Кэтрин - дочь зоны (часть 4)

Разрушенная деревня представляла собой ранее в меру богатые загородные домики, в которых проживали люди с хорошим достатком. Крепкие, мощные стены, домов все еще выдержали нападки мародеров и постоянные боевые действия, ведущиеся в их пределах. Сталкеры держали курс на крайнюю из усадеб, отличающуюся местами разрушенным, но все еще крепко стоящим кирпичным забором.

Подходя к нему, сталкеры замедлили шаг, по датчикам КПК людей в домах не было, но опасность появления мутантов все, же оставалась.

- Шумахер, чувствуешь что? – напряженно спросил Борзой.

- Нет, тихо как-то, - ответил он.

- Ладно, всем полная готовность, по малому вперед, - сказал Борзой. Сталкеры двинулись во двор, осторожно ступая по набросанным везде доскам, ломаному брусу и кирпичному крошеву, внимательно осматривая подозрительные углы.

- Стойте, там мутант! Там пахнет мутантами! – остерегла всех Кошка.

- Как так пахнет? Они не пахнут же? – не поверил Борзой, - А может, ты опять кого-нибудь защищаешь?

- Я чувствую. В том здании они тоже так пахли, - не унималась девушка.

- Так, отставить препинания. Про каких мутантов ты говоришь? – спросил у нее Шумахер.

- Как люди, только у них это, - девушка поднесла тыльную сторону ладони к губам и пошевелила направленными вниз пальцами, - Щупальца.

- Кровососы. – Утвердил Шумахер, - Всем предельная внимательность. Я и Борзой внутрь, остальные прикрывают, - сказал Шумахер.

- Заметано, - подтвердил Джокер, - Кошка, тебе по левую сторону смотреть возле гаража, я на правой, вплоть до колодца.

Шумахер двинулся в дом, ощупывая стволом пространство. Дневной свет освещал пустые комнаты через выбитые оконные проемы. Отрешение и заброшенность сквозила во всем, обшарпанные стены, заляпанные потеками запекшейся крови - следы былой битвы, в сколах штукатурки осыпавшейся от выстрелов. Подошвы армейских ботинок то и дело скользили на гильзах, оставшихся после многочисленных столкновений. Дома в заброшенной деревне часто занимали кочующие бандиты, грабившие возвращающихся на Кордон сталкеров.

Давно осыпавшаяся печка, занимала половину дома, рядом с печной стеной висели несколько, пожелтевших от времени, картин. Стекла из картинных рам частично выпали, местами были прошиты пулевыми отверстиями. Что, однако, не мешало видеть молодую супружескую пару, жениха и невесту, вытянувших лица в немом сосредоточии, как было принято в то время. Особое внимание притягивало то, что жених, изображенный на картине, был облачен в китель и офицерскую фуражку. На других картинах висели фотографии более позднего времени, отличающими особенностями которых являются появившиеся дети и слегка безумный взгляд главы семейства. Несколько нижних фотографий отображали коренастого мужчину средних лет, одетого в парадный мундир с множеством звезд и огромными пагонами. Мужественное лицо военного перекрывают следы глубоких морщин, глаза которого выдают в нем волевого, но одержимого навязчивой идеей человека.

За стеной с картинами виднеется проем еще одной тёмной комнаты без окон, в ней могут прятаться мутанты. Махнув рукой напарнику, - стой здесь, Шумахер подошел вплотную к дверному проему. Осторожно заглянув внутрь, сталкер открыл огонь, два из трех кровососов умерли не просыпаясь. Третий выбросил сталкера на добрых три метра, да так, что тот, пролетев, ударился головой о подоконник, отключился. Борзой заметив пикирующий маневр напарника, дал несколько коротких очередей по движущемуся и переливающемуся воздуху, точнехонько меж двух, горящих огнем глаз.

