролершей, и они воссоединяются в ярко освещенной лаборатории, под взглядами десятков ученых с блокнотами в руках. А через девять месяцев счастливый папаша, пуская слюни, нянчит большеголового сынишку, и малыш, агукая, откусывает от папы по кусочку. А контролерша находит среди ученых новую пару. И контролеры наводняют Зону, и на Свалке среди них не протолкнуться, а на Кордоне плюнуть нельзя, чтобы не попасть в контролера. Ёся даже протрезвел от такой перспективы.

«Нет уж! – подумал он. – Не приносят вам контролеров, и не надо». Ученые, впрочем, уже забыли свои нечестивые желания и спорили о каком-то связном компактном хаусдорфовом пространстве. Веселье прервал академик Сахаров, явившийся на шум. Он объявил всем выговор с занесением и разогнал ученых по боксам. После допил со сталкерами спирт, распрощался и ушел спать.

Выброс произошел в 02.38, точно по расписанию, но за толстыми стенами бункера никого не потревожил. Тем более большая часть его обитателей была сильно под мухой.

Наутро друзей вежливо, но твердо вытурили из бункера, не позволив даже поправить здоровье. Повздыхав, натянули снарягу и покинули это спокойное место. Ёся предложил поискать артефакты, но Бычок его осадил, сказав, что аномалий тут нет, а посему и на артефакты рассчитывать не приходится. А вот на снорков нарваться очень даже можно. В унынии напарники дотопали до приснопамятного грузовика. Но, сколько Ёся не вертел головой контролершу так и не обнаружил.

- Бросила тебя твоя подружка, разлюбила, – подначивал Бычок, шагая дальше.

- Пошел на фиг, – огрызался Ёся.

Впереди замаячил мост с жарками, до Дикой территории рукой подать. Бычок вдруг остановился и достал бинокль. Минут пять пялился в окуляры, потом протянул оптику напарнику.

- Туда нам хода нет, сам посмотри, – сказал он.

Посмотреть было на что. За мостом мелькали синие камуфляжи. Много. Ёся также разглядел пару пулеметов и несколько снайперов в расколоченных провалах окон. Наемники сильно расстроились из-за погибших товарищей. Ёся вернул бинокль напарнику, и оба не сговариваясь, свернули в заросли елок и поспешили в обратном направлении. Дойдя до грузовика, уселись на обочине, достали выжившую после попойки с учеными водку, разложили закуску.

- Пикник, мать его, на обочине, – хмыкнул Бычок.

Ёся непонимающе на него посмотрел.

- Эх, молодежь! – отмахнулся Бычок. - Незаслуженно забываете классику.

Он глотнул из горла, довольно крякнул и протянул бутылку Ёсе. Парень выдохнул, приложился к бутылке, как вдруг…

«Привет, милый».

От неожиданности Ёся выплюнул всю водку напарнику в физиономию.

- Спятил? – завопил Бычок.

Ёся не отвечая, стал оглядываться. Контролерша, свесив голову из кузова грузовика, смотрела на сталкеров. Она казалась очень довольной произведенным эффектом.

- А, это ты, – неожиданно добродушно сказал Бычок. – Присоединяйся.

Контролерша неуклюже выбралась из кузова и присела со сталкерами. Бычок быстро соорудил громадный бутерброд с колбасой и протянул ей.

- Как звать тебя, девица? – спросил он.

«Чего ему от меня надо?» - спросила контролерша у Ёси, подозрительно глядя на бутерброд.

- Он хочет, чтобы ты это съела и сказала, как тебя зовут, – объяснил Ёся.

Контролерша взяла бутерброд и откусила сразу половину.

«Последний раз меня называли - Образец №Ж258036», - сказала она.

- Она что, общается с тобой ментально? – спросил Бычок.

Ёся подтвердил.

- Охренеть! – констатировал сталкер. – Че говорит?

- Говорит, что ее зовут образец какой-то. Я не запомнил.

- От бедняжка, – ужаснулся жалостливый Бычок. – Будешь Варвара.

Контролерша перестала жевать и шепотом повторила имя.

- Почему Варвара? – с любопытством спросил Ёся.

- Она напоминает мою бывшую, – ностальгически сказал Бычок.

Ёся посмотрел на контролершу и содрогнулся. Теперь ясно, почему Бычок сбежал в Зону. Парень поспешил сменить тему.

- Как же мы теперь попадем на Росток? – спросил он Бычка.

«Я вас отведу, – вмешалась Варвара, – подземельями. Милый, дай еще бутерброд, будь человеком».

Ваша оценка: None Средний балл: 8.6 / голосов: 15
Комментарии

10+

Кстати если тебе нравься книги то почитай "Игры Демиургов"

10+

Спасибо всем за столь высокие оценки моего скромного творчества. Чертовски рада, что удалось угодить читателям)))

Быстрый вход