«Хорошая пуля – залог успеха» - говорит любой опытный сталкер, за боезапас группы всегда отвечал Борзой, выбирая качественные с большей убойностью патроны. В минуты отдыха, не часто предоставляющиеся сталкерам, Борзой занимался сборкой своих собственных, свинцовых самодельных пуль, для чего постоянно носил с собой коробочку со специальными инструментами. Такими патронами можно легко и быстро убить любого мутанта, от маленьких крыс и тушканов, до псевдогиганта. Возможность применять пули своего литья и само сборные дробовые патроны, позволяли не заботиться о боезапасе к практически любым гладкоствольным орудиям.

- Олег?! Шумахер? Живой? – убедившись, что убитый мутант был последним, Борзой кинулся к напарнику, не проявлявшему признаков жизни, - Эй, да ты чего? Олежка, не балуй, пульс вроде есть, реакция зрачков в норме, - обеспокоенный сталкер внимательно осматривал друга.

- Живой я, - еле слышно пробормотал Шумахер.

- Ай, кровосос тебя забери, я ж думал ты, коньки отбросил уже! Подымайся быстрей, пойдем в подвал надо спускаться, скоро выброс,- подставив плечо напарнику, Борзой поковылял к крыльцу, - Джокер, Кошка, как вы там? Спускаемся, все чисто.

- Идем, - ответили снаружи, - Что тут у вас? Все живы?

- Целы. Только Шумахеру погода летной показалась. Он головой решил стены таранить,- полушутя ответил Борзой подходящим, поддерживая товарища под плечи, - Открывайте лаз, там глянуть еще надо, не принесла ль кого нелегкая.

- Где лаз то? – Недоуменно спросила Кэт.

- А вот он, - улыбаясь, сказал Джокер, отбрасывая наваленные доски и труху с металлической двери. Тайный подвал друзья обнаружили случайно, во время одной из капитальных зачисток группой Одиночек заброшенной деревни. Тогда остатки группировки Регенератов, рассыпавшиеся по окраинам зоны, почувствовав неминуемое поражение, спрятались в тайном подвале. Потрудись бандиты замаскировать лаз, сталкеры Одиночки, долго бы гадали, как с оцепленной территории смогли исчезнуть главари так называемой банды. За невозможностью отворить запертую, тяжелую дверь, Одиночки устроились поочередно стоять в дозоре. Через несколько дней, исчерпав продукт-водный запас, бандиты попросились сдаться, чем и воспользовались обрадованные сталкеры. Позже бандитов сдали Военсталам, получив за них пусть не большие, но все-таки необходимые в зоне деньги.

Сам бункер, напоминал особо укрепленный погреб, построенный чокнутым военным, боящимся атомной войны с Америкой, или какой другой страной. Его картины были развешаны в комнатах дома. Обычное с виду подполье, каких много в деревенских избах, было переоборудовано в мини убежище. Рассчитанное на трех-четырех человек, оно было хорошо оборудовано и достаточно вместительное. Его недостатками было то, что полностью отсутствовала система водообеспеченности, может у создателя не хватило денег, а может времени, неизвестно, однако, без запаса воды и еды здесь было не выжить. Зная об этом, сталкеры поочередно снабжали тайник всем необходимым, что зачастую спасало множество жизней. Проверив и наладив системы воздухообмена, электроснабжения и систему сантехники, в тайном бункере стало допустимо переждать окончание выброса, а так же возможность скрыться от вражеской осады. Особым удобством скрытого бункера было то, что толстые стены бункера, гасившие звуки, в определенном месте позволяли выходить в сеть и принимать сигнал радио, что весьма пикантно вносило разнообразие во временную изоляцию, пережидающих выбросы людей.

Кэтрин, спустившаяся следом за Джокером, была приятно удивлена тем, что пережидать выброс они будут практически в цивилизованных условиях. Конечно, на полах тут не было персидских ковров, и стены небыли покрыты шелковыми обоями, зато здесь была кровать с одеялом и мягкой подушкой, за которые девушка отдала бы, наверное, все на свете. Измученная ночными страхами, чередой новой информации и впечатлений девушка устало побрела к манящей своей мягкостью постели.

- Ты спать, Кошка? – поинтересовался Шумахер, - Может, перекусишь с нами?

- Нет, спасибо, я не хочу. Сколько отдыхаем? – сонно спросила укладывающаяся девушка.

- До окончания выброса где-то час – полтора, может больше – это как карта падет. Потом сразу пойдем, пока гон до нас не дошел, - ответил Шумахер. Девушка ему уже не ответила, она крепко спала. Хорошенько закрыв дверь, Джокер спустился, он немного задержался на поверхности, срезая трофеи с убитых кровососов.

- Э-э, как спит, любому сурку дала бы фору, - заметил Борзой, - Вот у кого надо учиться.

- Пусть спит, измученная она какая-то, как зверь загнанный, - заметил Шумахер, - И откуда она только Пекаря знает?

- Может дочка? – предложил свою версию, слышавший разговор Джокер.

- Или любовница, - вставил Борзой, усаживаясь за грубо стесанный стол.

- Ну, скажешь тоже, - ответил Шумахер, доставая нехитрые продукты на заботливо расстеленную газету, - Молодая она, не потрепанная, ведет себя как школьница. Ученая, помощница, может, какая, мало их что ли в барах работает по зоне. Отбилась, наверное, или сама решила уйти, наверное, из-за этого плоть ту прогнала или переубедила. А вот почему не помнит ни чего, это вопрос.

- Меченый то, как ты говорил, вон тоже ничего не помнил.

И этот как его? Протон, он ведь тоже, когда под выброс попал, тоже небольшую амнезию поймал, - усаживаясь, спросил Джокер.

- Да, помню, говорил, Протону тогда ученые помогли, препаратами какими-то напичкали, артефакты навешали на него, как на елку новогоднюю. Они ж его как крысу подопытную использовали и используют, наверное, сейчас. Откуда мы знаем, куда и зачем он ходит, но каждый раз приходим к нему, а он немного другой, чужой что ли, как Зомби или Монолитовец.

- Да, есть дело, и я заметил, все на усталость списывал, - задумчиво вставил жующий Борзой.

- А может, это О-сознание виновато? Сидят там себе в центре зоны и как-то влияют на людей, стирают память, Хозяева зоны, мать их! - с чувством ударив по столу кулаком, сказал Джокер.

- Тише ты, спящую красавицу разбудишь, - успокоил его Шумахер.

- А ведь и в правду красивая, - глянув в сторону девушки, мечтательно протянул Джокер, - И что она только тебе не нравится, Борзой, смышленая, внимательная, реакция хорошая, вон как плоть шуганула! А ведь если бы не она, цапнула бы кого из нас, ведь взрослая, крупная особь была.

- С чего ты решил, что не нравится? – опешил Борзой, - Всё нравится.

- Да по тебе видно как ты ее чураешься, словно боишься ее что ли, - подначивал Джокер, - Что это с тобой, Санька? Мутантов никогда ни страшился, контролера в одиночку завалил, а красивую девку, - испугался!

- Не испугался, просто опасаюсь. От молодых да красивых одни неприятности. Я в Зону пошел из-за одной такой, красивая, гибкая как лань горная. На одном курсе филфака учились. Ухаживал я за ней. Долго ходил, знаете, подарки, там цветочки. А она раз! И за одноклассника, друга моего выскочила. Не смог я тогда на одном то курсе с ней еще два года учиться, бросил институт, пробовал работать. Ничего. А тут так вовремя газета с объявлением, да еще друг туда же собрался. Ну, вот и решили на том. Легкие деньги, романтика и опасность волнующая кровь – вот она, ЗОНА. С Бегемотом, через Сидора, как и все, потом к сталкерам на вольные хлеба.

- Да, жизнь она такая, не знаешь, как она повернет. Может по маленькой? – предложил Шумахер.

- Как потом-то потопаем? - удивился Борзой.

- А мы чуток и плотно подзакусим? – улыбаясь, Джокер доставал небольшие стаканы.

- Лады, но по маленькой! – согласно улыбнувшись, сказал Борзой.

Трое сталкеров отдыхали после наполненного событиями утра, отдыхала и девушка, появившаяся на свет минувшей ночью. Над ними всего в нескольких метрах, послеобеденный туман стремительно менял свой цвет с серого на бледно-розовый, с розового на тягучий красный. Воздух быстро густел, менял свою насыщенность, что бы в следующие несколько мгновений разрядиться, обернуться смертельным ураганом, сметающим все на своем пути. Небо наливаясь, вбирало в себя огромное количество аномальной энергии, подобно резкому, судорожному вздоху; атмосферные молнии, схожие с предрассветными зарницами, мерцали по всему небу, давая последнюю возможность запоздалым путникам скрыться в надежном убежище. Многочисленные живые существа давно уже попрятались по глубоким норам, в небе остались лишь вездесущие огромные, мутировавшие вороны. Как-то приспособившиеся к аномальному выбросу энергии, эти с виду безобидные мутанты, единственные кто не прятался в это время.

Выброс разбудил спящую тяжелым сном девушку. Бункер трясло. Легкая испарина покрывала лоб, волосы спутаны, слипающиеся ото сна глаза не желали открываться. Кэтрин лежала, вспоминая и обдумывая приснившийся сон. Ей снилось ее детство, вернее ее настоящее детство, она видела размытые образы своей матери, отца, друга семьи в смешном пятнистом костюме, которого она не могла узнать. Она видела себя, отражающейся в детском, розового цвета зеркала. Видела комнату, наполненную огромным количеством игрушек, и яркую вспышку, разбудившую ее маленькую, рано утром. Няню, испуганно вбежавшую через несколько мгновений…

- Что это? Землетрясение? – спросила окончательно проснувшаяся девушка.

- Выброс, - ответил подавленный Шумахер, он как все, тяжело чувствовал себя во время выбросов, - Скоро закончится.

- Вставай, поешь немного, сейчас лучше будет, основная волна прошла, - предложил Борзой.

- У меня только коробочки с запечатанной едой, - стесненно пробормотала Кэт.

- Не парься, садись, давай. Стол общий, - подбодрил ее Джокер, - Если хочешь, доставай свои коробки, а лучше вот, держи. Джокер пододвинул к девушке раскрытую, подогретую банку гречневой каши со свининой.

- Вот ложка, хлеб бери. Мы уже поели, пока ты спала. Водочки? – предложил Борзой.

- Нет, спасибо.

- Зря, чем радиацию потом выводить будешь? – спросил Шумахер, - Это дело такое, сразу не выведешь, на геноме плохо скажется. А ты еще молодая, как детей рожать потом?

- Я от водки опьянею, лучше таблетками обойдусь, - решительно отказываясь, сказала Кэтрин.

- Ну, как знаешь, таблетки на печень тоже сильно влияют, - ответил Шумахер. Взяв ложку, девушка жадно набросилась на еду.

- Зверский аппетит. Не каждый день встретишь такую девушку, что не стесняется его показать, - усмехнулся Джокер, - Ешь, ешь, нам теперь до самого Кордона топать, чтобы к вечеру домой успеть.

- Домой? – переспросила девушка.

- Отель Локомотив. Бывший авто кооператив Локомотив. Ранее там постоянно ошивались шайки бандитов, пока Кот не пришел. Обустроил он там не хило территорию, людей нанял, процветает потихоньку. Мы раньше на него работали за жилье и прокорм, теперь там свое место есть, на еду тоже хватает. Там я в первый раз встретился с Пекарем, - Шумахер испытующе посмотрел на жующую девушку, - Ходил с ним несколько ходок, в аномалиях он хорошо разбирался, артефакты умел лепить, снадобья из них делал, воду как-то заряжал. Однажды, как-то сделал отвар, что ли, из нескольких аномальных растений, дал одному из наших от заразы зоновской. Парню тогда почти сразу полегчало. Говорят, этому он у самого Болотного доктора научился, когда ранили его сильно, на болотах у него отлеживаясь учился.

Пекарь и потом часто к нему ходил, артефакты носил, помогал по необходимости. А потом раз! И с ума сошел, или как это, помешался на идее связанной с о-сознанием. Некоторое время он еще бродил по зоне, потом исчез, а когда вновь его увидели он с каким-то хмурым типом в центр зоны поперся. Угрюмый, что ли, его звали, что они там забыли, зона знает, только не видел я его с тех пор. Поговаривают озомбел Пекарь, а Угрюмому память отшибло.

Договорив, Шумахер долго молчал, может, думал о Пекаре и заданиях вместе пройденных, может о том, как много знакомых ходит по зоне живыми мертвецами. Остальные тоже молчали погруженные в свои мысли.

- Что же мне тогда делать, - обреченно, ни к кому не обращаясь, сказала девушка.

- Не переживай, дойдем до Локомотива, там я с Котом переговорю, останешься там. А дальше как сама захочешь, можешь устроиться у него в баре официанткой, там Валя и Зина, работают. Нет, так в повара к Люсе или горничные, зарплата не плохая, в реальном мире так не заработаешь. А если ничего не подойдет, поможем тебе через старика Сидора в мир выйти. Но мир там по жестче любой зоны, может быть.

- Понятно, спасибо вам всем, - сказала немного повеселевшая девушка.

- Пока не за что, - улыбнувшись хором, сказали сталкеры.

«Неплохо, теперь понятно с чего начинать. Жаль, что Пекаря нет. Кстати как так озомбел?» - Мыслила девушка, доедая кашу из банки.

- Шумахер, а как так озомбел? – спросила девушка, по слогам выговаривая незнакомое слово.

- Стал Зомби. Не таким как в фильмах ужасов, они не кусаются, их кровь не заразна, в том смысле, что ты не превратишься в зомби из-за нее. Но человек перестает быть человеком. Есть разные типы зомби, хотя все они едины в том, что человек медленно, а потом быстрее и быстрее теряет себя. Четыре из них могу назвать: это вчерашние, свежие, бывалые и разлагающиеся. Вчерашние зомби, появившиеся от пси-воздействия, после выброса или радара. Они ещё не забыли себя, но уже не надеются, ни на что. Свежие, пострадавшие от воздействия контролёра практически бессвязно бормочут. Бывалые, (от выброса и пси воздействия) постепенно забывают, что были людьми, яростно нападают на людей вследствие того, что люди хотят убить их, а старые замогильные мертвяки чаще всего еле передвигают ноги, протягивают руки и мычат, а то и просто ползут, шевелятся в твою сторону на звук.

- Ого, слишком много терминов, но вполне понятно, что не все из них опасны.

- Да, есть немного, поживешь в зоне, поймешь, - смеясь, ответил Шумахер. Сидящие рядом сталкеры, засмеялись вместе с ними.

- Наелась? – спросил Борзой у девушки, - Топать надо.

- Чай можно? – робко спросила девушка.

- Пей, конечно, - ответил за Борзого Джокер, - Но не тяни, а то поймаем гон по пути.

- Гон? – в который раз переспросила девушка.

- Гон - это массовое переселение мутантов из центра зоны к ее окраинам. Массовое потому что мутанты всех видов и мастей движутся огромными волнами, сметающие все со своего пути, - пояснил Борзой.

- Понятно, - отозвалась Кэт, наливающая чай из старого побитого чайника, - Шоколадку хочет кто?

- Давай, - согласился Джокер, - Остальные не так любят сладкое.

- От сладкого зубы болят, - хмыкнув под нос, ответил Шумахер.

- Зубы болят, когда за ними не ухаживают, - парировал Джокер, откусывая от плитки шоколада, - А от сладкого, зубы болят не меньше чем от орешков или сухариков.

- Когда за ними ухаживать, ЗОНА вокруг, не санаторий, - пробубнил потягивающийся Борзой. В то время пока девушка ела, сталкеры осматривали свое оружие, приводили в порядок свои вещи и хабар. Перебрали найденные стволы ночного ходока, подсчитали примерную цену за артефакты. Шумахер занялся информацией с найденной флэшки. «Что же это за группа такая, и как с нею связан Пекарь? Как они пробрались в Припять и засняли столько материала, после того как монолит оккупировал южную часть Припяти? Что же такого узнал Пекарь?» - в мыслях сталкер находил все новые и новые идеи связующие найденную информацию и Пекаря, сталкера с которым они вместе ходили когда-то за хабаром.

Девушка убрала со стола, остатки еды, завернув в газету, Джокер помог убрать в её рюкзак, мотивируя тем, что у сталкеров рюкзаки весили и так не хило. В ее же рюкзак поклали еще по одной банке готового завтрака на человека, на случай если придется задержаться, взамен оставив немного патронов и пару недорогих стволов.

- Все готовы? – спросил, проверяя товарищей Шумахер, - Тогда пошли.

- Пошли, - согласно закивала группа.

Зона после выброса, словно деревенское утро после ночной грозы. Посвежевшая, обновленная. Таящая в себе новые, неизведанные опасности, поменявшиеся и передвинувшиеся аномалии. Зона каждую неделю, а то и чаще, заново рождалась, взрослела и умирала. Неизменным или почти неизменным оставались только крупные мутанты, да вороны, умеющие приспосабливаться к меняющимся всякий раз условиям. Последние, удивительно умные из птиц, снискали уважение зоны и чередой мутаций приобрели особо развитый мозг. Благодаря коему, стали одними из самых успешных в зоне всеядных, не считая человека. Возможно вороны, по-прошествии времени станут еще одной расой на планете Земля, а пока они кружились высоко над головами сталкеров, высматривая очередную жертву.

Наблюдая за воронами, Шумахер не переставал удивляться их гармонично слаженной системой поиска пищи, защиты и нападения. «У них мозгов с горошину, а ведь как-то же соображают» - думал он.

Многолетними исследованиями было давно доказано, что объем мозга по отношению к телу не всегда влияет на величину интеллекта. Так, исследуя тех самых крыс и ворон, ученые установили, что на интеллект влияют количество складок, бороздящих мозг, а это значило что человек не последний и тем более не единственный в своем роде разумный вид на земле. Ещё есть мнение, что для более мелких живых существ интеллект может складываться из способности чувствовать друг друга на расстоянии, т.е. почти телепатические способности срабатывают, объединяя все части в одно целое. Шумахер ещё не знал, что некоторые из данных о работе мозга были вычислены в лаборатории, где проснулась девушка. Полученными результатами воспользовались при создании мозга кровососа, умножив этот эффект на возможности гипноза змей, ученые и получили эффект СТЕЛСа, волнообразно излучающийся мутантами. Профессор улучшил гены своей дочери похожим образом, но без добавления лишних генов. Так возникли экстра способности Кэтрин, которые появились и возможно проявятся позже, по ходу формирования ее сознания и мировоззрения.

Тем временем сталкеры вышли из деревни и направились к воротам, ведущим из Темной долины на Кордон. Группа людей выбрала самый уместный способ передвижения, используемый группировкой Долг – Квартет. Предполагающая, движение людей ромбообразным построением, где впереди идет опытный в отслеживании аномалий человек, за ним двое прикрывающих фланги и завершающий, следящий за тылом опытный сталкер. Главным был Шумахер, роли прикрывающих сторон достались Кошке и Джокеру, как и прежде замыкал Борзой, который до этого хорошо наставил девушку больше не проявлять глупости по спасению мутировавшей живности.

Зверье еще не вышло из своих нор, до гона оставалось еще много времени и сталкеры практически не таясь, выбрались к животноводческим базам.

- Ну, вот и слава зоне, теперь прямо по дорожке,- облегченно вздохнул Шумахер. Дорога эта была давно ими изведана и на ней ни когда не было аномалий, но, несмотря на это Шумахер предусмотрительно не убрал детектор и часто пользовался неизменными в сталкерской жизни - болтами. «Береженого - бог бережет» - эта пословица в зоне практически не изменилась. Ее часто повторяют бывалые сталкеры новичкам, а они в свою очередь повторяют ее следующим новичкам.

Размеренно шагая, группа понемногу приближалась к Кордону, вернее к одному из Кордонов. Зона большая, периметр вокруг, сколько их там кордонов, и со всех люди умудряются в зону ползти, как медом им тут намазано. Но главным Кордоном, как, ни крути, был и остается этот кордон, располагающийся на приличном расстоянии от чернобыльской станции. И аномалий здесь меньше – новичкам фора, и зверья не так много, только те, кто через блок посты военных сталкеров просачивается.

Заправляют теперь тут несколько важных лиц, это Сидор, старик торгующий оружием и боеприпасами, осевший тут, наверное, с первыми сталкерами, поговаривают, самого Рэда Шухова знавал. Да Кот, бывший сталкер, неплохо разбогатевший и отстроивший бар – отель, для начинающих и тертых сталкеров. А так же еще несколько человек, заведения, которых располагались ближе к Свалке, за первым периметром, до сих пор разбивающего Кордон на две части. Поэтому отель Локомотив практически не страдал от конкуренции.

Военные, так и оставшиеся на своем посту перестали тревожить деревню новичков, после того как Сидор осадил одного знакомого. Они так же заключили временный акт о не нападении со сталкерами, после нескольких крупных рейдов, очистивших казармы.

Подходя к туннелю, выходящему на Кордон, сталкеры вышли на тропку, петляющую между довольно старых и на удивление постоянных аномалий. Это место давно закрепилось на всех местных картах и даже получило своё имя - ЛАБИРИНТ. Пройти здесь могли только самые опытные ходоки, да и то, не без помощи приборов.

Небо, после выброса радовавшее сталкеров своей чистотой вновь затянулось белесыми тучками, которые еще не полностью заслоняли так редко радующее зону солнце.

- Впереди аномальный туннель, - предупредил идущий впереди Шумахер.

- Это, то странно извивающееся образование? – спросила девушка.

- Да. Ты … ты ее видишь? – удивленно спросил Шумахер, сталкеры остановились, ошеломленно вытаращившись на девушку.

- Да. А вы нет, что ли? Это плохо? – изумилась Кэтрин.

- Странно все это, - задумчиво сказал Шумахер, - Раньше аномалии только чувствовали. Но чтоб видеть. Это могут лишь некоторые их тех, кто родился в зоне, или возле нее. Ты и раньше их видела?

- Да, - ответила она.

- Слушай, Кошка, а может, ты нас проведешь через туннель? Заодно и покажешь свои способности? – предложил заинтересовавшийся Джокер.

- Почему бы и нет? – сказала улыбающаяся девушка.

- Только идем медленно и сверяемся с детектором, - сделал условие Шумахер, не доверявший ощущениям девушки. Перегруппировавшись в шеренгу, сталкеры след в след шагали за девушкой и за проверяющим ее Шумахером. Аномалии в туннеле, представляли собой цепочку гравитационных аномальных срастаний, караулящие узкий проход на минном поле, которым прикрываются сталкеры от нашествия мутантов с темной долины. Кэтрин шла, предупреждая следующего за ней сталкера о предстоящем повороте, об аномалиях, неровно располагающиеся на старой дороге.

- Здорово! Мы встретили дитя Зоны! - оживленно добавил Джокер, когда группа вышла из аномального туннеля.

- Кому здорово, а кому нет, - сказал Борзой, - Теперь тебе с Долгом надо быть на разных дорожках. Узнают о твоих способностях и шлепнут как мутанта. Еще и галочку поставят, мол, новое образование нашли, к ученым потащат. А те тебя на ленточки порежут, да по баночкам распихают.

Сталкеры двинулись дальше, разговаривая о легендах зоны. А девушка который раз удивилась несоответствию своих способностей способностям обычных людей.

Ваша оценка: None Средний балл: 8.7 / голосов: 18
Комментарии

Кот , Кошка уважаемая вы так сильно любите кошачих?

Недурно 8

_________________________________________________________________

Война восхитительна только тому, кто не испытал ее.

А так же собачих, мышачих, и прочих созданий божьих)

Шикарно!) А как насчет продолжения?)

Чуть позже, редактирую, изменяю и дописываю. Творение первое, сыровато здесь, а там так вообще труба)))

Быстрый вход